Дело № 20-АПУ15-26СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 октября 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Таратута Игорь Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-АПУ15-26СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 октября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейЧервоткина А.С. и Таратуты ИВ.
при секретареБарченковой М.А.,

с участием прокурора Абрамовой З.Л., осуждённых Абдурахманова Г.Б. и Магомедова А.У. в режиме видеоконференц-связи, защитников осужденных - адвокатов Шевченко Е.М., Цапина В.И., защитника оправданного Омаршаева С.З. - адвоката Мирзаева М.Г., рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Абакарова А.Т. и апелляционную жалобу защитника осужденного Магомедова А.У. - адвоката Магомедовой Д.Р. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан с участием коллегии присяжных заседателей от 23 июня 2015 года, которым Омаршаев С З ранее несудимый, оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп.«ж»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ, за непричастностью к совершению преступления, с признанием за ним права на реабилитацию; Абдурахманов Г Б , ранее несудимый, осуждён по ч. 4 ст. 33, п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре; Магомедов А У ранее несудимый, осуждён по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Мера пресечения Абдурахманову и Магомедову до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - в виде заключения под стражу.

Срок отбывания наказания исчислен: Абдурахманову - с 31 декабря 2012 года, Магомедову - с 1 января 2013 года.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Таратуты И.В., выслушав выступления осужденных Абдурахманова Г.Б. и Магомедова А.У., их защитников - адвокатов Шевченко ЕМ. и Цапина В.И., просивших об отмене приговора; прокурора Абрамову З.Л., поддержавшую доводы апелляционного представления и также полагавшую необходимым приговор отменить; адвоката Мирзаева М.Г., просившего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными и осуждены: Абдурахманов за подстрекательство к убийству своей бывшей супруги А совершенному по найму; Магомедов за убийство А совершенное по найму.

Преступления совершены в период с августа по 30 декабря 2012 года в г. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Органом предварительного расследования Омаршаев С.З. обвинялся в убийстве А совершенном группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признана недоказанной причастность Омаршаева к убийству А в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Абакаров А.Т. считает приговор незаконным, просит его отменить ввиду наличия существенных нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных при формировании коллегии присяжных заседателей, а уголовное дело передать на новое судебное разбирательство. Как указано в представлении, при формировании коллегии присяжных заседателей на вопрос председательствующего : «Есть ли среди Вас лица, привлекавшиеся к уголовной ответственности?» кандидаты в присяжные заседатели Г и К не сообщили сведения о привлечении их ранее к уголовной ответственности, хотя, согласно сведениям Информационного центра МВД по Республике Дагестан, Г в 2002 году привлекался к уголовной ответственности по ч.1 ст.200 УК РФ, мировым судом Кумторкалинского района дело было прекращено в связи с деятельным раскаянием, а К в 2005 году приговором военного суда Махачкалинского гарнизона был осужден по п.«а» ч.З ст.286 УК РФ.

Сокрытие кандидатами в присяжные заседатели данных сведений лишило сторону обвинения возможности заявить им мотивированный и немотивированный отводы и повлияло на содержание данных присяжными заседателями ответов.

В апелляционной жалобе адвокат Магомедова Д.Р. находит приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить в связи с существенным нарушением судом уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Адвокат ссылается на отсутствие предварительного сговора у осужденных на убийство А полагает, что в указанной части приговор основан лишь на признательных показаниях Омаршаева и Магомедова, данных ими на предварительном следствии в результате применения насилия к последнему. Считает, что отсутствие предварительного сговора на убийство А подтверждается также тем, что Магомедов не обращался к Абдурахманову за выплатой вознаграждения за содеянное; кроме того, рублей Магомедов должен был получить от Абдурахманова за возврат потерпевшей долга, а не за причинение ей смерти. Обращает внимание, что, несмотря на то, что Омаршаев знал о семейных проблемах Абдурахманова, в то же время сам рассчитывался в магазине за маску и нож, привёл потерпевшую в гараж, где ударил её руками и ногами, повалил на пол, - однако суд, тем не менее, вынес Омаршаеву оправдательный приговор. Полагает, что суд необъективно отнёсся к показаниям свидетелей О и К о том, что Магомедов предлагал Омаршаеву взять нож и убить потерпевшую, - поскольку данные свидетели очевидцами убийства не были, а о действиях обвиняемых им известно со слов самого Омаршаева.

Обращает внимание на то, что присяжные заседатели Х и М скрыли факт привлечения их ранее к административной и уголовной ответственности, соответственно, и, несмотря на их отстранение перед вынесением вердикта от дальнейшего участия в деле, полагает, что председательствующий должен был распустить весь состав присяжных заседателей, однако не сделал этого, чем допустил существенное нарушение норм УПК РФ. Указывает на то, что, принимая во внимание молодой возраст Магомедова в момент совершения преступления, его подверженность влиянию со стороны взрослых и неспособность пояснить произошедшее, стороной защиты было заявлено ходатайство о назначении повторной судебно-психологической экспертизы в отношении Магомедова, однако суд безосновательно данное ходатайство не удовлетворил и мотивы отклонения ходатайства в приговоре не указал. Полагает, что суд ошибочно квалифицировал действия Магомедова по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей в отношении Абдурахманова и Магомедова об их виновности в содеянном, и оправдательного вердикта в отношении Омаршаева о непричастности его к совершению преступления; основанных на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно- процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2-4 ст. 389 УПК РФ отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Доводы адвоката Магомедовой ДР., изложенные в апелляционной жалоб и сводящиеся к тому, что у осужденного Магомедова отсутствовал предварительный сговор на совершение убийства А что судом неправильно установлены фактические обстоятельства совершенного осужденными преступления ввиду неправильной оценки исследованных в судебном заседании доказательств, - Судебная коллегия оставляет без рассмотрения, поскольку, в соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ, сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением требований ст. 327, 328 УПК РФ. Сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела. Данное право сторонами реализовано в полном объеме.

Утверждение прокурора о том, что сокрытие присяжными заседателями Г и К сведений о привлечении их ранее к уголовной ответственности лишило сторону обвинения заявить данным лицам мотивированный или немотивированный отвод, а также повлияло на содержание данных присяжными заседателями ответов, что, в свою очередь, является основанием для отмены приговора, - Судебная коллегия находит несостоятельными по следующим основаниям.

Из запроса судьи Верховного Суда Республики Дагестан начальнику Информационного центра МВД по Республике Дагестан следует, что информация запрашивалась на присяжного заседателя Г родившегося января года рождения, а ответ из Информационного центра пришел на лицо с аналогичными фамилией, именем и отчеством, но с другой датой рождения лица - августа года, то есть на другое лицо.

При таких обстоятельствах, довод апелляционного представления о том, что именно присяжный заседатель Г привлекался к уголовной ответственности по ч.1 ст.200 УК РФ, Судебная коллегия не может признать убедительным.

Кроме того, как усматривается из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей, кандидатам был задан вопрос: «Есть ли среди вас лица, которые ранее привлекались к уголовной или административной ответственности, имеют неснятую или непогашенную судимость, а также являются подозреваемыми или обвиняемыми в совершении преступления?» (т. 9 л.д. 11).

Принимая во внимание субъективное восприятие кандидатами в присяжные заседатели сути поставленного председательствующим вопроса, включившего в себя данные о привлечении кандидатов как к уголовной, так и к административной ответственности, а также сделанный в вопросе упор на наличие у них неснятой или непогашенной судимости и на их нахождение в статусе подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу в настоящее время, - Судебная коллегия приходит к выводу, что хотя кандидат в присяжные заседатели К и не ответил на данный вопрос положительно, хотя ранее привлекался к уголовной ответственности, однако, и это очевидно, сделал это не умышленно, а из-за не восприятия всей сути вопроса ввиду его громоздкости и объемности, при том, что его судимость была погашена и он не являлся ни подозреваемым, ни обвиняемым по какому-либо уголовному делу.

По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, не было у председательствующего оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей и после отстранения от участия в деле присяжных заседателей Х и М , скрывших факты привлечения их к административной ответственности и последующей за этим их замены запасными присяжными заседателями.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду допустимые доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства об исследовании дополнительных доказательств были разрешены председательствующим в установленном законом порядке, и по ним приняты обоснованные решения.

Довод адвоката Магомедовой Д.Р. о том, что суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о назначении в отношении Магомедова повторной судебно-психологической экспертизы, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из заключения судебной амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы №152 от 9 апреля 2013 года, Магомедов А.У. психическим расстройством не страдал и не страдает, и не обнаруживает признаков иного болезненного состояния психики. В момент совершения инкриминируемого ему деяния Магомедов также не обнаруживал признаков временного психического расстройства и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. 2 л.д. 225-245).

Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве указанной судебной экспертизе, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов, следователем не допущено.

Данная экспертиза была назначена и проведена в соответствии с требованиями ст. 195-196 УПК РФ и оценена судом в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Заключение экспертов полностью отвечает требованиям ст.204 УПК РФ, а также Федеральному Закону «О государственной экспертной деятельности в РФ». Выводы экспертов понятны, аргументированы и отвечают на поставленные перед ними вопросы. Данное экспертами заключение, равно как и компетентность самих экспертов, у Судебной коллегии сомнений не вызывает. Оснований для проведения повторной или дополнительной экспертизы Судебная коллегия также не усматривает.

Как видно из протокола судебного заседания, прения сторон были проведены в соответствии со ст. 292, 336 УПК РФ; в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны в обоснование своей позиции ссылались на доказательства, которые были признаны судом допустимыми, и которые исследовались в судебном заседании. Государственный обвинитель и потерпевшая по делу в своей речи, анализируя исследованные в судебном заседании доказательства, высказали свою точку зрения о доказанности вины подсудимых в совершении инкриминируемых им деяний, равно как и сторона защиты высказала свою позицию относительно недоказанности виновности подсудимых. При этом председательствующим обоснованно, во избежание оказания на присяжных заседателей негативного воздействия, прерывалась речь потерпевшей, когда она вышла за рамки своих прав, предоставленных уголовно-процессуальным законом, и обратил внимание коллегии присяжных заседателей на то, чтобы последние не учитывали данное высказывание при вынесении вердикта.

Обсуждение вопросного листа и содержание вопросов присяжным заседателям полностью соответствует требованиям ст. 338, 339 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Данных, свидетельствующих о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности, а также об искажении исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон, из текста напутственного слова не усматривается. После произнесения председательствующим напутственного слова возражений по нему от сторон не поступило.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. 348 ист. 351 УПК РФ.

Каких-либо данных, свидетельствующих об оказании давления на коллегию присяжных заседателей не установлено.

Правовая оценка действиям осужденных Абдурахманова и Магомедова судом дана в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

При назначении наказания Абдурахманову и Магомедову суд учёл характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденных, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние наказания на исправление виновных, вердикт коллегии присяжных заседателей, не признавших их заслуживающими снисхождения.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд обоснованно признал положительные характеристики Абдурахманова и Магомедова по месту их жительства, активное способствование ими раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию другого участника преступления, а также наличие у Абдурахманова малолетних детей.

Оснований для вывода о назначении осужденным чрезмерно сурового наказания, у Судебной коллегии не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, не выявлено.

13 14 20 28 33 Руководствуясь ст. 389, 389, 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 23 июня 2015 года в отношении Абдурахманова Г Б , Магомедова А У и Омаршаева С З оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Абакарова А.Т. и апелляционную жалобу адвоката Магомедовой Д.Р. - без удовлетворения.

Председательствующий судьи

Статьи законов по Делу № 20-АПУ15-26СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 200. Утратила силу
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх