Дело № 11-Д13-33

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 октября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-Д13-33

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

 

г. Москва 29 октября 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.,
судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.
при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого Мустафина И.М. на приговор Советского районного суда г.Казани от 1 августа 2012 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 сентября 2012 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 22 мая 2013 г.

По приговору Советского районного суда г.Казани Республики Татарстан от 1 августа 2012 г.

Мустафин И М ранее не судимый, осуждён по ч.З ст.204 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г.) к штрафу в размере 75 тыс. рублей с лишением права занимать на государственной службе и в органах местного самоуправления должности, связанные с выполнением управленческих функций (обязанностей) сроком на 1 год.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 сентября 2012 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 22 мая 2013 г. судебные решения в отношении Мустафина И.М. оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой ЕВ., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы, содержащиеся в надзорной жалобе, и мотивы постановления о возбуждении надзорного производства, объяснения осуждённого Мустафина ИМ., выступление адвокатаМаслова Б.В. в защиту осуждённого Мустафина И.М., которые поддержали изложенные в жалобе доводы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е., полагавшего приговор и последующие судебные решения в отношении Мустафина И.М. отменить, уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, Судебная коллегия

установила:

Мустафин И.М. признан виновным в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением.

Преступление совершено в г. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе осуждённый Мустафин И.М., оспаривая обоснованность осуждения, указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что он не является субъектом преступления, за совершение которого установлена уголовная ответственность по ч.З ст. 204 УК РФ, поскольку не избирался в качестве председателя правления садового некоммерческого товарищества , а, согласно протоколу общего собрания, являлся председателем данного товарищества. Считает, что, поскольку данный орган законом не предусмотрен, он не мог выполнять организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в товариществе. Протокол общего собрания товарищества, на котором он был избран, был получен следователем непроцессуальным способом.

Осуждённый полагает, что суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку в обвинительном заключении в нарушение закона не приводятся сведения о потерпевшем, характере, размере вреда, не указывается, в чём выразился вред, причинённый преступлением. В материалах уголовного дела отсутствуют денежные купюры, изъятые в ходе проведения оперативно- розыскных мероприятий. Результаты оперативно-розыскных мероприятий незаконно положены в основу приговора. Суд проигнорировал тот факт, что денежные средства были изъяты у самой Ф уже после того, как она их якобы передала Мустафину. Считает, что приговор основан на недопустимых доказательствах, свидетели Ф С Ф оговорили его в содеянном. Допрошенные в ходе судебного следствия оперуполномоченные Ф и С сослались на оперативную информацию о том, что Мустафин выдает справки за деньги, однако не могли назвать источник своей осведомлённости. Состоящую с ними в приятельских отношениях гражданку Ф привлекли к проведению оперативно-розыскных мероприятий, целенаправленно провоцировали его, вводили в заблуждение и сфабриковали результаты оперативно-розыскных мероприятий. О недостоверности и ложности показаний Ф свидетельствует то, что в своём заявлении она указывает, что «Мустафин требует от неё денежную сумму в размере рублей». Данные сведения она впоследствии не подтвердила, и из всех доказательств следует, что он от Ф ничего не требовал, не просил и ничего ей не предлагал. Выданная Ф справка не предоставляет права на розничную торговлю овощами и фруктами, а выдана в подтверждение заключения договора аренды принадлежащих ему и его супруге земельных участков. Суд данные факты не проверил. Указывает на иные нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные по уголовному делу. Просит об отмене состоявшихся по делу судебных решений и прекращении производства по делу.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы осуждённого Мустафина И.М., Судебная коллегия находит приговор и последующие судебные решения в отношении Мустафина И.М. подлежащими отмене с прекращением производства по делу в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые повлияли на постановление приговора.

Согласно ч.4 ст.302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

Из материалов уголовного дела усматривается, что 19 августа 2011 г. к Мустафину И.М., являвшемуся председателем правления СНТ , обратился Ф - оперуполномоченный ОРЧ ЭБ и ПК МВД по Республике который действовал в рамках проводимого оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», с просьбой выдать ему за деньги справку, содержащую ложные сведения о том, что получатель справки выращивает на участке в СНТ сельскохозяйственную продукцию, и дающую основания для предоставления торгового места на рынке.

Для получения доказательств сотрудниками правоохранительных органов была использована помощь Ф действовавшей в рамках проводимого оперативного мероприятия, которая 20 и 25 августа 2011 г.

обращалась к Мустафину И.М. от имени Ф . с просьбой выдать ей за деньги данную справку.

Согласно п. 14 ст.6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144- ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» «оперативный эксперимент» предусмотрен как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных ст. 2 названного федерального закона, и только при наличии оснований, указанных в ст. 7 этого закона.

Так, не допускается проведение оперативно-розыскного мероприятия, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также с выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

При этом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 6 марта 2001 г. № 58-0, от 21 октября 2008 г. № 640-О-О, от 28 мая 2009 г. № 641-0-0, от 27 января 2011 г. № 56-0-0), положения Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», регламентирующие проведение оперативно-розыскных мероприятий, должны применяться в системной связи с положениями ст. 5 этого закона, предусматривающей соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, проведение оперативно-розыскных мероприятий допускается при наличии соответствующих сведений, указывающих на признаки преступного деяния либо на лиц, в какой-либо форме проявивших преступные намерения, которые свидетельствуют о готовности лица к совершению преступления. Органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Такая же позиция по данному вопросу сформулирована и Европейским Судом по правам человека.

Кроме того, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от действий сотрудников оперативных подразделений, а также в случае проведения лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

Между тем из данного уголовного дела усматривается, что доказательств, свидетельствующих о том, что Мустафин И.М. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников правоохранительных органов и Ф не имелось.

Так, в рассекреченных материалах оперативно-розыскной деятельности имеется заявление Ф написанное лишь 25 августа 2011 г., о том, что она просит привлечь к уголовной ответственности Мустафина И.М., который требовал рублей за выдачу справки о том, что она выращивает фрукты и овощи в СНТ (т.1, л.д. 21).

Однако из представленных суду доказательств следует, что фактически оперативно-розыскные мероприятия в отношении Мустафина И.М. были начаты 19 августа 2011 г. с участием оперуполномоченного Ф а затем продолжены 20 и 25 августа 2011 г. с участием Ф действовавшей по просьбе самих оперативных сотрудников, т.е. до появления процессуального основания.

Данное обстоятельство судом оставлено без внимания.

Обоснованность принятия постановлений о проведении оперативно- розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент» в отношении Мустафина И.М. от 18 августа 2011 г. и от 19 августа 2011 г. судом не обсуждалась.

Судом также не выяснено, из каких источников была получена оперативная информация сотрудниками полиции о том, что Мустафин И.М. за выдачу различных официальных справок с реквизитами садового некоммерческого товарищества незаконно требует с граждан денежное вознаграждение. В материалах уголовного дела информация, подтверждающая данные сведения, отсутствует, суду органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, она не была представлена.

Между тем необходимость осуществления судом проверки наличия у сотрудников полиции информации о причастности данного лица к совершаемым преступлениям следует из постановлений Европейского Суда по правам человека по делу «Ваньян против Российской Федерации» и по делу «Худобин против Российской Федерации», констатирующих, что в противном случае нарушается п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Более того, суд первой инстанции, обосновывая выводы о виновности Мустафина И.М. в совершении коммерческого подкупа, ссылки на постановления о проведении ОРМ «оперативный эксперимент» в отношении Мустафина И.М. от 18 августа 2011 г. и от 19 августа 2011 г. в приговоре вообще не привёл.

Не выяснялся судом также вопрос, связанный с наличием у Ф Е.А. намерения и возможности реализации права на розничную торговлю сельскохозяйственной продукции на рынке.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что действия сотрудников полиции по данному уголовному делу были совершены в нарушение требований ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и были направлены на склонение Мустафина И.М. к получению незаконного вознаграждения при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел у Мустафина И.М. на получение незаконного вознаграждения не возник бы и инкриминируемое ему деяние не было бы совершено.

При таких обстоятельствах указанные в надзорной жалобе осуждённого Мустафина И.М. доводы о незаконности действий органа, осуществлявшего оперативно-розыскную деятельность, обоснованны.

Принятие же Мустафиным И.М. денежных средств в сумме рублей в результате склонения его к преступлению не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние, в этом случае в содеянном отсутствует состав преступления, в связи с чем приговор и последующие судебные решения в отношении его следует отменить, а уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Советского районного суда г. Казани от 1 августа 2012 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 18 сентября 2012 г. и постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан от 22 мая 2013 г., в отношении Мустафина И М отменить и уголовное дело прекратить на основании п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Признать за Мустафиным И.М. право на реабилитацию.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 11-Д13-33

УК РФ Статья 204. Коммерческий подкуп
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 7
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх