Дело № 15-АПУ16-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 марта 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Шмотикова Светлана Анатольевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 15-АПУ16-2СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 марта 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоКулябина В.М.,

судей: Шмотиковой С.А. и Колышницына А.С., при секретаре Воронине М.А., с участием прокурора Синицыной У.М., осужденных Мурашева С.С., Колядина А.Н., Казакова А.И. и Клюева Р.В. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Старостиной М.Т., Гераськиной В.М., Волкова Д.И. и Романова СВ.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Мурашева С.С., Колядина А.Н., Казакова А.И., Клюева Р.В., их адвокатов Лазарева В.В., Демина А.В., Старостиной М.Т., Гераськиной В.М. и Волкова Д.И. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 25 ноября 2015 года, которым Мурашев С С ранее несудимый, осужден по п. «а,д,ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 21.07.2004 года № 73 ФЗ) к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

Колядин А Н , 1 мая 1982 года рождения, ранее несудимый, осужден по п. «а,д,ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 21.07.2004 года № 73 ФЗ) к лишению свободы сроком на 17 лет, по п. «в» ч.2 ст. 131 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162- ФЗ) к лишению свободы сроком на 5 лет. На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание 20 лет лишения свободы, с отбыванием первых 7 лет в тюрьме, а оставшейся части наказания в исправительной колонии строгого режима.

Казаков А И , ранее несудимый, осужден по п. «а,д,ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 21.07.2004 года № 73-ФЗ) к лишению свободы сроком на 18 лет, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а оставшейся части наказания в исправительной колонии строгого режима.

Клюев Р В , ранее судимый: 16.04.2010 года по ч.2 ст. 162 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч.4 ст. 150 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ч.З ст.69 УК РФ - к лишению свободы сроком на 6 лет, освобожденный 19.09.2013 года по отбытии срока наказания, осужден по п. «д,ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 21.07.2004 года № 73-ФЗ) с применением ч.1 ст.65 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания осужденным исчислен с 25 ноября 2015 года. Зачтено в срок отбытия наказания осужденным время их содержания под стражей с 20 мая 2014 года до постановления приговора.

Колядину АН. и Казакову А.И. время содержания под стражей с 20 мая 2014 года до вступления приговора в законную силу зачтено в срок отбывания наказания в тюрьме.

Гражданский иск удовлетворен частично. Взыскано в пользу потерпевшей Ш в счет компенсации морального вреда с Мурашева С.С.500 000 рублей, с Колядина А Н - 600 000 рублей, с Казакова А.И.- 700 000 рублей, с Клюева Р.В.- 300 000 рублей, в пользу Ш с каждого из осужденных по 300 000 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Шмотиковой С.А., объяснения осужденных Мурашева С.С., Колядина АН., Казакова А.И., Клюева Р.В. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Старостиной М.Т., Гераськиной В.М., Волкова Д.И. и Романова СВ., поддержавших доводы жалоб, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Синицыной У.М. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей: - Мурашев С.С. признан виновным и осужден за совершение убийства трех лиц, совершенное с особой жестокостью (Ш группой лиц по предварительному сговору ( убийство Б группой лиц ( в отношении К и Ш с целью скрыть другое преступление; - Колядин АН. за совершение убийства двух лиц (Ш и Б ), совершенное с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору (Б группой лиц (Ш сопряженное с изнасилованием, а также в изнасиловании, соединенном с угрозой убийством, совершенное с особой жестокостью к потерпевшей; - Казаков А.И. за совершение убийства двух лиц ( К и Ш совершенное с особой жестокостью ( в отношении Ш группой лиц, с целью скрыть другое преступление; - Клюев Р.В. за совершение убийства Ш совершенное с особой жестокостью, группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Убийство Б совершено 26 мая 2007 года в г. , а изнасилование потерпевшей Ш убийство ее и К совершено в период времени с начала июля по 18 июля 2007 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Мурашев С.С. просит об отмене приговора суда, о снижении наказания, считая, что суд формально подошел к оценке данных, характеризующих его личность, и совокупности установленных смягчающих обстоятельств, не проанализировал его поведение за период после совершения преступления, необоснованно не признал исключительными обстоятельствами активное способствование им раскрытию и расследованию преступления, явку с повинной, противоправное поведение потерпевших, послужившее поводом к совершению преступлений.

В дополнении к жалобе Мурашев С.С. указывает на нарушения судом уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей: суд ограничил сторону защиты в праве задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели, мотивированные отводы, поданные стороной защиты, не были удовлетворены в полном объеме, реализовать право на немотивированные отводы они не смогли должным образом в силу ограниченного времени для ознакомления со списком присяжных заседателей, председателем коллегии присяжных заседателей был избран В , которому стороной защиты заявлялся немотивированный отвод, но он был отклонен судом. Считает, что присяжными заседателями нарушена тайна совещательной комнаты, поскольку после провозглашения приговора ими было дано интервью в местной газете « » об обстоятельствах дела, кроме того, присяжные заседатели в ходе судебного разбирательства имели при себе сотовые телефоны, что не исключало возможности пользоваться ими и в совещательной комнате.

Оспаривает действия суда по составлению вопросного листа, ссылаясь на то, что времени, предоставленного для ознакомления с ним и выработки предложений по формулированию вопросов было предоставлено явно недостаточно, а предоставленные стороной защиты предложения по вопросам были необоснованно отклонены судом, что повлекло за собой нарушение принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе.

Несмотря на то, что ему вменялось совершение двух преступлений в разное время, вопрос о снисхождении был поставлен один.

Кроме того, полагает, что вопросный лист противоречит материалам дела и фактическим обстоятельствам, установленным в суде, в том числе, относительно его действий, обращая внимание на вопросы под номерами 2, 10. Не согласен с описанием его действий, мотивов, послуживших поводом к их совершению, что, по его мнению, повлекло вынесение коллегией присяжных заседателей необоснованного вердикта и незаконного, несправедливого приговора.

Обращает внимание на показания Колядина и Казакова в судебном заседании о непричастности его ( Мурашева) к убийству Б и о причинах его оговора в ходе следствия в связи с оказанным давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Полагает, что показания свидетеля Б являются противоречивыми, к ним следовало отнестись критически, поскольку он является заинтересованным лицом.

Утверждает, что не совершал убийства Б , виноват лишь в том, что став свидетелем преступления, не сообщил об этом в правоохранительные органы из солидарности к другу- Колядину.

Считает несоответствующим вердикту коллегии присяжных заседателей вывод суда о его особо активной роли в совершении убийства Ш Оспаривает фактические обстоятельства причинения смерти потерпевшей, указывает, что в вопросном листе не нашли отражения показания Б об использовании ножа при совершении убийства, а это служит основанием для возвращения дела прокурору.

Суд не учел противоправность поведения потерпевшего Б , спровоцировавшего конфликт, аморальность поведения К .

Указывает на обвинительный уклон суда, нарушение принципа состязательности и равноправия сторон, которое выразилось в том, что ходатайства защиты безосновательно отклонялись. При выступлениях в прениях сторона защиты останавливалась председательствующим судьей, когда нарушался регламент, вместе с тем государственный обвинитель позволял в своем выступлении касаться вопросов, которые, по его мнению, не могли доводиться до сведения присяжных заседателей, должной реакции со стороны председательствующего судьи на эти нарушения не было.

Считает, что судом не были установлены точная дата, способ совершения преступлений, не обнаружено орудие преступления, в нарушение принципа презумпции невиновности приговор основан на предположениях.

Обращает внимание, что судьей на написание приговора после удаления в совещательную комнату затрачено всего лишь 25 минут, что явно недостаточно для разрешения всех вопросов, предусмотренных ст. 299 УПК РФ, учитывая объем уголовного дела, количество привлекаемых к ответственности лиц.

Полагает, что пожизненное лишение свободы при наличии его явки с повинной назначено в нарушение требований ст. 57 УК РФ.

Указывает на неправильное применение судом ч.З ст. 62 УК РФ, поскольку она введена в действие после совершения им преступления и потому, как ухудшающая его положение, не могла быть применена.

Необоснованным считает решение суда по гражданскому иску.

Ссылаясь на материалы дела, утверждает, что мать потерпевшей Ш - Ш воспитанием дочери не занималась, была лишена родительских прав, в связи с чем потерпевшая проживала в интернате, а затем с бабушкой, брат потерпевшей также участия в судьбе сестры не принимал. Данные обстоятельства, по мнению осужденного, должны были быть учтены судом при взыскании в их пользу компенсации морального вреда и его размера.

Полагает, что он, как и другие осужденные, необоснованно был ограничен во времени ознакомления с материалами дела после постановления приговора, чем было нарушено его право на защиту.

Считает, что протокол судебного заседания составлен с существенными нарушениями, в нем неполно отражен ход судебного разбирательства, что, по его мнению, является основанием к отмене приговора.

Адвокаты Лазарев ВВ. и Демин А.В. в жалобе, поданной в защиту интересов осужденного Мурашева С.С, считают вердикт коллегии присяжных заседателей противоречивым, что является основанием для отмены обвинительного приговора.

Указывают также на чрезмерную суровость назначенного наказания, обращая внимание на совокупность смягчающих обстоятельств: явки с повинной, раскаяние, наличие малолетнего ребенка. Считают, что суд необоснованно пришел к выводу о том, что Мурашев инициировал убийство Ш , поскольку ее убийство произошло по инициативе и умыслу иного лица, с которым у Мурашева не было сговора. Установив без достаточных на то оснований особо активную роль Мурашева в совершении данного преступления, суд незаконно признал данное обстоятельство отягчающим.

Полагают, что противоправное поведение потерпевшего Б спровоцировавшего конфликт, следовало признать смягчающим обстоятельством.

Обращают внимание, что судом не в полной мере учтены данные о личности осужденного Мурашева С.С, который на протяжении длительного времени ( 7 лет) проявлял себя с положительной стороны, получил высшее образование, создал семью, имеет постоянное место работы, не допускал нарушений общественного порядка, не привлекался к административной ответственности, что, по мнению защитников, свидетельствует о возможности его исправления без применения исключительной меры наказания в виде пожизненного лишения свободы.

Указывают также, что суд при постановлении приговора нарушил требования ст. 9, 10 УК РФ - ссылка суда на ч.З ст. 62 УК РФ в действующей редакции ухудшает положение осужденного и не могла быть применена с учетом совершения преступления летом 2007 года.

Полагают, что отказ суда в удовлетворении ходатайства подсудимого Казакова о замене адвоката отразился не только на правах Казакова, но и на правах других осужденных, в том числе Мурашева С.С Просят отменить приговор суда и направить дело на новое рассмотрение или смягчить назначенное ему наказание.

Осужденный Колядин А.Н. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней просит об отмене приговора суда и направлении дела на новое судебное разбирательство, считая приговор незаконным и необоснованным.

Оспаривает свою вину в совершении убийства Б и наличие между ними неприязненных отношений, правдивость показаний заинтересованного, по его мнению, в исходе дела свидетеля Б , не отрицает, что нанес один удар в голову Б , однако причина его смерти экспертами не установлена. Одно лишь признание им своей вины в ходе следствия, не подтвержденное другими доказательствами, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Не согласен с обвинением в совершении убийств с особой жестокостью, поскольку Б и К потеряли сознание после первого удара, а Ш после первого удара умерла.

Находит выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, вмененные ему удары топором по ногам и в область лобка Ш не подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы, что подтвердила допрошенная в суде эксперт П Предварительный сговор на причинение смерти потерпевшей Ш присяжными заседателями установлен не был, однако суд не разграничил роль каждого и не установил от чьих действий наступила ее смерть.

Вывод о виновности его в совершении изнасилования Ш не подтвержден в суде, объективных доказательств этому обвинением представлено не было.

Указывает на нарушения судом принципа состязательности и равноправия сторон, обвинительном уклоне суда при исследовании материалов дела, заявленные стороной защиты ходатайства о недопустимости ряда доказательств необоснованно отклонялись судом, вещественные доказательства, об осмотре которых заявлялось в суде, не были осмотрены по причине их утраты, экспертиза исследованной в судебном заседании аудиозаписи разговора двух лиц на предмет ее монтажа не проводилась, вместе с тем ее содержание доведено до сведения присяжных заседателей, роль основного свидетеля Б в совершении преступлений в отношении Ш и К судом не проверена, оценка его действиям не дана.

Также не учтены судом личности потерпевших: К вела бродяжнический образ жизни, Ш на момент ее убийства находилась в розыске, Б являлся токсикоманом, состоял на учете в республиканском психоневрологическом диспансере.

Не согласен с решением суда по гражданскому иску, потерпевшие Ш в суд не являлись, что свидетельствует об их равнодушном, безразличном отношении к дочери и сестре.

Адвокат Старостина М.Т. в апелляционной жалобе указывает на обвинительный уклон суда при рассмотрении уголовного дела, незаконность и необоснованность приговора, считает, что он постановлен с нарушением норм материального и процессуального права, с нарушением принципа равноправия и состязательности сторон в уголовном процессе.

Жалобу мотивирует тем, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на недопустимых доказательствах, достаточной совокупности доказательств, подтверждающих виновность Колядина в предъявленном ему обвинении, коллегии присяжных заседателей представлено не было, к признательным показаниям обвиняемых на следствии следовало отнестись критически, других достоверных доказательств, подтверждающих их вину, в материалах дела не имеется.

Давая собственную оценку показаниям свидетелей, а также Казакова и Клюева подвергает их сомнению, обращает внимание, что Казаков и Клюев отказались от своих показаний на следствии, заявив о нарушении закона при их получении, что является основанием для признания данных доказательств недопустимыми.

Оспаривает законность и достоверность аудиозаписи, полученной в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, подлинность которой, по мнению защитника, вызывает сомнения, вместе с тем в проведении фоноскопической экспертизы о принадлежности голосов Б и Колядину судом было отказано, полагает, что и само оперативно-розыскное мероприятие было проведено в нарушение закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Находит противоречивыми выводы суда о причастности Колядина к смерти Ш , мотивируя тем, что они не соответствуют заключению судебно-медицинской экспертизы о причинах наступления ее смерти. Факт нанесения им потерпевшей 9 ударов топором не подтвержден экспертами.

Считает, что объективных доказательств изнасилования Ш осужденным Колядиным в материалах дела также не имеется, подвергая при этом сомнению показания свидетелей, допрошенных в судебном заседании.

Считает назначенное Колядину наказание необоснованно жестоким, полагает, что судом не в достаточной мере учтены все смягчающие обстоятельства и данные, характеризующие личность осужденного, состояние здоровья его и близких родственников, отсутствие отягчающих обстоятельств, а также личности потерпевших.

Находит необоснованным вывод суда об определении суммы компенсации морального вреда, взысканного родственникам Ш Осужденный Казаков А.И. в апелляционной жалобе указывает на несправедливость приговора, чрезмерную суровость наказания. Обращает внимание на то обстоятельство, что после случившихся событий 2007 года он не допускал никаких нарушений закона, положительно характеризуется по месту жительства, службы, учебы и работы. Полагает, что данные о личности, а также смягчающие обстоятельства: явка с повинной и активное способствование расследованию преступления лишь формально перечислены судом в приговоре, но должной оценки при назначении наказания не получили. По его мнению, совокупность смягчающих обстоятельств и отсутствие отягчающих, позволяли суду применить ст. 64 УК РФ и назначить более мягкое наказание, нежели предусматривает ч.2 ст. 105 УК РФ.

В дополнениях к апелляционной жалобе он выражает несогласие с решением суда о назначении и рассмотрении дела с участием коллегии присяжных заседателей, поскольку он, а также Мурашев и Колядин ходатайствовали о рассмотрении дела судьей единолично, но суд удовлетворил ходатайство Клюева о суде присяжных и отказал им в выделении дела в отдельное производство.

Считает, что были допущены нарушения уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей: - суд ограничил сторону защиты в праве задавать вопросы присяжным заседателям; - не в полном объеме удовлетворил ходатайства защиты об отводе части кандидатов в присяжные заседатели, которые, по их мнению, не могли ими быть в силу возможной необъективности; - суд не предоставил достаточного времени для ознакомления со списком кандидатов в присяжные заседатели для заявления немотивированных отводов, все осужденные и адвокаты заявляли немотивированный отвод кандидату В но он был отклонен судом, и данный кандидат стал председателем коллегии присяжных заседателей.

Оспаривает свою причастность к совершению убийства Ш и К ссылается при этом на свои показания и показания других осужденных в суде, указывает на их правдивость. Свои показания на следствии об участии в совершении преступления объясняет применением к нему недозволенных методов ведения следствия, психологического воздействия. Категорически не согласен с постановлением, принятым по результатам проверки их обращения и жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов, оказывавших на них давление для получения признательных показаний. Считает необоснованным отказ суда в назначении комплексной психолого-лингвистической экспертизы, которая могла бы дать ответ на вопрос о том, добровольно или под психологическим воздействием ими давались показания в ходе предварительного следствия. Доведенные до присяжных заседателей их показания на стадии следствия повлияли на вывод коллегии об обстоятельствах совершенных преступлений и о их виновности.

Оспаривает показания свидетеля Б , считает их недопустимым доказательством, его заявление о привлечении Б к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний находится на рассмотрении в Прокуратуре Республики Мордовия. Отказ суда в вызове и допросе врача-психиатра для оценки показаний Б , страдающего психическим заболеванием, считает необоснованным.

Указывает на недопустимость такого доказательства, как аудиозапись разговора Б с иным лицом, исследованного в ходе судебного разбирательства.

Считает, что судом был нарушен принцип равноправия сторон, в подтверждение обвинительного уклона суда приводит следующие мотивы: - судом нарушено его право на защиту, его отвод адвокату Гераськиной В.М. был отклонен судом, в допуске наряду с адвокатом в качестве защитника другого лица ему, а также Колядину и Клюеву было необоснованно отказано; - суд ограничил его выступления в судебном заседании об обстоятельствах совершения преступления и о возможной причастности к лишению жизни Ш свидетеля Б считает, что суд лишил этим его права на защиту, в результате чего он не смог довести до коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

Выступая в прениях, государственный обвинитель вышел за рамки вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей, и за рамки обвинения, им были искажены исследованные судом доказательства по делу, до сведения присяжных заседателей была доведена информация о личности осужденных, в том числе о прежней судимости Клюева, что оказало незаконное воздействие на мнение коллегии при принятии решения.

Указывает на нарушения судом уголовно-процессуального закона при формировании вопросного листа: - они были ограничены судом во времени для ознакомления с вопросным листом, копия вопросного листа не была предоставлена каждому осужденному для изучения, таким образом сторона защиты лишилась возможности подготовить и предложить новые вопросы, изложить свои замечания по вопросному листу, а внесенные им и его адвокатом Гераськиной замечания и предложения судом учтены не были. Считает, что термин «причинение особых страданий», присутствующий в вопросном листе, относится к категории юридических и потому не мог быть использован при постановке вопроса перед присяжными заседателями.

Утверждает, что коллегией присяжных заседателей был нарушен порядок совещания. Учитывая, что вопросный лист содержал в себе 25 вопросов, затраченное на их разрешение время в общей сложности 4 часа 31 минута свидетельствует, по мнению осужденного, о том, что фактически вопросы не обсуждались, а решение принималось простым подсчетом голосов.

Обращает внимание на наличие у присяжных заседателей сотовых телефонов, которыми они могли воспользоваться в совещательной комнате, таким образом нарушив тайну совещания и утратив объективность, ссылается также на газету « , где в статье по итогам судебного рассмотрения дела некоторые из присяжных заседателей высказали свое мнение о деле, что является основанием к отмене приговора.

Считает, что судьей при постановлении приговора был нарушен и уголовный закон.

Признак причинения смерти с особой жестокостью ничем не подтвержден, доказательств того, что он желал причинить смерть именно с особой жестокостью, с причинением сильной физической боли или страданий в материалах дела не имеется, не указала на это и допрошенный в суде эксперт П Необоснованным находит приговор суда в части гражданского иска, ссылаясь на взаимоотношения между погибшей Ш и ее родственниками и их отношения к судебному процессу.

Обращает внимание, что приговор был оглашен судьей спустя 25 минут после удаления в совещательную комнату, что, по его мнению, говорит о том, что мнения, высказанные сторонами в прениях, прежде всего доводы защиты, не были услышаны и учтены судьей при постановлении приговора.

Кроме того, Казаковым представлены жалобы, в которых он выражает свое несогласие с постановлением судьи от 21.12.2015 года об установлении срока для ознакомления с материалами уголовного дела после постановления приговора, ссылается при этом, что времени, предоставленного судом, было недостаточно для изучения всех материалов дела, состоящего из 32 томов, также полагает, что судом были необоснованно отклонены его замечания на протокол судебного заседания.

Просит отменить приговор суда и оправдать его за непричастностью к совершению преступления, или отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство в другой регион Российской Федерации.

Адвокат Гераськина В.М. в защиту интересов осужденного Казакова А.И. оспаривает приговор суда, утверждая, что причастность Казакова А.И. к убийству Ш и К не доказана, показания, данные им на следствии об участии в лишении потерпевших жизни, были даны в связи с оказанным на него психологическим давлением и являются недопустимым доказательством, в силу чего не могли быть представлены присяжным заседателям.

Приводит в жалобе аналогичные доводы об отсутствии умысла на убийство Ш с особой жестокостью, полагает, что данный квалифицирующий признак подлежит исключению из приговора суда.

Также указывает на нарушение судом прав обвиняемых, которое выразилось в непредоставлении достаточного времени для ознакомления с вопросным листом и подготовки предложений для постановки новых вопросов, а ее предложения по вопросам № 6 и 7 фактически остались без внимания суда.

В жалобе приводятся те же аргументы относительно времени нахождения коллегии присяжных заседателей в совещательной комнате.

Адвокат полагает, что назначенное Казакову А.И. наказание является несправедливым, обстоятельства, предусмотренные статьей 60 УК РФ и установленные судом, а также данные, положительно характеризующие его личность, в полной мере не учтены. С учетом признания судом большой совокупности смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих назначенное наказание является чрезмерно суровым, не соответствующим данным о личности Казакова, его размер определен с нарушением требований ч.! ст. 62 УК РФ.

Вместе с тем просит отменить приговор и оправдать Казакова А.И. за непричастностью к совершению преступления.

Осужденный Клюев Р.В. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней указывает на несоответствие приговора вердикту коллегии присяжных, который он не оспаривает, и несправедливость приговора.

Вместе с тем считает, что квалифицирующий признак совершения убийства с особой жестокостью не нашел своего подтверждения в судебном заседании и подлежит исключению из приговора. Анализируя вердикт коллегии присяжных заседателей, полагает, что она пришла к выводу о том, что он участия в убийстве К не принимал, в связи с чем он не мог принимать участие и в убийстве Ш с целью скрыть другое преступление, т.е. пункт «к» также подлежит исключению из приговора.

Учитывая, что согласно вердикту коллегии присяжных заседателей не установлена договоренность между подсудимыми на причинение смерти Ш полагает, что действия каждого должны быть квалифицированы исходя из конкретных действий. Поскольку в соответствии с заключением СМЭ смерть Ш наступила от травмы головы, то нанесенные им удары по другим частям тела ( 1 удар топором в лобковую область) не являются причиной ее смерти, его действия не могут быть квалифицированы как убийство по ч.2 ст. 105 УК РФ.

Установленные коллегией присяжных заседателей обстоятельства, из которых следует, что он вытащил топор из головы потерпевшей, не образуют состава преступления.

Полагает, что обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей не препятствовал суду вынести оправдательный приговор в отношении его.

Просит переквалифицировать его действия на ч.1 ст. 116 УК РФ и освободить от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Защитник осужденного Клюева Р.В. адвокат Волков Д.И. в апелляционной жалобе ставит вопрос об отмене обвинительного приговора в отношении своего подзащитного, полагает, что на основании вердикта коллегии присяжных заседателей суд должен был постановить оправдательный приговор.

Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, которые были установлены коллегией присяжных заседателей.

Анализируя вердикт и сопоставляя его с приговором, приводит доводы, аналогичные изложенным в жалобе Клюева, о том, что исходя из действий, в совершении которых он был признан виновным вердиктом, его действия подлежали квалификации по ч.1 ст. 116 УК РФ и, учитывая сроки давности привлечения к уголовной ответственности, уголовное дело в отношении Клюева следовало прекратить.

Государственными обвинителями Шадриным В.А. и Филипичевым В.М. принесены возражения на апелляционные жалобы, в которых они указывают на несостоятельность доводов, приведенных в их обоснование, просят приговор оставить без изменений, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в точном соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Мурашева С.С, Колядина А.Н., Казакова А.И. и Клюева Р.В. в совершенных ими преступлениях, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств, представленных сторонами.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно- процессуального закона в процессе расследования уголовного дела, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2- 4 ст. 389.15 УПК РФ отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Решение суда о рассмотрении дела с участием коллегии присяжных заседателей принято в точном соответствии с положениями уголовно- процессуального закона - ч.2 ст.325 УПК РФ, согласно которой в случае, если хотя бы один из подсудимых заявляет ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, а выделение уголовного дела в отношении остальных подсудимых, возражавших против такого порядка рассмотрения дела, невозможно, уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей.

Как следует из материалов дела и протокола судебного заседания ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей было заявлено подсудимым Клюевым Р.В. Учитывая, что остальные подсудимые в ходе предварительного слушания отказывались от суда присяжных, судом вынесено мотивированное постановление о невозможности выделения уголовного дела в отношении Мурашева С.С, Казакова А.И. и Колядина А.Н. в отдельное производство, поскольку раздельное рассмотрение уголовного дела могло отразиться на всесторонности и объективности его разрешения, и о рассмотрении дела с участием коллегии присяжных заседателей в отношении всех подсудимых.

Доводы осужденных о нарушении судом порядка формирования коллегии присяжных заседателей являются несостоятельными.

Формирование коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями ст. 326 - 328 УПК РФ. Оснований ставить под сомнение способность присяжных заседателей в объективном рассмотрении дела и, в целом, в реализации своих полномочий у суда не имелось.

Исходя из протокола судебного заседания стороны, в том числе подсудимые и их адвокаты, воспользовались предоставленным им законом правом задать вопросы кандидатам в присяжные заседатели и заявить мотивированные и немотивированные отводы в связи с обстоятельствами, препятствующими участию их в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела.

Вопреки доводам апелляционных жалоб немотивированный отвод, являющийся обязательным для удовлетворения, кандидату в присяжные заседатели под № 13 - В сторонами, в том числе подсудимыми и их адвокатами, не заявлялся, что подтверждается материалами дела ( т.ЗО, л.д. 65), а мотивированные отводы разрешены судом в соответствии с требованиями ч.

10-11 ст. 328 УПК РФ. Для согласования позиции между подсудимыми и их адвокатами в части заявления отводов присяжным заседателям, судом предоставлялось время. Стороной защиты заявлений о недостаточности времени для обсуждения вопросов, связанных с отводами, не делалось.

Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что замечаний по формированию коллегии присяжных заседателей от сторон не поступало, напротив, как стороной обвинения, так и стороной защиты высказано мнение о том, что коллегия не является тенденциозной и способна вынести объективный вердикт (т.31 л.д. 119).

Судебное следствие по делу проведено в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 335 УПК РФ.

Доводы жалоб об обвинительном уклоне, нарушении принципов состязательности, равноправия сторон и объективности суда материалами уголовного дела не подтверждаются. Как следует из протокола судебного заседания, если сторонами и допускались отступления от правил предоставления доказательств, то председательствующий реагировал на это, разъясняя присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание высказывания сторон, которые сами по себе доказательствами не являются.

Данных о том, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, Судебной коллегией не установлено.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Ходатайства стороны защиты о допустимости ряда доказательств, в том числе показаний свидетеля Б показаний обвиняемых на стадии предварительного расследования, аудиозаписи разговора Б с Колядиным, рассмотрены судом, как и предусмотрено законом, в отсутствии присяжных заседателей, при этом судом проверялись доводы сторон о допущенных при получении доказательств нарушениях уголовно-процессуального закона, после чего они были представлены коллегии присяжных заседателей.

В связи с заявлениями осужденных в суде о применении к ним недозволенных методов ведения следствия проведена проверка, по результатам которой вынесено постановление от 2 ноября 2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях сотрудников полиции состава преступления, что также свидетельствует о допустимости протоколов допросов осужденных, полученных в ходе предварительного следствия, как доказательств, содержание которых правомерно доведено до сведения присяжных заседателей.

Оснований для проведения лингвистической экспертизы указанных протоколов допросов не имелось, об отказе в удовлетворении ходатайства об этом вынесено мотивированное постановление суда ( т.32, л.д.97), с данным выводом соглашается и Судебная коллегия.

Исследованная судом аудиозапись разговора свидетеля Б и Колядина АН., состоявшегося 6 мая 2014 года, получена в результате оперативно-розыскного мероприятия - «Прослушивание телефонных переговоров», проведенного на основании судебного постановления от 29 апреля 2014 года, что соответствует Федеральному закону РФ « Об оперативно-розыскной деятельности» ( т.ЗО л.д. 142- 155). При этом Б подтвердил, что данный разговор состоялся именно между ним и Колядиным А.Н. Оснований для признания показаний свидетеля Б недопустимым доказательством у суда не имелось, его психическое состояние сомнений у суда не вызвало, в связи с чем необходимости проведения в отношении его судебно-психиатрической экспертизы не имелось.

Таким образом, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы жалоб об исследовании в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств являются несостоятельными.

Не установлено и нарушений, которые бы ограничили право стороны защиты на представление доказательств, все ходатайства сторон рассмотрены судом с соблюдением процедуры, установленной уголовно-процессуальным законом. Отклонение судом ряда ходатайств, заявленных стороной защиты, не свидетельствует о предвзятости и необъективности суда.

Вопреки доводам жалоб нет оснований полагать, что государственным обвинителем оказывалось какое-либо незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, повлиявшее на формирование их мнения о виновности осужденных. В соответствии с протоколом судебного заседания, государственным обвинителем реализованы предусмотренные законом полномочия прокурора в уголовном процессе.

С учетом результатов судебного следствия, прений сторон, председательствующим были сформированы вопросы. Доводы жалоб об отсутствии возможности внести свои замечания и предложения по формированию вопросного листа, опровергаются материалами дела, из которых следует, что вопросный лист обсуждался со всеми участниками судебного разбирательства, представленные стороной защиты замечания и дополнительные вопросы рассмотрены председательствующим судьей в совещательной комнате (т.31,л.д. 18-21, т.32,л.д.173-179). Вопреки доводам жалобы Мурашева С.С. содержание вопросного листа не противоречит предъявленному обвинению, процедура составления вопросного листа председательствующим не нарушена, права подсудимых были соблюдены судом в полной мере.

Таким образом, нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено. Изложенная постановка вопросов и их содержание позволяли присяжным заседателям всесторонне и полно оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности осужденных в инкриминированных им преступлениях.

Напутственное слово председательствующего судьи соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности сторонами не заявлялось.

Согласно вердикту коллегия присяжных заседателей пришла к единодушному мнению о том, что вина Мурашева С.С, Колядина А Н , Казакова А.И. и Клюева Р.В. в предъявленном им обвинении доказана.

Вынесенный вердикт является ясным и непротиворечивым.

Не может Судебная коллегия согласиться и с доводами Мурашева С.С. о неустановлении судом точной даты и способа совершения преступления. И в вердикте коллегии присяжных заседателей, и в приговоре суда указано, когда, где и при каких обстоятельствах было совершено убийство Б К и Ш а также совершение Колядиным А.Н. изнасилования последней.

Нарушение коллегией присяжных заседателей тайны совещательной комнаты материалами уголовного дела не подтверждается, информация, содержащаяся в газете по итогам судебного разбирательства уголовного дела, не является нарушением уголовно-процессуального закона и тайны совещания присяжных заседателей при принятии решения о виновности осужденных.

В соответствии с пунктами 2-4 ст. 389.15 УПК РФ, предусматривающими основания отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, приговор, постановленный в указанном составе, не может быть обжалован и отменен по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

С учетом изложенного, доводы жалоб осужденных и их адвокатов об иных фактических обстоятельствах дела, утверждения Клюева, Казакова и Колядина о непричастности к убийствам потерпевших, а Колядина также о недоказанности вины в совершении изнасилования Ш о недостоверности и неверной оценке доказательств, иные доводы о несогласии с установленными фактическими обстоятельствами уголовного дела, не могут быть приняты во внимание, поскольку виновность осужденных установлена коллегией присяжных заседателей, а приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, не может быть отменен ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Доводы апелляционных жалоб об иных нарушениях требований уголовно-процессуального закона Судебная коллегия находит также несостоятельными.

Заявленный в судебном заседании Казаковым А.И. отвод адвокату Гераськиной В.М. по причине отсутствия у нее опыта в рассмотрении дела с участием присяжных заседателей правомерно не был удовлетворен судом, поскольку это обстоятельство не является основанием, предусмотренным статьей 72 УПК РФ, исключающим возможность ее участия в производстве по делу, а отказ от защитника в соответствии со ст. 52 УПК РФ не является обязательным для суда. Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что адвокат Гераськина В.М. принимала активное участие в исследовании доказательств по делу, полностью разделяла позицию своего подзащитного, в том числе в прениях сторон. При таких данных доводы жалобы о нарушения права на защиту являются явно надуманными, при этом Судебная коллегия принимает во внимание, что на стадии апелляционного обжалования осужденным было заключено соглашение с данным адвокатом. При изложенных обстоятельствах доводы адвокатов Лазарева ВВ. и Демина А.В о том, что отказ в отводе адвоката Гераськиной В.М. нарушил право Мурашева С.С. на защиту, Судебная коллегия находит несостоятельными.

С соблюдением требований уголовно-процессуального закона судом были разрешены ходатайства Колядина, Казакова и Клюева о допуске в качестве защитников наряду с адвокатами других лиц. Отказ в удовлетворении указанных ходатайств судом надлежащим образом мотивирован.

Не допущено судом нарушения и требований главы 39 УПК РФ при постановлении приговора, поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает минимальный срок нахождения судьи в совещательной комнате при принятии решения по уголовному делу.

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, соответствующим требованиям уголовного и уголовно- процессуального закона. Исходя из установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, судом дана верная правовая оценка действиям осужденных с приведением в приговоре мотивов принятого решения, в том числе по оспариваемым осужденными квалифицирующим признакам.

Судебная коллегия считает правильной квалификацию действий Мурашева С.С, Казакова А.И., Колядина А.Н. по п. «а,д,ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ, Клюева Р.В. - по п. «д,ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ, а Колядина АН., кроме того, по п. «в» ч.2 ст. 131 УК РФ.

С учетом заключений комиссионных экспертиз, осужденные обоснованно признаны судом вменяемыми и подлежащими уголовной ответственности за совершенные ими преступления.

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей Мурашев С.С, Казаков А.И. и Колядин А.Н. признаны не заслуживающими снисхождения, а Клюев Р.В- заслуживающим его.

Доводы апелляционной жалобы Колядина А.Н. о том, что вопреки закону вопрос о снисхождении в отношении его был поставлен не по каждому из двух преступлений, в совершении которых он признан виновным, а в целом, а также аналогичные доводы Мурашева С.С. не являются существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену или изменение приговора, поскольку отрицательный ответ коллегии присяжных заседателей на вопрос о снисхождении за совершенные Колядиным и Мурашовым деяния противоречий не содержит и сомнений не вызывает.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного каждым из осужденных, роль их в совершении преступлений, данные о личности, состояние здоровья, влияние наказания на условия жизни их семей и отношение к содеянному.

При этом суд признал в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, явки с повинной осужденных ( за исключением изнасилования Колядиным потерпевшей Ш активное способствование расследованию преступлений, наличие малолетних детей и другие заслуживающие внимание обстоятельства. Обстоятельств, отягчающих наказание, в отношении Казакова А.И., Колядина А.Н. и Клюева Р.В. судом не установлено. Оснований для признания поведения потерпевших аморальным или противоправным, что давало бы возможность признать это обстоятельством, смягчающим наказание, Судебная коллегия не усматривает, в связи с чем доводы жалоб об этом находит несостоятельными.

С учетом вердикта коллегии присяжных заседателей наказание Клюеву Р.В. назначено с соблюдением требований ст. 65 УК РФ.

Особо активная роль Мурашева С.С. в совершении преступления, признанная судом в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания, мотивирована в приговоре. С данным выводом соглашается и Судебная коллегия.

Суд не установил каких-либо исключительных обстоятельств, существенно снижающих степень общественной опасности совершенных преступлений или личностей самих осужденных, дающих основания для применения положений ст. 64 УК РФ и изменения в соответствии с ч.б ст. 15 УК РФ категории преступлений, указав в приговоре обоснование принятого решения.

Решение суда о назначении Мурашеву С.С. наказания в виде пожизненного лишения свободы мотивировано в приговоре. Особо активная роль Мурашева в совершении преступления, его участие в лишении жизни троих человек, тяжесть и необратимость наступивших последствий, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств, обусловило в совокупности невозможность применения к нему более мягкого наказания.

Доводы жалоб осужденных и адвокатов о нарушении судом требований ст. 10, ч.З ст. 62 УК РФ основаны на неправильном толковании уголовного закона.

Таким образом, наказание осужденным Мурашеву, Казакову, Калядину и Клюеву за совершенные преступления назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, соразмерно содеянному и отвечает принципам социальной справедливости. Оснований для вывода о назначении осужденным чрезмерно сурового наказания, как о том ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Вместе с тем приговор в отношении Клюева Р.В. в части назначения наказания подлежит изменению, поскольку судом не принято во внимание, что преступление, за которое он осужден данным приговором, было совершено им до вынесения приговора от 16 апреля 2010 года. В связи с чем окончательное наказание Клюеву Р.В. следовало назначить по совокупности преступлений на основании ч.5 ст. 69 УК РФ с полным зачетом отбытого им наказания по предыдущему приговору.

Доводы апелляционных жалоб об ограничении осужденных в сроках ознакомления с материалами уголовного дела после его рассмотрения судом являются необоснованными.

Как усматривается из материалов дела, судом были удовлетворены ходатайства осужденных о повторном ознакомлении их с материалами дела, которое началось 7 декабря 2015 года. Учитывая, что осужденные злоупотребляли своим правом на ознакомление ( рапорты работников суда т.33,л.д. 105,114,118,134,136 и др.), постановлением судьи от 21.12.2015 года установлен срок дополнительного ознакомления осужденных с материалами уголовного дела до 30 декабря 2015 года, что не противоречит требованиям закона.

Замечания на протокол судебного заседания, поступившие от осужденных, рассмотрены судьей с соблюдением требований ст. 260 УПК РФ.

Несостоятельными являются доводы жалоб о необоснованности решения суда по взысканию компенсации морального вреда потерпевшим Ш матери и брату погибшей Ш Согласно постановлениям следователя от 17 сентября 2014 года Ш и Ш ( т. 19 л.д. 203-208) в соответствии со ст. 44 УПК РФ признаны гражданскими истцами, ими предъявлены требования о возмещении морального вреда в связи с гибелью дочери и сестры в размере по 2 400 000 рублей. В своих заявлениях от 7 июля, 25 и 30 сентября 2015 года (т.29 л.д. 199, т. 30 л.д.87, 105) они просили рассмотреть иски в их отсутствие и удовлетворить их.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ в случае, если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Предоставленная в суд апелляционной инстанции справка управления образования администрации городского округа г. Республики о лишении матери погибшей Ш в 2002 году родительских прав в отношении дочери, не лишает ее права на обращение с иском о возмещении ей компенсации морального вреда в связи с убийством дочери, поскольку независимо от данного решения факт родства является неоспоримым, из материалов дела следует, истцы поддерживали с погибшей родственные отношения. С учетом изложенного, Судебная коллегия считает, что судом обоснованно взыскана с осужденных денежная компенсация морального вреда в пользу потерпевших Ш в связи с причинением им нравственных страданий, связанных с потерей близкого человека. Размер компенсации определен судом с учетом нравственных страданий потерпевших, требований разумности и справедливости. Признать размер компенсации не соответствующей степени причинения морального вреда, исходя из наступивших последствий, нельзя.

13 14 20 28 На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 -389 , 389 , 389 , 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Мордовия с участием присяжных заседателей от 25 ноября 2015 года в отношении Клюева Р В изменить.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору и наказания по приговору от 16 апреля 2010 года, окончательно назначить Клюеву Р.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

Зачесть в срок отбытия наказание, отбытое по приговору от 16 апреля 2010 года.

В остальном приговор в отношении Мурашева С С Колядина А Н , Казакова А И и Клюева Р В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их адвокатов Лазарева ВВ., Демина А.В., Старостиной М.Т., Гераськиной В.М. и Волкова Д.И. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 15-АПУ16-2СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 131. Изнасилование
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 57. Пожизненное лишение свободы
УК РФ Статья 116. Побои
ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УПК РФ Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 52. Отказ от защитника
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 44. Гражданский истец
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 952 292-75-45
Телефон: +7 (905) 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Амосова Е.М.
г. Новоуральск
ответов за неделю: 1

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх