Дело № 11-О07-78

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Батхиев Рашид Хусейнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №11-О07-78

от 30 октября 2007 года

 

председательствующего Кузнецова В.В., судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

а [скрыто] й А [скрыто] _

Щ судимый 3 ноября 1998 года по совокупности ст. ст. 158 ч. 1, 158 ч. 2 п. п. «а, б, в г», 161 ч. 2 п. п. «а, б, в, г» УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожденный 28 апреля 2001 года условно - досрочно на 2 года 8 месяцев 4 дня,

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Муртазин иД [скрыто]

судимый 15 апреля 1998 года по ст. 158 ч.2 п. «в» УК

РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, освобожденный 18 августа 2000 года условно -досрочно на 1 год 1 месяц 10 дней, 26 января 2001 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ и по совокупности приговоров на основании 70 УК РФ на 1 год 8 месяцев лишения свободы, освобожденный 29 марта 2002 года условно-досрочно на 5 месяцев 2 дня, 31 октября 2002 года по ст. 161 ч.2 п.п.«в, г» УК РФ и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ к лишению свободы на 4 года 1 месяц, освобожденный по отбытии наказания 1 сентября 2006 года,

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденных Шамрая А.И и Муртазина И.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гостюжевой И.А.., полагавшей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, Муртазину И.Г. для отбывания лишения свободы назначить исправительную колонию особого режима, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные Шамрай А.И и Муртазин И.Г. признаны виновными в

убийстве

. группой лиц в результате ссоры.

_Преступление совершено 9 января 2007 года примерно в 5 часов [скрыто]

при обстоятельствах, подробно

изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Шамрай А.И и Муртазин И.Г. вину в предъявленном обвинении не признали, заявили, что в результате пыток, физического и психологического воздействия со стороны работников милиции оговорили себя на предварительном следствии в совершении убийства потерпевшего.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Муртазин И.Г. и адвокат Беззубова В.Я. в его защиту, излагая несогласие с приговором, считают его полностью необоснованным. Муртазин указывает, что вывод о виновности не соответствуют действительности и не подтверждается доказательствами, добытыми в судебном

заседании. Считает, что не выяснены причины противоречий в доказательствах, которые могли повлиять на выводы суда, а в приговоре не приведены мотивы, на основании которых отвергли доказательства о невиновности. Ссылается на то, что отводы председательствующему Файзуллину Р.З., проявлявшему предвзятость и обвинительный уклон на всех стадиях процесса, отклонялись, ответы осуждённых на вопросы судьи и прокурора в протоколе судебного заседания отражались неправильно, показания допрошенных лиц искажались. Указывая, что К ролее 10 лет не проживала с убитым, утверждает, что

она незаконно была допущена для участия в качестве потерпевшей. Считает, что предположительные (вероятные) выводы, содержащиеся в заключениях экспертов, не могли быть использованы для вывода о виновности. Ссылаясь на показания свидетелей, утверждает, что выводы сделаны на основании ложных показаний [скрыто], а сведения о личностях [скрыто] и [скрыто].

в протоколе судебного заседания записаны неправильно. Указывает, что заявления, ходатайства в судебном заседании председательствующим не воспринимались, а замечания на протокол судебного заседания были его постановлением необоснованно отклонены. Утверждает, что Шамрай А.И., а затем и он сам оговорили друг друга в убийстве [скрыто] в результате

применения пыток, физического и психологического воздействия, что «они говорили о том, что от них хотели слышать». Считает, что сомнения и неясности, причины противоречий в доказательствах не выяснены, а поэтому должны были быть истолкованы в пользу осуждённых. Муртазин И.Г. указывает, что нарушены требования «ст. ст. 85-89, 122, 259, 353, 380, 382 УПК РФ», что он несвоевременно ознакомлен с протоколом судебного заседания, а замечания на него необоснованно отклонены, тем самым нарушено его право на кассационное обжалование. Полагает, что отсутствуют бесспорные доказательства их виновности в убийстве потерпевшего. Просит выявить все нарушения, допущенные при расследовании и рассмотрении дела, отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение;

осужденный Шамрай А.И. и адвокат Нургалиев И.И. излагают несогласие с приговором. Шамрай отрицает участие в избиении и убийстве потерпевшего и наличие предварительного сговора между осуждёнными, указывает, что «они, руководствуясь законом, отказались от дачи показаний в судебном заседании и от показаний, данных на предварительном следствии под пытками, а других доказательств по настоящему делу не добыто». Шамрай считает, что «осужденные являются жертвами милицейского произвола и судейской ошибки». Указывает, что ходатайства о проверке применения к осужденным незаконных методов допроса на всех стадиях остались без должного реагирования. Утверждает, что дело расследовалось следователем Ш I с нарушением уголовно-процессуального закона, его

ознакомили с материалами дела без адвоката, а рассмотрено дело предвзято, с обвинительным уклоном. Считает, что о предвзятом отношении свидетельствует игнорирование иных версий убийства потерпевшего и публикация в газете, предрешившая их виновность до вступления приговора в законную силу.

Ссылаясь на ряд нарушений, указывает, что ему создали невыносимые условия, чтобы они не могли пользоваться правами, предусмотренными Конституцией Российской Федерации и УПК РФ. Утверждает, что явку с повинной и первые показания после задержания он давал без адвоката 9 января, а не 10 января, как указано в протоколе. Утверждает, что его лишили возможности обжаловать постановление судьи об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, взяли расписку о вручении обвинительного заключения 11 мая, а фактически его получил 17 мая 2007 года, то есть в день назначения предварительного слушания. Считает, что подобными действиями его лишили возможности обжаловать постановление судьи от 17 мая и другие незаконные процессуальные акты, то есть права на защиту. Ссылается на нарушения требований «ст. ст. 85-89, 122, 259, 353, 380, 382 УПК РФ» и прав осуждённых. Указывает, что в протоколе судебного заседания имеются неточности, неверно записаны его ответ на вопросы участников процесса, будто он не подтвердил, что на него оказывалось физическое давление, а также анкетные данные работника милиции [скрыто] и показания других свидетелей. Ссылается на

необоснованное отклонение замечаний на протокол судебного заседания. Утверждает, что в результате отсутствия в протоколе судебного заседания многих сведений, сообщенных допрошенными лицами, в нарушение ст. 17 УПК РФ не была дана оценка совокупности доказательств, как того требует закон. Считает, что показания сотрудника милиции о неприменении им незаконных методов к осужденным не может иметь доказательственного значения. Излагает несогласие с выводами экспертиз. Утверждает, что при назначении наказания суд учёл не все обстоятельства, смягчающие наказание. Просит выявить все нарушения, допущенные при расследовании и рассмотрении дела, отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, а в последних дополнениях «прекратить уголовное преследование и передать уголовное дело в прокуратуру для привлечения должностных лиц, виновных в совершении преступлений в отношении него».

В письменных возражениях на доводы кассационных жалоб в защиту осуждённых государственный обвинитель Сахавов P.M., Лениногорский городской прокурор Киршин В.Г. и потерпевшая [скрыто] просят

кассационные жалобы в защиту осуждённых оставить без удовлетворения, считают, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб в защиту осужденных, возражения государственного обвинителя и потерпевшей, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены данного приговора.

В судебном заседании установлено, что в пути следования в такси под управлением [скрыто] у Шамрая а.И. произошла с ним ссора. Муртазин

И.Г., сидевший на заднем сиденье автомашины, стал душить потерпевшего шнуром, а находившийся на переднем сиденье автомобиля Шамрай а.И. нанес не

менее пяти ударов ножом в область грудной клетки и живота, причинив тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего.

Вывод суда о виновности осужденных основан на доказательствах, непосредственно и объективно исследованных в судебном заседании.

Соответствует установленным фактическим обстоятельствам и вывод суда о мотиве убийства потерпевшего.

В связи с наличием существенных противоречий в показаниях Шамрая А.И. и Муртазина И.Г., данных на предварительном следствии и в судебном заседании, все их показания в соответствии с законом были проверены, причины противоречий выяснены и оценены.

Вопреки доводам осуждённых, суд отверг их показания о том, что в такси они уснули, [скрыто] не убивали, когда проснулись, автомашина уже

была кювете.

Так, из показаний Шамрая А.И. в качестве подозреваемого и обвиняемого усматривается, что с водителем такси К I у него произошла ссора

по поводу оплаты за проезд. Находившийся на заднем сиденье Муртазин И.Г. накинул на шею водителя какую-то удавку, а он нанес ножом несколько ударов в область груди, пока нож не погнулся, а машина не свалилась в кювет. Труп водителя они закопали в снег. Муртазин И.Г. предложил продать автомашину [скрыто] или обменять на героин. Не сумев вытащить машину из кювета, распив спиртные напитки, они отправились домой. Его задержали сотрудники милиции [скрыто] в доме знакомого.

Такие же показания об обстоятельствах совершения преступления он дал и в ходе проверки показаний на месте совершения преступления.

Аналогичные показания по обстоятельствам лишения жизни потерпевшего [скрыто] [1 на предварительном следствии давал и Муртазин И.Г..

В приговоре приведены также показания потерпевшей [скрыто] свидетелей, сведения, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия, актах экспертиз и в других письменных источниках.

Из протоколов осмотра места происшествия и проверки показаний на месте происшествия видно, что труп [скрыто] с признаками насильственной

смерти обнаружили под снегом, как указывали осуждённые. С места происшествия изъяты удавка, изготовленная из шнура, и нож.

Согласно актам судебно-медицинской, судебно-биологической экспертиз, смерть [скрыто] наступила от проникающих в правую плевральную

полость и в брюшную полость колото-резаных ран с повреждением правого легкого, печени, диафрагмы, приведшие к острому малокровию внутренних

органов. Три ножевые раны, осложненные острым малокровием внутренних органов, каждый в отдельности и в совокупности причинили тяжкий вред здоровью и явились опасными для жизни, состоят в причинной связи с наступившей смертью. Слепая рана боковой поверхности грудной клетки справа при жизни причинила бы легкий вред здоровью продолжительностью до 3 недель, ссадина боковой поверхности грудной клетки справа при жизни вреда здоровью не причинила бы. Все повреждения причинены колюще режущим предметом незадолго до наступления смерти. Странгуляционная борозда на шее потерпевшего образовалась от действия (сдавливания или трения) мягкого предмета, типа петли или удавки, незадолго до наступления смерти, являлась опасной для жизни, при жизни причинила бы тяжкий вред здоровью, а в причинной связи с наступившей смертью не находится. На куртке и джинсах Шамрай А.И. обнаружена кровь, происхождение которой от [скрыто] не

исключается. В ходе осмотра автомобиля [скрыто] обнаружен

и изъят след пальца руки человека, который, согласно заключению дактилоскопической экспертизы, принадлежит Муртазину И.Г..

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт [скрыто] подтвердил, что колото-резаные раны [скрыто] I мог нанести человек,

находившийся на переднем пассажирском сидении, который обладал большой физической силой. Странгуляционная борозда потерпевшему, находившемуся за рулем автомобиля, могла быть причинена человеком, сидящим на заднем сидении автомобиля. Получение телесного повреждения в виде странгуляционной борозды от действия одежды невозможно

Сведения, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия и актах экспертиз, совпадают со сведениями, сообщенными осужденными при допросах на предварительном следствии, а отдельные предположительные утверждения и неточности, на которые указывают в кассационных жалобах, не ставят под сомнение выводы, содержащиеся в приговоре.

Доводы о неполноте и необъективности заключений экспертов и показаний эксперта [скрыто] опровергаются материалами уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, суд тщательно исследовал доказательства, выяснял причины противоречий в показаниях осуждённых в судебном заседании с показаниями, данными на предварительном следствии, и другими доказательствами, вопреки доводам жалоб, дал надлежащую оценку в совокупности.

Нельзя согласиться с утверждениями осуждённых о не доказанности убийства потерпевшего именно ими. Эти доводы опровергаются показаниями самих осуждённых, данных на предварительном следствии, которые согласуются с другими, приведёнными в приговоре доказательствами.

Проверялись и не подтвердились и доводы о том, что показания об убийстве потерпевшего при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Муртазин И.Г. и Шамрай А.И. давали в результате применения к ним работниками милиции пыток, физического и психологического насилия.

Нет оснований для исключения из числа доказательств как показаний самих Муртазина И.Г. и Шамрая А.И., так и работников милиции о том, что незаконные меры при допросах осуждённых не применялись.

Более того, осуждённый Шамрай, как видно из протокола судебного заседания, утверждал, что к нему при даче показаний не применялось физическое насилие, не обнаружено и следов насилия при освидетельствовании осуждённых.

Что касается доводов о предвзятости и необъективности следователя, судьи, о фальсификации дела и протокола судебного заседания, то они проверялись и рассматривались в установленном законом порядке, а замечания, принесённые осуждёнными на протокол судебного заседания, рассмотрены с соблюдением процедуры и отклонены.

Анализ доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом, свидетельствует, что фактические обстоятельства содеянного и данные, касающиеся осуждённых Шамрая А.И. и Муртазина И.Г., в приговоре отражены правильно.

При расследовании и рассмотрении дела нарушений закона, влекущих отмену изменение приговора, не допущено.

Действия Муртазина И.Г. и Шамрая А.И. квалифицированы правильно, оснований для иной квалификации не имеется

При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личностях осужденных, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных.

Признание Шамраем А.И. и Муртазиным И.Г. своей вины, наличие у Муртазина И.Г. несовершеннолетних детей и состояние его здоровья учтены в приговоре, как обстоятельства, смягчающие наказание.

Обстоятельством, отягчающим наказание, признано наличие в действиях осуждённых Шамрая А.И. и Муртазина И.Г. опасного рецидива преступлений.

Доводы о чрезмерной суровости наказания, приводимые в кассационной жалобе Шамраем А.И., не являются основанием для смягчения справедливого наказания, назначенного ему и Муртазину И.Г., которое соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ.

В то же время, суд не принял во внимание, что прежние судимости образуют в действиях Муртазина И.Г. особо опасный рецидив при назначении меры наказания.

В соответствии со ст. 387 ч.З УПК РФ суд кассационной инстанции вправе отменить назначение осуждённому более мягкого вида исправительного учреждения, чем предусмотрено уголовным законом, и назначить ему вид исправительного учреждения в соответствии со ст. 58 УК РФ.

С учётом судимостей Муртазину И.Г. для отбывания лишения свободы следует назначить исправительную колонию особого режима.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 8 июня 2007 года в отношении Муртазина [скрыто] изменить, для отбывания

лишения свободы назначить ему исправительную колонию особого режима. В остальном приговор о нём и в отношении Шамрая [скрыто] без

оставить оез изменения, удовлетворения.

а кассационные жалобы в их

И

защиту

без

Председательствующи

Статьи законов по Делу № 11-О07-78

УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх