Дело № 18-КГ13-85

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 сентября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Кликушин Александр Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №18-КГ13-85

от 17 сентября 2013 года

 

председательствующего Горшкова В.В., судей Кликушина A.A. и Пчелинцевой Л.М.

места жительства ребенка, по встречному иску Каракияна [скрыто] к Бандурко [скрыто] об отмене постановления главы муниципального

образования и определении места жительства ребенка

по кассационной жалобе Бандурко [скрыто] на решение

Отрадненского районного суда Краснодарского края от 17 октября 2012 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 декабря 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина A.A., объяснения Бандурко O.A., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Бандурко O.A. обратилась в суд с иском к Каракияну Ф.М. об определении места жительства малолетнего Каракияна [скрыто]

года рождения, являющегося ее внуком, сославшись на то, что после смерти матери малолетнего [скрыто] - Нехаевой А.Н. она стала опекуном ребенка,

который постоянно проживает в домовладении истицы, воспитывается вместе с родным братом [скрыто] сильно привязан к своей бабушке и брату. Истица

полагала, что для ребенка созданы все необходимые условия для воспитания и развития. Ответчик, являясь отцом малолетнего [скрыто], не дает должного воспитания и внимания своему сыну, в течение длительного времени не оказывает ему материальной помощи, не участвует в его воспитании, не заботится о его нравственном развитии, проживает в другом государстве. По мнению Бандурко O.A. ответчик не сможет должным образом обеспечить своему сыну благополучные условия для проживания, поскольку длительное время не виделся с ним, и проживание малолетнего [скрыто] в семье ответчика в Абхазии может причинить ребенку психологическую травму. Полагала, что проживание [скрыто] с бабушкой, дедушкой и братом будет соответствовать его интересам.

Каракиян Ф.М. иск не признал, предъявил встречные исковые требования об отмене постановления главы муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края от 24 мая 2011 г., которым Бандурко O.A. назначена опекуном малолетнего Каракияна Ф.Ф., а также об определении места жительства Каракияна Ф.Ф. вместе с ним. В обоснование встречного иска Каракиян Ф.М. указал, что он является отцом малолетнего [скрыто], своего согласия на назначение Бандурко O.A. опекуном его сына не давал. Бандурко O.A. препятствует ему видеться с ребенком. В настоящее время Каракиян Ф.М. имеет возможность воспитывать своего сына, уделять ему внимание, содержать материально.

Представитель отдела по вопросам семьи и детства администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края Гончарова О.Н. в судебном заседании пояснила, что опека над несовершеннолетним Каракияном Ф.Ф. устанавливалась в связи со смертью его матери, поскольку отец ребенка Каракиян Ф.М. с ним не проживал, его местонахождение было неизвестно. Полагала, что проживание ребенка целесообразно с бабушкой Бандурко O.A., поскольку в период установления опеки над ребенком ответчик самоустранился от воспитания ребенка, алименты не уплачивал, жизнью и здоровьем сына не интересовался.

Решением Отрадненского районного суда Краснодарского края от 17 октября 2012 г. в удовлетворении первоначального иска отказано, встречные исковые требования удовлетворены, отменено постановление администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края от 24 мая 2011 г. № 672 о назначении Бандурко O.A. опекуном малолетнего Каракияна Ф.Ф., 9 декабря 2007 года рождения, место проживания малолетнего Каракияна Ф.Ф. определено с отцом Каракияном Ф.М. по адресу: [скрыто]

Определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 декабря 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 27 марта 2013 г. отказано в передаче кассационной жалобы Бандурко O.A. для

рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной кассационной жалобе Бандурко O.A. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 8 августа 2013 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 27 марта 2013 г. и кассационная жалоба Бандурко O.A. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такого рода нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что Каракиян Ф.М. и Нехаева А.Н. состояли в браке с 13 ноября 2007 г. От брака у них имеется сын Каракиян Ф.Ф., [скрыто] года

рождения.

Решением Гулрыпшского районного суда Республики Абхазия от 12 ноября 2010 г. брак между ними расторгнут.

После расторжения брака Нехаева А.Н. с сыном Феликсом уехала в ст. Отрадную Краснодарского края к своей матери Бандурко O.A. на постоянное место жительства.

Судебным приказом мирового судьи судебного участка № 186 Отрадненского района Краснодарского края от 1 сентября 2010 г. с Каракияна Ф.М. в пользу Нехаевой А.Н. взысканы алименты на содержание малолетнего [скрыто].

1 апреля 2011 г. Нехаева А.Н. умерла.

Постановлением администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края от 24 мая 2011 г. № 672 Бандурко O.A. назначена опекуном малолетнего Каракияна Ф.Ф., ей выдано удостоверение опекуна № [скрыто].

Бандурко O.A. проживает в собственном домовладении в ст. [скрыто] по

ул. [скрыто] с Рысевым СП. и со своими внуками Нехаевым В.В. (сыном

умершей дочери Нехаевой А.Н. от первого брака, [скрыто] _г.р.) и Каракияном Ф.Ф.

одной семьей.

Каракиян Ф.М. проживает в собственном благоустроенном домовладении, расположенном по адресу: [скрыто] р-н,

с. [скрыто], имеет постоянный источник дохода.

Разрешая спор по существу, суд пришел к выводу о том, что установление опекунства над несовершеннолетним Каракияном Ф.Ф. было произведено с нарушением законодательства, регулирующего данную процедуру, в связи с чем имеются основания для удовлетворения встречных исковых требований Каракияна Ф.М. об отмене постановления главы муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края от 24 мая 2011 г. № 672.

Отказывая в удовлетворении первоначального иска Бандурко O.A. и удовлетворяя встречные исковые требования Каракияна Ф.М. об определении места жительства ребенка с отцом, суд учитывал заключение судебно-психологической экспертизы от 6 сентября 2012 г. и исходил из того, что Каракиян Ф.М. является единственным родителем малолетнего Каракияна Ф.Ф., в настоящее время имеет возможность воспитывать своего сына, уделять ему внимание, содержать материально.

С данными выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с выводами судебных инстанций относительно встречных исковых требований Каракияна Ф.М. согласиться нельзя.

Пунктом 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г., провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Одной из форм обеспечения и защиты интересов несовершеннолетних детей является установление при необходимости над ними опеки или попечительства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 31 Гражданского кодекса Российской Федерации опека и попечительство устанавливаются для защиты прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных граждан. Опека и попечительство над несовершеннолетними устанавливаются также в целях их воспитания.

Опека и попечительство над несовершеннолетними устанавливаются при отсутствии у них родителей, усыновителей, лишении судом родителей родительских прав, а также в случаях, когда такие граждане по иным причинам остались без родительского попечения, в частности когда родители уклоняются от их воспитания либо защиты их прав и интересов (пункт 3 статьи 31 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 1 статьи 121 Семейного кодекса Российской Федерации защита прав и интересов детей в случаях смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения их в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни родителей, длительного отсутствия родителей,

уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций, при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения возлагается на органы опеки и попечительства.

В силу пункта 1 статьи 145 Семейного кодекса Российской Федерации опека или попечительство устанавливаются над детьми, оставшимися без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм, опека и попечительство над детьми, оставшимися без попечения родителей, устанавливается соответствующими органами власти в целях их содержания, воспитания и образования, для защиты их прав и интересов в случаях смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения их в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни родителей, длительного отсутствия родителей.

Также опека и попечительство устанавливаются в случаях уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своих детей из образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, или аналогичных организаций, при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения.

Таким образом, законом предусмотрена обязанность государства осуществления защиты прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, посредством принятия мер по установлению над ними опеки, в том числе в связи со смертью родителей и уклонением родителей от воспитания детей.

Порядок установления опеки и попечительства определяется Федеральным законом от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

Так, согласно части 2 статьи 11 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» опекун или попечитель назначается с их согласия или по их заявлению в письменной форме органом опеки и попечительства по месту жительства лица, нуждающегося в установлении над ним опеки или попечительства, в течение месяца с момента, когда указанному органу стало известно о необходимости установления опеки или попечительства над таким лицом.

Кроме того, частью 1 статьи 13 вышеуказанного Федерального закона предусмотрено, что родители могут подать в орган опеки и попечительства совместное заявление о назначении их ребенку опекуна или попечителя на

период, когда по уважительным причинам они не смогут исполнять свои родительские обязанности, с указанием конкретного лица.

Единственный родитель несовершеннолетнего ребенка вправе определить на случай своей смерти опекуна или попечителя ребенку. Соответствующее распоряжение родитель может сделать в заявлении, поданном в орган опеки и попечительства по месту жительства ребенка (часть 2 статьи 13 указанного выше Федерального закона).

Из приведенных правовых норм следует, что опека и попечительство могут быть установлены органом опеки и попечительства на основании заявления лица, отвечающего требованиям, предъявляемым законом к опекунам и попечителям, изъявившего желание стать опекуном или попечителем нуждающегося в опеке или попечительстве лица; по совместному заявлению родителей; по заявлению единственного родителя.

Учитывая изложенное, у органа опеки и попечительства возникает обязанность по установлению опеки над ребенком, нуждающимся в опеке, в случае возникновения предусмотренных законом обстоятельств, и обращения одним из перечисленных в законе лиц с соответствующим заявлением.

При этом законом не предусмотрена необходимость получения согласия на установление опеки над ребенком от родителей, которые уклоняются от воспитания ребенка.

Уклонение родителей от воспитания ребенка само по себе является основанием для рассмотрения вопроса об установлении над ним опеки или попечительства.

Как установлено судом, после смерти Нехаевой А.Н. опекуном ее сына Каракияна Ф.Ф. назначена Бандурко O.A. - мать Нехаевой А.Н.

Суд первой инстанции указал, что нарушение требований закона при установлении опекунства над Каракияном Ф.Ф. заключалось в том, что от Каракияна Ф.М. не было получено согласия на установление опеки над его сыном Каракияном Ф.Ф.

Из постановления администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края № 672 от 24 мая 2011 г. о назначении Бандурко O.A. опекуном Каракияна Ф.Ф. усматривается, что опека установлена на основании заявления Бандурко O.A. в связи со смертью матери Каракияна Ф.Ф. (Нехаевой А.Н.) и устранения его отца (Каракияна Ф.М.) от воспитания и содержания ребенка.

В судебном заседании представитель отдела по вопросам семьи и детства администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края указал, что на момент установления опеки над Каракияном Ф.Ф. его отец совместно с ним не проживал, место нахождения отца не известно (л.д. 90).

Таким образом, установление опеки Каракияну Ф.Ф. было произведено на основании заявления Бандурко O.A. при наличии сразу двух обстоятельств -смерть одного из родителей и уклонение вторым родителем от исполнения своих обязанностей в отношении ребенка.

Наличие хотя бы одного из этих обстоятельств влечет необходимость установления опеки над ребенком.

При этом в силу закона получение от Каракияна Ф.М. - родителя, устранившегося от воспитания своего сына Каракияна Ф.Ф., письменного согласия на установление опеки, а также исследования условий его жизни не требовалось.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что установление опекунства над Каракияном Ф.Ф. было произведено с нарушением регулирующего данную процедуру законодательства и как следствие вывод о незаконности постановления администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края № 672 от 24 мая 2011 г. основаны на неправильном толковании указанных выше норм права.

Согласно пункту 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Пунктом 2 статьи 36 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что опекуны и попечители несовершеннолетних граждан обязаны проживать совместно со своими подопечными. Раздельное проживание попечителя с подопечным, достигшим шестнадцати лет, допускается с разрешения органа опеки и попечительства при условии, что это не отразится неблагоприятно на воспитании и защите прав и интересов подопечного.

В силу пункта 1 статьи 48 Семейного кодекса Российской Федерации дети, находящиеся под опекой (попечительством), имеют в том числе право на воспитание в семье опекуна (попечителя), заботу со стороны опекуна (попечителя), совместное с ним проживание, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 36 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данными нормами права закреплено право подопечных на проживание с опекуном, и обязанность опекуна совместно проживать со своим подопечным.

Из этого следует, что опекун и его подопечный несовершеннолетий ребенок на протяжении всего периода действия опеки имеют совместное место жительства.

В связи с этим пока установленная над несовершеннолетним опека является действующей, требования об определении места жительства подопечного ребенка не по месту жительства опекуна не могут быть удовлетворены, так как на период опеки его место жительство определено законом.

Таким образом, применительно к настоящему делу при отсутствии оснований для признания незаконным постановления администрации муниципального образования Отрадненский район Краснодарского края № 672 от 24 мая 2011 г., не отменного в установленном законом порядке, требование Каракияна Ф.М. об определении места жительства Каракияна Ф.Ф. с ним, а не с его законным опекуном Бандурко O.A. не подлежат удовлетворению.

Кроме того, суд первой инстанции при вынесении решения сослался на пункт 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

Таким образом, законодатель предусмотрел возможность обращения с требованием об определении места жительства ребенка в случае возникновения спора относительно его места жительства между такими субъектами семейных правоотношений как родители данного ребенка.

В то же время законом не предусмотрена возможность предъявления требования об определении места жительства ребенка одним из родителей ребенка к его опекуну, назначенному органом опеки и попечительства, в период действия опеки. Данный вопрос подлежит разрешению в другом установленном законом порядке.

В настоящем деле спор между родителями Каракияна Ф.Ф. об определении места его жительства отсутствует.

Однако это не было учтено судом первой инстанции при рассмотрении требований Каракияна Ф.М. (отца Каракияна Ф.Ф.) к Бандурко O.A. (опекуну Каракияна Ф.Ф.) об определении места жительства подопечного Каракияна Ф.Ф.

Ссылку суда на положения статьи 68 Семейного кодекса Российской Федерации нельзя признать правильной, поскольку она предусматривает возможность обращения родителя с требованием о возврате ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения.

В данном же деле требование предъявлено к законному опекуну несовершеннолетнего ребенка, у которого ребенок находится в соответствии с действующим законодательством.

В материалах дела отсутствуют сведения об освобождении или отстранении Бандурко O.A. от исполнения своих обязанностей опекуна перед Каракияном Ф.Ф. в порядке и по основаниям, предусмотренным статьей 39 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьями 29, 30 Федерального закона «Об опеке и попечительстве».

Ссылаясь на положения статьи 68 Семейного кодекса Российской Федерации суд не учел, что согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 68 Семейного кодекса Российской Федерации суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка.

Разрешая спор и принимая решение об определении места жительства Каракияна Ф.Ф., суд первой инстанции указал конкретный адрес проживания несовершеннолетнего, в то время как законом предусмотрена возможность определения места жительства ребенка с одним из родителей, а не по месту нахождения жилого помещения, принадлежащего одному из родителей.

Помимо изложенного суд первой инстанции определил место жительства несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации Каракияна Ф.Ф. в

иностранном государстве - Республике Абхазия, не исследовав соответствия условий проживания в данной стране интересам ребенка.

Кроме того, суд первой инстанции в мотивировочной части решения указал, что при передаче ребенка истцу по встречному иску следует соблюдать ряд условий, в частности процедура передачи ребенка должна занять не менее трех месяцев.

Тем самым суд признал, что на момент вынесения решения возможность проживания Каракияна Ф.Ф. по месту жительства отца отсутствует в силу привязанности к опекуну Бандурко O.A., своему старшему брату [скрыто].

В то же время суд в резолютивной части постановил определить место жительства Каракияна Ф.Ф. с отцом Каракияном Ф.М.

Статьи законов по Делу № 18-КГ13-85

ГК РФ Статья 20. Место жительства гражданина
ГК РФ Статья 31. Опека и попечительство
ГК РФ Статья 36. Исполнение опекунами и попечителями своих обязанностей
ГК РФ Статья 39. Освобождение и отстранение опекунов и попечителей от исполнения ими своих обязанностей
ГПК РФ Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх