Дело № 2-О10-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 марта 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 2-О10-4

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 марта 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.
судей Пелевина Н.П.и Подминогина В.Н.
при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2010 года кассационную жалобу осуждённого Зязикова СУ. на приговор Вологодского областного суда от 9 декабря 2009 года, по которому ЗЯЗИКОВ С У осуждён по ст. 105 ч.2 п. «б» УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст.ст.ЗО ч.З, 105 ч.2 п. «а» УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст.115 ч.2 п. «а» УК РФ к 1 году лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; 2 постановлено взыскать с Зязикова СУ. в пользу К рублей компенсации морального вреда.

Зязиков СУ. признан виновным в совершении убийства К года рождения в связи с выполнением им общественного долга и одновременном покушении на убийство К на почве ссоры, а также в умышленном причинении лёгкого вреда здоровью с его кратковременным расстройством И из хулиганских побуждений.

Преступления совершены 10 апреля 2009 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение адвоката Шинелевой Т.Н., поддержавшую кассационную жалобу осуждённого по изложенным в ней доводам, мнение прокурора Коваль К.И., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы и полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Зязиков СУ. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осуждённый Зязиков СУ. указывает, что органами предварительного следствия допущена фальсификация материалов дела, предъявленное ему обвинение не соответствует фактическим обстоятельствам содеянного и получило неправильную юридическую квалификацию.

Его первые допросы всегда проводились в наручниках, в присутствии оперативных работников, оказывавших на него физическое и психологическое принуждение к подписанию протоколов его допросов, а присутствовавший адвокат никак на это не реагировал. Несмотря на допущенные по делу нарушения закона его принудил к ознакомлению с его материалами без адвоката, запретив под угрозой пожизненного заключения писать жалобы и заявлять ходатайства, и он был вынужден ознакомиться с материалами дела, которое изначально расследовалось с обвинительным уклоном, без установления всех участников конфликта, большинство из которых сотрудники МВД. 3 Фактически потерпевшие пришли в клуб пьяными, распивали спиртное в общественном месте, оскорбляли его нецензурной бранью, и унижали его достоинство, переложив вину на него одного, а следовательно данное обстоятельство было проигнорировано и не получило оценки в судебном заседании, а в основу приговора были положены ложные показания потерпевших и свидетелей, при этом даёт собственную оценку их показаниям и делает вывод о их недостоверности и противоречивости.

В то же время не приняты во внимание показания его жены о применении насилия к ней и сыну, хотя их достоверность не опровергнута.

Недоказанным является факт выполнения К общественного долга по пресечению преступления, что он физически не мог сделать, с учётом обстановки в квартире.

Просит приговор отменить и дело направить на новое расследование для привлечения к уголовной ответственности лиц, допустивших неправомерные действия в отношении него и членов его семьи.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель Наугольный ВВ. считает её необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Зязикова СУ. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осуждённого Зязикова СУ. в судебном заседании усматривается, что 10 апреля 2009 года около 22 часов по просьбе дочери он пошёл со своими родными и друзьями, взяв с собой бутылку водки, закуску и нож.

С разрешения директора клуба они с сожительницей пошли посидеть в комнату за сценой, где уже сидели 7 мужчин, один из которых в грубой форме стал выяснять у сожительницы, кем он, Зязиков ей приходится.

Ранее незнакомый К велел ему, Зязикову, уйти , выражаясь при этом нецензурной бранью, на что он указал о его неправильном поведении, но тот настаивал на его уходе, чем разозлил его. Он, Зязиков вышел из комнаты, достал нож и вернулся в гримёрную и с ножом подошёл к К 4 В это время ранее незнакомый К бросился к его сыну, и между ними завязалась драка. Он схватил К , правой рукой прижал к себе, а левой рукой около трёх раз ударил его ножом в бок и спину, после чего оттолкнул от себя. К им с сожительницей ничего не говорил, не оскорблял и не угрожал. Он допускал, что причинённые им телесные повреждения могут привести к смерти потерпевшего, не желал этого, и мотива для его убийства не было. После этого он ударил ножом К ., и тот упал на пол. Он наклонился к нему, сказал, что не надо было так себя с ним, и ударил его ножом по лицу, так как был сильно зол на него, но убивать его также не хотел. После этого он ударил ножом ранее незнакомого И по лицу, но по какой причине сделал это, пояснить не может.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях Зязикова СУ. судом были исследованы протоколы его явки с повинной и показаний на предварительном следствии при допросах в качестве обвиняемого.

Согласно протоколу явки с повинной Зязикова СУ., в клубе в ходе ссоры он принесённым с собой ножом порезал незнакомых ему молодых парней, одного из которых около 4 раз ударил в правый бок, и тот упал. Другого парня он также ударил ножом несколько раз ( т.1 л.д.95).

Из показаний осуждённого Зязикова СУ. при его допросах в качестве обвиняемого следует, что после распития спиртного с членами семьи и знакомыми они пошли в Дом культуры, при этом он взял с собой нож в ножнах и недопитую бутылку водки, нож взял по привычке постоянно носить его на работу.

С разрешения директора Дома культуры он и сожительница пошли посидеть в гримёрную, где находились компания мужчин в количестве около 5 человек. Один из них в грубой форме обратился к его сожительнице и что-то спросил про её сына О после чего она продиктовала ему номер телефона сына.

Ранее незнакомый К . обратился к нему, Зязикову и с нецензурной бранью потребовал от него уйти, на что он объяснил ему правила поведения, но тот вновь в грубой форме потребовал уйти. Он вышел, но затем вернулся за сожительницей, однако К . в нецензурной форме вновь потребовал от него уходить, что его сильно оскорбило и вывело из себя, так как он не привык к такому обращению с ним. Он выбежал в бильярдную, достал нож и пошёл в гримёрную, где подошёл к К ., указал на его неправильное поведение и продемонстрировал перед ним нож. 5 В это время ранее незнакомый К неожиданно бросился на него, он правой рукой обхватил его и прижал к себе, а левой рукой ударил его ножом в бок и спину около 3 раз, после чего потерпевший отошёл, никакого конфликта с этим парнем у него не было.

Затем он несколько раз ударил ножом К ему, Зязикову, никто ударов не наносил (т.1 л.д.101-104, 139-143, т.2 л.д.5-11).

Приведённым показаниям осуждённого Зязикова СУ. в их совокупности в приговоре дана надлежащая критическая оценка, и они признаны достоверными в той их части, в какой не противоречат другим доказательствам.

Из показаний потерпевшего К следует, что 10 апреля 2009 года около 22 часов его брат К и К уехали в клуб, а затем брат по телефону сообщил, что их порезали, и попросил его приехать к клубу. По приезду туда К сообщил, что его сына Д и брата П в помещение клуба один из «чеченцев» ударил ножом, а двое других били бильярдными киями, со слов К он понял, что тот не был очевидцем событий. Он также пояснил, что видел кровь на руках Зязикова СУ. Его брат и сын находились в гримёрной, при этом сын Д лежал на полу, всё помещение было залито кровью, сын был без сознания, на его теле видел три раны на боку и спине, вся его одежда была в крови.

Брат П там же стоял на четвереньках, у него были ранения на руке, щеке и в области лопатки. По пути в больницу его сын Д скончался.

Брат П рассказал, что в гримёрную зашли Зязиков со своей сожительницей, с которой К стал разговаривать о её сыне О а Зязиков СУ. стал спрашивать, почему его не приглашают к столу, так как у потерпевших имелся коньяк, при этом сослался на кавказский обычай, на что Д ответил, что здесь не Кавказ.

После этого Зязиков вышел, а через некоторое время он, П почувствовал острую боль в спине, а затем удар по голове, повернулся и увидел Зязикова, пытавшегося ударить его ножом по голове, после чего потерял сознание на некоторое время.

Из показаний потерпевшего К видно, что после словесного конфликта в гримёрной Зязиков и его сожительница Б вышли из неё, а через некоторое время он услышал скрип двери и почувствовал резкую боль от удара ножом в спину, отчего потекла кровь, а Зязиков сказал, что будет резать, как собак, и ударил его ножом в плечо, а затем схватил за голову и сбросил со стула, одновременно нанеся ему удар ножом в щёку, угрожая отрезать голову. Он упал и потерял сознание, когда очнулся, во рту 6 была кровь, рядом лежал К который стонал и на его вопрос сообщил о ранении его в живот и спину. Зязикова в комнате уже не было, на полу было много крови. Он, К , снял куртку, и у него из спины стала фонтанировать кровь. Он успел о случившемся сообщить по телефону брату А и потерял сознание, после чего его доставили в больницу, где узнал об опасности для жизни причинёнными ему телесными повреждениями.

Из показаний потерпевшего И усматривается, что он обстоятельства и причины конфликта с осуждённым в клубе и его дальнейшие действия в отношении потерпевших К . и К Одновременно дополнил, что после этого Зязиков подбежал к нему с криками: «Все теперь поняли?», и нанёс ему скользящий удар ножом в голову, которую он успел повернуть, отчего он на время потерял сознание.

Когда очнулся, видел, как Зязиков с сыновьями побежал и гримёрной за К с целью задержать его.

Показания указанных выше потерпевших являются последовательными, непротиворечивыми и обоснованно положены судом в основу приговора, как достоверные и допустимые доказательства, опровергающие доводы осуждённого в жалобе о том, что именно они своими неправомерными действиями спровоцировали его на ответные действия.

Показания потерпевших согласуются и с другими доказательствами.

Свидетель М показал, что по телефону К ему сообщила, что зарезали К Он решил съездить к ней и вышел на улицу, где к нему подошли Зязиков, его сожительница Б и трое их детей. Зязиков и Б сели в его автомашину, и последняя сказала, что у них неприятности, в руках у Зязикова он увидел нож, который он выхватил и спросил у него о событиях в клубе, на что тот ответил, что так получилось, после чего они с сожительницей ушли.

Из показаний свидетеля К . следует, что в клубе К предложили Б выпить с ними, на что Зязиков СУ. сказал, что принято на распитие спиртного приглашать всех, после чего она, К вышла из комнаты. Примерно через 10 минут Зязиков выбежал на улицу, а затем забежал в клуб и побежал в гримёрную, куда с кием в руках побежал и его сын Б , а Б пошла на улицу, сообщив ей о конфликте. В гримёрной она увидела Зязикова с большим ножом в руке, на котором была кровь. На полу лежал окровавленный К ., и Зязиков кричал, что всех порежет за то, что его «послали». Она сильно испугалась и выбежала из комнаты, велев всем выйти на улицу. Затем она зашла в гримёрную, где на 7 полу лежал в крови К и стонал, а К сказал, что их обоих ударил ножом Зязиков, которому не предложили выпить спиртного, а он в нецензурной форме попросил его уйти.

Свидетель К . показала, что муж К по телефону сообщил, что его порезали в клубе, а затем позвонил К и сказал, что К зарезали и везут в больницу, а раненый К . лежит на полу в клубе. Она приехала туда и увидела мужа в крови, которому медицинские работники оказывали помощь, а затем повезли в больницу, где от К . узнала, что К умер, а К обрабатывают раны.

На её вопрос муж ответил, что все произошло неожиданно, сначала он почувствовал укол в руку и резкую боль, затем в спину и увидел падавшего К Из показаний свидетеля Б видно, что с Зязиковым она сожительствует более 20 лет и знает, что в пьяном виде его поведение становится неадекватным.

10 апреля 2009 года Зязиков распивал дома водку, после чего в 23-м часу он с ней и детьми пришли в клуб, где с разрешения директора клуба она и Зязиков прошли в гримёрную, где находились около 5 мужчин, среди которых был знакомый К Ранее незнакомый ей К стал разговаривать с ней о её детях. В это время К стал что-то высказывать Зязикову, унизив его, после чего осуждённый вышел, но вскоре вернулся. К . в нецензурной форме велел ему уходить, и Зязиков вышел, а она пошла за ним, попросив К поговорить с К о его неправильном поведении. В это время она услышала из гримёрной мужские крики, побежала туда и увидела лежавших на полу К . и К , помещение было обильно испачкано кровью.

Зязиков стоял в центре гримёрной, а в стороне стоял незнакомый парень. Она закричала на Зязикова, зачем он сделал это, на что он ответил, что не знает, так получилось, после чего они с детьми из клуба ушли.

Показания приведённых выше лиц подтверждаются исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре показаниями свидетелей З З З К , А К , А , К Из актов судебно-медицинских экспертиз следует: у К установлены четыре колото-резаных ранения, проникающие в полости грудной клетки и живота, вызвавшие острую 8 кровопотерю, причинившие тяжкий вред его здоровью, которые находятся в прямой причинной связи с его смертью (т. 3 л.д. 136-145); у К установлены три раны от действия колюще-режущего предмета, локализующиеся в областях правого плеча, правой щеки и задней поверхности грудной клетки, причинившие лёгкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства (т. 3 л.д. 163-165); у И при осмотре экспертом 7 мая 2009 года обнаружен рубец от зажившей раны в лобной области волосистой части головы, образовавшейся от предмета с режущей поверхностью. Телесное повреждение расценивается как лёгкий вред здоровью по признаку его кратковременного расстройства (т. 3 л.д. 213-214).

Факт обнаружения следов преступления подтверждается протоколом осмотра места происшествия, результаты которого подробно приведены в приговоре (т. 1 л.д. 17-31).

Положенные в основу приговора доказательства получили в приговоре надлежащую оценку в их совокупности, и обоснованно сделан вывод о их достоверности и допустимости.

Доводы осуждённого в жалобе о том, что выводы суда основаны на ложных показаниях потерпевших и свидетелей, являются необоснованными потому, что эти показания не только не имеют каких-либо существенных противоречий между собой, но и не противоречат приведённым в приговоре показаниям самого осуждённого относительно объективной стороны преступлений.

Несостоятельными являются и доводы осуждённого в жалобе о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, в результате чего его показания являются недопустимым доказательством и не могли быть положены в основу приговора.

Как видно из материалов дела, в них не имеется никаких объективных данных о недопустимых методах ведения следствия, в том числе, и применения насилия в какой-либо форме к осуждённому и членам его семьи, которые бы нуждались в проверке и оценке со стороны суда и ставили бы под сомнение допустимость доказательств.

Кроме того, его показания фактически не имеют каких-либо существенных и принципиальных противоречий с другими доказательствами, и Зязиков даёт им лишь собственную оценку, и его позиция является формой его защиты. 9 Доводы Зязикова СУ. о том, что убийство К нельзя считать совершённым в связи с выполнением общественного долга, не могут быть признаны обоснованными, поскольку в судебном заседании он проверены и в приговоре получили мотивированную оценку, как и прямой умысел осуждённого на убийство двух лиц.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Зязикова СУ. по ст.ст. 105 ч. 2 п. «б», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. «а», 115 ч. 2 п. «а» УК РФ является правильной, законной, обоснованной и мотивированной.

Психическое состояние осуждённого проверено с достаточной полнотой, выводы суда о его вменяемости сомнений не вызывают.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о его неправосудности, по делу не имеется.

Наказание Зязикову СУ. назначено с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, смягчающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы осуждённого по изложенным в ней доводам, а также для снижения ему наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Вологодского областного суда от 9 декабря 2009 года в отношении Зязикова С У оставить без изменения, а кассационную жалобу осуждённого Зязикова СУ. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 2-О10-4

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх