Дело № 11-О12-54СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 сентября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-О12-54СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 сентября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.
судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е В.
при секретаре Полищуке А О.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Якунина С.С, а также кассационные жалобы осуждённых Колесникова Ю.М., Набиуллина М.Н., Метлина Д.В., Музлова Д.О., Степанова В.Э., Кулуева Р.Б., Шарифуллина В.Н., Калинина С.А. и адвокатов Тихонова Е.К., Рудова В.А., Тукубаева Ж.Т., Хисматовой Д.А., Шмуратовои О.В., Пастернака Л.Н., Валиева Р.Х., Урасинова Г.Б., Урасиновой Л.А., Бурханова Р.Х. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 марта 2011 г., по которому 2 Музлов Д О , ранее не судимый, осужден: по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (эпизод с Ч к 8 годам лишения свободы, по ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (эпизод с к 4 годам лишения свободы, по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (эпизод с к 13 годам лишения свободы, по ч.З ст.30, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (эпизод с к 6 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно ему назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания его под стражей с 14 апреля 2008 г.

Он же оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ по эпизоду хищения автомашины С на основании пп. 2,4 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта с признанием за ним права на реабилитацию; Набиуллин М Н ранее не судимый, осужден: по ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (по эпизоду с Б с применением ст.62 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (эпизод с Т с применением ст.62 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ч.З ст.30, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ к 7 годам лишения свободы. 3 На основании ч.З ст. 69 УК РФ Набиуллину М.Н. по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания его под стражей с 13 апреля 2008 г.

Он же оправдан в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ по эпизоду хищения автомашины С на основании пп. 2,4 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта с признанием за ним права на реабилитацию; Калинин С А ранее судимый: по приговору Елабужского городского суда Республики Татарстан от 6 марта 2001 г. по ч.1 ст. 111 и ст.116 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы; освобождённый 15 декабря 2002 г. по отбытии срока наказания, осуждён: по ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г.

№ 73-ФЗ (по эпизоду с Б к 8 годам лишения свободы, по п. «з» ч.2 ст. ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (по эпизоду с Б к 15 годам лишения свободы, по ч.5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (по эпизоду с Т с применением ст. 62, 65 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно ему назначено наказание в виде 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания под стражей с 16 октября 2008 г.; Кулуев Р Б ранее судимый: по приговору Измайловского муниципального суда г.Москвы от 29 апреля 1997 г. по пп. «а», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобождённый 21 ноября 2002 г. по отбытии наказания, 4 по приговору Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г. по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы, освобождённый 4 апреля 2007 г. по отбытии наказания, осуждён: по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (по эпизоду с Т с применением ст. 62, 65 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (по эпизоду с Л к 8 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно ему назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания его под стражей с 18 апреля 2008 г.; Шарифуллин В Н ранее не судимый, осуждён по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ ( по эпизоду с Ч с применением ст. 62, 65 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания его под стражей с 16 апреля 2008 г.; Метлин Д В ранее не судимый, осуждён: по ч.5 ст. 33, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ (по эпизоду с Б с применением ст.62 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, 5 по ч.З ст.30, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (по эпизоду с к 7 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения окончательно ему назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания его под стражей с 13 апреля 2008 г.; Степанов В Э в ранее судимый: по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 17 сентября 1997 г. по ч.З ст.30, п. «г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 14 сентября 1998 г. по пп. «б», «г» ч.2 ст.161 УК РФ с применением ст.70 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, освободившийся 28 февраля 2002 г. по отбытии наказания, осуждён: по пп. «а», «в», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ с применением ст. 62, 65 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время предварительного содержания его под стражей с 31 июля 2008 г.; Гайсин Р Ф ранее судимый: по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 22 февраля 2001 г. по п. «г» ч.2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобождённый в 2002 г. по отбытии наказания, по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 29 февраля 2008 г. по ч.2 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, осуждён: по пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ (по эпизоду с потерпевшим Б к лишению свободы на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. 6 Зачтено время содержания его под стражей с 20 октября 2008 г.; Колесников Ю М ранее судимый: по приговору Елабужского городского суда Республики Татарстан от 1 ноября 2004 г. по пп. «б», «в», «д» ч.2 ст. 131 УК РФ к 6 годам лишения свободы, осуждён по ч.4 ст. 166 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г.

№ 26-ФЗ с применением ст. 62, 65 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зачтено время содержания его под стражей с 12 февраля 2009 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ламинцевой С.А., изложившей обстоятельства уголовного дела, доводы, содержащиеся в кассационном представлении государственного обвинителя Якунина С.С, кассационных жалобах осуждённых и адвокатов, а также возражения на них, объяснения осуждённых Шарифуллина В.Н., Калинина С.А., Музлова Д.О., Кулуева Р.Б., Гайсина Р Ф . , Колесникова Ю.М., Метлина Д.В., Набиуллина М.Н., Степанова В.Э. и адвокатов Валиева Р.Х., Мисаилиди О С , Захаровой Ю.Е., Морозовой М.Н., Бицаева В.М., Арутюновой И.О„ Кабалоевой В.М., Недбай В .С, Тавказахова В.Б. в защиту интересов, соответственно, Шарифуллина, Калинина, Музлова, Кулуева, Гайсина, Колесникова, Метлина, Набиуллина, Степанова, мнение прокурора Башмакова А.М.., полагавшего, что кассационное представление государственного обвинителя надлежит удовлетворить частично, а именно, исключить из вводной части приговора указание о наличии у Кулуева судимости по приговору Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г.; исключить из приговора указание об отсутствии оснований для назначения Гайсину Р.Ф.и Колесникову Ю. М. наказания по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ; переквалифицировать действия Музлова по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ; переквалифицировать действия Набиулллина по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26- ФЗ; переквалифицировать действия Калинина по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 7 162-ФЗ на ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ; переквалифицировать действия Метлина по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ; переквалифицировать действия Гайсина по эпизоду от 3 мая 2003 г. с пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, по которым каждому из них назначить наказание в соответствии с требованиями закона, а в остальном кассационное представление оставить без удовлетворения; относительно кассационных жалоб полагавшего, что они подлежат частичному удовлетворению, а именно, надлежит переквалифицировать действия Музлова по эпизоду от 15 сентября 2002 г. с п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ на п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ и ч.4 ст. 166 УК РФ; переквалифицировать действия Шарифуллина по эпизоду от 15 сентября 2002 г. с п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ на п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ и на ч.4 ст. 166 УК РФ, с назначением Музлову и Шарифуллину наказания в соответствии с требованиями закона; смягчить наказание, назначенное Калинину по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, а в остальном приговор оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 7 февраля 2011г.

Шарифуллин В.Н. признан виновным в разбойном нападении, совершённом группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; Колесников Ю М. признан виновным в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения (угон), совершённом группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья; Музлов Д О . признан виновным: 8 в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в организации грабежа группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти другому человеку, совершённом группой лиц, в покушении на грабёж, совершённом организованной группой с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, с незаконным проникновением в иное хранилище; Набиуллин М.Н. признан виновным: в совершении пособничества в грабеже, совершённом группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти другому человеку, совершённом группой лиц, в покушении на грабёж организованной группой с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, с незаконным проникновением в иное хранилище; Кул у ев Р.Б. признан виновным: в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти другому человеку, совершённом группой лиц, в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в иное хранилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия; Метлин Д.В. признан виновным: в пособничестве в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, совершённом группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, в покушении на грабёж организованной группой с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, с незаконным проникновением в иное хранилище; 9 Гайсин Р.Ф. признан виновным в грабеже, совершённом группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья; Калинин С.А. признан виновным: в разбойном нападении с применением предметов, используемых в качестве оружия, в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, сопряжённом с разбоем, в пособничестве в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти другому человеку, совершённом группой лиц.

Степанов В.Э. признан виновным в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Преступления ими совершены в 2002 - 2003 г. в Республике при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Якунин С.С. просит приговор суда изменить ввиду неправильного применения уголовного закона: исключить из вводной части указание о наличии у Кулуева Р.Б. судимости по приговорам Измайловского муниципального суда г.Москвы от 29 апреля 1997 г., Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г.; исключить из вводной части указание о наличии судимости у Степанова В.Э. по приговорам Набережночелнинского городского суда от 17 сентября 1997 г. и 14 сентября 1998 г.; исключить из вводной части указание о наличии судимости у Гайсина Р.Ф. по приговору Набережночелнинского городского суда от 22 февраля 2001 г.

Далее государственный обвинитель просит исключить из приговора указание о назначении осуждённым Музлову Д.О. по п. «а» ч.З ст.161 УК РФ, Набиуллину М.Н. по ч.З ст.30, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ, Метлину Д.В. по ч.З ст.30, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ наказания без штрафа.

Автор представления также предлагает квалифицировать действия осуждённых Музлова Д.О. по ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ, 10 Набиуллина М.Н. по ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ, Калинина С.А. по ч.2 ст. 162 УК РФ, Метлина Д.В. по ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ, Гайсина Р.Ф. по пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 7 марта 2011 г.

Далее государственный обвинитель ставит вопрос об исключении из описательно-мотивировочной части приговора указания об отсутствии оснований для применения правил ч.5 ст.69 УК РФ при назначении наказания осуждённым Гайсину Р.Ф. и Колесникову Ю.М. и дело в этой части направить в суд, постановивший приговор, для решения этих вопросов в порядке, предусмотренном ст. 396, 397, 399 УПК РФ.

Государственный обвинитель также ссылается на то, что суд проигнорировал положения ч.З ст. 62 УК РФ и применил положения ч.1 ст. 62 УК РФ к преступлениям, за которые законом предусмотрено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Необоснованное применение ч.1 ст. 62 УК РФ в таких случаях, как указывает автор представления, повлекло за собой назначение чрезмерно мягкого наказания Степанову, Кулуеву, Музлову, Набиуллину и Калинину.

Приговор в отношении осуждённых Степанова В.Э., Кулуева Р.Б., Музлова Д.О., Набиуллина М.Н. и Калинина С.А. государственный обвинитель просит отменить в связи с назначением им чрезмерно мягкого наказания, и дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии обсуждения последствий вердикта коллегии присяжных заседателей.

Осуждённые Набиуллин М.Н., Музлов Д.О., Степанов В.Э. принесли возражения на кассационное представление государственного обвинителя, в которых просят представление оставить без удовлетворения.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) просят: осуждённый Степанов В.Э. - об изменении приговора ввиду чрезмерно сурового наказания. В обоснование своих доводов указывает на то, что суд при назначении наказания формально учёл вердикт присяжных заседателей о снисхождении к нему, а в нарушение требований ч.4 ст.65 УК РФ принял во внимание наличие в его действиях рецидива преступлений. Полагает, что суд 11 фактически не применил при назначении ему наказания положений ч.1 ст.65 УК РФ и необоснованно не применил ст. 64 УК РФ.

По мнению Степанова, на момент вынесения приговора его судимости по приговорам от 17 сентября 1997 г. и от 14 сентября 1998 г. следует считать погашенными. Указание на эти судимости считает нарушением требований ст.304 УПК РФ, ухудшающим его положение. С учётом того, что до настоящего приговора он был осуждён по приговору Набережночелнинского городского суда от 15 октября 2004 г., общее наказание, как он считает, должно быть назначено ему по правилам ч.5 ст.69 УК РФ.

Далее Степанов ссылается на то, что он положительно характеризуется в быту и на работе, коллектив готов взять его на поруки, им написана явка с повинной. Данные обстоятельства, по его мнению, свидетельствуют о возможности применения положений ст.64 УК РФ и смягчения ему наказания.

Альтернативно Степанов просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, «оставив без изменения приговор в части осуждения его по ч.2 ст. 162 УК РФ»; адвокат Тихонов Е.К. в защиту интересов осуждённого Степанова В.Э. - об изменении приговора ввиду неправильного применения уголовного закона.

Считает, что судом при назначении наказания Степанову нарушены требования ст.349 УПК РФ, необоснованно не применены положения ст.64 УК РФ и ч.1 ст.65 УК РФ. О наличии исключительных обстоятельств, по мнению адвоката, свидетельствуют положительно характеризующие личность Степанова производственные и бытовые характеристики; справка о состоянии здоровья матери, которая имеет серьёзные заболевания; отсутствие последствий для здоровья потерпевшего. Адвокат считает, что при указанных обстоятельствах наказание должно быть назначено меньше 7 лет лишения свободы; осуждённый Кулуев Р.Б. - об отмене приговора ввиду множественных нарушений уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия и судом, которые повлекли за собой вынесение необоснованного вердикта присяжными заседателями. Считает, что дело надлежит направить на новое судебное рассмотрение.

В частности, полагает, что суд при новом рассмотрении не выполнил указаний, содержащихся в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 июля 2010 г. 12 Конкретно указывает на то, что содержание в вопросном листе в вопросе № 44 слов "со значительной силой» свидетельствует о том, что ответ на него требует от присяжных заседателей специальных юридических познаний.

Считает, что в приговоре дана неправильная юридическая оценка его действиям.

Также полагает, что суд с нарушением закона рассмотрел его замечания на протокол судебного заседания и не ознакомил в полном объёме с материалами дела; адвокат Рудов В.А. в защиту интересов осуждённого Кулуева Р.Б. - об изменении приговора, переквалификации действий Кулуева Р.Б. с п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ и снижении наказания. В обоснование своих доводов адвокат ссылается на то, что присяжные заседатели не дали оценки показаниям осуждённого Кулуева Р.Б. о том, что он нанёс потерпевшему Т два удара по голове, но удары пришлись по рукам, так как потерпевший закрывал голову руками. Множественные удары по голове Т , по мнению адвоката, нанёс Музлов молотком, что было неожиданным для Кулуева, поскольку договорённости о лишении жизни потерпевшего не было.

Адвокат считает, что в приговоре не дано оценки тому, что Кулуев не желал смерти потерпевшего Т , активно противодействовал этому, оттаскивал Музлова от Т .

По мнению адвоката, смерть потерпевшего наступила от действий Музлова, который вышел за рамки общей договорённости, эти действия являются эксцессом исполнителя. Подтверждением этому, как считает адвокат, являются акты судебно-медицинских экспертиз, проведённых по делу.

По мнению адвоката, из этих актов следует, что ни один из ударов, нанесённых Кулуевым, по тяжести причинённого вреда не мог быть причиной смерти Т В связи с этим адвокат обращает внимание на то, что после ударов Музлова потерпевший был жив и оказывал активное сопротивление; что согласно выводам экспертов раны в области головы Т могли образоваться от воздействия предмета, возможно, имеющего контактирующую поверхность в виде ребра, образованного от схождения под углом двух граней, и к таким предметам можно отнести арматурный прут, монтировку, поверхность молотка. 13 Адвокат акцентирует внимание и на том, что согласно актам судебно- медицинских экспертиз ударами дубинкой по голове потерпевшему были причинены телесные повреждения, повлёкшие вред здоровью средней тяжести.

Автор жалобы далее указывает на то, что после ухода осуждённых с места происшествия потерпевший был ещё жив. Его смерть наступила в течение нескольких десятков минут после причинения ему травм головы и ампутации кисти. Эти обстоятельства, как считает адвокат, свидетельствуют о том, что Кулуев не может нести ответственность за смерть Т при этом адвокат ещё раз обращает внимание на то, что не было предварительной договорённости на причинение потерпевшему смерти и это не охватывалось умыслом Кулуева.

При назначении наказания адвокат просит принять во внимание, что Кулуев вину признал, раскаялся и активно способствовал раскрытию преступления; осуждённый Набиуллин М.Н. - об изменении приговора ввиду его чрезмерной суровости. Считает, что при новом рассмотрении дела судом было ухудшено его положение как в части квалификации его действий, так и в части назначенного наказания.

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Набиуллин М.Н. указывает на то, что в ходе судебного разбирательства было установлено отсутствие умысла у него, а также Музлова и Кулуева на лишение жизни потерпевшего Т , что это преступление не было совершено в составе устойчивой группы.

Считает, что при квалификации действий осуждённых суд исходил не из установленных в суде обстоятельств, а из предъявленного обвинения и дал правовую оценку действиям виновных лиц вопреки вердикту присяжных заседателей.

Считает, что судом были необоснованно отклонены замечания и предложения при постановке вопросов присяжным заседателям, чем были существенно нарушены его права.

Полагает, что при назначении ему наказания по эпизоду от 16 сентября 2003 г. суд, вопреки указаниям кассационной инстанции, не учёл противоправное поведение потерпевшего Т .

Считает, что в ходе судебных прений государственный обвинитель воздействовал на присяжных заседателей, предложив собственную оценку 14 тем или иным обстоятельствам, тем самым вызывая негативное отношение присяжных к подсудимым, однако это осталось без соответствующего внимания председательствующего, что, по мнению Набиуллина, свидетельствует об обвинительном уклоне при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей и нарушении права осуждённых на защиту.

Набиуллин полагает, что по эпизоду с потерпевшим Т его действия квалифицированы неверно. В обоснование этого довода он ссылается на акт судебно-медицинской экспертизы, указывая на то, что он лично не совершал действий, от которых скончался Т . С учётом этого полагает, что его действия по эпизоду с Т надлежит квалифицировать по ст.111 УК РФ.

Кроме того, считает, что по эпизоду от 28 сентября 2003 г. из обвинения необходимо исключить квалифицирующий признак «незаконное проникновение в иное хранилище», поскольку он лично в гараж не проникал, и вообще договоренности о проникновении в гараж у участников преступления не было.

Полагает, что оглашение вердикта старшиной присяжных заседателей является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Вердикт присяжных заседателей находит противоречивым и не основанным на фактических обстоятельствах дела.

Автор жалобы также указывает на своё несогласие с размером компенсации морального вреда, поскольку действий, от которых умер Т он не совершал. Обращает внимание на то, что его, Набиуллина, состояние здоровья ухудшилось.

Осуждённый также полагает, что органы следствия и суд не исследовали с достаточной полнотой его психическое состояние, хотя это важно в связи с тем, что он имеет психические отклонения.

Альтернативно Набиуллин ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, при этом он ссылается на то, что обвинительный приговор не соответствует требованиям закона, поскольку судьёй не подписан каждый лист приговора, не приведены мотивы применения полного или частичного сложения наказаний, а по гражданскому иску не указано, «кто его должен погасить»; 15 адвокат Тукубаева Ж. Т. в защиту интересов осуждённого Набиуллина М.Н. - об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, а также в связи с нарушением судом уголовно- процессуального закона; осуждённый Музлов Д.О. - об изменении приговора, а именно о переквалификации его действий по эпизоду в отношении Ч с п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ на ч.4 ст. 166 УК РФ; по эпизоду с потерпевшим Т с п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.4 ст.111 УК РФ и снижении наказания. Считает, что суд неправильно применил уголовный закона при квалификации его действий по эпизодам в отношении Ч и Т , а также назначил ему чрезмерно суровое наказание.

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Музлов Д.О. просит об отмене приговора ввиду его незаконности, необоснованности и несправедливости.

Считает, что судьёй был нарушен принцип объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова. Позиция стороны обвинения была изложена более подробно, нежели позиция защиты, председательствующий напомнил преимущественно доказательства, уличающие подсудимых, не принял обоснованных замечаний на содержание напутственного слова, сделал свои выводы из имеющихся доказательств, чем нарушил требования уголовно-процессуального закона.

Кроме того, как указывает Музлов, председательствующий в своём напутственном слове изложил доказательства, отвергнутые стороной обвинения, и оказал на присяжных заседателей незаконное воздействие.

Музлов указывает и на то, что государственный обвинитель обвинил его в убийстве Б которое ему не вменялось. Это обстоятельство, как пишет Музлов, вызвало предубеждение у присяжных к нему, Музлову, однако председательствующий не прервал государственного обвинителя и не обратился к присяжным с соответствующим разъяснением.

Музлов считает, что допущенное в судебном заседании неравноправие сторон нарушило его право на защиту, что судом не были созданы необходимые условия для осуществления сторонами своих прав и обязанностей; что председательствующий демонстрировал своё негативное мнение относительно позиции защиты; необоснованно прерывал адвоката, защищающего его, Музлова, интересы, делал несправедливые замечания.

Осуждённый Музлов полагает, что суд по настоящему делу явился органом уголовного преследования, выступал на стороне обвинения. 16 Находит, что судебное заседание проходило с явным обвинительным уклоном; что в ходе следствия необоснованно многократно акцентировалось внимание присяжных заседателей на тяжелейших, с точки зрения эмоционального восприятия, вопросах, чем на присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие.

Ссылается на то, что в присутствии присяжных заседателей прозвучали слова, касающиеся его личности, способные вызвать предубеждение, что, как он указывает, является нарушением уголовно-процессуального закона.

Касаясь квалификации действий по эпизоду нападения на Ч , Музлов уточняет, что, по его мнению, суд допустил существенное нарушение уголовного закона, изменив обвинение в худшую сторону. По предыдущему приговору его действия были переквалифицированы с п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.4 ст. 166 УК РФ и п. «а» ч.З ст.111 УК РФ. Тот приговор был отменён, однако указанная переквалификация содеянного никем не оспаривалась и была обязательной для суда при новом рассмотрении дела.

С учётом этого полагает, что настоящим приговором его положение было ухудшено, поскольку дело в отношении его «рассматривалось вновь по ч.4с т . 162УКРФ».

Считает, что по эпизоду с потерпевшим Ч суд необоснованно не признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, неправомерное поведение потерпевшего Ч что осталось без внимания то обстоятельство, что в результате нападения у потерпевшего никакое имущество не было похищено, что, по его мнению, свидетельствует об отсутствии корыстного мотива этого преступления.

При таких условиях считает, что судом было нарушено требование закона об обязанности суда поставить вопрос о менее тяжком преступлении, а также требование о постановке вопросов в понятных формулировках, в связи с чем, как он полагает, на основании ошибочного вердикта присяжных заседателей суд применил не ту статью Особенной части УК РФ, которая подлежала применению.

Считает, что суд формально учёл имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства и по данному эпизоду назначил несправедливое наказание.

Полагает, что по эпизоду нападения на Т суд квалифицировал содеянное им с нарушением требований об обязательности вердикта.

Конкретно он указывает на то, что коллегией присяжных заседателей был вынесен вердикт об отсутствии у подсудимых предварительной договорённости об убийстве, однако это обстоятельство судом было 17 проигнорировано, и в приговоре отсутствуют доказательства и мотивировка выводов суда в этой части.

С учётом этого Музлов полагает, что суд основал приговор по эпизоду с Т на предположении о возникновении умысла на убийство Т в процессе совершения преступления. Указывает, что в вопросном листе по эпизоду в отношении Т не содержится ни одного вопроса о его причастности либо непричастности к лишению жизни потерпевшего, на который бы присяжные дали положительный ответ. Считает, что по этому эпизоду суд нарушил «требования о порядке изменения обвинения», а именно указывает на то, что замена судом предварительного сговора «на спонтанный» является фактически изменением обвинения, от которого он не имел возможности защищаться, поскольку, по его мнению, версия о совершении убийства Т группой лиц была выдвинута стороной обвинения на стадии обсуждения последствий вердикта в прениях сторон.

Поскольку на этой стадии, как он пишет, доказательства не представляются, он не мог защититься от нового обвинения и поставить перед коллегией присяжных заседателей соответствующие вопросы.

В приговоре, по его мнению, не дано оценки всем доказательствам по делу, не приведено мотивов, почему одни из них суд принимает, а другие отвергает. Полагает, что были ограничены его права в представлении доказательств.

По эпизоду нападения на Л полагает, что суд необоснованно квалифицировал его действия как грабёж, совершенный с незаконным проникновением в иное хранилище, организованной группой; считает, что этот вывод суда противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей, и при вынесении приговора суд не указал, на каких доказательствах он основывает свой вывод.

Кроме того, автор жалобы указывает на несправедливость приговора, находя назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Полагает, что судом не были учтены его явки с повинной, поручительства депутатов, характеристики из УВД, спортивной школы. Считает, что судом в полной мере не было принято во внимание, что его мать является инвалидом второй группы, его супруга находится в отпуске по уходу за малолетним ребёнком.

Альтернативно Музлов ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение с оставлением без изменения приговора в части осуждения его по ч.З ст. 33, пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ; 18 адвокат Хисматова Д.А. в защиту интересов осуждённого Музлова Д.О. - об изменении приговора ввиду чрезмерно сурового наказания, назначенного Музлову. Ссылается на то, что суд нарушил принципы соразмерности и справедливости наказания. Полагает, что признание значительного количества смягчающих обстоятельств не повлияло на размер наказания, и судом проигнорировано влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осуждённого Музлова.

В связи с этим адвокат обращает внимание на то, что мать Музлова является инвалидом второй группы, что его супруга находится в отпуске по уходу за малолетним ребенком, что он является единственным кормильцем в семье. Адвокат считает, что Музлов был образцовым семьянином, ответственным и хорошим работником, принимал активное участие в благоустройстве придомовой территории. Обращает внимание на то, что за него имеется поручительство коллектива по месту работы, а депутаты городского Совета также считают, что длительный срок изоляции Музлова от общества сыграет отрицательную роль для Музлова и его семьи.

Автор жалобы считает, что более мягкий срок наказания позволил бы ему быстрее вернуться к исполнению своего родительского и гражданского долга.

Адвокат подчёркивает, что, несмотря на тяжёлое материальное положение, осуждённым был добровольно частично возмещён ущерб, причинённый потерпевшему Ч что все гражданские иски Музлов признал и намерен возмещать причинённый потерпевшим ущерб. Кроме того, по предыдущему приговору Музлову было назначено наказание в виде 22 лет лишения свободы. Такое необоснованно суровое и несправедливое наказание, по мнению адвоката, было одной из причин для пересмотра уголовного дела.

Однако при новом рассмотрении дела, как считает адвокат, суд проигнорировал это обстоятельство и назначил Музлову, «практически» такое же наказание.

Как считает адвокат, при вынесении приговора суд нарушил принципы справедливости и гуманности, поскольку назначение такого наказания имеет своей целью причинение Музлову физических страданий и унижение его человеческого достоинства.

Адвокат ссылается на то, что защитой было заявлено ходатайство о признании смягчающим наказание обстоятельством неправомерного поведения потерпевших Ч и Т послужившего поводом для совершения осуждённым преступления. Сторона обвинения, как указывает адвокат, не опровергла этот довод, а суд, не приняв во внимание это 19 смягчающее обстоятельство, вынес несправедливый и необоснованный приговор.

В итоге адвокат просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение с оставлением без изменения приговора в части осуждения Музлова по ч.З ст. 33, пп. «а»,«г» ч.2 ст. 161 УК РФ по эпизоду с потерпевшим Б .

Альтернативно адвокат ставит вопрос об изменении приговора, а именно о переквалификации действий Музлова по эпизоду с потерпевшим Ч с п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ на ч.4 ст. 166 УК РФ и смягчении наказания, а также о переквалификации действий Музлова с п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.4 ст. 111 УК РФ по эпизоду с потерпевшим Т По мнению адвоката, именно такая квалификация действий Музлова соответствует фактическим обстоятельствам дела; осуждённый Колесников Ю.М. - об отмене приговора и прекращении производства по делу либо об изменении приговора ввиду неправильного применения уголовного закона при квалификации его действий, а также назначения чрезмерно сурового наказания.

Также считает, что суд не зачёл ему в срок наказания весь период нахождения его под стражей по настоящему делу. В обоснование своей позиции указывает на то, что в ходе предварительного следствия он содержался под стражей в период с 6 мая 2008 г. по 11 февраля 2009 г. по постановлению следователя в порядке ст.77.1 УИК РФ. Однако данный срок не был зачтён ему в срок отбытия наказания.

Кроме того, Колесников считает, что при назначении наказания суд не учёл в полной мере того, что он признан заслуживающим снисхождения.

Полагает, что у суда были основания для применения к нему ст.64 УК РФ; адвокат Ш Муратова О.В. в защиту интересов осуждённого Колесникова Ю.М. - об отмене приговора ввиду нарушения уголовного и уголовно- процессуального закона.

Адвокат считает, что квалификация действий Колесникова, указанная в приговоре, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

По мнению адвоката, в действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.4 ст. 166 УК РФ. Адвокат считает, что Колесников нанёс телесные повреждения Ч а перемещение и сожжение автомобиля потерпевшего были самостоятельными действиями Шарифуллина, о которых Колесников не знал. 20 Как далее указывает адвокат, суд, отвергая доводы защиты, сослался в приговоре на вердикт присяжных заседателей, однако при постановке вопросов на разрешение коллегии присяжных заседателей стороной защиты, а также самим Колесниковым было заявлено ходатайство о постановке дополнительных вопросов, которые влекли ответственность за менее тяжкое преступление. В удовлетворении этого ходатайства, как указывает адвокат, им было отказано, в связи с чем присяжные заседатели лишились возможности обсудить вопрос при утвердительном ответе относительно ответственности в меньшем объёме.

Ссылаясь на ч.1 ст.ЗЗ8 УПК РФ, автор жалобы считает, что суд нарушил требования закона о том, что председательствующий обязан сформулировать вопросы не только по предъявленному обвинению, но и учесть результаты судебного следствия и прения сторон.

Кроме того, адвокат считает, что в тексте вопросов, поставленных перед коллегией присяжных заседателей, имелся «скрытый ответ» о причастности Колесникова к деянию, предусмотренному ч. 4 ст. 166 УК РФ; осуждённый Метлин Д.В. - об отмене приговора ввиду его несправедливости, излишней суровости и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела; адвокат Пастернак Л.Н. в защиту интересов осуждённого Метлина Д.В. - об изменении приговора и смягчении Метлину наказания; Адвокат считает, что наказание, назначенное Метлину за второе преступление, то есть по эпизоду с Л , не соответствует содеянному и является излишне суровым. Считает, что не доказано совершение Метлиным преступления в отношении Л в составе организованной группы, поскольку с участниками этой группы Метлин познакомился в судебном заседании. По мнению адвоката, Метлин не знал и не мог знать о замыслах других участников этой группы, и ни один из них не говорил об участии Метлина в совершении этого преступления.

Далее автор жалобы ссылается на то, что осуждённый Музлов в ходе судебного разбирательства показал, что оговорил Метлина и объяснил причину этого оговора. Сам Метлин отрицает своё участие в ограблении Л . Степанов и Кулуев поясняли, что с Метлиным знакомы не были, о потерпевшем им стало известно со слов какого-то перекупщика автомобилей, при этом они не имели в виду Метлина. Однако, как считает адвокат, суд эти показания оставил без исследования и анализа. 21 По мнению адвоката, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Наказание, назначенное Метлину по эпизоду с потерпевшим Л как считает адвокат, является несправедливым и излишне суровым. По мнению адвоката, суд не учёл в полной мере того, что на иждивении у Метлина двое малолетних детей, отец - инвалид второй группы; что Метлин характеризуется положительно; что отсутствуют тяжкие последствия для потерпевшего в результате совершённого преступления.

Кроме того, адвокат ссылается на то, что Метлин непосредственного участия в нападении на Л не принимал и не имеет никакого отношения к причинению ему телесных повреждений; что имущественный ущерб потерпевшему не причинён.

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Метлин указывает на то, что он не ознакомлен с материалами дела, имеющимися в т. 30, а также в т. 8, 10, 19; адвокат Бурханов Р.Х. в защиту осуждённого Метлина Д.В. - о снятии дела с рассмотрения и возвращении дела в суд первой инстанции для дополнительного ознакомления Метлина с материалами дела; осуждённый Шарифуллин В.Н. - об изменении приговора, находя приговор несправедливым вследствие его чрезмерной суровости. Указывает, что при наличии смягчающих наказание обстоятельств суд имел возможность назначить ему наказание с применением положений ст.64 УК РФ, но необоснованно отказал в этом.

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Шарифуллин В.Н. просит об отмене приговора ввиду нарушения судом требований уголовно- процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания.

В обоснование своей позиции он ссылается на то, что суд при новом рассмотрении ухудшил его положение, поскольку в предыдущем судебном разбирательстве государственный обвинитель отказался от его обвинения по ст. 162 УК РФ, и он по приговору суда был осуждён по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ и по ч.4 ст. 166 УК РФ. В этой части приговор суда не был обжалован и не отменён.

Кроме того, ссылается на то, что председательствующий судья в нарушение закона отказался удовлетворить его и его защиты замечания по 22 содержанию и формулировке вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, хотя замечания государственного обвинителя были удовлетворены в полном объёме.

Подобная односторонность суда, по его мнению, привела к тому, что вопросы, поставленные на разрешение присяжных заседателей, стали излишне громоздкими, потеряли ясность и стали сложными для их восприятия присяжными заседателями.

Кроме того, Шарифуллин указывает на то, что он не согласен с назначенным ему наказанием.

Обращает внимание на то, что, перечислив смягчающие наказание обстоятельства, суд назначил ему по эпизоду разбойного нападения на Ч такое же наказание, что и Музлову, хотя вердиктом коллегии присяжных заседателей по эпизоду с Ч он единственный был признан заслуживающим снисхождения, поскольку он не наносил ударов потерпевшему Ч и сделал все от него зависящее для возмещения ущерба и заглаживания причинённого вреда, в связи с чем потерпевшие просили его строго не наказывать.

Кроме того, Шарифуллин обращает внимание на то, что он имеет на иждивении двух малолетних детей, престарелых родителей и двух племянников; адвокат Валиев Р.Х. в защиту интересов осуждённого Шарифуллина Р.Х. - об изменении приговора ввиду его чрезмерной суровости. Просит применить положения ст.64 УК РФ и снизить назначенное Шарифуллину наказание.

В дополнительной кассационной жалобе адвокат Валиев Р.Х. просит об отмене приговора ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания.

Конкретно адвокат ссылается на то, что суд при новом рассмотрении дела допустил ухудшение положение осуждённого, поскольку в предыдущем судебном заседании государственный обвинитель по эпизоду с потерпевшим Ч отказался от обвинения по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ и просил переквалифицировать действия Шарифуллина по этому эпизоду на п. «а» ч.З ст.111 УК РФ и ч.4 ст. 166 УК РФ. Судом эти доводы государственного обвинителя были приняты. В кассационном представлении государственного обвинителя квалификация действий Шарифуллина не оспаривалась, в связи с 23 чем, как считает адвокат, отсутствовал кассационный повод для пересмотра приговора в этой части.

Как далее указывает адвокат, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации согласилась с доводами кассационных жалоб, и приговор был отменён с направлением дела на новое судебное разбирательство, за исключением оправдания Шарифуллина по ч.1 ст.222 УК РФ. Однако при новом рассмотрении дела Шарифуллин по эпизоду с потерпевшим Ч был признан виновным по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ, что адвокат рассматривает как нарушение прав осуждённого на состязательный процесс и как нарушение уголовно-процессуального закона, который ограничивает пределы судебного разбирательства.

Далее адвокат обращает внимание на то, что после представления сформулированного председательствующим проекта вопросного листа обеими сторонами суду были представлены замечания по содержанию и формулировке вопросов. Сторона защиты настаивала на том, чтобы вопросы были поставлены в простой и понятной для присяжных заседателей форме.

Однако, как считает адвокат, все замечания защиты судом были полностью проигнорированы, а замечания, поданные государственным обвинителем, были удовлетворены. Адвокат полагает, что указанные им факты несоблюдения процедуры судопроизводства с участием коллегии присяжных заседателей являются существенными и повлияли на законность решения, принятого по делу.

Кроме того, по мнению автора жалобы, нарушением уголовно- процессуального закона является запрет председательствующего на изучение и доведение до сведения коллегии присяжных заседателей сведений о личности потерпевшего Ч , а именно о его причастности к незаконному обороту наркотических средств. Адвокат считает, что исследование данных о личности потерпевшего не запрещено положениями ст.ЗЗ5 УПК РФ.

Далее адвокат указывает на неправильность квалификации действий осуждённого Шарифуллина. По мнению адвоката, суд в приговоре пришёл к выводу, который не следует из вердикта присяжных заседателей.

Так, адвокат ссылается на то, что по эпизоду с потерпевшим Ч в приговоре указано, что все телесные повреждения, включая раны на голове, причинившие тяжкий вред здоровью, явились результатом согласованных действий Шарифуллина с остальными участниками избиения. Между тем, как считает адвокат, доказательств, свидетельствующих о том, что Шарифуллин договорился с другими осуждёнными причинить тяжкий вред здоровью Ч с целью завладения его имуществом, в приговоре не приведено. Сам 24 Шарифуллин тяжкий вред здоровью потерпевшего не причинял, в связи с чем его действия по этому эпизоду, как считает адвокат, надлежит переквалифицировать на ч.2 ст. 162 УК РФ.

Далее адвокат обращает внимание на то, что вердиктом коллегии присяжных заседателей Шарифуллин признан заслуживающим снисхождения.

Однако, по мнению адвоката, в нарушение требований закона суд не усмотрел оснований для применения к Шарифуллину ст.64 УК РФ, несмотря на то, что по делу имеются смягчающие наказание обстоятельства и отсутствуют отягчающие; осуждённый Калинин С.А. - об изменении приговора ввиду суровости назначенного наказания и неправильной квалификации его действий. Считает, что его действия по эпизоду с потерпевшим Б должны быть переквалифицированы на ч.1 ст. 105 УК РФ или ст.111 УК РФ, поскольку потерпевший находился без сознания и скончался в больнице спустя три дня после совершения им преступления. Кроме того, после нанесения им потерпевшему ударов по голове, тот потерял сознание и не мог осознавать, что в отношении его совершается преступление, вследствие чего действия всех участников преступления по завладению деньгами потерпевшего, по мнению Калинина, должны быть квалифицированы по ст. 158 УК РФ как тайное хищение имущества.

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Калинин просит об оправдании его по ч.5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ по эпизоду в отношении потерпевшего Т . В обоснование своей позиции он ссылается на то, что непосредственного участия в лишении жизни Т не принимал.

Умысел всех участников преступления, как указывает Калинин, был направлен не на лишение жизни Т , а лишь на то, «чтобы наказать Т с помощью дубинок, которые он приготовил». Эти обстоятельства, по его мнению, подтверждаются показаниями Музлова, Набиуллина и Кулуева. Однако эти доказательства, как он считает, судом во внимание приняты не были.

Калинин считает, что и присяжные заседатели в своём вердикте пришли к выводу о том, что у участников нападения предварительной договорённости на убийство Т не было. Он убийства не совершал, содействия в убийстве не оказывал.

Утверждает, что данных, свидетельствующих о том, что его умыслом охватывались действия по лишению жизни Т в деле нет и в приговоре не приведено. 25 Ссылается на то, что не был надлежащим образом обеспечен защитой, так как адвокат Урасинов Г.Б., защищавший его интересы, и адвокат Урасинова Л.А., защищавшая интересы Гайсина, по его предположению, являются супругами, вследствие чего Гайсин дал показания, ухудшающие его, Калинина, положение.

Указывает на то, что ему не были вручены копии кассационных жалоб других осуждённых и их адвокатов; адвокат Урасинов Г.Б. в защиту интересов осуждённого Калинина С.А. - об изменении приговора вследствие неправильного применения уголовного закона.

Адвокат указывает на то, что по эпизоду в отношении потерпевшего Б действия Калинина должны быть квалифицированы по ч.4 ст.111 УК РФ. При этом адвокат ссылается на то, что Калинин свою вину в разбойном нападении на Б и нанесении ему ударов не отрицал и в судебном заседании давал последовательные и правдивые показания, в которых указывал, что убивать потерпевшего не хотел, то есть умысла на лишение жизни потерпевшего у него не было.

Ссылаясь на показания Калинина, адвокат указывает на то, что Калинин орудие преступления нашёл непосредственно в подъезде дома Б что Б после избиения был ещё жив. Ссылку суда в приговоре на поведение Калинина после совершения преступления адвокат считает неуместной, поскольку это обстоятельство, по мнению адвоката, не может свидетельствовать об «изначальном» намерении Калинина убить Б По эпизоду в отношении потерпевшего Т автор жалобы считает, что действия Калинина необходимо переквалифицировать на ч.5 ст.ЗЗ, п. «г» ч.2 ст.112 УК РФ, поскольку, по мнению адвоката, присяжные заседатели не пришли к выводу о том, что Калинин совершил это преступление, заранее договорившись с Музловым, Набиуллиным и Кулуевым. По мнению адвоката, Музлов и Набиуллин в ходе совершения нападения на Т вышли за пределы ранее достигнутой договоренности между участниками группы, что образует эксцесс исполнителя, в связи с чем адвокат предлагает считать, что Калинин совершил пособничество в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью группой лиц по предварительному сговору; кассационная жалоба осуждённого Гайсина возвращена судом как поданная с пропуском срока; 26 адвокат Урасинова Л.А. в защиту осуждённого Гайсина Р.Ф. - об изменении приговора ввиду его чрезмерной суровости.

В обоснование своей позиции адвокат ссылается на то, что Гайсин вину признал полностью, в содеянном раскаялся, характеризуется положительно, в судебном заседании принёс свои извинения потерпевшей.

С помощью его показаний, как указывает адвокат, была установлена истинная картина преступления, что является основанием для применения к нему п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ.

Кроме того, адвокат обращает внимание на то, что осуждённый Гайсин не согласен с датой, с которой ему следует исчислять срок отбытия наказания.

Осуждённый Набиуллин М.Н. принёс возражения на кассационную жалобу адвоката Валиева Р.Х., в которых он указывает на то, что дело в случае отмены приговора надлежит направить на новое рассмотрение с момента, следующего за провозглашением вердикта коллегии присяжных заседателей.

Государственный обвинитель принёс возражения на кассационные жалобы осуждённых и адвокатов, в которых просит оставить их без удовлетворения, изменив приговор по доводам кассационного представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационном представлении, кассационных жалобах, и возражения на них, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Музлова, Набиуллина, Калинина, Кулуева, Шарифуллина, Метлина, Степанова, Гайсина, Колесникова в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствует вердикту коллегии присяжных заседателей, постановленному на основании всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Из протокола судебного заседания следует, что коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 326-332 УПК РФ. 27 Никто из участников судебного разбирательства, в том числе осуждённые, не были лишены права участвовать в формировании коллегии присяжных заседателей.

Вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду её тенденциозности не было заявлено.

Поводов, в силу которых можно было бы сомневаться в способности сформированной коллегии принять объективное решение по делу, в кассационных жалобах не приведено.

Вопреки доводам кассационных жалоб судебное следствие по делу проведено с учётом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Данных о том, что председательствующий вёл судебное разбирательство с обвинительным уклоном, не имеется.

Все представленные сторонами доказательства, заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Судебная коллегия не установила данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств; ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Все доказательства в судебном заседании, в том числе названные в кассационных жалобах, исследовались в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в процедуре, установленной для суда с участием присяжных заседателей. 28 Согласно положениям ст. 334, 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиям.

С учётом этого Судебная коллегия находит несостоятельными доводы адвоката Валиева Р.Х. в его кассационной жалобе о том, что суду следовало в присутствии присяжных заседателей исследовать данные о личности потерпевшего Ч в том числе такие, которые его негативно характеризуют.

Полномочия судьи осуществлялись в соответствии с требованиями ст.334 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах осуждённых и адвокатов, в частности осуждённых Кулуева, Набиуллина, Колесникова и адвоката Тукубаевой, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора, в том числе по доводам, изложенным в кассационных жалобах, в процессе расследования, при предварительном слушании, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства по настоящему делу не допущено.

Данных о том, что суд при новом рассмотрении не выполнил указания, содержащиеся в определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21 июля 2010 г., Судебная коллегия, вопреки доводам кассационных жалоб, не установила.

Право осуждённых на защиту было соблюдено как на предварительном следствии, так и в судебном заседании - их интересы защищали профессиональные адвокаты.

Доводы, изложенные в заявлении осуждённого Калинина, о нарушении его права на защиту Судебная коллегия обсудила и нашла их несостоятельными.

В своём заявлении осуждённый Калинин сослался на то, в судебном заседании его интересы и интересы осуждённого Гайсина Р.Ф. защищали адвокаты, являющиеся супругами, соответственно Урасинов Г.Б. и Урасинова Л.А., ввиду чего, как полагает Калинин, вследствие позиции, занятой Гайсиным по согласованию с адвокатами, являвшимися супругами, было «ухудшено» его, Калинина, положение. 29 Эти доводы Калинина являются предположением, не основанным на материалах дела, из которых следует, что адвокаты Урасинов и Урасинова надлежащим образом осуществляли свои профессиональные обязанности.

Ни Калинин, ни Гайсин не отказывались от услуг этих адвокатов.

Доказательства по делу исследованы всесторонне, полно, объективно, и судом в этом направлении приняты все предусмотренные законом меры.

Вопреки доводам осуждённого Музлова, изложенным в его жалобе, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей не исследовались такие данные о личности подсудимых, которые могли вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого, что соответствует требованиям ст. 335 УПК РФ.

Председательствующий выяснял у сторон, имеются ли у них какие-либо дополнения к судебному следствию. Дополнений не поступило. После этого обсуждался вопрос об окончании судебного следствия. Все участники судебного разбирательства заявили о возможности окончания судебного следствия. С учётом этого председательствующий обоснованно объявил об окончании судебного следствия, после чего в соответствии с требованиями ст. 292, 336 УПК РФ суд приступил к выслушиванию судебных прений.

Согласно протоколу судебного заседания прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Государственный обвинитель в своей речи не допустил тех нарушений процессуального закона, на которые ссылается осуждённый Набиуллин в кассационной жалобе.

Не допустил государственный обвинитель и необоснованного обвинения Музлова в убийстве Б , на что указывает в кассационной жалобе осуждённый Музлов (т. 27, л.д. 540-541).

Вопросный лист составлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 338, 339 УПК РФ.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах, о том, что вопросный лист был составлен председательствующим с нарушением закона, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированные председательствующим в письменном виде, были переданы сторонам с 30 разъяснением их права высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, внести предложения о постановке новых вопросов.

Председательствующим в отсутствие присяжных заседателей были выслушаны замечания и предложения государственного обвинителя, адвокатов и подсудимых, после чего председательствующий удалился в совещательную комнату и окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями.

В протоколе судебного заседания указано, что прежние и уточнённые вопросы приобщены к вопросному листу (т. 28, л.д. 163).

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе осуждённого Набиуллина, данных о необоснованном отклонении замечаний и предложений по сформулированным вопросам не выявлено.

Доводы адвоката Шмуратовой в её жалобе о том, что председательствующий оставлял без внимания эти замечания, не вытекают из протокола судебного заседания.

Вопросы, в том числе и те из них, которые упоминаются в кассационных жалобах, поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках, при этом перед присяжными заседателями поставлены только те вопросы, которые предусмотрены пп.1, 2, 4 ч.1 ст. 299 УПК РФ, то есть в пределах полномочий присяжных заседателей.

В вопросном листе нет поставленных отдельно либо в составе других вопросов, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого, а также вопросов, требующих собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Это относится и к вопросу № 44, который упоминается в кассационной жалобе осуждённого Кулуева.

Вопреки доводам адвоката Шмуратовой в вопросном листе отсутствуют вопросы, имеющие «скрытый ответ».

Вопреки доводам авторов кассационных жалоб напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Председательствующий судья в строгом соответствии с требованиями закона в напутственном слове изложил содержание обвинения, разъяснил содержание уголовного закона, применённого обвинением для квалификации действий подсудимых, напомнил исследованные в суде доказательства, как 31 уличающие, так и оправдывающие подсудимых, разъяснил основные правила оценки доказательств в их совокупности.

После произнесения напутственного слова председательствующий предложил сторонам высказать свои замечания по напутственному слову (т.

28, л.д. 100 об.). Такие замечания поступили, и по ним председательствующий дал свои пояснения.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Доводы кассационной жалобы осуждённого Шарифуллина об обратном Судебная коллегия находит несостоятельными.

В протоколе судебного заседания (т. 28, л.д. 163 об.) имеется запись о том, что старшина присяжных заседателей сначала передал вердикт председательствующему, а затем после выполнения председательствующим действий, предусмотренных ст. 345 УПК РФ, старшина присяжных заседателей провозгласил вердикт, что, вопреки доводам кассационной жалобы осуждённого Набиуллина, также соответствует требованиям ст. 345 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, действия председательствующего после подписания вопросного листа и получения его от старшины присяжных заседателей с внесёнными в него ответами строго соответствуют требованиям ч.2 ст. 345 УПК РФ (т. 28, л.д. 168-169).

Вопреки доводам авторов кассационных жалоб обвинительный приговор по своей форме соответствует уголовно-процессуальному закону, который не требует, чтобы каждый лист приговора был подписан судьёй.

Принцип назначения окончательного наказания при назначении наказания по совокупности преступлений указан в приговоре.

В соответствии со ст.304 УПК РФ вводная часть приговора должна содержать «в том числе иные сведения о личности подсудимого, имеющие значение для уголовного дела».

В кассационном представлении ставится вопрос об исключении из вводной части приговора указания о наличии судимости у Кулуева Р.Б. по приговорам Измайловского муниципального суда г. Москвы от 29 апреля 1997 32 г. по пп. «а», «г» ч.2 ст. 162 УК РФ и Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г.

Настоящим приговором Кулуев Р.Б. осуждён за преступления, совершённые 16 сентября 2003 г. и 28 сентября 2003 г.

На момент совершения указанных преступлений судимость по приговору Измайловского районного суда г. Москвы от 29 апреля 1997 г. (т. 16, л.д. 79) в соответствии с требованиями ст. 86 УК РФ не была погашена, и в действиях Кулуева Р.Б. имелся рецидив преступлений, который был учтён судом при назначении наказания за преступление, совершённое 28 сентября 2003 г.

С учётом этого Судебная коллегия не может согласиться с доводами автора кассационного представления об исключении из вводной части приговора указания о наличии у осуждённого Кулуева судимости по приговору Измайловского районного суда г. Москвы от 29 апреля 1997 г.

Вместе с тем в кассационном представлении правильно обращается внимание на то, что суд необоснованно указал во вводной части приговора на наличие судимости у Кулуева Р.Б. по приговору Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г. по ч. 1 ст.228 УК РФ (т. 16, л.д. 87-88), поскольку преступления, за которые Кулуев осуждён по приговору от 16 марта 2011 г., совершены им до 2007 г. Наказание по приговору от 17 января 2007 г. не может учитываться при назначении наказания по настоящему делу.

С учётом этого Судебная коллегия считает необходимым исключить из вводной части приговора указание о наличии судимости у Кулуева Р.Б. по приговору Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г., которым он осуждался по ч.1 ст.228 УК РФ.

Не соглашается Судебная коллегия и с доводами, изложенными в кассационном представлении государственного обвинителя, о необоснованном указании во вводной части приговора о наличии судимости Степанова В.Э. по приговорам Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 17 сентября 1997 г. и 14 сентября 1998 г. и наличии судимости у Гайсина Р.Ф. по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 22 февраля 2001 г.

Как видно из материалов дела, наказание по данным приговорам Степанов В.Э. отбыл 28 февраля 2002 г. 33 Преступление, за которое он осуждён по настоящему приговору, совершено 28 сентября 2003 г., т.е. в период непогашенных судимостей по указанным приговорам.

Гайсин Р.Ф. наказание по приговору от 22 февраля 2001 г. отбыл в 2002 г.

Новое преступление совершено им 3 мая 2003 г., то есть в период непогашенной судимости.

При этом суд обоснованно признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства наличие в действиях Гайсина Р.Ф. рецидива преступлений и учёл это при назначении наказания.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе осуждённого Калинина о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о его виновности в совершении убийства Т за которые он осуждён, доводы адвоката Рудова В.А. в его жалобе о непричастности Кулуева к лишению жизни Т , а также доводы осуждённого Набиуллина о его непричастности к наступлению смерти Т не могут быть приняты во внимание Судебной коллегией, поскольку стороны не вправе подвергать сомнению вердикт, и по этим основаниям не может быть обжалован и отменён приговор суда присяжных в кассационном порядке.

Осуждённые по настоящему делу были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными вердиктом, действиям Набиуллина, Калинина, Кулуева, Метлина, Степанова, Гайсина, Колесникова в приговоре по существу дана правильная юридическая оценка.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами адвоката Рудова В.А. в его кассационной жалобе о переквалификации действий осуждённого Кулуева Р.Б. по эпизоду с потерпевшим Т с п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на п. «г» ч.2 ст. 112 УК РФ, а также доводами, изложенными в кассационных жалобах осуждённых Набиуллина и Музлова и их адвокатов соответственно Тукубаевой Ж.Т. и Хисматовой Д.А., о переквалификации действий этих осуждённых по эпизоду с потерпевшим Т на ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей суд правильно указал в приговоре, что Музлов, Кулуев и Набиуллин - каждый в группе лиц, действуя с умыслом на лишение жизни Т непосредственно участвовал в лишении жизни последнего.

Этот вывод суда подробно мотивирован в приговоре. 34 В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей суд правильно установил, что Калинин явился пособником в убийстве Т совершённом группой лиц.

В приговоре приведено, какие действия совершил Калинин как пособник этого преступления.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе адвоката Урасинова Г.Б., о неправильной квалификации действий Калинина в этой части не соответствуют вердикту коллегии присяжных заседателей.

Суд правильно изложил в приговоре, что о наличии у Кулуева, Музлова и Набиуллина умысла на лишение жизни Т свидетельствуют конкретные обстоятельства совершённого преступления, в частности интенсивное нанесение потерпевшему множественных ударов различными предметами, в том числе деревянной дубинкой и молотком, в область расположения жизненно-важных органов.

В приговоре подробно мотивирован и вывод суда о наличии у осуждённого Калинина умысла на лишение жизни потерпевшего Б .

Вопреки доводам осуждённого Набиуллина в его кассационной жалобе суд кассационной инстанции при отмене первого приговора по настоящему делу не давал «указаний о признании неправильным поведения потерпевшего Т ».

С учётом содержания вердикта, вопреки доводам осуждённого Музлова в его кассационной жалобе, у Судебной коллегии не было оснований и для признания факта неправомерного поведения потерпевшего Ч Вопреки доводам осуждённых и адвокатов, изложенным в кассационных жалобах, суд правильно указал в приговоре, что проникновение в гараж потерпевшего Л то есть в хранилище, охватывалось умыслом Музлова, Набиуллина и Метлина, которые совершили преступление в отношении потерпевшего Л организованной группой.

Наличие соответствующих квалифицирующих признаков - «с незаконным проникновением в иное хранилище» и «организованной группой» подробно мотивировано в приговоре. 35 Доводы осуждённых Набиуллина и Музлова в их жалобах об исключении из их осуждения по эпизоду с потерпевшим Л этих квалифицирующих признаков Судебная коллегия находит неубедительными.

Не соглашается Судебная коллегия и с доводами кассационной жалобы адвоката Шмуратовой о том, что в действиях Колесникова отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 166 УК РФ.

Адвокат ссылается на то, что перемещение и сожжение автомобиля Ч совершил Шарифуллин, а Колесников об этом не знал.

Между тем в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей суд правильно указал в приговоре, что Колесников действовал в отношении Ч группой лиц по предварительному сговору. Его умыслом охватывалось как применение опасного для жизни и здоровья потерпевшего насилия, так и угон автомашины потерпевшего. В соответствии с разработанным планом Колесников, выполняя свою роль в преступлении, нанёс Ч удары металлическим прутом по голове и различным частям тела, применив насилие, опасное для жизни и здоровья.

Вопреки доводам адвоката Валиева Р.Х. вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Шарифуллин в группе лиц по предварительному сговору нанёс потерпевшему Ч несколько ударов, в том числе металлическим прутом, по различным частям тела, причинив, согласно выводам экспертов-медиков, тяжкий вред здоровью потерпевшего.

При таких условиях доводы адвоката Валиева о переквалификации действий Шарифуллина на ч.2 ст. 162 УК РФ со ссылкой на то, что Шарифуллин не причинял тяжкого вреда здоровью Ч , несостоятельны.

То обстоятельство, что Колесников лично не перемещал автомашину Ч , вопреки доводам адвоката Шмуратовой в жалобе, не влияет на квалификацию действий Колесникова, поскольку, как правильно указано в приговоре суда, этот преступный результат, о котором имелась ранее достигнутая договорённость между участниками преступления, был обеспечен при непосредственном участии Колесникова.

Обсуждая доводы, изложенные в кассационных жалобах осуждённых и адвокатов, Судебная коллегия исходит из того, что ссылки осуждённых и адвокатов в их жалобах на неправильное установление фактических 36 обстоятельств дела Судебная коллегия не может принять во внимание с учётом положений уголовно-процессуального закона о пределах обжалования приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Вместе с тем Судебная коллегия считает, что действиям осуждённых Шарифуллина и Музлова по эпизоду от 15 сентября 2002 г. в отношении потерпевшего Ч в приговоре дана неправильная юридическая оценка, при этом Судебная коллегия исходит из следующего.

В соответствии с положениями ст. 360, 383, 385, 387 УПК РФ суд первой инстанции не может ухудшить положение осуждённого после отмены приговора по его жалобе и жалобе его защитника.

Эти положения закона распространяются и на уголовные дела, рассмотренные с участием присяжных заседателей, поскольку в уголовно- процессуальном законе не содержится указаний о том, что приведённые нормы уголовно-процессуального закона не подлежат применению при рассмотрении уголовных дел с участием присяжных заседателей.

Положение осуждённых Шарифуллина и Музлова при повторном рассмотрении дела ухудшено.

Так, Шарифуллин В.Н. и Музлов Д.О. органами предварительного следствия по эпизоду от 15 сентября 2002 г. (с потерпевшим Ч обвинялись по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

Государственный обвинитель по итогам первого судебного разбирательства до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора изменил обвинение в сторону смягчения.

С учётом этого, исходя из фактических обстоятельств, установленных вердиктом, суд по приговору от 15 октября 2009 г. квалифицировал действия Шарифуллина и Музлова по этому эпизоду по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ и по ч.4 ст. 166 УК РФ.

Этот приговор был отменён по кассационным жалобам адвокатов и осуждённых в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.

Однако по итогам нового судебного разбирательства при установлении вердиктом коллегии присяжных заседателей тех же фактических обстоятельств по эпизоду с Ч суд квалифицировал действия Шарифуллина и Музлова (каждого) в этой части по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в 37 редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, чем ухудшил их положение.

При таких условиях Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Шарифуллина и Музлова по указанному эпизоду с п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ и на п. «а» ч.З ст.111 УК РФ и ч.4 ст. 166 УК РФ.

Таким образом, в этой части Судебная коллегия частично соглашается с доводами, изложенными в кассационных жалобах осуждённых Шарифуллина и Музлова, а также адвокатов в защиту их интересов, о неправильности квалификации действий Музлова и Шарифуллина по эпизоду с Ч .

Одновременно с этим Судебная коллегия считает, что заслуживают внимания доводы кассационного представления государственного обвинителя Якунина С.С. о квалификации действий осуждённых Музлова Д.О. по ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, Набиуллина М.Н. по ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, Калинина С.А. по ч.2 ст. 162 УК РФ, Метлина Д.В. по ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, Гайсина Р.Ф. по пп.

«а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г.

№ 26-ФЗ.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ в санкции ч.2 ст. 161 УК РФ и ч.2 ст. 162 УК РФ были внесены изменения, улучшающие положение осуждённых Музлова Д.О., Набиуллина М.Н., Калинина С.А., Метлина Д.В. и Гайсина Р Ф . , а именно был исключён нижний предел наказания в виде лишения свободы.

С учётом этого Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать: действия Музлова Д.О. - с ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ; 38 действия Набиуллина М.Н. - с ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ; действия Калинина С.А,- с ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, действия Метлина Д.В. - с ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ; действия Гайсина Р.Ф. с пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ.

Наказание Музлову, Шарифуллину, Набиуллину, Калинину, Метлину и Гайсину за каждое преступление и по совокупности преступлений Судебная коллегия назначает в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных, в том числе с учётом тех смягчающих наказание обстоятельств, которые указаны в приговоре и на которые имеются ссылки в кассационных жалобах этих осуждённых и адвокатов в защиту их интересов.

При этом Судебная коллегия находит, что суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона при назначении наказания осуждённому Калинину по эпизоду убийства Б а именно ухудшил положение Калинина.

Из приговора от 16 марта 2011 г. следует, что эти действия Калинина квалифицированы судом по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и за совершение этого преступления ему назначено наказание в виде лишения свободы на 15 лет.

Действия Калинина по эпизоду с потерпевшим Т квалифицированы судом по настоящему приговору по ч.5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, и за совершение этого преступления ему назначено 8 лет лишения свободы.

Однако по приговору от 15 октября 2009 г. действия Калинина в части лишения жизни Б и Т были квалифицированы по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ с назначением наказания в виде лишения свободы на 13 лет. 39 Этот приговор был отменён по жалобам осуждённых и адвокатов в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, что не позволяло суду ухудшить положение Калинина и назначить ему за убийство Б более строгое наказание.

По этим основаниям наказание, назначенное Калинину по настоящему приговору по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, подлежит смягчению до 12 лет лишения свободы.

Наказание, назначенное осуждённым Кулуеву, Колесникову и Степанову, Судебная коллегия находит правильным и не находит оснований для его смягчения, в том числе с учётом исключения из вводной части приговора указания о наличии судимости у Кулуева по приговору от 17 января 2007 г.

При назначении им наказания судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного ими, данные о личности каждого виновного, обстоятельства дела в их совокупности, в том числе смягчающие наказание.

Выводы суда о размере и виде наказания, назначенного каждому из них, подробно мотивированы в приговоре.

Вопреки доводам государственного обвинителя, изложенным в кассационном представлении, указание в приговоре о назначении Музлову Д.О. по п. «а» ч.З ст.161 УК РФ, Набиуллину М.Н. по ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ и Метлину Д.В. по ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ наказания без штрафа не противоречит соответствующим санкциям уголовного закона.

Не может Судебная коллегия согласиться и с доводами кассационного представления о мягкости наказания, назначенного осуждённым Степанову, Кулуеву, Музлову, Набиуллину и Калинину.

У Судебной коллегии нет оснований считать несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости наказание, назначенное каждому из этих осуждённых.

Вопреки доводам, изложенным в кассационном представлении, из содержания приговора не вытекает, что суд указал о применении правил ч. 1 ст. 62 УК РФ при назначении наказания по ч.2 ст. 105 УК РФ.

Так, в резолютивной части приговора указано на назначение наказания с применением правил ст. 62 УК РФ, то есть и её ч.З. Одновременно с этим Судебная коллегия соглашается с доводами государственного обвинителя в кассационном представлении об исключении 40 из описательно-мотивировочной части приговора указания об отсутствии оснований для применения правил ч.5 ст.69 УК РФ при назначении окончательного наказания осуждённым Гайсину и Колесникову, поскольку этот вывод суда не мотивирован в приговоре.

При рассмотрении дела в кассационной инстанции наказание по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ не может быть назначено.

Как правильно указано в кассационном представлении государственного обвинителя, при определённых условиях соответствующие вопросы могут быть обсуждены в порядке ст. 396, 397, 399 УПК РФ. Это относится и к вопросам о зачёте времени содержания под стражей.

С учётом изложенного доводы кассационного представления государственного обвинителя Якунина С.С. Судебная коллегия нашла подлежащими частичному удовлетворению.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осуждённого Степанова о том, что его судимости по приговорам от 17 сентября 1997 г. и от 14 сентября 1998 г. следует считать погашенными, поскольку такая позиция не основана на законе.

Непогашенные судимости обоснованно указаны во вводной части приговора.

Вопреки доводам кассационных жалоб осуждённого Степанова и адвоката Тихонова судом при назначении наказания Степанову обоснованно учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, положительные данные о личности Степанова, его способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников преступления, состояние его здоровья, ходатайство коллектива с места работы Степанова о готовности взять Степанова на поруки.

При назначении Степанову наказания суд учёл, что вердиктом коллегии присяжных заседателей он признан заслуживающим снисхождения.

Вопреки доводам кассационной жалобы осуждённого Степанова отягчающие наказание обстоятельства при назначении ему наказания, в соответствии с положениями ч. 4 ст. 65 УК РФ, судом не учитывались.

Назначенное Степанову наказание является минимальным в санкции соответствующего закона. 41 При таких условиях Судебная коллегия не находит оснований для смягчения Степанову наказания по доводам в его кассационной жалобе и в жалобе адвоката Тихонова.

При назначении наказания Кулуеву суд обоснованно признал смягчающими наказание обстоятельствами его явку с повинной по эпизоду нападения на Т и признание его заслуживающим снисхождения по тому же эпизоду.

Вопреки доводам кассационной жалобы осуждённого Колесникова и его адвоката суд правильно назначил наказание и этому осуждённому, учтя его явку с повинной и вердикт коллегии присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения по эпизоду с Ч Возможность применения ст. 64, 73 УК РФ к Кулуеву, Степанову, Колесникову, как и к другим осуждённым по настоящему делу, суд обсуждал и обоснованно не усмотрел оснований для этого, мотивировав своё решение в этой части.

Судебная коллегия находит убедительным решение суда в этой части.

При назначении наказания осуждённому Метлину суд принял во внимание отсутствие отягчающих обстоятельств, а в качестве смягчающих обстоятельств обоснованно признал активное способствование раскрытию преступления и изобличению других соучастников по эпизоду с потерпевшим Б положительные характеристики, наличие на иждивении у Метлина малолетних детей и отца - инвалида второй группы.

Таким образом, судом учтены те смягчающие наказание обстоятельства, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах осуждённого Метлина и адвоката Пастернака.

Эти смягчающие наказание обстоятельства учитывает и Судебная коллегия при назначении наказания Метлину.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах осуждённого Гайсина и адвоката Урасиновой, отсутствие оснований для применения к Гайсину при назначении ему наказания правил чЛ ст. 62 УК РФ мотивировано в приговоре.

Вопреки доводам авторов кассационных жалоб срок наказания осуждённым, в том числе Колесникову, Калинину и Гайсину, исчислен по настоящему делу правильно - со дня избрания им меры пресечения в виде заключения под стражу. 42 Так, осуждённый Калинин в соответствии со ст. 91 УПК РФ не задерживался; постановлением суда по настоящему делу в отношении его была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу с 16 октября 2008 г. (т. 2, л.д. 142).

Осуждённый Колесников в соответствии со ст. 91 УПК РФ не задерживался; постановлением суда в отношении его по настоящему делу с 12 февраля 2009 г. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (т.2,л.д.214).

Осуждённый Гайсин в соответствии со ст. 91 УПК РФ не задерживался; постановлением суда в отношении его по настоящему делу с 20 октября 2008 г. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (т. 2, л.д. 161).

Доводы, изложенные в кассационных жалобах этих осуждённых и их адвокатов о том, что срок наказания им следует исчислять с момента их этапирования из мест отбывания наказания: Колесникову - с 6 мая 2008 г., Гайсину - с 22 июля 2008 г., Калинину - с 6 мая 2008 г. - для проведения следственных действий с их участием в качестве подозреваемых и обвиняемых, не основаны на законе.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы осуждённого Набиуллина о том, что органы следствия и суд не исследовали с достаточной полнотой его психическое состояние Набиуллина, оставив без внимания то обстоятельство, что он перенёс черепно-мозговую травму и последующую операцию.

В отношении Набиуллина проведена по настоящему делу судебно- психиатрическая экспертиза, из акта которой усматривается, что эксперты сделали вывод о том, что Набиуллин каким-либо психическим расстройством не страдает и не страдал им в период, относящийся к совершению инкриминируемого ему правонарушения. В отношении инкриминируемого ему деяния он мог осознавать опасность своих действий и руководить ими.

Из акта судебно-психиатрической экспертизы (т.14,л.дЛ 51-153) усматривается, что эксперты располагали сведениями о том, что Набиуллин имел черепно-мозговую травму, по поводу которой находился на стационарном лечении с марта по 3 мая 2003 г.

Приведённые выводы экспертов-психиатров обоснованно не вызвали сомнений у суда, поскольку экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона компетентными лицами, не заинтересованными в исходе дела. 43 Выводы экспертов проверены судом с помощью других доказательств.

Судебная коллегия отмечает, что даты нахождения Набиуллина на стационарном лечении по поводу травмы головы не противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей, относительно времени создания организованной преступной группы в г. в 2003 г.

Согласно акту судебно-психиатрической экспертизы, проведённой в отношении Гайсина, у него выявлены признаки героиновой наркомании, однако степень расстройства выражена не столь значительно и не лишала его в период совершения инкриминируемого ему деяния способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Эти выводы экспертов также не вызвали сомнений у суда.

Судебная коллегия находит неубедительными доводы в кассационной жалобе осуждённого Кулуева о том, что он не ознакомлен в должной мере с материалами дела.

Так, из постановления судьи от 6 июля 2012 г. (т.32, л.д.203-204) усматривается, что Кулуев в течение 27 дней дополнительно знакомился с материалами дела, после чего судья постановил закончить ознакомление с материалами дела, так как осуждённый затягивал процесс ознакомления.

Согласно этому постановлению осуждённый Метлин дополнительно знакомился с материалами дела в течение 22 дней, что опровергает доводы в его жалобе и в жалобах адвокатов в его защиту о том, что Метлин не был надлежащим образом и в полном объёме ознакомлен с материалами дела.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах осуждённого Метлина и адвоката Бурханова в его защиту, осуждённый Метлин дополнительно был ознакомлен со всеми материалами дела, в том числе с т. 8, 10, 19, а с т. 8 - повторно (т.32, л.д. 10, 27).

Кроме того, Кулуеву с учётом его заявлений были вручены копии следующих документов: проекта вопросного листа, вердикта, напутственного слова председательствующего и копии «дополнительных» материалов, содержащихся в томе № 28.

Другим осуждённым, заявлявшим аналогичные ходатайства, также были вручены копии процессуальных документов. 44 При таких условиях Судебная коллегия находит несостоятельными доводы, изложенные в кассационной жалобе осуждённого Метлина и адвоката Бурханова о том, что Метлин должным образом не ознакомлен с материалами дела.

Калинину также была предоставлена возможность дополнительного ознакомления с материалами дела.

В т. 30 на л.д. 122, 143, 161, 185, 213, 246 имеются сведения о том, что осуждённому Метлину была вручена копия протокола судебного заедания. Он также принёс замечания на протокол судебного заседания, которые были рассмотрены председательствующим (т.30, л.д. 254).

Копия соответствующего постановления вручена Метлину.

Как следует из материалов дела, осуждённый Кулуев был ознакомлен с протоколом судебного заседания и дважды направлял замечания на протокол судебного заседания, которые были рассмотрены председательствующим с вынесением соответствующих постановлений 7 февраля 2012 г. и 29 марта 2012 г. (т. 30, л.д. 294 -295; т.32, л.д. 122).

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе Кулуева, нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении замечаний этого осуждённого на протокол судебного заседания не допущено.

С соблюдением требований уголовно-процессуального закона рассмотрены и замечания на протокол судебного заседания, поданные другими осуждёнными по настоящему делу, в частности Калининым, Метлиным, Гайсиным, Набиуллиным.

Вопреки доводам, изложенным в дополнительной кассационной жалобе осуждённого Калинина, последнему были вручены копии кассационных жалоб других осуждённых и адвокатов, а также копии кассационного представления государственного обвинителя, то есть требования ст. 358 УПК РФ судом выполнены.

Не только Калинин, но и остальные осуждённые по настоящему делу были извещены о принесённых кассационных представлении и жалобах с вручением им копий жалоб и представления.

Гражданские иски в настоящем уголовном деле разрешены правильно, основания и размеры исков доказаны. 45 Вопреки доводам авторов кассационных жалоб лица, отвечающие по искам, указаны в приговоре.

Судебная коллегия не находит завышенными суммы взысканий по гражданским искам, в том числе по эпизоду с потерпевшим Т На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 16 марта 2011 г. в отношении Кулуева Р Б изменить: исключить из вводной части приговора указание о наличии у него судимости по приговору Стерлитамакского городского суда Республики Башкортостан от 17 января 2007 г.

Тот же приговор в отношении Музлова Д О изменить: переквалифицировать его действия по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 3 года; переквалифицировать его действия по эпизоду от 15 сентября 2002 г. с п.

«в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ на п. «а» ч.З ст.111 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет, и на ч.4 ст. 166 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 6 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст.111 УК РФ, ч.4 ст.166 УК РФ, ч.З ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26- ФЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ путём частичного сложения наказаний окончательно назначить ему наказание в виде лишения свободы на 19 лет в исправительной колонии строгого режима. 46 Тот же приговор в отношении Набиуллина М Н изменить: переквалифицировать его действия по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 3 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, ч.З ст.ЗО, п.

«а» ч.З ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, путём частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание в виде лишения свободы на 17 лет в исправительной колонии строгого режима.

Тот же приговор в отношении Калинина С А изменить: переквалифицировать его действия по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162- ФЗ на ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 7 лет 11 месяцев; смягчить наказание, назначенное ему по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, до 12 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, ч.5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ, путём частичного сложения наказаний окончательно назначить ему наказание в виде лишения свободы на 18 лет в исправительной колонии строгого режима.

Тот же приговор в отношении Шарифуллина В Н изменить: переквалифицировать его действия по эпизоду от 15 сентября 2002 г. с п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. 47 № 63-ФЗ на п. «а» ч.З ст.111 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 6 лет, и ч.4 ст. 166 УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 6 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст.111 УК РФ и ч.4 ст. 166 УК РФ, путём частичного сложения наказаний окончательно назначить ему наказание в виде лишения свободы на 6 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Тот же приговор в отношении Метлина Д В изменить: переквалифицировать его действия по эпизоду от 3 мая 2003 г. с ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года; На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.5 ст.ЗЗ, пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ и ч.З ст.ЗО, п. «а» ч.З ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ, путём частичного сложения наказаний окончательно назначить ему наказание в виде лишения свободы на 8 лет в исправительной колонии строгого режима.

Тот же приговор в отношении Гайсина Р Ф изменить: переквалифицировать его действия по эпизоду от 3 мая 2003 г. с пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ на пп. «а», «г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы на 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключить из приговора указание об отсутствии оснований для назначения Гайсину Р Ф и Колесникову Ю М наказания по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Музлова Д О , Набиуллина М Н Калинина С , Кулуева Р Б , Шарифуллина В Н , 48 Метлина Д В Гайсина Р Ф , Колесникова Ю М а также Ст епанова В Э оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-О12-54СП

УИК РФ Статья 77.1. Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве
УК РФ Статья 86. Судимость
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 131. Изнасилование
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 91. Основания задержания подозреваемого
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 304. Вводная часть приговора
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 349. Правовые последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх