Дело № 120П11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 июля 2011 г., Постановление
Инстанция Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор
Докладчик Куменков Анатолий Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Дело №120П11

от 6 июля 2011 года

 

членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Тимошина Н.В., Хомчика В.В., -

при секретаре Кепель C.B.

рассмотрел уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. о возобновлении производства по делу в отношении Мохова A.B. ввиду новых обстоятельств.

По приговору Костромского областного суда от 5 сентября 2002 года

Мохов [скрыто]

[скрыто] судимый 9 декабря 2000 года по ч.1 ст.285, п. «б» ч.4 ст.290 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осужден:

по п.п. «ж, з» 4.2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы; по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества;

по п.п. «а, б» ч.2 ст. 166 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по п.п. «а, б» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. «а» ч.З ст.226 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества, а на основании ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и по приговору от 9 декабря 2000 года окончательно к 22 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 мая 2003 года приговор в отношении Мохова A.B. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия от 29 июня 2004 года, вынесенным в порядке ст.ст. 397, 399 УПК РФ, действия Мохова A.B. по приговору от 9 декабря 2000 года переквалифицированы с п.«б» ч.4 ст.290 УК РФ на ч.2 ст.290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ), по которой с применением ст.64 УК РФ назначено 2 года 11 месяцев лишения свободы, исключено указание о назначении конфискации имущества, наказание по совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ снижено до 4 лет 10 месяцев лишения свободы, вид исправительного учреждения изменен со строгого на общий; по приговору от 5 сентября 2002 года действия Мохова A.B. переквалифицированы с п.п. «а, б» ч.2 ст. 166 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ), по которой назначено 3 года 11 месяцев лишения свободы, с п.п. «а, б» ч.2 ст. 158 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ), по которой назначено 2 года 11 месяцев лишения свободы, наказание, назначенное по совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ, снижено до 19 лет 10 месяцев лишения свободы, наказание, назначенное в соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ, снижено до 21 года 8 месяцев лишения свободы, исключено указание о назначении конфискации имущества.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия от 29 декабря 2004 года постановление изменено, по приговору от 9 декабря 2000 года квалификация действий Мохова A.B. по ч.2 ст.290 УК РФ определена в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-Ф3, по приговору от 5 сентября 2002 года квалификация действий Мохова А.В по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ определена в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 №133-Ф3.

По делу осужден также Подберёзкин Д.А.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по делу в отношении Мохова A.B. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кумен-кова A.B., изложившего обстоятельства дела, содержание вынесенных судебных решений, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Мохов признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

Мохов, зная, что [скрыто] занимается скупкой и перепродажей валюты и

может иметь значительную сумму денег, рассказал об этом Подберёзкину и предложил совершить на него разбойное нападение с целью хищения его имущества, на что Подберёзкин согласился. Мохов предложил Подберёзкину взять какой-либо тяжелый предмет для подавления возможного сопротивления потерпевшего.

Во исполнение достигнутой договоренности 4 апреля 2000 года, около 14 часов, Подберёзкин, вооружившись двумя деревянными ножками от табурета, приехал [скрыто], где стал ждать при-

хода Мохова.

Около 14 часов того же дня Мохов привел в эту квартиру [скрыто] под

предлогом показать её перед заключением [скрыто] с ним договора ссуды

под залог принадлежащей ей квартиры.

Во время осмотра квартиры Мохов и Подберёзкин во исполнение умысла на хищение напали на [скрыто] При этом Мохов набросил [скрыто] на шею

заранее приготовленную веревку и начал душить. Однако потерпевший вырвался. Тогда Подберёзкин стал наносить по голове [скрыто] удары ножкой от табурета, используя её в качестве оружия.

Защищаясь, [скрыто] достал газовый пистолет, но применить его не смог, поскольку Мохов схватил его сзади за плечи, а Подберёзкин ударами ножкой табурета выбил из руки потерпевшего пистолет. Продолжая обороняться, [скрыто] схватил палку, однако Подберёзкин вырвал её из его рук.

Видя, что К (оказывает активное сопротивление, Мохов и Подберёзкин, действуя с умыслом на убийство, затащили [скрыто] в большую комнату, где повалили на пол. При этом Подберёзкин навалился на потерпевшего своим телом, а Мохов набросил ему на шею веревку и затянул концы, а затем передал их Подберёзкину, который затягивал петлю на шее до тех пор, пока [скрыто] не потерял сознание. Прекратив сдавливать шею, Подберёзкин связал

потерпевшему руки. Заметив, что [скрыто] пришел в сознание, Подберёзкин

навалился на него и позвал на помощь Мохова. С целью умышленного убийства попытался затянуть веревку на шее, но она выскользнула из его рук. После этого концы веревки взял Мохов и, действуя с целью умышленного убийства,

затягивая петлю на шее, душил [скрыто] около 2 минут. В это время Подберёз-

кин удерживал [скрыто] Щ, лишая его возможности оказать сопротивление. Затем с этой же целью связал ему ноги. В результате совместных действий Мохова и Подберёзкина наступила смерть [скрыто] от механической асфиксии, вызванной сдавливанием шеи петлей. Кроме того, умышленными действиями Мохова и Подберёзкина [скрыто] были причинены 9 ушибленно-рваных ран головы,

две рваные раны на ладонной поверхности пятого пальца.

После совершения убийства Мохов и Подберёзкин, продолжая осуществлять свой умысел на хищение чужого имущества, обыскали труп [скрыто] и завладели деньгами в сумме [скрыто] рублей, [долларами США, что соответство-

вало по курсу Центробанка [скрыто] рублям [скрыто] копейкам, мобильным телефоном [скрыто] стоимостью [скрыто] рублей [скрыто] копеек, радиотелефоном стоимостью! I рублей, ключами от машины потерпевшего. Труп [скрыто] спрятали в подвал и замыли полы в квартире от крови.

_На улице Подберёзкин, по указанию Мохова, попытался завести

[скрыто] автомашину потерпевшего марки стоимостью [скрыто] рубля, чтобы на ней вывезти труп из квартиры, но не смог.

На следующий день, 5 апреля 2000 года, утром, Мохов и Подберёзкин вновь пытались завести автомашину, но не смогли. Толкая автомашину, откатили её [скрыто] Из салона автомашины похитили видеокассету, компакт-диск, две пары детских ботинок общей стоимостью [скрыто] рублей, а также охотничье ружье «ИЖ-81» стоимостью (рублей.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. ставится вопрос о возобновлении производства по делу в отношении Мохова A.B. ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при производстве по уголовному делу.

Осужденный Мохов A.B., ссылаясь на постановление Европейского Суда по правам человека, просит возобновить производство по делу ввиду новых обстоятельств.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации о возобновлении производства по уголовному делу подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела в силу подп. «б» п.2 ч.4 ст.413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу Мохова, в постановлении от 4 марта 2010 года указал, что имело место нарушение п.2 ст.6, п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Европейский Суд, установив нарушение принципа презумпции невиновности (п.2 ст.6 Конвенции), признал, что до начала судебного разбирательства по делу в отношении Мохова по обвинению в убийстве с целью завладения имуществом государственный телевизионный канал дважды в ходе расследования уголовного дела, 15 и 18 января 2001 года, транслировал в эфире выступление следователя прокуратуры, в котором он в утвердительных выражениях заявлял о том, что Мохов «совершил убийство, сопряженное с разбойным нападением». Это заявление не только не ограничивалось описанием ситуации о ходе расследования или существованием подозрений в отношении Мохова, но и представляло собой установленный факт. Такое утверждение со стороны государственного должностного лица имело вид заявления о виновности Мохова и привело к предвзятой оценке фактов компетентными судебными органами. Европейский Суд, как указано в постановлении, полагает, что заявления следователя, судя по всему, привели к созданию у общественности мнения о том, что Мохов - убийца, до того, как его виновность была установлена судом.

Нарушение п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод выразилось в том, что Мохову не была предоставлена возможность предъявить суду свои доводы по иску о защите чести и достоинства лично или через представителя, что является нарушением принципа равноправия сторон.

В соответствии с ч.1 ст.413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно ч.5 ст.415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения представления Председателя Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с решением Европейского Суда по правам человека.

По смыслу названных норм в их взаимосвязи решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постанов-

ления суда Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости судебных решений.

По данному делу установленное Европейским Судом по правам человека нарушение п.2 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не может служить основанием для отмены или изменения вынесенных по уголовному делу судебных решений в отношении Мохова.

Принцип презумпции невиновности закреплен в ст. 49 Конституции Российской Федерации, а также в ст. 14 УПК РФ, в соответствии с положениями которой обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Европейский Суд по правам человека, указав на нарушение принципа презумпции невиновности, констатировал, что 15 и 18 января 2001 года в ходе предварительного расследования местная государственная телевизионная компания «КТРК» выпустила в эфир программу «На грани», содержавшую интервью следователя прокуратуры Костромской области, который, как указано в постановлении, сообщил, что «убийство было совершено в период расследования по делу о взятке и злоупотреблении должностными полномочиями [в которых был обвинен заявитель], которое продолжалось в течение достаточно длительного времени, и имелась возможность передать дело в суд. Также мы установили, что Мохов совершил второе, более серьезное преступление - убийство, сопряженное с разбойным нападением».

Действительно, следователь прокуратуры во время расследования дела до рассмотрения уголовного дела, до вступления в законную силу приговора суда высказал суждение об установлении факта совершения преступления Моховым, что несовместимо с принципом презумпции невиновности.

Однако это обстоятельство в данном случае не может свидетельствовать о незаконности и необоснованности вынесенных в отношении Мохова судебных решений.

Изложенные выше утверждения следователя, как и сформулированное им обвинение, не являются (и не являлись в данном случае) обязательными для суда и не освобождают суд от обязанности провести судебное разбирательство в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, с учетом принципа состязательности и равноправия сторон, с созданием необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления пре-

доставленных им прав и в зависимости от установленных обстоятельств вынести решение о виновности или невиновности подсудимого.

Данное уголовное дело по факту убийства потерпевшего было возбуждено 8 апреля 2000 года. По окончании расследования дело направлялось для рассмотрения по существу в Костромской областной суд. Определениями Костромского областного суда от 5 февраля 2001 года и 15 ноября 2001 года дело возвращалось для производства дополнительного расследования.

Затем уголовное дело в отношении Мохова и Подберёзкина с обвинительным заключением было направлено в Костромской областной суд 28 июня 2002 года. Постановлением судьи от 9 августа 2002 года его рассмотрение в судебном заседании было назначено на 21 августа 2002 года, затем отложено на 22 августа 2002 года и рассматривалось до 5 сентября 2002 года, когда был постановлен приговор.

Из материалов дела следует, что рассмотрено оно судьей Костромского областного суда в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон, с предоставлением возможности сторонам представлять доказательства, заявлять отводы и ходатайства, осуществлять другие, предусмотренные уголовно-процессуальным законом права.

Приговор суда постановлен с соблюдением требований закона, выводы, изложенные в нем, основаны на анализе и оценке совокупности имеющихся в материалах дела доказательств, исследованных в судебном заседании.

Доказательства по делу оценены надлежащим образом с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Объективность и беспристрастность судьи при оценке исследованных доказательств не могут быть поставлены под сомнение на том лишь основании, что следователь по данному делу высказал суждение об установлении факта совершения преступления.

Данных о том, что судьям второй инстанции, участвовавшим в рассмотрении дела в кассационном порядке, было известно о содержании выступления следователя по местному телевидению, и оно оказало на них воздействие при принятии решения по делу, не имеется.

Таким образом, оснований для отмены или изменения судебных решений в отношении Мохова не установлено, поскольку не имеется данных, свидетельствующих о том, что на судей, рассматривавших уголовное дело в судах первой и кассационной инстанций, при вынесении приговора и кассационного

определения повлияли указанные выше утверждения следователя во время интервью Костромской государственной телевизионной компания «КТРК».

Принимая во внимание изложенное и руководствуясь ст.415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении Мохова А.В. ввиду новых обстоятельств.

3. Приговор Костромского областного суда от 5 сентября 2002 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 мая 2003 года, постановление судьи Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия от 29 июня 2004 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия от 29 декабря 2004 года в отношении Мохова [скрыто] оставить без изменения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 120П11

Статья 49. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 397. Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора
УПК РФ Статья 399. Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора
УПК РФ Статья 413. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
УПК РФ Статья 415. Возбуждение производства
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 7
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх