Дело № 20-КГ15-24

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
Категория Гражданские дела
Докладчик Пчелинцева Людмила Михайловна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-КГ15-24

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 18 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоПчелинцевой Л.М.,
судейФролкиной СВ. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 18 апреля 2016 г. гражданское дело по иску Гаджиевой К Ш к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании единовременного пособия в возмещение вреда по кассационной жалобе представителя Министерства обороны Российской Федерации Коваленко Т.В. на заочное решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 13 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 2 февраля 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения представителей Министерства обороны Российской Федерации Дудина С.А. и Крылова ВВ., поддержавших доводы кассационной жалобы, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей доводы кассационной жалобы обоснованными, судебные постановления подлежащими отмене с вынесением решения об отказе в иске, изучив материалы дела, переданного с кассационной жалобой представителя Министерства обороны Российской Федерации Коваленко Т.В. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 14 марта 2016 г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Гаджиева К.Ш. обратилась в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании за счет средств федерального бюджета единовременного пособия в размере 300 000 руб. и расходов на оплату услуг адвоката в размере 30 000 руб.

В обоснование заявленных исковых требований Гаджиева К.Ш. указала, что с 25 апреля 1994 г. проходила военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации в звании рядового, в должности механика радиорелейной станции.

В период с 5 по 29 февраля 2000 г. принимала участие в мероприятиях по борьбе с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации. В указанный период ею была получена травма и по результатам освидетельствования она признана ограниченно годной к военной службе по категории «В».

Приказом командира войсковой части от 16 декабря 2009 г.

№ 287 Гаджиева К.Ш. исключена из списков личного состава и уволена со службы по состоянию здоровья. С 17 декабря 2009 г. она является получателем пенсии за выслугу лет с зачетом времени фактического участия в проведении контртеррористической операции в стаж службы на льготных основаниях. 5 июля 2010 г. Гаджиевой К.Ш. установлена III группа инвалидности вследствие военной травмы.

По мнению Гаджиевой К.Ш., указанные обстоятельства дают ей право как лицу, принимавшему участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом и получившему увечье, повлекшее за собой наступление инвалидности, на выплату единовременного пособия в размере 300 000 руб. на основании положений пункта 3 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», в связи с чем истец просила о взыскании указанной суммы с Министерства обороны Российской Федерации за счет средств федерального бюджета.

Заочным решением Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 13 октября 2014 г. исковые требования удовлетворены частично. С Министерства обороны Российской Федерации в пользу Гаджиевой К.Ш. за счет средств федерального бюджета взыскано единовременное пособие в размере 300 000 руб. в связи с получением увечья при осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом, повлекшего наступление инвалидности, расходы на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 2 февраля 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представитель Министерства обороны Российской Федерации Коваленко Т.В. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставила вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кириллова В.С. от 29 сентября 2015 г. отказано в передаче кассационной жалобы представителя Министерства обороны Российской Федерации с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной кассационной жалобе представитель Министерства обороны Российской Федерации Коваленко Т.В. выражает несогласие с заочным решением Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 13 октября 2014 г. и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 2 февраля 2015 г., просит отменить их, как незаконные, и вынести новое решение об отказе Гаджиевой К.Ш. в удовлетворении иска в полном объеме.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаевым В.И. 26 ноября 2015 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и его же определением от 14 марта 2016 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Гаджиева К.Ш. и ее представитель Гамзатов М.М., надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились, о причинах неявки не сообщили. Ранее в судах первой и апелляционной инстанций дело рассматривалось без Гаджиевой К.Ш. с участием ее представителей. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и усматривается из материалов дела, что Гаджиева (Касумова) К.Ш. с 25 апреля 1994 г. проходила военную службу в Вооруженных Силах Российской Федерации в звании рядового (механик радиорелейной станции).

Согласно имеющейся в деле копии выписки из приказа временно исполняющего обязанности командира войсковой части от 3 марта 2000 г. № 122 Гаджиеву (Касумову) К.Ш. приказано полагать фактически принимавшей участие в проведении контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации в период с 5 по 29 февраля 2000 г.

Из заключения госпитальной военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «236 военный госпиталь Северо-Кавказского военного округа» Министерства обороны Российской Федерации от 13 октября 2009 г. № 629 следует, что Гаджиева К.Ш. 28 февраля 2000 г. при исполнении служебных обязанностей в населенном пункте Дай Чеченской Республики получила травму пояснично-крестцового отдела позвоночника при высадке из машины (поскользнулась и упала на спину). Причинная связь имеющегося у Гаджиевой К.Ш. заболевания позвоночника, полученного в 2000 году, согласно названному заключению установлена в формулировке «военная травма», Гаджиева К.Ш. признана ограниченно годной к военной службе (категория «В»).

Приказом командира войсковой части от 16 декабря 2009 г.

№ 287 Гаджиева К.Ш. исключена из списков личного состава и уволена с военной службы с зачислением в запас по подпункту «г» пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» по состоянию здоровья, в связи с признанием военно- врачебной комиссией ограниченно годной к военной службе, ей назначена пенсия.

5 июля 2010 г. Главным Бюро медико-социальной экспертизы по Республике Дагестан Гаджиевой К.Ш. установлена III группа инвалидности вследствие военной травмы.

Разрешая спор и принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований Гаджиевой К.Ш., суд первой инстанции, ссылаясь на положения Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», постановления Правительства Российской Федерации от 21 февраля 2008 г. № 105 «О возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом», исходил из того, что Гаджиева К.Ш. принимала участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом в период с 5 по 29 февраля 2000 г. на территории проведения контртеррористической операции. В данный период получила травму, впоследствии повлекшую за собой наступление инвалидности, в связи с этим суд пришел к выводу о наличии у истца права на выплату за счет средств федерального бюджета единовременного пособия в размере 300 000 руб. на основании положений пункта 3 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

При этом суд первой инстанции указал, что право на единовременное пособие в размере 300 000 руб. возникло у истца с момента наступления инвалидности вследствие полученной военной травмы. По мнению суда, поскольку единственным правовым основанием для выплаты единовременного пособия на период рассмотрения судом дела по иску Гаджиевой К.Ш. являлся Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», то при разрешении вопроса о размере единовременного пособия необходимо руководствоваться нормами данного федерального закона.

Кроме того, отклоняя довод ответчика о том, что Гаджиева К.Ш. уже получила единовременное пособие и страховые выплаты в соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», суд первой инстанции отметил, что Гаджиева К.Ш. не приобрела права на получение единовременного пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», поскольку она не была уволена со службы с формулировкой «Д» - негоден к военной службе, что является обязательным условием для возникновения права на получение выплаты на основании указанной нормы. Также суд сослался на непредставление ответчиком доказательств получения истцом указанного единовременного пособия.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном применении норм материального права, а также сделаны с нарушением норм процессуального права.

Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона от 25 июля 1998 г.

№ 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (в редакции, действовавшей на момент получения Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. 28 февраля 2000 г. травмы) лица, участвующие в борьбе с терроризмом, находятся под защитой государства.

Правовой и социальной защите в силу подпункта 1 данной нормы подлежат военнослужащие, сотрудники и специалисты федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, непосредственно участвующие (участвовавшие) в борьбе с терроризмом. Социальная защита лиц, привлекаемых к борьбе с терроризмом, осуществляется с учетом правового статуса таких лиц, устанавливаемого федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, в соответствии с порядком, установленным Правительством Российской Федерации (пункт 2 статьи 19 названного закона).

Вред, причиненный здоровью или имуществу лиц, перечисленных в статье 19 этого федерального закона, в связи с их участием в борьбе с терроризмом, возмещается в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 20 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»).

Пунктом 3 статьи 20 Федерального закона от 25 июля 1998 г.

№ 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (в редакции, действовавшей на момент получения Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. 28 февраля 2000 г. травмы) было предусмотрено, что в случае, если лицо, принимавшее участие в борьбе с терроризмом, при проведении контртеррористической операции получило увечье, повлекшее за собой наступление инвалидности, этому лицу за счет средств федерального бюджета выплачивается единовременное пособие в размере пятисот минимальных размеров оплаты труда и назначается пенсия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» утратил силу с 1 января 2007 г. в связи с принятием Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

В соответствии с пунктом 3 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (статья 21 вступила в силу с 1 января 2007 г.) в случае, если лицо, принимавшее участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом, получило увечье, повлекшее за собой наступление инвалидности, этому лицу за счет средств федерального бюджета выплачивается единовременное пособие в размере 300 000 руб. и назначается пенсия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Из содержания действовавшего на момент получения травмы военнослужащей Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. пункта 3 статьи 20 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» и действующего с 1 января 2007 г. пункта 3 статьи 21 Федерального закона «О противодействии терроризму» следует, что юридическим фактом, с которым приведенные положения законов связывают право лица, принимавшего участие в борьбе с терроризмом, на получение единовременного пособия в соответствующем размере, является получение этим лицом увечья, повлекшего наступление инвалидности. По своему характеру и публично-правовому предназначению единовременное пособие, выплачиваемое лицу, принимавшему участие в осуществлении мероприятий по борьбе с терроризмом, относится к мерам социальной поддержки лиц, получивших при участии в указанных мероприятиях увечье, повлекшее за собой наступление инвалидности и назначение пенсии, что свидетельствует о невозможности дальнейшего прохождения военной службы такими лицами.

Судом было установлено, что травма пояснично-крестцового отдела позвоночника, повлекшая впоследствии - 5 июля 2010 г. - наступление инвалидности, была получена Гаджиевой К.Ш. 28 февраля 2000 г., то есть до даты вступления в силу (1 января 2007 г.) пункта 3 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», предусматривающего выплату единовременного пособия за счет средств федерального бюджета в размере 300 000 руб. при получении увечья лицом, принимавшим участие в борьбе с терроризмом, при проведении контртеррористической операции.

Статьей 27 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», определяющей, что данный федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования (10 марта 2006 г.), за исключением статей 18, 19, 21 и 23, действие этого федерального закона не распространено на ранее возникшие отношения.

Более того, в пункте 2 данной нормы прямо указано, что статьи 18, 19,21 и 23 названного федерального закона вступают в силу с 1 января 2007 г.

(то есть действие пункта 3 статьи 21 указанного федерального закона о выплате единовременного пособия в размере 300 000 руб. распространяется на отношения, возникшие с января 1 2007 г.) В других статьях Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» также не содержится норм о его распространении на отношения, возникшие до введения его в действие.

Следовательно, при определении размера единовременного пособия, подлежащего выплате лицу, принимавшему участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом, получившему увечье, повлекшее за собой наступление инвалидности, подлежит применению закон, действовавший на момент получения таким лицом увечья. В настоящем случае к спорным отношениям подлежит применению пункт 3 статьи 20 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (в редакции, действовавшей до 31 декабря 2000 г.), поскольку травма, на которую ссылалась Гаджиева К.Ш. в обоснование исковых требований о выплате единовременного пособия в размере 300 000 руб., была получена ею 28 февраля 2000 г. Однако указанное обстоятельство при разрешении спора учтено не было, вследствие этого судебные инстанции неправомерно применили к спорным отношениям положения пункта 3 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», не подлежащие применению.

При разрешении спора судами первой и апелляционной инстанций были допущены и другие существенные нарушения норм права.

Пунктом 5 статьи 20 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» было предусмотрено, что при одновременном возникновении в соответствии с законодательством Российской Федерации нескольких оснований для указанных в данной статье единовременных выплат выплата осуществляется по одному основанию по выбору получателя.

Аналогичная норма содержится в пункте 6 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Федеральным законом от 28 марта 1998 г. № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно- исполнительной системы» (далее - Федеральный закон от 28 марта 1998 г. № 52-ФЗ) определены условия и порядок государственного личного страхования военнослужащих в целях возмещения вреда, причиненного их жизни или здоровью в период прохождения ими военной службы.

Получение военнослужащими в случае наступления страхового случая страховых сумм в соответствии с нормами указанного Федерального закона не препятствовало предоставлению им других денежных выплат, имеющих целью возмещение вреда здоровью, в частности единовременного пособия, установленного пунктом 3 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г.

№ 76-ФЗ «О статусе военнослужащих».

Пункт 3 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» утратил силу с 1 января 2012 г. в соответствии с Федеральным законом от 8 ноября 2011 г. № 309-ФЗ.

Пунктом 3 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (в редакции, действовавшей на момент увольнения 16 декабря 2009 г. Гаджиевой К.Ш. с военной службы) было предусмотрено, что при досрочном увольнении военнослужащих с военной службы (отчислении с военных сборов граждан, призванных на военные сборы) в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) либо заболевания, полученных ими при исполнении обязанностей военной службы, им выплачивается единовременное пособие в размере: военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, - 60 окладов денежного содержания, установленных на день выплаты пособия.

Данное пособие, представляющее собой дополнительную социальную гарантию, выплачивается военнослужащим при досрочном увольнении с военной службы в связи с признанием их негодными к военной службе вследствие увечья (ранения, травмы, контузии).

В связи с этим военнослужащим, имеющим право на получение единовременного пособия как на основании пункта 3 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», так и на основании пункта 3 статьи 20 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом», выплачивается по их выбору одно единовременное пособие.

С учетом изложенного суд неправомерно со ссылкой на то, что у Гаджиевой К.Ш. не возникло право на получение единовременного пособия, предусмотренного пунктом 3 статьи 18 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», отклонил доводы ответчика о получении истцом единовременного пособия в соответствии с этим федеральным законом. Данное обстоятельство, подлежащее выяснению для правильного разрешения спора, в нарушение статьи 56 ГПК РФ не было вынесено на обсуждение и не получило правовой оценки суда.

Судами первой и апелляционной инстанций при разрешении исковых требований Гаджиевой К.Ш. также не принято во внимание то, что у нее отсутствовали необходимые условия (получение увечья при проведении контртеррористической операции, повлекшее за собой наступление инвалидности; наличие статуса лица, принимавшего участие в проведении контртеррористической операции) для выплаты единовременного пособия как по нормам Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом», так и по нормам Федерального закона от 6 марта 2006 г.

№ 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Согласно пункту 1 Положения о военно-врачебной экспертизе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 25 февраля 2003 г. № 123 (далее - Положение о военно-врачебной экспертизе) (в редакции, действовавшей на момент освидетельствования Гаджиевой К.Ш. госпитальной военно-врачебной комиссией Федерального государственного учреждения «236 военный госпиталь Северо-Кавказского военного округа» Министерства обороны Российской Федерации от 13 октября 2009 г. № 629), военно-врачебная экспертиза проводится в мирное и военное время в Вооруженных Силах Российской Федерации, в других войсках, воинских формированиях и органах и создаваемых на военное время специальных формированиях в целях определения категории годности граждан Российской Федерации по состоянию здоровья к военной службе, службе в органах, а также в целях определения причинной связи полученных гражданами увечий (ранений, травм и контузий), заболеваний с прохождением ими военной службы (военных сборов), службы в органах.

Для проведения военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах создаются военно-врачебные комиссии и врачебно-летные комиссии (пункт 2 Положения о военно- врачебной экспертизе).

При медицинском освидетельствовании военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава (должностных лиц) органов, граждан, призванных на военные сборы, военно-врачебная комиссия определяет причинную связь полученных ими увечий, заболеваний, за исключением случаев, когда указанные граждане, получившие увечья, заболевания, находятся под следствием или уголовное дело в отношении которых передано в суд (пункт 40 Положения о военно-врачебной экспертизе).

Аналогичные нормы содержались и в Положении о военно-врачебной экспертизе, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 20 апреля 1995 г. № 390, действовавшем на момент получения травмы военнослужащей Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. В имеющемся в деле заключении госпитальной военно-врачебной комиссии Федерального государственного учреждения «236 военный госпиталь Северо-Кавказского военного округа» Министерства обороны Российской Федерации от 13 октября 2009 г. № 629 не указано, что полученная Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. в период военной службы травма связана с принятием ею участия в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом. В материалах дела не имеется также других медицинских документов, подтверждающих причинную связь травмы Гаджиевой К.Ш. с принятием ею участия в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом.

Однако суды первой и апелляционной инстанций в нарушение требований статей 67, 195, 196, 198 ГПК РФ разрешили спор в отсутствие надлежащих доказательств, подтверждающих причинную связь травмы Гаджиевой К.Ш. с принятием ею участия в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом.

Помимо этого, в материалах дела отсутствуют документы, подтверждающие наличие у Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. статуса лица, принимавшего участие в проведении контртеррористической операции.

Пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 г. № 280 (в редакции, действовавшей на момент получения Гаджиевой (Касумовой) К.Ш. травмы) «О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций» предусмотрено предоставлять военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел дополнительные гарантии и компенсации только за время фактического выполнения ими задач на территории, где введено чрезвычайное положение, либо в местности, которая отнесена к зоне вооруженного конфликта (но не ранее дня введения на соответствующей территории чрезвычайного положения или отнесения местности к зоне вооруженного конфликта и не позднее дня отмены чрезвычайного положения или решения об отнесении к зоне вооруженного конфликта, определенных Правительством Российской Федерации). Периоды выполнения военнослужащими и сотрудниками органов внутренних дел задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах оформляются приказами командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп.

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 12 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» все военнослужащие, сотрудники и специалисты, привлекаемые к проведению контртеррористической операции, с момента начала указанной операции подчиняются руководителю оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией. Руководитель оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией определяет границы зоны проведения контртеррористической операции, принимает решение об использовании привлекаемых для проведения указанной операции сил и средств. Вмешательство любого другого лица независимо от занимаемой должности в оперативное руководство контртеррористической операцией не допускается.

Из содержания приведенных нормативных положений следует, что периоды непосредственного участия сотрудников и военнослужащих в контртеррористических операциях устанавливаются на основании соответствующих приказов командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп, которые должны быть утверждены руководителем оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией.

Таким образом, непосредственное участие сотрудников и военнослужащих в контртеррористических операциях при рассмотрении спора судом может быть подтверждено только определёнными средствами доказывания (статья 60 ГПК РФ). Соответственно, суд должен был принимать решение по существу заявленных Гаджиевой К.Ш. исковых требований, исходя из документов, свидетельствующих о непосредственном участии истца в указанной операции.

Между тем таких документов в материалах дела не имеется. Выписка из приказа временно исполняющего обязанности командира войсковой части от 3 марта 2000 г. № 122 полагать Гаджиеву (Касумову) К.Ш. фактически принимавшей участие в проведении контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации в период с 5 по 29 февраля 2000 г. не относится к документам, подтверждающим факт участия истца в проведении контртеррористической операции применительно к требованиям пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 г. № 280 и с учетом положений пунктов 1 и 3 статьи 12 Федерального закона от 25 июля 1998 г.

№ 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом».

Следовательно, у судебных инстанций отсутствовали правовые основания для удовлетворения исковых требований Гаджиевой К.Ш. к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании за счет средств федерального бюджета единовременного пособия, установленного пунктом 3 статьи 21 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

Ввиду изложенного решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Министерства обороны Российской Федерации, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Исходя из приведенных обстоятельств, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Гаджиевой К Ш к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании единовременного пособия в размере 300 000 руб., не передавая дело для нового рассмотрения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

заочное решение Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 13 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 2 февраля 2015 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Гаджиевой К Ш к Министерству обороны Российской Федерации о взыскании единовременного пособия в размере 300 000 руб.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 20-КГ15-24

ГПК РФ Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке
ГПК РФ Статья 56. Обязанность доказывания
ГПК РФ Статья 60. Допустимость доказательств
ГПК РФ Статья 385. Извещение лиц, участвующих в деле, о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции
ГПК РФ Статья 67. Оценка доказательств
ГПК РФ Статья 195. Законность и обоснованность решения суда
ГПК РФ Статья 196. Вопросы, разрешаемые при принятии решения суда
ГПК РФ Статья 198. Содержание решения суда
ГПК РФ Статья 388. Постановление или определение суда кассационной инстанции
ГПК РФ Статья 390. Полномочия суда кассационной инстанции

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 952 292-75-45
не в сети
Фото юриста
Андрей
г. Ногинск
ответов за неделю: 1
Телефон: +7 (926) 5347240

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх