Дело № 127-АПУ16-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 127-АПУ16-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЧервоткинаАС.
судейИстоминой Г.Н. и Климова А.Н.
при секретареГорностаевой Е.Е.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Пирогова М.В., защитников осужденных - адвокатов Богиной М.Б., Квасова СВ., Урсол АЛ.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Шевченко ВВ., Слапогузова ВВ., их защитников адвокатов Гончарова П.Ю., Мотуз Н.А., Богиной МБ., потерпевшихБ , Н и Н на приговор Верховного Суда Республики Крым от 25 января 2016 года, которым Шевченко В В несудимый осужден к лишению свободы по п.п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет, с ограничением свободы на 1 год, по п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ сроком на 4 года; и к ограничению свободы по ч.1 ст. 158 УК РФ сроком на 9 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначена 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Слапогузов В В несудимый, осужден к лишению свободы по п.п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет, с ограничением свободы на 1 год, по :п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ сроком на 4 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда с Шевченко ВВ. и Слапогузова ВВ. с каждого в пользу Н Б Н по 500 000 рублей каждому; в счет возмещения материального вреда с Шевченко ВВ. и Слапогузова ВВ.

солидарно в пользу Н 389 180 рублей в пользу Г - 339 180 рублей, и в пользу Б расходы по оплате услуг адвоката по 12 625 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Шевченко ВВ., Слапогузова ВВ., их защитников адвокатов Богиной МБ., Квасова СВ., Урсол А.Л.., поддержавших доводы жалоб и возражавших против удовлетворения жалобы потерпевшей, выступление потерпевших Н Н Б поддержавших доводы жалобы об усилении наказания и возражавших против удовлетворения жалоб осужденных и их защитников, выступление государственного обвинителя Пирогова М.В., полагавшего оставить приговор без изменения, а жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Шевченко и Слапогузов осуждены за убийство Н группой лиц, за неправомерное завладение автомобилем Г без цели хищения (угон) группой лиц по предварительному сговору, а Шевченко ВВ., кроме того - за совершение кражи имущества Н Преступления совершены ими 6 октября 2014 года в г.

Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Гончаров П.Ю. в защиту Слапогузова ВВ., не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства, указывает на чрезмерную суровость назначенного осужденному наказание и необоснованное неприменение положений ст. 64 УК РФ.

По доводам жалобы, суд при назначении наказания Слапогузову ВВ., хотя и сослался на смягчающие обстоятельства, предусмотренные пп. «г», «и» ст. 61 УК РФ, однако при назначении окончательного наказания не в полной мере учел их.

Кроме того суд необоснованно не применил в отношении Слапогузова положения ст. 64 УК РФ и не назначил наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующими статьями Особенной части Уголовного Кодекса.

Слапогузов полностью признал свою вину, искренне раскаялся в содеянном, добровольно явился в правоохранительные органы, активно способствовал расследованию преступления, изобличал и способствовал уголовному преследованию другого соучастника преступления. Он последовательно и правдиво давал показания о содеянном, несмотря на то, что санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает более строгое наказание в сравнении с ч. ст. 1 105 УК РФ.

Суд не принял во внимание данные о личности осужденного, а именно, то, что ранее он не судим, совершил преступление впервые, положительно характеризуется по месту жительства, был трудоустроен, имеет семью, двоих малолетних детей.

Защита просила суд признать все эти обстоятельства исключительными и применить при назначении наказания Слапогузову положения ст. 64 УК РФ, однако суд необоснованно не применил данный закон, в результате чего назначил осужденному несправедливое наказание.

Просит приговор изменить и снизить размер назначенного Слапогузову наказания с применением требований ст. 64 УК РФ.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе осужденный Слапогузов ВВ., приводя аналогичные доводы о несправедливости назначенного ему наказания.

Помимо этого он указывает, что назначенный судом срок лишения свободы окажет на него негативное влияние, поскольку за такой длительный з срок будут утрачены все социальные связи, а его семья нуждается в его помощи и материальной поддержке.

Полагает, что с учетом обстоятельств содеянного, положительных данных о его личности суд имел основания для применения положений ст. 64 УК РФ, однако назначил ему чрезмерно суровое наказание.

В апелляционной жалобе адвокаты Мотуз НА. и Богина М.Б. в защиту Шевченко ВВ. указывают на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

По доводам жалобы в судебном заседании не установлены доказательства причастности Шевченко к убийству Н и краже мобильного телефона у потерпевшего.

Считают неправильным вывод суда о достоверности положенных в основу приговора показаний Слапогузова, о том, что его показания соответствуют другим доказательствам.

Анализируя показания Слапогузова на допросах в качестве подозреваемого от 6.10.2014 г. и 7. 10.2014 г., при проверке его показания на месте преступления от 7.10. 2014 г., на допросе в качестве обвиняемого от 26 февраля 2015 года, обращают внимание на наличие противоречий в его показаниях о количестве ударов, нанесенных Шевченко потерпевшему, об обстоятельствах похищения телефона, о том, кто именно звонил с телефона потерпевшего, причины которых не были вЕ>шснены в судебном заседании.

Не соответствует материалам дела и указание суда о том, что рукоятка ножа была обнаружена в багажнике автомобиля, хотя на фотоснимке видно, что она лежит в салоне.

Суд не принял во внимание показания свидетелей П и Я , поскольку они не были очевидцами преступления, однако принял во внимание показания свидетелей С С С , которые также не были очевидцами преступления.

Кроме того свидетели С , « , Я подтвердили в судебном заседании показания Шевченко о том, что Шевченко желал сдаться в полицию для выяснения обстоятельств.

Обращают также внимание на то, что суд сослался в приговоре на недопустимые доказательства, каковыми считают - заключение судебно-медицинского эксперта П № 2296, которая не имела права заниматься профессиональной деятельностью на территории Российской Федерации, поскольку диплом о высшем образовании получен ею в Узбекистане, сертификата судебно-медицинского эксперта и должной квалификации она не имеет; -заключение судебно-медицинского эксперта П № 520-М в связи с тем, что эксперту не представлялся для исследования протокол проверки показаний Слапогузова ВВ. на месте, однако в заключении имеется ссылка на этот протокол; -заключение комиссии экспертов № 242 в силу того, что в его основу положено первичное заключение эксперта, являющееся недопустимым доказательством, кроме того в заключении не указаны все повреждения, причиненные потерпевшему; -заключение эксперта С № 217, поскольку оно базируется на недопустимом первичном заключении, а исследование проведено с нарушением методики; -протокол проверки показаний Слапогузова на месте в связи с тем, что данное следственное действие проведено неуполномоченным на то лицом, следователем А который не принимал дело к производству, а также в связи с тем, что Слапогузову задавались наводящие вопросы; -показания Слапогузова на допросе с применением видеозаписи, поскольку допрос проведен следователем А который не принимал дело к производству, и самоустранился от допроса, проведенного фактически следователем-криминалистом Р ; - протокол выемки вещей в связи с наличием неоговоренных исправлений даты, которые не позволяют установить точное время проведения следственного действия.

Полагают, что Шевченко не был ознакомлен с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы, на что указывает исправление первичной даты 14 ноября 2014 года на 6 октября 2014 года, а также ответы СИЗО о том, что ни 6.10.2014 г., ни 14.1 1.2014 г. следственные действия с Шевченко не проводились.

Заключению специалистов Б и Т имеющих длительный стаж работы по специальности, ученые степени кандидата и доктора медицинских наук ученые звания профессора и доцента соответственно, суд дал неправильную оценку.

Оценивая доводы стороны защиты о недопустимости ряда доказательств: протоколов ознакомления обвиняемого и его защитника с заключениями экспертов № 6/149э, № 6/148э № 2457, № 2456, от 14.11.2014 г., с постановлениями о назначении судебных автотехнической, психолого- психиатрических, дактилоскопических экспертиз, суд сослался на то, все эти документы подписаны самими Шевченко и его защитниками, однако не дал оценки тем обстоятельствам, что согласно ответу СИЗО следственные действия с Шевченко в указанную дату не проводились.

В связи с этим полагают, что Шевченко до проведения экспертиз не был ознакомлен с постановлениями об их назначении, чем нарушены его права, предусмотренные ст. 47, 195 УПК РФ.

Показаниям Шевченко, который, го их мнению, в момент допроса находился в состоянии алкогольного опьянения, суд дал неправильную оценку и необоснованно отказал в проведении экспертизы для разрешения вопроса о нахождении Шевченко в момент допроса в состоянии патологического опьянения.

Комиссионное заключение специалистов о последовательности нанесения ранений потерпевшему и причине его смерти ставит под сомнение показания Слапогузова, в связи с чем защи та ходатайствовала о проведении экспертиз, в производстве которых было отказано.

После исследования всех материалов дела остались невыясненными неустранимые противоречия, не позволяю щие в полной мере установить обстоятельства совершенного преступления, которые должны быть истолкованы в пользу Шевченко.

Ни одно ходатайство, заявленное стороной защиты в дополнении к судебному следствию, не было удовлетвори яо.

В частности было отказано в удовлетворении ходатайства об установлении абонентов, которым Слапогузов звонил после убийства, в назначении видеотехнической экспертизы камер видеонаблюдения, что позволило бы более детально установить произошедшие события.

Квалификацию действий осужденных по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ считают неправильной.

В действиях Слапогузова имеется эксцесс исполнителя, а потому Шевченко не может нести ответственность за убийство.

Необоснованным считают и вывод суда о виновности Шевченко в краже телефона.

Представленными обвинением доказательствами не подтверждено ни событие преступления, ни причастность к нему Шевченко.

Не имел суд объективных оснований и для квалификации действий Шевченко по ч. 2 ст. 166 УК РФ. В ходе судебного следствия установлено, что потерпевшим Г автомобиль был помещен на автостоянку незаконно, без заключения договора с собственником автостоянки, по устной договоренности с охранниками. Ключи от автомобиля Г передал Шевченко и Слапогузову, поскольку доверял им. Г пояснил, что охранники выгоняли автомобиль за территорию автостоянки, чтобы утром руководство не обнаружило незаконное помещение автомашин третьих лиц.

При таком положении полагают, что незаконное завладение автомобилем исключается.

Не установлен судом и реальный размер вреда, причиненного Г повреждением автомобиля.

Поскольку Шевченко не причастен к убийству Н то он не может нести обязанность по компенсации морального вреда. Что касается материального ущерба, то установление памятника выходит за рамки обычных обрядовых традиций. Кроме того стороной защиты в судебном заседании оспаривалась стоимость памятника, при наличии же спора о размере ущерба суду надлежало оставить иск без рассмотрения.

Назначенное Шевченко наказание считают несправедливым чрезмерно суровым.

Указывают также на существенные нарушения норм уголовно- процессуального закона, выразившиеся в том, что сторона защиты не была ознакомлена с протоколом судебного заседания.

Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в Верховный Суд Республики Крым на новое рассмотрение в ином составе.

Осужденный Шевченко ВВ. в своей апелляционной жалобе приводит аналогичные доводы о незаконности и необоснованности приговора.

Помимо этого указывает, что суд не принял во внимание тот факт, что Слапогузов, Н и Н незадолго до преступления употребляли наркотики, показания свидетеля П о том, что Слапогузов излишне раздражительный и агрессивный; запись с камер видеонаблюдения, на которой видно, что он, выполняя договор с Г , переставлял автомобиль, а не угонял его, а также то, что он отсутствует на месте преступления, в силу чего не знал об убийстве Н . В системе видеонаблюдения видно, что именно Слапогузов отключает видеокамеры в помещении охраны, готовясь тем самым к убийству.

Подробно описывая события 5-6 октября 2014 года, отмечает, что между Слапогузовым и потерпевшим Н произошла ссора и драка в связи с тем, что Н не оплатил наркотики, которые они вместе употребляли. Он в это время стоял в дверном проеме.

По требованию Слапогузова он стал выгонять за территорию автостоянки автомобиль Г , но Слапогузов остановил его у помещения охраны, он увидел, что его лицо, руки и одежда в крови, на его вопрос он сказал ему, что сломал нож о Н . Помог Слапогузову поместить Н в багажник автомобиля, Слапогузов сказал, что доставит его в больницу. Слапогузов уехап, а ему сказал сделать уборку в помещении охраны.

Отношения к убийству Н он не имеет и не знал, что произошло в помещении охраны.

Выезжая с территории автостоянки, Слапогузов позвонил своей жене с телефона Н , что исключает гго виновность в краже. Через 20 минут Слапогузов позвонил ему, сообщил об аварии и сказал уходить с объекта, что он и сделал.

Показания о случившемся он давал последовательные, дополняя их в ходе допросов.

Дело рассмотрено с многочисленными нарушениями норм уголовно- процессуального закона, суд проявил к нему предвзятое отношение.

Суд не принял во внимание то, что он переоделся после случившегося, надел куртку Слапогузова, что он не имел намерения скрываться от следствия, о чем пояснил свидетель Я что во время первых допросов он был в состоянии алкогольного опьянения и не осознавал сути своих показаний.

Просит постановить в отношении него оправдательный приговор в связи с его непричастностью к соверше кию преступлений, а в случае несогласия с доводами его жалобы - принять законное, обоснованное и справедливое решение.

В апелляционной жалобе потерпевшие Б Н и Н просят изменить приговор и усилить назначенное осужденным наказание до 20 лет лишения свободы.

В обоснование этой просьбы ссылаются на то, что осужденные лишили жизни их единственного сына. Шевченко не признал себя виновным, затягивал процесс, заявлял, что Н сам спровоцировал конфликт, чем причинил им дополнительные нравственные страдания.

Полагают, что Слапогузов признан вину и активно способствовал раскрытию преступлений лишь для уменьшения размера наказания.

Со ссылкой на положения ст. 297, 389 УПК РФ, ст. 43, 60 УК РФ считают назначенное осужденным наказание за особо тяжкое преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ, несправедливым, чрезмерно мягким.

В возражении на апелляционные жалобы государственный обвинитель Фурмамбетов Э.Э. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Слапогузова и Шевченко в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты доводы осужденного Шевченко о непричастности к убийству Н краже и угону, поддержанные и в апелляционной жалобе.

При этом суд правильно признал достоверными показания осужденного Слапогузова, который последовательно как на предварительном следствии, так и в судебном заседании признавал себя виновным в совершении совместно с Шевченко убийства Н угоне автомобиля Г и давал подробные показания об обстоятельствах совершения этих преступлений, а также об обстоятельствах похищения телефона у потерпевшего.

Так, в судебном заседании Слапогузов о своей роли и роли Шевченко в совершенных преступлениях пояснил, что в ходе конфликта Шевченко нанес Н два или три удара в область лица и шеи, от которых Н присел на пол около вешалки., а Шевченко накинулся на него, придавив его к стене и полу. Он также присоединился к действиям Шевченко, стал удерживать Н , который продолжал выражаться нецензурной бранью в их адрес. В этот момент Шевченко сказал Н , что если он не успокоится, то они его зарежут. В связи с тем, что Н не успокаивался, он взял со стола кухонный нож и нанес им удар в грудь Н и оставил нож в теле Н . Шевченко после его действий вынул нож из груди Н и нанес им еще два удара в грудь Н , а затем несколько ударов в область шеи. После нанесенных ударов в руках у Шевченко остЕшась лишь рукоятка ножа. Затем Шевченко нанес еще несколько ударов ногой по лицу, ногам и телу Н . Увидев, что Н мертв, Шевченко сказал, что надо вывозить его тело. Взяв ключи от припаркованного на территории автосалона автомобиля, принадлежащего Г , Шевченко подогнал его к пункту охраны. Затем они вдвоем погрузили тело Н в багажник, он сел за руль автомобиля и поехал вывозить тело Н , а Шевченко остался убирать в помещении пункта охраны. Проехав метров 600 от автосалона, он совершил наезд на бетонный блок, поэтому оставил поврежденный автомобиль и вернулся в автосалон, где о произошедшем рассказал Шевченко. После его рассказа Шевченко сказал, что надо уходить и они, оставив автосалон, пошли в сторону кольца. После этого они пошли к магазину « », где встретились с Г , тот спрашивал, что произошло, однако Шевченко не дал ему рассказать о произошедшем. Шевченко просил Г забрать деньги у его должника, но Г отказался. Он дозвонился до своей жены и С которые приехали к ним на остановку . При встрече он и Шевченко сели в автомобиль к С и поехали в район остановки По дороге он жене и С рассказал о том, что они вдвоем совершили убийство. Шевченко при рассказе присутствовал и соглашался с его содержанием. С и его жена предложили им сдаться в полицию, на что Шевченко сказал, что сдаваться не будет, будет скрываться. Шевченко взял у него куртку, телефон и вышел из автомобиля. С и его жена подвезли его к отделу полиции, где он обратился с заявлением о совершенном преступлении.

По поводу телефона потерпевшего указал, что не помнит в какой момент Шевченко забрал у Н телефон, помнит, что Шевченко осматривал после убийства его карманы. Около магазина « », он брал у Шевченко телефон потерпевшего, кроме того использовал от него батарею, так как его батарея на телефоне разряжалась.

На предварительном следствии указывал, что видел, как Шевченко, осматривая труп Н , взял у него телефон, поскольку предполагал, что именно в этот момент он взял у него телефон.

Сопоставляя показания Слапогузова с другими доказательствами, суд правильно указал в приговоре, что они соответствуют другим доказательствам и подтверждаются ими.

Так, показания Слапогузова о месте убийства Н о характере примененного к нему насилия, об использовании в качестве орудия преступления ножа, который сломался, соответствуют - протоколу осмотра места происшествия - помещения охраны на территории автосалона ООО « », в ходе которого были обнаружены в правом дальнем углу на полу пятно бурого цвета со сгустками, в которых обнаружен клинок ножа, на стенах обнаружены мазки, потеки и брызги вещества бурого цвета, капли бурого цвета, направленные сверху вниз; а также следы папиллярных узоров; с места происшествия изъяты следы бурого цвета, клинок ножа, следы пальцев и рук (том № 1, л.д. 161-182); - протоколу осмотра места автомобиля « », г.н. , в ходе которого обнаружен труп мужчины с телесными повреждениями и колото-резанными ранениями, фрагмент полимерной ручки от ножа, а также зафиксированы многочисленные повреждения кузова, ходовой части, двигателя, трансмиссии (т.1 л.д. 127-152); - заключению эксперта от 22 декабря 2014 года, согласно которому обнаруженные на поверхности багажника автомобиля « », наличнике двери слева от входа, поверхности рамы двери справа, поверхности стены следы рук оставлены Шевченко ВВ., следы ладони руки с внутренней поверхности двери и след пальца руки на чайнике оставлены Слапогузовым В.В. (т.З л.д.56-63).

- показаниям свидетелей П Б Р о том, что 06 октября 2014 года, когда они утром пришли на работу в автосалон, то увидели в помещении поста большую лужу крови и капли крови по всему помещению, на столе стояла пустая бутылка из-под водки, охранников Шевченко и Слапогузова на месте не было; -заключению судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа Н и заключению комиссии экспертов, согласно которым на трупе потерпевшего обнаружены ссадины, кровоподтеки, кровоизлияния и ушиблен ная рана на лице, ссадины в области правого коленного сустава и передней поверхности правой голени, колото-резанные раны в подбородочной области, на левой боковой поверхности шеи; две раны (№ 3 и № 4) на передней поверхности груди; пересечение хрящевой части 4 ребра по ходу раневого канала раны №3, повреждение околосердечной сорочки, мышечной стенки левого желудочка сердца; гемоторакс слева - 700 мл; пересечение пищевода, кровоизлияния в мягких тканях по ходу раневых каналов в проекции колото-резанных ран; указанные повреждения явились результатом нанесения комбинированной травмы вследствие применения тупых предметов и колюще-режущего орудия; смерть Н последовала от двух проникающих колото-резанных ранений груди с повреждением сердца и колото-резанного ранения шеи, сопровождавшихся внутренним и наружным кровотечением, приведшим к острому малокровию; - заключению эксперта от 17 апреля2015 года, согласно которому на спортивных брюках Слапогузова В.В. обнаружены следы крови в результате контакта с окровавленным предметом, кроме того они обнаружены на его кроссовках на внутренней и наружной поверхностях, а также пяточной части, на утепленных брюках Шевченко В.В. также обнаружены следы крови, которые образовались от контакта с окровавленным предметом (т.З л.д.112-121), - заключению эксперта от 14 апреля 2015 года, согласно которому повреждения на кожном лоскуте левой боковой поверхности шеи, на кожном лоскуте груди слева являются колото-резанными, образовались в результате трех травматических воздействий плоского колюще-режущего предмета, на уровне погружающейся части имеющего одностороннюю заточку, то есть обушок и режущую кромку, клинок представленного на экспертизу ножа хозяйственно-бытового назначения мог быть орудием травмы при условии, что на момент причинения повреждений целостность ножа не была нарушена.

Показания Слапогузова о том, что после убийства он и Шевченко встречались с Г а также с С и С подтверждаются показаниями указанных свидетелей.

Так, из показаний свидетеля Г ., исследованных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ, следует, что 06 октября 2014 года примерно в 9 часов он по просьбе Шевченко он встречался с ним и Слапогузовым, они были в состоянии алкогольного опьянения, шатались, он обратил внимание, что светлые кроссовки Шевченко ВВ. по бокам и в носочной части были в крови, на его вопрос Шевченко сказал, что о произошедшем расскажет позже, Слапогузов ВВ. хотел рассказать ему о произошедшем, но Шевченко ВВ. ударил его локтем в туловище и сказал молчать. По лицу Слапогузова ВВ. было видно, что он сильно напуган и растерян. Шевченко ВВ. в разговоре с ним смеялся, был уверенным и несколько агрессивным. Шевченко В.В, попросил у него в долг 3000 рублей, но ехать за деньгами на автостоянку отказался. После разговора с Шевченко он поехал на автостоянку, где узнал о совершенном убийстве.

Свидетель С пояснил, что 06 октября 2014 года он по просьбе Слапогузова В.В. встретился с ним Шевченко в г. , они сели к нему в автомобиль, где была также жена С , В автомобиле Слапогузов в присутствии Шевченко рассказал о том, что они совершили убийство неизвестного мужчины, Шевченко соглашался с его рассказом и говорил, что всю вину за совершенное возьмет на себя, будет скрываться, уедет на Украину. После этого Шевченко взял у Слапогузова синюю куртку, поскольку был одет в форменную, и ушел. Каких-либо следов крови и повреждений у Слапогузова и Шевченко они не видели.

Когда ушел Шевченко, они отвезли Слапогузова в отдел полиции.

Свидетель С пояснил также, что видел у Шевченко мобильный телефон « » Кроме того, свидетелЕ. подтвердил ранее данные им показания о том, что Слапогузов рассказывал, что убийство неизвестного мужчины было совершено на их работа в помещении охраны, что у неизвестного мужчины остался малолетний сын, что убивали ножом.

Свидетель С дала аналогичные показания об обстоятельствах встречи с мужем Шевченко, о том, что муж в автомобиле рассказал о конфликте с парнем, в результате которого он ударил парня ножом, после чего Шевченко взял нож и добил его. Шевченко подтверждал рассказ мужа, говорил, что сдаваться не будет и что всю вину, если его задержат, возьмет на себя. Шевченко не хотел ехать в полицию, поэтому по дороге вышел, взяв у мужа куртку. Когда Шевченко выходил из автомобиля, она на подошве его кроссовка увидела кровь. Также в автомобиле он видела телефон « ».

Из показаний свидетеля С следует, что 6 октября 2014 года около 7 часов 30 минут ей позвонил сын Слапогузов В.В. и рассказал ей, что на работе в ходе распития спиртных напитков между ним и Шевченко с одной стороны и неизвестным мужчиной возникла драка, в ходе которой, он ударил ножом неизвестного, а затем Шевченко несколько раз ударил ножом мужчину, который умер. Она посоветовала сыну обратиться в полицию. Кроме того сын сказал, что хотели вывезти труп на автомобиле, который стоял у них на работе, но попали в дорожно- транспортное происшествие.

Показания Слапогузова о конфликте между ним, Шевченко с одной стороны и потерпевшим с другой стороны соответствуют показаниям свидетеля Н принимавшие участие в распитии спиртных напитков с Н и работниками охраны автосалона Шевченко и Слапогузовым. В ходе распития спиртного, когда он и Слапогузов вышли из помещения пункта охраны, между Шевченко и Н на улице около помещения охраны произошел конфликт из-за разногласий по поводу присоединения Крыма к Российской Федерации. В ходе конфликта Шевченко проявлял в отношении Н агрессию, махал в сторону последнего руками, демонстрировал приемы рукопашного боя. В ходе распития спиртного в помещении охраны на столе он видел кухонный нож, этим ножом Шевченко угрожал Н , что зарежет его. Из автосалона он ушел вместе с Н , когда было еще темно. Зачем Н вернулся в автосалон, не знает. У Н был телефон, куда он делся, не знает.

Принимая во внимание последовательность показаний Слапогузова ВВ., соответствие их другим доказательст вам, отсутствие у него причин к оговору Шевченко, содержание его показаний, свидетельствующее о том, что он дал показания, изобличающие не только Шевченко в совершении убийства Н , но и о своей активной роли в совершении преступления, поведение Слапогузова В.. который на следующий день явился с повинной в правоохранительные органы и сообщил о содеянном, суд обоснованно признал показания Слапогузова В.В. достоверными и положил в основу приговора.

Противоречия в показаниях Слапогузова, на которые обращается внимание в жалобе, об обстоятельствах похищения телефона, о том, кто звонил являются несущественными. Этим противоречиям суд дал в приговоре надлежащую оценку, и правильно указал на то, что они объясняются нахождением Слапогузова в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения.

При этом показания Слапогузова о нанесении им и Шевченко ударов ножом потерпевшему, отчего наступила его смерть, являются последовательными.

Виновность Слапогузова и Шевченко в совершении угона автомобиля Г подтверждается помимо показаний Слапогузова показаниями потерпевшего, из которых следует, что он не давал разрешения Шевченко и Слапогузову пользоваться его автомобилем, ключи от автомобиля передал Шевченко для того, чтобы в случае необходимости автомобиль можно было переставить на другое место, также записью камеры видеонаблюдения, на которой зафиксировано, как Шевченко в 6 часов 52 минуты подогнал автомобиль к помещению охраны, в 6 часов 55 минут развернул автомобиль боком к помещению охраны и открыл багажник автомобиля.

Приведенные выше показания Слапогузова о том, что телефон потерпевшего после его убийства находился у Шевченко, и он брал его, чтобы позвонить жене, показания С И С о том, видели указанный телефон у Шевченко, подтверждают виновность Шевченко в тайном похищении телефона потерпевшего.

Приведенными доказательствами опровергаются показания Шевченко о непричастности к совершению преступлений, за которые он осужден.

Показаниям Шевченко суд дал надлежащую оценку в приговоре.

Приведя подробный анализ его показаний в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, суд правильно указал на наличие в них противоречий.

Так, на допросах в качестве подозреваемого 6 октября 2014 года, в качестве обвиняемого 17.12.2014 года Шевченко пояснял, что был очевидцем убийства, совершенного Слапогузовым, и признал, что помог ему погрузить труп потерпевшего в багажник автомобиля Г который он подогнал к помещению охраны.

В судебном заседании и в апелляционной жалобе утверждает, что вышел из помещения охраны, когда между Слапогузовым и Н возник конфликт, о случившемся узнал со слов Слапогузова, помог ему погрузить потерпевшего в багажник, полагая, что тот доставит Н в больницу.

Учитывая противоречия в показаниям Шевченко, его поведение после совершения преступления, суд обоснованно отверг его показания о непричастности к совершению преступлен ни.

Показаниям свидетелей зашиты Я , П С , на которые обращается внимание в жалобах, суд также дал надлежащую оценку. С учетом того, что указанные лица не являлись очевидцами преступления, о событиях, имевших место в ночь на 6 октября 2014 года в помещении охраны автостоянки, дали показания со слов Шевченко, суд правильно не признал их доказательствами непричастности Шевченко к совершению преступлений.

При этом вопреки доводам жалобы всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал объективную оценку.

На показания С и С которые, хотя и не являлись очевидцами преступления, но пояснили о событиях, свидетелями которых они являлись, а именно, о встрече со Слапогузовым и Шевченко после совершенного им преступления, о разговоре с ними, суд правильно сослался в приговоре как на доказательство виновности осужденных.

Надлежащую оценку дал суд и заключению специалистов Б и Т Как следует из указанного заключения, в нем содержится оценка заключений экспертов по результатам проведенных судебно-медицинских экспертиз, при этом суждения указанных специалистов основаны только на анализе актов экспертиз, исследование трупа Н им не проводилось, материалы уголовного дела ими не учитывались.

Принимая во внимание эти данные, а также положения п. 1 ст. 196 УПК РФ, согласно которым для установления причины смерти обязательно назначение и производство судебной экспертизы, суд правильно не признал заключение специалистов допустимым доказательством.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу, что в убийстве Н на почве ссоры с ним, в угоне автомобиля Г принимали непосредственное участие и Слапогузов и Шевченко, а также о виновности Шевченко в похищении телефона Н Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Характер примененного осужденными насилия к потерпевшему, использование ими в качестве орудия преступления ножа, которым они поочередно нанесли потерпевшему удары в жизненно важные органы, свидетельствует о наличии в их действиях умысла на причинение смерти потерпевшему, которая явилась результатом их совместных и согласованных действий.

При таком положении доводы жалобы о наличии в действиях Слапогузова эксцесса исполнителя удовлетворению не подлежат.

Правильно расценены судом как угон и действия осужденных завладевших автомобилем потерпевшего и совершивших на нем поездку вопреки воле потерпевшего.

То обстоятельство, что автомобиль был помещен потерпевшим на автостоянку неофициально, по договоренности с работниками охраны, на что обращается внимание в жалобе, не исключает уголовную ответственность за угон транспортного средства.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

В основу приговора положены допустимые доказательства. Доводам стороны защиты о недопустимости заключений судебно-медицинского эксперта П № 2296 и № 520-М, заключения комиссии экспертов № 242, заключения эксперта. С № 217, протокола проверки показаний Слапогузова на месте, протокола допроса Слапогузова с применением видеозаписи, протокола выемки вещей, поддержанным и в апелляционной жалобе, суд дал в приговоре надлежащую оценку.

Подробный анализ и суждения о законности проведения экспертиз, следственных действий, в том числе с участием Слапогузова содержатся в приговоре. Выводы суда о допустимости указанных доказательств являются правильными, основаны на законе и материалах дела.

Правильным является и вывод суда о том, что права Шевченко при назначении экспертизы не нарушены. Что касается доводов жалобы о несвоевременном ознакомлении Шевченко с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы, то указанное обстоятельство не влечет признание заключения эксперта недопустимым доказательством.

Приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, с приведением доказательств, на которых основаны вывод ЕЛ суда о виновности осужденных и мотивы, по которым суд отверг другие дс казательства.

Гражданский иск разрешен судом правильно. Все выводы о размере компенсации морального вреда, возмещения материального ущерба с учетом стоимости памятника, надлежаще мотивированы в приговоре.

По указанным мотивам оснований для отмены приговора по доводам жалоб не имеется.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, роли каждого осужденного в достижении преступного результата, а также влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей.

При этом судом при назначении наказания в полной мере учтены как характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, отягчающее обстоятельство - совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, так и смягчающие обстоятельства: явка с повинной Слапогузова и его активное; способствование раскрытию преступления, наличие на его иждивении малолетних детей, ребенка, положительные данные о личности осужден пых, их семейное положение.

Судом учтены все обстоятельства, вли иющие на назначение наказания.

В жалобе потерпевших и осуждении к не содержится ссылки на обстоятельства, которые не были принят эг во внимание при вынесении приговора.

Вывод суда о назначении осужденным наказания в виде лишения свободы в пределах санкции ч. 2 ст. 105 \"УК РФ надлежаще мотивирован в приговоре.

Вопреки доводам жалоб Слапогузова и его защитника обстоятельств, существенно уменьшающих степень обще ственной опасности совершенных осужденным преступлений, из материалов цела не усматривается.

Назначенное осужденным наказание является законным и справедливым, Судебная коллегия не находит оснований как для усиления назначенного осужденным наказания по доводам жалобы потерпевших, так и для смягчения наказания по доводам жалоб осужденных и их защитников.

13 20 28 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Крым от 25 января 2016 года в отношении Шевченко В В и Слапогузова В В оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Шевченко ВВ., Слапогузова В.В., их защитников адвокатов Гончарова П.Ю., Мотуз НА., Богиной МБ., потерпевших Б Н .

и Н - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 127-АПУ16-6

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 196. Обязательное назначение судебной экспертизы
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 8 916 783 71 75
Телефон: +7 952 292-75-45
Телефон: +7 (950) 783-58-69

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх