Дело № 1-О11-36

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 декабря 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 1-О11-36

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 декабря 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шмаленюка СИ.
судей Пелевина Н.П. и Истоминой Г.Н.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании от 21 декабря 2011 года кассационные жалобы осужденного Ковшова СВ. и адвоката Мотиной Т.М. на приговор Ар­ хангельского областного суда от 12 октября 2011 года, по которому КОВШОВ С В ранее не судимый, осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «а», «к» УК РФ (в редакции от 27 декабря 2009 года) к 17 годам 10 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, с возложением на этот период на основании чЛ ст.53 УК РФ соответствующих обязанностей, по ст.244 чЛ УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) к 8 ме­ сяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход го­ сударства, и на основании ст.69 ч.З, 71 УК РФ путем частичного сложения на­ казаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год, с возложением на этот период на основании чЛ ст.53 УК РФ соответствующих обязанностей.

Постановлено взыскать с Ковшова СВ. в пользу К рублей в возмещение ущерба, в пользу ее и Р по рублей 2 каждой компенсации морального вреда и рублей копеек процессуаль­ ных издержек в доход федерального бюджета Российской Федерации.

Ковшов СВ. признан виновным в убийстве на почве ссоры Р года рождения и с целью его сокрытия в убийстве К года рождения, а также надругательстве над их телами.

Преступления совершены в период с 22 часов 30 марта до 11 часов 31 марта 2011 года в г. области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осужденного Ковшова СВ. и адвоката Баранова А.А., поддержавших кассационные жалобы по изло­ женным в них доводам, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., возражавшей про­ тив удовлетворения кассационных жалоб и полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Ковшов СВ. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Ковшов СВ.

указывает, что приговор является незаконным, необоснованным и чрезмерно суровым, без учета совершения им преступления в состоянии аффекта. Не были приняты во внимание его доводы, что Р на блатном жаргоне оскор­ била его мужское достоинство, что вызвало у него сильное душевное волне­ ние, в результате которого он перестал контролировать свои действия и осозна­ вать происходящее. При проведении психолого-психиатрической экспертизы экспертом не были представлены сведения о его кодировании в 2008 году, при этом в проведении экспертизы участвовали два эксперта, вместо трех, и данный акт экспертизы не имеет юридической силы, а его ходатайство о проведении повторной экспертизы необоснованно оставлено без удовлетворения. Не при­ няты во внимание показания ряда свидетелей о том, что даже в состоянии алко­ гольного опьянения он никогда не проявлял агрессивности и не имел склонно­ сти к созданию конфликтных ситуаций, в отличие от потерпевших. Считает, что суд не учел его явку с повинной, удовлетворительную характеристику. Од­ новременно указывает, что в ходе судебного разбирательства велся рукописный протокол судебного заседания, а ему была вручена его машинописная копия после ее соответствующей корректировки, что является нарушением ст.259 УПК РФ и его процессуальных прав на ознакомление с протоколом судебного заседания. Просит приговор изменить, его действия переквалифицировать на ст.107 ч.2 УК РФ и смягчить наказание. 3 В кассационной жалобе адвокат Мотина Т.М. считает приговор незакон­ ным и необоснованным, выводы суда о том, что осужденный не находился в состоянии аффекта, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В явке с повинной и последующих показаниях Ковшов СВ. указывал, что во время его первой судимости его унизили, а Р напомнила об этом, что вывело его из себя, он был вынужден потерять контроль над своими действия­ ми и потерял контроль над ними, не осознавая характера своих действий. Суд не принял этого во внимание, не дал критической оценки выводам психолого- психиатрической экспертизы, которые являются необъективными, не устранил сомнения в доказательствах, не назначил повторной судебно-психиатрической экспертизы, допустив нарушение права осужденного на защиту. Просит приго­ вор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Зворыкина М.Н. и потерпевшая К считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судеб­ ная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Ковшова СВ. основаны на исследованных в судебном заседании изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденного Ковшова СВ. в судебном заседании видно, что 30 марта 2011 года около 22 часов на улице он познакомился с Р , по просьбе которой купил бутылку водки и пошел к ней в гости, где в квартире находилась еще и К Во время распития водки обе жен­ щины стали его оскорблять, в связи с чем он нанес Р удар ножом в область головы или шеи. Дальнейших своих действий не помнит, в себя при­ шел уже на улице.

В порядке уточнения его показаний в судебном заседании были оглашены его явка с повинной (т.1 л.д.31-33) и показания, данные при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого (т.З л.д.129-133, 136-151, 153-158).

Из них следует, что удары ножом Р он нанес в ответ на ос­ корбление ею, а К с целью сокрытия убийства Р после чего перенес их трупы в ванну и причинил им посмертные телесные поврежде­ ния, что подтвердил и при проверке его показаний с выходом на место проис­ шествия.

Несмотря на частичное признание вины осужденным Ковшовым СВ., его показания не противоречат другим доказательствам, не опровергают их и в приговоре получили оценку в их совокупности. 4 Из протокола осмотра места происшествия видно, что дверь квартиры Р перед деблокированием была заперта на захлопывающийся замок (т.1 л.д.49-64), что соответствует показаниям осужденного Ковшова СВ. о том, что это сделал он при уходе из дома.

По заключению эксперта-криминалиста, на тарелке, стопке и двери ван­ ной комнаты квартиры Р обнаружены четыре следа рук, принадле­ жащие Ковшову СВ. (т.З л.д.88-91).

Свидетель Ш показал, что в ночь на 31 марта 2011 года слышал из квартиры Р два сильных глухих удара.

Из показаний свидетеля Ф усматривается, что утром 31 марта 2011 года к ней в гости заходил Ковшов СВ. и во время распития спирт­ ного рассказал ее сожителю Б что убил Р и еще ка­ кую-то женщину.

Аналогичные показания дали на следствии свидетели Б К которые были оглашены в судебном заседании (т.1 л.д.94-97, 122- 123).

Факт обнаружения в ванной комнате квартиры Р накрытых простыней и покрывалом женского трупа и частей женского тела, разбросан­ ных по полу квартиры женских молочных желез, трех ножей подтверждается протоколами осмотра места происшествия (т.1 л.д.49-64, 67-69).

Согласно протоколам опознания, обнаруженные женский труп и части женского тела принадлежат Р и К (т.1 л.д.78-79, 81- 82).

Из актов судебно-медицинских экспертиз следует: смерть Р наступила от острой кровопотери в результате коло­ то-резаного ранения шеи с повреждением правой сонной артерии, при этом пе­ ред смертью ей были причинены ушибленная рана верхней губы и 7 резаных ран лица; на ее трупе установлены посмертные колото-резаная рана подбородка, 21 резаная рана подчелюстной области, шеи, подмышечных областей, передней поверхности груди, две раны поясницы, три раны ягодиц и пять ран бедер, рана от лобка до копчика; отделены молочные железы и нижняя часть туловища с органами брюшной полости; 5 смерть К наступила от острой кровопотери в результате ко­ лото-резаного ранения шеи с повреждением левой сонной артерии; на ее трупе имеются 12 посмертных резаных ран шеи, подмышечных об­ ластей, передней поверхности груди, бедер, рана от лобка до копчика с повреж­ дением внутренних органов; отделены молочные железы, части передней брюшной стенки, тонкого и толстого кишечника, матка с придатками (т.1 л.д.149-156, 164-168, 174-183, 189-196, 214-220, 229-235, т.2 л.д.173-212, т.З л.д.4-26, 30-48).

С учетом приведенных выше доказательств, не имеющих каких-либо про­ тиворечий друг с другом и получивших в приговоре мотивированную оценку с точки зрения их достоверности и допустимости, суд обоснованно признал дока­ занной вину Ковшова СВ. в убийстве двух лиц, в том числе, одного из них с целью сокрытия другого преступления, а, с учетом характера и локализации причиненных им посмертных повреждений, и в надругательстве над их трупа­ ми.

Доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о совершении пре­ ступлений в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного тяжким оскорблением Р унижающем его мужское дос­ тоинство, соответствуют их позиции в судебном заседании, где они проверены с достаточной полнотой и обоснованно отвергнуты, как не соответствующие доказательствам по делу и выводам судебной психолого-психиатрической экс­ пертизы о вменяемости осужденного и отсутствии у него состояния аффекта в момент совершения преступления при отсутствии объективных условий для его возникновения.

Выводы суда в этой части являются мотивированными и сомнений в их правильности не вызывают.

Доводы осужденного Ковшова о необъективном проведении названной экспертизы и незаконности ее заключения ввиду подписания двумя экспертами, вместо трех, являются несостоятельными.

Заключение комиссионной судебной психолого-психиатрической экспер­ тизы подписано двумя экспертами психиатрами и экспертом-психологом, что соответствует требованиям ст.200 УПК РФ, при этом им были предоставлены все необходимые данные о личности осужденного для вынесения объективного заключения.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Ковшо­ ва СВ. по ст.105 ч.2 п.п. «а», «к», 244 чЛ УК РФ является правильной, закон-6 ной и обоснованной, а доводы жалобы об изменении правовой оценки содеян­ ного необоснованными.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о не­ правосудности приговора, на что указано в кассационных жалобах, фактически по делу не имеется.

Наказание осужденному Ковшову СВ. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, смяг­ чающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суро­ вости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам, а также для снижения осужденному наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Архангельского областного суда от 12 октября 2011 года в от­ ношении Ковшова С В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Ковшова СВ. и адвоката Мотиной Т.М. - без удовлетво­ рения.

Статьи законов по Делу № 1-О11-36

УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УПК РФ Статья 200. Комиссионная судебная экспертиза
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх