Дело № 14-АПУ13-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 декабря 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Бирюков Николай Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 14-АПУ13-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 декабря 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоКоваля В.С,
судейБирюкова Н.И., Ситникова Ю.В.
при секретареЦепалиной Л.И.

с участием прокурора Никифорова А.Г., адвоката Хайлова А.П., осуждённого Пестрецова А.В. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Пестрецова А.В. и адвоката Хайлова А.П. в его защиту на приговор Воронежского областного суда от 21 марта 2013 г., по которому Пестрецов А В несудимыи, осуждён по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. №377-Ф3) к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Срок отбывания наказания исчислен Пестрецову А.В. с 8 апреля 2012 г.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступления осуждённого Пестрецова А.В. и адвоката Хайлова А.П. в обоснование доводов, приведённых в апелляционных жалобах, мнение прокурора Никифорова А.Г., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Пестрецов осуждён за умышленное убийство двух лиц.

Преступление совершено 6 апреля 2012 г. в с.

района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах: осуждённый Пестрецов просит приговор изменить: переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 109 УК РФ и снизить назначенное наказание. Выражает несогласие с выводом суда о том, что Д и К были убиты им умышленно. Утверждает, что он стрелял через стекло веранды, что подтверждается протоколом проверки показаний на месте, протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого на веранде с внутренней стороны обнаружены следы дробового выстрела, а также показаниями свидетелей В Д и К , согласно которым выстрелы производились из коридора дома, и экспертом не исключается возможность производства выстрела при изложенных им обстоятельствах и невозможность производства прицельных выстрелов из изъятого полицией обреза. Полагает, что приехав в дом Н К оскорблял Н , высказывал угрозы в его адрес и оскорблял последнего, применив к нему насилие. Ссылается на лиц, отрицательно охарактеризовавших К , и отрицательные характеристики на него, имеющиеся в уголовном деле. Считает, что К и его друзья вели аморальный, противоправный образ жизни, периодически нарушали общественный порядок, запугивали жителей с. избивали их.

Утверждает, что суд не дал оценки этим обстоятельствам и тому, что о противоправных действиях Н они не сообщили в правоохранительные органы, а пошли группой из семи человек разбираться с Н к нему домой. Обращает внимание на то, что суд оставил без внимания показания Н и Д о том, что, приехав к дому Н К не разбирался с ним, а начал избивать последнего.

Указывает на необоснованность вывода суда о том, что Комаров не применял насилие к Н . В подтверждение этого ссылается на сведения о телефонных соединениях и показания свидетеля К из которых следует, что до этой встречи К звонил Н и угрожал ему.

Отмечает, что ссылка суда на отсутствие у Н телесных повреждений является ошибочной, поскольку от удара головой в область лица внешние телесные повреждения не отображаются, а может быть только закрытая черепно-мозговая травма, которую могли не заметить, так как Н осматривал не эксперт, а врач Т больницы. По его мнению, суд ошибочно сослался на требование потерпевшей К о назначении ему строгого наказания, поскольку решение этого вопроса потерпевшая оставила на усмотрение суда. Утверждает, что это существенным образом нарушило его права. Кроме того, считает, что при назначении наказания суд сослался на смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, однако фактически его не учёл; адвокат Хайлов также просит приговор изменить: переквалифицировать действия Пестрецова на ч. 3 ст. 109 УК РФ и снизить назначенное наказание. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, по делу неправильно применён уголовный закон, что повлекло несправедливость назначенного наказания.

Не оспаривая выводы суда о том, что 6 апреля 2012 г. Пестрецовым произведено два выстрела из обреза, в результате которых наступила смерть К и Д , утверждает, что смерть потерпевшим была причинена по неосторожности. Ссылается на установленные в судебном заседании обстоятельства, происходившие накануне - 5 апреля 2012 г., когда Пестрецов с Н подъехали к автомашине Р где Н произвёл выстрел из обреза ружья в автомашину Р Именно в связи с этим событием к Н приехали семь человек, в том числе Д и К . При этом К в в телефонном разговоре угрожал Н непосредственно перед приездом. Учитывая предыдущие конфликты с группой К а также то, что ранее судимый Комаров был лидером этой группы, Пестрецов и Н опасались их приезда. Считает доказанным применение К насилия в отношении Н непосредственно перед производством выстрелов. Полагает, что с учётом всей совокупности обстоятельств у Пестрецова имелись основания полагать, что на Н совершается нападение, от которого он также может пострадать, и данная угроза является реальной. Стрелял Пестрецов из веранды сквозь окна и плотную ткань, не видя, куда производятся выстрелы.

К и Д случайно оказались на линии огня и разлёта дроби. Как и осуждённый, отмечает, что данные выводы подтверждены показаниями Н Пестрецова, а также заключением эксперта, указавшего на невозможность прицельного выстрела из изъятого по делу обреза.

Сотрудникам полиции К и Т Пестрецов сообщил, что стрелял, так как опасался за свою жизнь. По словам адвоката, все указанные обстоятельства судом оставлены без оценки. Одновременно адвокат считает, что Пестрецов находился в состоянии «мнимой обороны», когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство, а лицо ошибочно полагает о его наличии. Его действия в соответствии со ст. 26 УК РФ совершены по легкомыслию, так как, стреляя через окно, не видя куда, он предвидел возможность наступления последствий в виде смерти, но надеялся, что К и Д находятся у крыльца, а не на линии огня.

В возражениях на апелляционные жалобы осуждённого и адвоката государственный обвинитель Сорочинская О.Н. считает их необоснованными, просит доводы, приведённые в апелляционных жалобах э оставить без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и возражениях на них, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В суде первой инстанции Пестрецов, не отрицая, что произвёл выстрелы в погибших, посчитал себя невиновным в умышленном убийстве, полагая, что защищался от нападения, стрелял не целясь и попал в людей случайно.

Суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал обоснованный вывод о виновности Пестрецова в умышленном убийстве двух лиц на основе объективной оценки исследованных в судебном разбирательстве дела убедительных и достаточных доказательств, содержание и анализ которых приведены в приговоре.

Суд обоснованно сослался на показания свидетелей Р В К , Д П , Н и К о том, что 5 апреля 2013 г. Пестрецов с Н подъехали к месту, где находился автомобиль Р , и Н произвёл выстрел в заднее стекло автомобиля. Именно в связи с этим на следующий день после разговора по телефону Р , В , К , По и К на одной машине, а К и Д - на другой поехали к дому Н К и Д первыми подошли к дому, у крыльца которого был Н и начали разговор, когда раздались выстрелы, в результате которых К и Д были убиты. Свидетели Д и Н прямо указали, что выстрелы производил Пестрецов из обреза охотничьего ружья.

Показания перечисленных свидетелей в указанной части являются последовательными, каких-либо существенных противоречий, способных существенно повлиять на выводы суда, не содержат, согласуются с показаниями осуждённого и протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого на веранде дома обнаружены разбитыми два стекла в остеклённых секциях окна, множественные повреждения оконной рамы изнутри, на которых имеются выбоины с вкраплениями металла, на полу обнаружена гильза от патрона для охотничьего ружья.

Показания свидетелей согласуются с экспертным заключением, в соответствии с которым смерть и К , и Д наступила от огнестрельного ранения с повреждением внутренних органов; протоколом осмотра участка местности, в ходе которого, по указанию Н , был обнаружен обрез охотничьего ружья; заключением эксперта о пригодности данного обреза к производству выстрела; протоколом осмотра автомашины Р , в ходе которого обнаружены фрагменты дроби, а также другими доказательствами, анализ и оценка которых содержится в приговоре.

Доводы стороны защиты, изложенные в апелляционной жалобе, о том, что по делу установлено применение К насилия к Н непосредственно перед производством выстрелов, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Данное утверждение опровергается показаниями свидетелей Р В , К П и К , указавших, что К только подошёл к Н и никаких ударов ему не наносил.

Указанные показания согласуются с протоколом осмотра, в соответствии с которым Н был обследован врачом Т районной больницы и никаких повреждений у него установлено не было. Компетентность врача не вызывает сомнений, и довод осужденного, указанный в апелляционной жалобе, о том, что врач мог не заметить повреждения, является несостоятельным, поскольку ничем не подтверждён и основан лишь на собственных сомнениях осуждённого.

Показания перечисленных свидетелей опровергают утверждение осуждённого и свидетеля Н о нанесении ударов и согласуются с объективными данными, полученными при врачебном осмотре, в связи с чем суд верно признал их достоверными в указанной части. При этом суд учитывал заинтересованность осуждённого в своей судьбе, как и свидетеля Н в судьбе осуждённого Пестрецова, с которым они знакомы длительное время.

Доводы осуждённого о том, что в момент выстрела он не видел, где находятся К и Д , входят в противоречие с его же утверждением о том, что он видел нанесение удара Н Утверждение о причинении смерти по неосторожности не согласуется с характером наступивших последствий - попаданием двумя выстрелами в двух лиц, учитывая, что между выстрелами положение данных лиц менялось, а Пестрецов производил перезарядку обреза. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что действия Пестрецова имели последовательный и целенаправленный характер, достигший преследуемого им результата.

Не вызывает сомнений совершение Пестрецовым убийства в условиях конфликта, непосредственной причиной которого явились действия Н , накануне производившего выстрелы в автомашину Р .

Пестрецов осознавал, что К и Д прибыли именно с целью выяснения обстоятельств, связанных с данным конфликтом, инициированным именно Н . Обстоятельства, предшествующие выстрелу, не давали оснований полагать о наличии нападения со стороны погибших. Установленные судом обстоятельства указывают на то, что действия Пестрецова по существу были обусловлены противопоставлением себя интересам другой группы людей, которых он полагал обидчиками, и не было связано с необходимостью защищаться от них. Поскольку общественно опасного посягательства не существовало в действительности, и окружающая обстановка не давала Пестрецову оснований полагать, что оно происходит, его действия верно квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем в приговоре судом необоснованно сделан вывод о виновности Пестрецова в умышленном причинении ссадины левой височной области Д и ссадины теменной области головы К Данный вывод суда не основан на материалах дела. Из исследованных судом доказательств следует, что телесные повреждения, повлёкшие смерть потерпевших, осуждённый причинил путём производства выстрела в каждого из них в область грудной клетки со стороны спины. Установленные обстоятельства дела указывают на то, что повреждения в виде ссадин получены незадолго до наступления смерти, образовались в результате падения погибших и удара о твёрдые предметы на земле. Поэтому из приговора подлежит исключению указание об умышленном причинении Пестрецовым телесных повреждений погибшим в виде ссадин.

В приговоре суд привёл показания сотрудников полиции Т и К о том, что Пестрецов после задержания признавал себя виновным в убийстве и излагал обстоятельства его совершения. В судебном заседании Пестрецов считал себя виновным лишь в причинении смерти по неосторожности.

Между тем в соответствии с правовой позицией, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 44-0 «По жалобе гражданина Д на нарушение его конституционных прав положениями ст. 56, 246, 278, 355 УПК РФ», недопустимо воспроизведение в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтверждённых им в суде, путём допроса в качестве свидетеля - дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие.

Суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, восстанавливать содержание этих показаний вопреки закреплённому в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтверждённые в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Поэтому показания свидетелей Т и К относительно сведений, о которых им стало известно из беседы с Пестрецовым в отсутствие его защитника, также не могут быть использованы в качестве доказательства его виновности и подлежат исключению из приговора.

Такое исключение не влияет на правильность общего вывода суда о виновности осуждённого. Действия Пестрецова квалифицированы в соответствии с предъявленным обвинением, и не имеется оснований считать данную квалификацию ошибочной.

Вопреки доводам, содержащимся в апелляционных жалобах, наказание Пестрецову назначено в соответствии с положениями ст. 6, 43, 60 УК РФ с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, всех обстоятельств дела, данных о личности осуждённого, смягчающего наказание обстоятельства, которым суд признал активное способствование раскрытию и расследованию преступления, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах, все обстоятельства в достаточной степени учтены судом при постановлении приговора.

Назначение дополнительного наказания мотивировано судом в приговоре, и по делу не имеется оснований согласиться с приведёнными доводами.

Не имеется правовых оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, так как осуждённому назначено наказание, превышающее 7 лет лишения свободы. Не усматривает Судебная коллегия оснований для назначения Пестрецову наказания с применением ст. 64, 73 УК РФ.

Довод, содержащийся в апелляционной жалобе осуждённого Пестрецова, об учёте при назначении наказания п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ удовлетворению не подлежит, поскольку он принят судом во внимание, и в соответствии с ч. 3 ст. 62 УК РФ положения ч. 1 ст. 62 УК РФ не применяются, если соответствующей статьёй Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. В этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Наряду с этим, с учётом личности виновного, обстоятельств совершённого преступления, вида и размера назначенного наказания Судебная коллегия находит, что вносимые в приговор изменения не являются основанием для дальнейшего смягчения назначенного Пестрецову наказания, которое является справедливым и ни по виду, ни по размеру не может быть признано чрезмерно суровым.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Воронежского областного суда от 21 марта 2013 г. в отношении Пестрецова А В изменить: - исключить из приговора указание об умышленном причинении Пестрецовым А.В. ссадины левой височной области Д и ссадины теменной области К - исключить из приговора ссылку на показания свидетелей Т и К в части воспроизведения сведений, сообщённых им Пестрецовым А.В. при задержании, как на доказательство, подтверждающее виновность осуждённого.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осуждённого Пестрецова А.В. и адвоката Хайлова ^.Т}. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 14-АПУ13-17

УК РФ Статья 26. Преступление, совершенное по неосторожности
УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх