Дело № 11-О12-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 марта 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Мещеряков Дмитрий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-О12-9

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 марта 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.
судей Мещерякова Д.А., Валюшкина В.А.
при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление прокурора Республики Татарстан Амирова К.Ф., кассационные жалобы осуждённого Яушева ЭХ. и адвоката Фарукшиной Н.В. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 1 декабря 2011 года, по которому Я У Ш Е В Э Х , не судимый, осуждён по ст.ст.ЗЗ ч.З и 105 ч.2 п.«з» УК РФ с применением ст.64 УК РФ на 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год и возложением следующих обязанностей: не менять места жительства и не выезжать за пределы территории муниципального района проживания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждённым наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный орган 2 раза в месяц для регистрации.

Гражданский иск З удовлетворен частично и постановлено взыскать с Яушева ЭХ. рублей в счёт компенсации морального вреда в пользу потерпевшего.

Постановлено наложенный арест на имущества Яушева ЭХ.: автомобиль « » с регистрационным знаком года выпуска, а также на его денежные средства: рублей, долларов США и евро оставить без изменения до возмещения осуждённым причинённого вреда по гражданскому иску потерпевшего З Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., объяснения: осуждённого Яушева ЭХ., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и адвоката Кабалоевой В.М., поддержавшей доводы осуждённого; адвоката Фарукшиной Н.В., поддержавшей доводы своей кассационной жалобы и потерпевшего З , поддержавшего доводы адвоката; мнение прокурора Титова Н.П., поддержавшего доводы кассационного представления, а в остальном просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Яушев ЭХ. признан виновным в организации и руководстве действиями, непосредственно направленными на совершение умышленного причинения смерти потерпевшему З совершённого по найму, но преступление не было доведено до конца по независящим от Яушева ЭХ. обстоятельствам.

Преступление было совершено в при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационном представлении прокурор Республики Татарстан Амиров К.Ф. просит приговор в части разрешения гражданского иска о компенсации морального вреда отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Указывает, что при разрешении гражданского иска по делу суд констатировал, что моральный вред потерпевшему З был причинён путём организации приготовления к его убийству осуждённым и сослался на учёт характера причинённых ему же нравственных страданий, не выполнив тем самым требований закона о необходимости изложения фактов причинения потерпевшему нравственных страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями они нанесены, степень вины причинителя. Как усматривается из материалов дела, потерпевший узнал о готовящемся в отношении него преступлении от работников милиции и принял участие в инсценировке смерти, но сведений о переживаниях потерпевшего, психических или физиологических, принесённом им вреде в приговоре не приведено.

Кроме того, при назначении Яушеву ЭХ. наказания судом был установлен ряд исключительных смягчающих обстоятельств и наказание ему назначено с применением ст.64 УК РФ, однако это не сказалось на размере компенсации морального вреда, который представляется излишне высоким. Гражданский истец по искам о возмещении и имущественного и морального вреда, причинённого преступлением, освобождается от уплаты государственной пошлины, а ответчик, в данном случае Яушев ЭХ., такой льготы не имеет, и с него подлежала взысканию государственная пошлина.

В кассационной жалобе осуждённый Яушев ЭХ. просит смягчить ему наказание, отменив применение ограничения свободы, отменить или уменьшить сумму компенсации морального вреда. Указывает, то преступление совершил в результате провокации, которую разработали и осуществили потерпевший З и другие лица с целью захвата его бизнеса, устранить З предложил сам Н . После его ареста эти лица обанкротили его предприятие и присвоили имущество, оставили его семью без средств к существованию. Поэтому он не согласен с выплатой рублей З , который якобы перенёс «сильный стресс». Кроме того, на эту выплату нет средств, так как наложен арест на его имущество до уплаты этой суммы, в том числе и на долларов США, а в приговоре ошибочно указано, что на долларов США. Он считает, что ему необоснованно назначено наказание в виде ограничения свободы, так как ни в каких ограничениях после освобождения из мест лишения свободы он нуждаться не будет, просит это наказание отменить.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего З адвокат Фарукшина Н.В. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что судом был необоснованно исключён квалифицирующий признак - «из корыстных побуждений», в то время как устранение З давало Яушеву возможность бесконтрольно распоряжаться денежными средствами, то есть имел место конкретный корыстный мотив.

Более того, через некоторое время должны были быть устранены и наследники З Наказание Яушева необоснованно назначено с применением ст.64 УК РФ, исключительных обстоятельств по делу не имеется и необоснованно снижен размер гражданского иска. В связи с неправильным, чрезмерно мягким назначением наказания осуждённому, недостаточному взысканию с него в счёт компенсации морального вреда приговор подлежит отмене.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Доводы осуждённого Яушева (фактически признавшего себя виновным в совершении преступления) о том, что преступление было им совершено в результате провокации потерпевшего З и свидетеля Н опровергаются показаниями свидетеля Н об обращении к нему первым Яушева с просьбой организовать убийство З а также показаниями самого потерпевшего об извещении его о готовящемся убийстве только работниками МВД. Кроме того, из фонограммы бесед Яушева с Н следует, что именно Яушев настаивал на совершении убийства З на почве неприязни к потерпевшему.

Действиям Яушева судом дана правильная юридическая оценка, из обвинения осуждённого обоснованно исключён квалифицирующий признак - «из корыстных побуждений», так как преступление было совершено Яушевым не из корысти, а на почве отношений с З возникших из-за стремления сохранить за собой возможность единоличного осуществления руководства ООО « ».

Наказание Яушеву назначено с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, как смягчающие наказание обстоятельства учтены фактическое признание им своей вины и раскаяние в содеянном, отсутствие прежде судимости, его возраст, материальное и семейное положение, состояние здоровья родственников, наличие годовалого ребёнка, а как исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности преступления учтены отсутствие тяжких последствий в результате действий Яушева и его отношение к содеянному и наличие у Яушева многочисленных хронических заболеваний, и наказание назначено с применением ст.64 УК РФ в отношении основного наказания в виде лишения свободы.

Судебная коллегия не усматривает оснований к смягчению осуждённому назначенного наказания, как и к отмене дополнительного наказания в виде ограничения свободы, которая безальтернативно применяется в соответствии с санкцией части второй статьи 105 УК РФ.

Судебная коллегия не находит также оснований к отмене приговора за мягкостью назначенного осуждённому наказания.

Судом по делу правильно разрешён вопрос о компенсации морального вреда, причинённого потерпевшему.

Как видно из материалов дела, в связи с приготовлениями Яушева к убийству потерпевшего, последнему было сообщено об этом и предложено имитировать свою смерть, что было зафиксировано видеозаписью и даже выписано свидетельство о смерти потерпевшего и суд обоснованно пришёл к выводу о причинении Яушевым морального вреда потерпевшему путём организации приготовления к его убийству, а потому взыскание компенсации морального вреда судом произведено в полном соответствии с требованиями закона.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о том, что суд не указал, в чём же выразился моральный вред, причинённый потерпевшему, так как в отличие от физического вреда, который можно определить по заключению экспертизы, причинённый моральный вред потерпевшему, который узнал о намерении давнего знакомого лишить его жизни, в связи с чем ему пришлось имитировать свою смерть и даже изготовить документ о наступлении этой смерти, правильно расценён судом.

Судом правильно разрешён вопрос о размере компенсации потерпевшему морального вреда, с учётом характера нравственных страданий потерпевшего, требований разумности и справедливости.

Как видно из приговора, осуждённый собирался заплатить за совершение убийства потерпевшего долларов США, то есть примерно рублей и эта сумма не казалась ему чрезмерной, резко ухудшающей его материальное положение, описанное и арестованное имущество Яушева также не свидетельствует о его бедственном материальном положении. Государственный обвинитель в судебном заседании просил произвести компенсацию морального вреда потерпевшему в размере рублей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами осуждённого и кассационного представления о якобы чрезмерно большом размере компенсации морального вреда, а также и с доводами потерпевшего и его адвоката о якобы чрезмерно малым размером компенсации морального вреда.

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению кассационных жалоб и кассационного представления не имеется.

Вместе с тем, в резолютивной части приговора допущена техническая ошибка, выразившаяся в том, что при перечислении имущества Яушева, на который наложен арест, указано о долларов США, в том время, как арест был наложен на долларов США, что подлежит уточнению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 1 декабря 2011 года в отношении Яушева Э Х уточнить, считать, что в резолютивной части приговора указано о наложенном аресте на долларов США, а не на долларов США, как ошибочно указано.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, адвоката, кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-О12-9

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх