Дело № 1-033/08

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 июня 2009 г., Определение
Инстанция Военная коллегия, кассация
Категория Дела в отношении военнослужащих
Докладчик Крупнов Игорь Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 1-033/08

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 июня 2009 г.

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего генерал-майора юстиции Шалякина А.С.,
судей генерал-майора юстиции Королева Л.А., полковника юстиции Крупнова И.В.,
при секретаре полковнике юстиции Шраменко Г.П.,

с участием оправданных Махмудова Д.Р., Махмудова И.Р., Рягузова П.А. и Хаджи- курбанова С.Г., защитников-адвокатов Арсамерзаева С.С., Кострицы И.В., Мусаева М.А., Трепыхалина А.Н., потерпевших П , П . и их представителей адвоката Ставицкой А.Э., старшего прокурора отдела по поддер­ жанию государственного обвинения Главного управления по обеспечению участия прокуроров по рассмотрению дел судами Генеральной прокуратуры России млад­ шего советника юстиции Пашковской В.В. и прокурора того же отдела младшего советника юстиции Сафиной Ю.Р. рассмотрела в судебном заседании уголовное де­ ло по кассационному представлению государственных обвинителей Пашковской В.В. и Сафиной Ю.Р. на приговор Московского окружного военного суда от 20 фев­ раля 2009 года, согласно которому в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей оправданы на основании пунктов 1 и 4 части 2 статьи 302 УПК РФ, в связи с неустановлением события преступления, старший оперуполномоченный по особо важным делам Службы по Центральному округу УФСБ России подполковник Рягузов П А , в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «б» части 3 статьи 286, пунктами «а», «в» и «г» части 2 статьи 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года), гражданин Хаджикурбанов С Г , судимый 23 апреля 2004 года Замоскво­ рецким районным судом города Москвы по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ, с учетом пересмотра приговора тем же судом 25 августа 2006 года, к ли-шению свободы сроком на 2 года 5 месяцев в исправительной колени общего режима, освобожденного по отбытию наказания, в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «б» части 3 статьи 286, пунктами «а», «в» и «г» части 2 статьи 163 (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года), оправданы на основании пунктов 2 и 4 части 2 статьи 302 УПК РФ, за непричастно­ стью к совершению преступления, граждане Хаджикурбанов С Г , Махмудов Д Р , Махмудов И Р , , все трое в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «б», «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ, а Хаджикурбанов также в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 222 УК РФ.

За оправданными признано право на реабилитацию.

Гражданский иск потерпевших П о компенсации морального вре­ да оставлен без рассмотрения, а в удовлетворении гражданского иска П о возмещении имущественного и морального вреда отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., выступления государственных обвинителей Пашковской В.В. и Сафиной Ю.Р. об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, вы­ ступления оправданных Махмудова Д.Р., Махмудова И.Р., Рягузова П.А. и Хаджи- курбанова С.Г., их защитников-адвокатов Арсамерзаева С.С., Кострицы И.В., Му- саева М.А., Трепыхалина А.Н., потерпевших П ., П и их представителя адвоката Ставицкой А.Э., в которых они просили оставить приговор без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения, Воен­ ная коллегия

установила:

Хаджикурбанову и Махмудовым предъявлено обвинение в том, что они по предварительному сговору группой лиц за вознаграждение примерно в 16 часов 7 минут 7 октября 2006 года совершили убийство обозревателя газеты П . в подъезде дома, в котором она проживала. Убийство совершено путем производства в ее голову, грудь и бедро пяти выстрелов из переделанного из стандартного газового пистолета с глушителем.

При этом каждый из них совершил следующие действия: Махмудов Д.Р. предварительно наблюдал за П и установил ее ме­ сто фактического проживания; с целью точной отработки действий трижды, 3, 5 и 6 октября 2006 года, на автомобиле приезжал к месту планируемого пре­ ступления, определял место парковки и маршрут отхода; управляя этим автомоби­ лем во время поездки вместе с другим лицом - соисполнителем преступления, около 14 часов 30 минут 7 октября 2006 года прибыл к дому и скрылся вместе с этим лицом после лишения П жизни; получил от другого лица по мобильному телефону сигнал о приближении П на личном автомобиле к месту своего проживания и передал сообще­ ние об этом лицу, произведшему в потерпевшую выстрелы; по мобильному телефо­ ну дал сигнал другому лицу о том, что П погибла и тот может покинуть место наблюдения; Махмудов И.Р. предварительно наблюдал за П и установил ее ме­ сто фактического проживания; с целью точной отработки действий дважды, 3 и 5 октября 2006 года, приезжал к месту планируемого преступления, занимал опреде­ ленное ему место в районе и сообщал другому лицу по телефону о прибытии П ; 7 октября 2006 года дал по мобильному телефону сигнал о приближении П к месту проживания; Хаджикурбанов установил место регистрации и работы П ; по­ дыскал людей, в том числе неустановленных лиц, для лишения П жиз­ ни и дал им поручение провести наблюдение за передвижениями потерпевшей и ус­ тановить ее место жительства; обеспечил лицо, лишившее жизни П , огнестрельным оружием и боеприпасами.

Хаджикурбанову также предъявлено обвинение в том, что в конце сентября - начале октября 2006 года он приобрел у неустановленного следст­ вием лица пистолет, переделанный из стандартного газового пистолета, глушитель звука выстрелов, изготовленный самодельным способом, и не менее шести патро­ нов, перевез оружие и боеприпасы в неустановленное место, где их хранил и за не­ сколько дней до 7 октября 2006 года передал другому лицу, которое использовало их при лишении П жизни.

Кроме того, Хаджикурбанову и Рягузову предъявлено обвинение в том, что примерно в 12 часов 31 июля 2002 года они, используя в качестве предлога заявле­ ние гражданина Г о невозврате паспортов его и жены и вымогательстве в связи с этим, прибыли в расположенный офис фирмы », и не представившись и не разъяснив цели приезда, Хаджикурбанов нанес находившемуся в офисе П удары руками по телу и надел наручники, а ко­ гда тот попытался убежать и вызывать сотрудников милиции, представился, нанес ему несколько ударов руками и потребовал написать три заявления о нахождении паспортов Г у П дома, об отсутствии у последнего к ним претен­ зий и готовности сотрудничать с сотрудниками ФСБ, а в обмен на прекращение из­ биения и невозбуждение в отношении него уголовного дела потребовал дол­ ларов. Продолжая избивать П , Хаджикурбанов на автомобиле привез вме­ сте с Рягузовым потерпевшего к нему домой где они без законных на то оснований вошли к нему в квартиру, Рягузов раз­ бил телефонный аппарат и оборвал шнур домофона, затем вместе вновь избили его и на том же автомобиле вывезли за пределы города. Во время пути Хаджикурбанов наносил потерпевшему удары кулаками по голове, сдавливал рану на брови, душил и угрожал. В результате избиения П были причинены две раны брови, множественные ушибы и ссадины предплечий и грудной клетки, расценивающиеся как легкий вред здоровью.

В кассационном представлении и дополнении к нему ставится вопрос об от­ мене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство ввиду суще-ственного нарушения уголовно-процессуального закона, выразившегося в выясне­ нии в присутствии присяжных заседателей вопросов процессуального и юридиче­ ского характера, данных о личности подсудимых, которые не могли быть предметом рассмотрения.

В отсутствие должного реагирования председательствующего по делу, указы­ вают государственные обвинители, сторона защиты доводила до сведения присяж­ ных заседателей информацию о ходе и тактике ведения предварительного расследо­ вания, выдавая в том числе данные аналитической работы следователей за установ­ ленные фактические обстоятельства, сообщала процессуальные особенности соби­ рания доказательств, материалы дела и другие документы, не являющиеся доказа­ тельствами, и свои личные выводы на основе этих материалов, заявляла о фальси­ фикации органами следствия доказательств и недопустимых методах ведения след­ ствия, вводила их в заблуждение, создавая иллюзию возможности внесения в дока­ зательства изменений, а также допускала непозволительные высказывания в адрес обвинения.

Все это, по мнению обвинителей, имело целью скомпрометировать перед при­ сяжными заседателями деятельность следственных органов и следователя Г по расследованию уголовного дела, показать, что к подсудимым якобы применялись недозволенные методы ведения следствия, а доказательства были сфальсифициро­ ваны, что в конечном итоге повлияло на принятый ими вердикт.

Многочисленные процессуальные нарушения, указывается в представлении, были допущены председательствующим по делу, а именно: замена якобы по прось­ бе присяжных заседателей открытого судебного разбирательства на закрытое, что могло создать у них предубеждение в отношении государственного обвинения; не­ принятие вплоть до 15 декабря 2008 года мер к изоляции присяжных от стороны за­ щиты, родственников потерпевших, прессы, в результате чего в их присутствии об­ суждались доказательства и процессуальные вопросы; безмотивный перенос време­ ни представления доказательств стороной обвинения с первого на двенадцатое де­ кабря, чем было ограничено время представления доказательств и как следствие на­ рушена состязательность процесса; проведение прений частично в открытом заседа­ нии, что не позволило стороне обвинения сослаться в реплике на доказательства с грифом «секретно»; допуск в совещательную комнату помимо основных запасных присяжных заседателей и разрешение пронести в совещательную комнату мобиль­ ные телефоны, что создало предпосылки для нарушения тайны совещательной ком­ наты. Кроме того, со стороны председательствующего имели место выход за преде­ лы судебного разбирательства, исследование процессуальных вопросов, сообщение им данных о личности Рягузова, оглашение протокола допроса эксперта в отсутст­ вие согласия стороны обвинения, удовлетворение ходатайства о допросе матери Махмудовых, к тому же о личности ее сыновей, без обсуждения со стороной обви­ нения, приобщение при возражении обвинения не соответствующих требованиям закона копий тестов на отцовство и материнство родителей Махмудовых и сравне­ ние их ДНК с ДНК неустановленного следствием убийцы потерпевшей, доведение в напутственном слове процедуры обсуждения вопросов о допустимости ряда доказа­ тельств и объяснение причин признания недопустимыми некоторых из них, сооб­ щение как о решенном факте о том, что убийство связано с профессиональной дея-тельностью П , а также о трудности принятия присяжными решения в отсутствие непосредственного исполнителя убийства; разъяснение понятия формы вины и неразъяснение порядка назначения наказания при признании подсудимых заслуживающими снисхождения.

Данные нарушения, полагают государственные обвинители, привели к тен- денциозности коллегии присяжных заседателей при принятии решения, что повлия­ ло на содержание их ответов на поставленные перед ними вопросы.

В возражениях на кассационное представление адвокат Арсамерзаев С.С., ука­ зывая на отсутствие оснований для отмены приговора, с чем, по его мнению, со­ гласны потерпевшие и их представители, просит приговор оставить без изменения, а кассационное представление государственных обвинителей без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, возражения адвоката Арсамерзаева С.С., Военная коллегия приходит к выводу, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Махмудова Д.Р., Махмудова И.Р., Рягузова П.А. и Хаджикурбанова С.Г. судом допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшее на постановление законного и обос­ нованного приговора.

В соответствии со статьей 334 УПК РФ присяжные заседатели в ходе судебно­ го разбирательства разрешают только те вопросы, которые предусмотрены пункта­ ми 1, 2 и 4 части 1 статьи 299 УПК РФ и сформулированы в вопросном листе. То есть они решают вопросы доказанности самого деяния и совершения его подсуди­ мыми и вопрос о виновности подсудимых в совершении этого деяния.

Вопросы процессуального характера в силу части 5 статьи 335 УПК РФ, в том числе вопросы допустимости либо недопустимости доказательств, фальсификации материалов дела, процедуры собирания доказательств, являются исключительной компетенцией председательствующего судьи. Если в ходе судебного разбирательст­ ва возникает вопрос процессуального характера, либо не отнесенный по иным при­ чинам к компетенции присяжных заседателей, то он в силу части 6 статьи 335 УПК РФ рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Заявления о фальсифика­ ции материалов уголовного дела, о применении к лицу противозаконных методов ведения следствия являются поводом к проверке доказательств на предмет их до­ пустимости к судебному разбирательству.

Законом также запрещается всякое воздействие на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение, отрицательно повлиять на их беспристра­ стность и формирование мнения по делу.

Названные требования закона при рассмотрении дела соблюдены не были.

Из протокола судебного заседания усматривается, что защитник Махмудова Д.Р. адвокат Мусаев заявил в присутствии присяжных заседателей о том, что следо­ ватель интерпретировал показания свидетелей по делу, а обращаясь к потерпевшему П , пояснил, что в 2007 году тот изменил показания в связи с пояснениями следователя, который его допрашивал (л.д. 111 т. 52). И хотя после этого председа­ тельствующий удалил присяжных из зала судебного заседания, названные Мусае- вым доказательства на предмет их допустимости не проверялись.

Анализируя в прениях исследованные в суде данные о телефонных перегово­ ров подсудимых, Мусаев указал на то, что в качестве доказательств использовались «филькины грамоты» и «раскраски»; каждое второе доказательство «сотворено ру­ ками следователя»; пороки, которыми они страдают, достаточны для того, чтобы брезгливо отвернуться от них; следственная группа подгоняла звонки под опреде­ ленные события (л.д. Л.Д. 195,196,198,209 т. 54).

В прениях адвокат заявил также об утаивании стороной обвинения отдельных доказательств, сообщив, что «Г сделал такой запрос, получил его, но только мы с Вами его не увидели, потому что следователя этот ответ не устраивал. Также как его не устраивала детализация телефонных переговоров П , которая, как выяснилось, была запрошена следователем, но в суд не попала», а так­ же то, что несмотря на ведение за П профессиональной слежки, следо­ ватель не захотел «копаться» в этом вопросе, потому что у него не было задачи оты­ скания реальных преступников, а у него была задача получить «палочку» в ведо­ мость раскрытия преступления (л.д. л.д. 198,199 т. 54).

Отвечая на вопрос Мусаева, мать Махмудовых М , допрошенная в качестве свидетеля по ходатайству стороны защиты, ответила, что к следователю для проведения ДНК-экспертизы не пойдет, согласна только на независимую экс­ пертизу. Тем не менее в прениях адвокат сообщил присяжным заседателям о том, что мать Махмудовых приходила к следователю Г , чтобы сдать ДНК, но тот ее не только не принял, но и сказал находившемуся в кабинете Махмудову Д.Р.: «Посмотри вон твоя мать в черном платке несколько часов ходит по улице», то есть сослался на показания, которые в судебном заседании не исследовались и которые могли вызвать у присяжных заседателей предубеждение к органам предварительно­ го следствия (л.д. 112 т. 53, л.д. 200 т. 54).

Кроме того, информация, доведенная до присяжных заседателей адвокатом Мусаевым о том, что в лифте на месте преступления были обнаружены следы ладо­ ней предполагаемого убийцы (л.д. 43 т. 53), противоречит имеющимся в деле фак­ тическим данным.

Допускались стороной защиты в адрес органов расследования и прокуратуры и такие недопустимые высказывания как «ментовские аттракционы», «прокуратура - это орган предварительного запугивания», а также то, что с 1937 года статистика приговоров, рассмотренных без участия присяжных заседателей, не меняется и со­ ставляет ноль процентов оправдательных приговоров и 99 процентов обвинитель­ ных (л.д. л.д. 145,148 т. 50, л.д. л.д. 202,203 т. 54).

Вышеназванные нарушения со стороны защиты судом оставлены без соответ­ ствующего реагирования.

Несмотря на то, что в силу статьи 252 УПК РФ судебное разбирательство про­ водится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвине­ нию, в судебном заседании адвокаты подсудимых выясняли вопросы о причастно­ сти к совершению преступления других лиц.

Так, в ходе допроса потерпевшего П адвокат Литвинов выяснял причины, по которым к уголовной ответственности по факту совершения в отноше­ нии него преступления не были привлечены другие лица, а адвокат Мусаев спросил, правильно ли он понимает, что следователь вместо шестерых человек привлек к от­ ветственности только тех лиц, которые проходят параллельно по делу П ­ , и получил на этот вопрос утвердительный ответ (л.д. л.д. 38,41, 42 т. 52). Содержание допроса в судебном заседании свидетеля М также указывает на выяснение стороной защиты вопросов о причастности к совершению преступления, инкриминируемого в вину Махмудовым, находящегося в розыске их брата Р (л.д. л.д. 108-112 т. 53), а адвокат Москаленко сообщила в прениях об угрозах, высказанных в адрес П , осужденным по другому делу Л как на основание для необходимости проверки этой версии органами предвари­ тельного следствия в целях установления причастности его соучастников к совер­ шению инкриминируемого подсудимым преступления (л.д. л.д. 156,157 т. 54).

Также имело место доведение до присяжных заседателей подсудимыми ин­ формации о применении к ним на предварительном следствии недозволенных мето­ дов ведения следствия.

Так, подсудимый Рягузов показал, что все показания они предварительно об­ говаривали со следователем и решали с ним вопросы (л.д. 58 т. 54).

Без соответствующего реагирования оставлено высказывание подсудимого Махмудова Д.Р. о том, что «когда следователи приходили к нам, мы были уже «пу­ шистыми» (л.д. 59 т. 54).

Согласно части 8 статьи 335 УПК РФ данные о личности подсудимого иссле­ дуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в которой они необхо­ димы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

Между тем, как усматривается из протокола судебного заседания, в присутст­ вии присяжных заседателей неоднократно сообщались данные, способные вызвать предубеждение в отношении подсудимых.

В ходе допроса подсудимого Махмудова Д.Р. адвокаты Мусаев и Москаленко подробно выяснили характеризующие его данные (обучение в высших учебных за­ ведениях, намерения поступить на учебу в аспирантуру и на работу в правоохрани­ тельные органы, семейное положение, отношение к военной службе) (л.д. 222 т. 51, л.д. 175-177 т. 53).

До присяжных заседателей доводилась информация о том, что Хаджикурба­ нов сидел в тюрьме и по другому делу обвиняется в вымогательстве (л.д. 12 т. 52, л.д. 185 т. 54), Рягузов имеет боевой опыт, участвовал в спецоперациях (л.д. 8 т. 56), отец Махмудовых в ходе судебного разбирательства получил инфаркт и находится в реанимации (л.д. 222 т. 54).

В судебном заседании имели место иные нарушения уголовно- процессуального закона.

Без должной проверки председательствующим было принято решение о заме­ не открытого судебного разбирательства закрытым.

Обоснованным является и утверждение в кассационном представлении о не­ допустимости заявления председательствующим по делу в напутственном слове присяжным заседателям о трудности принятия ими решения в отсутствие заказчи­ ков и непосредственного исполнителя убийства П и доведение до них своего мнения о мотивах такого убийства.

Изложенное указывает на то, что систематическое обсуждение в присутствии присяжных заседателей вопросов, которые находятся за пределами их компетенции, в том числе о допустимости доказательств, их фальсификации, стремление опоро-чить доказательства, признанные допустимыми, негативная оценка и доведение процессуальных особенностей собирания доказательств органами предварительного расследования, сообщение информации о личности подсудимых и другие наруше­ ния закона могли повлиять на существо принимаемых присяжными заседателями в совещательной комнате решений.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене с направлением уго­ ловного дела на новое судебное разбирательство, в ходе которого необходимо вы­ полнить требования уголовно-процессуального закона и создать надлежащие усло­ вия для объективного и справедливого его разрешения.

Что касается других доводов в кассационном представлении, то сами по себе они не могут служить достаточным основанием к отмене приговора суда, поскольку перенос времени представления стороной обвинения доказательств не повлиял на ограничение их исследования в судебном заседании, утверждение о возможности разглашения тайны совещательной комнаты основано на предположении и материа­ лами дела не подтверждено, приобщение документов и исследование в судебном за­ седании доказательств, в том числе допрос явившийся в суд по инициативе стороны матери подсудимых Махмудовых, доведение до присяжных заседателей в напутст­ венном слове содержания уголовного закона произведены в соответствии с УПК РФ, неразъяснение порядка назначения наказания на случай признания подсудимых заслуживающими снисхождения при оправдательном вердикте не свидетельствует о существенности допущенного председательствующим нарушения.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 378, пунктом 2 части 1 статьи 379, частью 2 статьи 385 и статьей 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Московского окружного военного суда от 20 февраля 2009 года, по­ становленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, в отношении Рягузова П А , Хаджикурбанова С Г , Махмудова Д Р и Махмудова И Р отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Статьи законов по Делу № 1-033/08

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх