Дело № 20-О07-41СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 августа 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О07-41СП

от 16 августа 2007 года

 

председательствующего Магомедова М.М.,

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Ибрагимова Х.А. и кассационную жалобу адвоката Гусейновой Б.А. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 7 мая 2007 года, по которому

Мамаев [скрыто]

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 160 ч.З, 159 ч.З, 160 чЛ, 162 ч.4 п.п. «б,в» УК РФ, за непричастностью его к совершению указанных преступлений.

Признано право на реабилитацию в соответствии со ст.ст. 133, 134 УПК

РФ.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., выступление прокурора Шиховой Н.В., не поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя и полагавшей, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению, судебная коллегия

 

установила:

 

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей признана недоказанной виновность Мамаева, и он оправдан по обвинению в совершении следующих преступлений.

В том, что, работая ведущим бухгалтером централизованной бухгалтерии Администрации [скрыто] получив из кассы бухгалтерии [скрыто]

рубля заработной платы для выдачи работникам социального обслуживания, присвоил и растратил их.

Указанные действия Мамаева органом предварительного следствия квалифицированы по ст. 160 ч.З УК РФ, как присвоение и растрата, то есть хищение чужого имущества с использованием своего служебного положения.

В том, что 23 августа 2005 года, используя свое служебное положение, путем обмана и злоупотребления доверием он получил из кассы указанной бухгалтерии у кассира [скрыто] рублей, имея намерение не возвращать их, а

также покрыть хищение, которое совершил, когда обслуживал отдел культуры

Эти действия Мамаева органом предварительного следствия квалифицированы по ст. 159 ч.З УК РФ как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения.

В том, что 26 августа 2005 года, получив от заместителя начальника УСЗН пособий жителям

рубля по ведомости на выплату [скрыто], для передачи бухгалтеру администрации [скрыто]. ей их не передал и присвоил.

Действия Мамаева квалифицированы по ст. 160 ч.1 УК РФ как присвоение, растрата, то есть хищение имущества, вверенного ему.

В том, что 6 сентября 2005 года, с целью хищения денежных средств в крупном размере, имея при себе заранее приготовленный кухонный нож, зашел в помещение кассы централизованной бухгалтерии администрации [скрыто]

[скрыто] где находился кассир а [скрыто]. Там взял с полки папку

банковских документов за 2002 год, положил на перегородку и, стоя сзади кассира, стал осматривать их, создавая видимость, что зашел в кассу по служебным вопросам. Отвлекая внимание кассира, улучшив момент, внезапно напал на него сзади, нанес четыре ножевых ранения в область левой лопатки и причинил тяжкие телесные повреждения, после чего похитил из сейфа [скрыто] I рубля и скрылся.

Действия Мамаева органом предварительного следствия квалифицированы по ст. 162 ч.4 п.п. «б,в» УК РФ как разбой, то есть нападение в целях завладения чужим имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Он же оправдан по обвинению в том, что, стремясь извлечь материальную выгоду для себя и имея намерение избавиться от возврата [скрыто] рублей, по-

лученных накануне в долг у кассира [скрыто] рублей, предна-

значенных для выплаты заработной платы 111 социальным работникам на местах, покрыть свой долг в сумме [скрыто] рублей, и завладеть крупной суммой денег, 6 сентября 2005 года, в 16 часов 30 минут, зашел в кассу бухгалтерии администрации [скрыто] якобы по рабочим вопросам. Там взял с полки папки банковских документов за 2002 год, положил на перегородку и стал сзади кассира [скрыто] осматривать их, создавая видимость, что зашел в кассу по рабочим вопросам, одновременно отвлекая внимание кассира. Улучшив момент, внезапно напал на него и с целью умышленного убийства нанес четыре удара ножом в левую лопаточную область а [скрыто] причинив тяжкие телесные повреждения, от которых тот скончался на месте.

Эти действия Мамаева органом предварительного следствия квалифицированы по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем.

В кассационном представлении государственного обвинителя Ибрагимова х.а. поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. При этом указано, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежали исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. В присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию процессуальные решения, а также ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса.

Эти положения закона при рассмотрении настоящего уголовного дела были нарушены.

С участием присяжных заседателей по ходатайству стороны защиты был допрошен понятой а [скрыто], который участвовал в ходе обыска в

доме Мамаева. Более того, в присутствии присяжных заседателей допрошен дополнительный свидетель, который был вызван в суд по ходатайству стороны защиты, - а [скрыто]., водитель [скрыто], присутствовавший в ходе осмотра содержимого туалета. Заданные ему вопросы имели юридический характер, ставили под сомнение законность и обоснованность данного следственного действия.

Между тем на момент дачи этими лицами показаний Мамаев в судебном заседании еще не был допрошен. Поэтому показания этих лиц могли в данном случае оказать определенное влияние на присяжных заседателей, на их оценку достоверности или недостоверности показаний Мамаева при последующем его допросе.

В обоснование невиновности Мамаева в содеянном его защитник в прениях сослался на показания указанных выше свидетелей, кроме того, сослался на обстоятельства, не исследованные в судебном заседании, и на показания не допрошенных свидетелей. Чтобы скрыть эти процессуальные нарушения в день прений, он не представил суду свою защитительную речь для приобщения к протоколу судебного заседания, хотя председательствующий напомнил ему об этом. Потом можно ее скорректировать с учетом доводов кассационного представления.

В нарушение требований ст. 264 УПК РФ по ходатайству стороны защиты в присутствии присяжных заседателей начали допрос жены подсудимого [скрыто]

[скрыто]., которая все время сидела в зале судебного заседания. Когда адвокат начал ее допрашивать, она расплакалась, начала говорить присяжным заседателям, что ее муж не виноват, и уголовное дело в отношении мужа сфальсифицировано.

Показания [скрыто] I могли вызвать предубеждения присяжных засе-

дателей в отношении Мамаева и оказать определенное влияние на них.

Председательствующим допрос был прекращен, когда он узнал, что она все время присутствовала в зале судебного заседания. Все равно этот «спектакль», устроенный женой Мамаева, сыграл свою роль в вынесении оправдательного вердикта.

В ходе допроса многочисленных свидетелей со стороны защиты и допроса подсудимого адвокат и сам Мамаев напоминали присяжным заседателям о том, что в предыдущем суде в отношении него был вынесен оправдательный вердикт, создавая заранее у присяжных заседателей предубеждение в невиновности Мамаева.

В судебном заседании в присутствии присяжных заседателей адвокат подсудимого неоднократно затрагивал вопросы юридического характера и на замечания председательствующего устраивал споры. В связи с тем, что защитник подсудимого часто нарушал требования УПК РФ при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, председательствующим сделано замечание защитнику Мамаева.

В нарушение ч.9 ст.5 Федерального закона от 20 августа 2004 года № 113-ФЗ «О присяжных заседателях Федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели опубликованы в газете <Щ Щ» от 23 декабря 2003 года с указани-

ем не только фамилии, имени и отчества, но и года рождения, домашнего адреса, что дает возможность заинтересованным в определенном исходе дела сторонам иметь беспрепятственные контакты за пределами суда для оказания воздействия или давления на присяжных заседателей с целью вынесения ими соответствующего вердикта.

Адвокат Гусейнова Б.А. в кассационной жалобе в защиту интересов потерпевшего [скрыто]. также просит отменить приговор и направить дело на

новое судебное разбирательство в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Указывает, что стороной защиты в присутствии присяжных заседателей было заявлено ходатайство о вызове и допросе дополнительных свидетелей. Ходатайство имело юридический характер, так как является заявлением об исследовании дополнительных доказательств. Оно стало предметом рассмотрения и обсуждения в присутствии присяжных заседателей, что вызвало у них предубеждение в отношении Мамаева.

Также сторона защиты в ходе судебного следствия не заявляла ходатайств о признании ряда доказательств стороны обвинения недопустимыми, однако в прениях поставила под сомнение законность получения ряда доказательств -протоколов обысков и изъятия пиджака и ножа. Также адвокат подсудимого в присутствии присяжных в прениях дал оценку всем имеющимся в деле заключениям экспертиз с точки зрения их недопустимости и недостоверности, что является нарушением ст. 335 УПК РФ.

Мамаев в последнем слове дал оценку производству обыска и изъятия у него дома пиджака и ножа, обращая внимание членов суда присяжных на то, что у него дома изъят выцветший, поношенный, теплый пиджак, который он не носил на работу, и нож, имеющий сходство с ножом, изъятым из содержимого туалета. Однако в ходе судебного заседания пиджак и нож не были представлены на визуальное обозрение членам суда присяжных и участникам процесса, а потому о качестве, плотности, износе и цвете пиджака членам суда присяжных стало известно только от самого подсудимого. Таким образом, сторона защиты и подсудимый ссылались на вещественное доказательство-пиджак, который не был непосредственно визуально исследован судом присяжных, что способствовало необъективной оценке судом присяжных представленных стороной обвинения вещественных доказательств.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела, приговор соответствует ст. 351 УПК РФ, а вердикт коллегии присяжных заседателей - требованиям ст.ст. 338, 339, 343 УПК РФ. Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или ошибочно исключены из разбирательства допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Решения о признании доказательств допустимыми либо недопустимыми принимались в соответствии с ч.5 и ч.б ст. 335 УПК РФ.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационного представления государственного обвинителя Ибрагимова Х.А. и кассационной жалобы адвоката Гусейновой Б.А. в защиту интересов потерпевшего аИ [скрыто]

Доводы кассационного представления о том, что заданные в судебном заседании понятому [скрыто] I. и дополнительному свидетелю [скрыто] вопросы имели юридический характер, ставили под сомнение законность и обоснованность данных следственных действий, противоречат материалам дела. Из протокола судебного заседания усматривается, что каждому из них задавались вопросы, относящиеся к фактической стороне дела, но не затрагивающие ее правовую сторону (т.5 л.д. 123, 130-131).

Содержащееся в кассационном представлении утверждение о том, что показания этих лиц могли в данном случае оказать определенное влияние на присяжных заседателей, на их оценку достоверности или недостоверности показаний Мамаева при последующем его допросе, основано на предположении. В подтверждение этого довода не приведено никаких конкретных доказательств.

Вопреки доводам кассационного представления, защитительная речь адвоката Хайбулаева A.A. приобщена к протоколу судебного заседания. Изложена она и в протоколе судебного заседания.

Доводы о том, что защитник в прениях сослался на обстоятельства, не исследованные в судебном заседании, и на показания не допрошенных свидетелей, не конкретны, не названы эти обстоятельства и свидетели. В протоколе судебного заседания нет подтверждения обоснованности данных доводов.

Допрос жены подсудимого свидетеля [скрыто] начался с согласия

всех участников процесса (т.5, л.д.141). Данных о том, что она во время допроса защитником Мамаева расплакалась, начала говорить присяжным заседателям, что ее муж не виноват, и уголовное дело в отношении мужа сфальсифицировано, в протоколе судебного заседания не содержится.

Адвокат Гусейнова подала замечания на протокол судебного заседания, но вышеуказанного обстоятельства в замечаниях не указала (т.5, л.д. 266).

Доводы кассационного представления о том, что показания [скрыто] могли вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении Мамаева и оказать определенное влияние на них, не конкретны, ничем не подтверждены и основаны на предположении.

Доводы кассационного представления о том, что Мамаев и его защитник напоминали присяжным заседателям о том, что в предыдущем суде в отношении него был вынесен оправдательный вердикт, создавая заранее у присяжных заседателей предубеждение в невиновности Мамаева, не соответствует протоколу судебного заседания.

Довод о том, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей адвокат подсудимого неоднократно затрагивал вопросы юридического характера и на замечания председательствующего устраивал споры, материалами дела не подтвержден. Незаконных действий защитника Мамаева судебная коллегия не усматривает.

Ссылки в кассационной жалобе в защиту интересов потерпевшего на нарушение защитником Мамаева требований ст. 335 УПК РФ, дачу Мамаевым в последнем слове оценки производству обыска и изъятия у него дома пиджака и ножа, которые не были представлены на визуальное обозрение членам суда присяжных и участникам процесса, что способствовало необъективной оценке судом присяжных представленных стороной обвинения вещественных доказательств, также не основаны на материалах дела. Председательствующим судьей отклонены замечания адвоката Гусейновой на протокол судебного заседания, относящиеся к указанным обстоятельствам дела. Других данных, подтверждающих доводы адвоката Гусейновой, не имеется. Государственный обвинитель не оспорил правильность протокола судебного заседания.

Вызов и допрос дополнительных свидетелей осуществлен для полного и объективного исследования фактических обстоятельств дела. Каким образом удовлетворение этого ходатайства могло вызвать предубеждение у присяжных заседателей в отношении Мамаева, в кассационной жалобе не указано.

Доводы кассационного представления о том, что общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели опубликованы в газете [скрыто]» от 23 декабря 2003 года с указанием не только фамилии, имени и отчества, но и года рождения, домашнего адреса, и это дает возможность заинтересованным в определенном исходе дела сторонам иметь беспрепятственные контакты за пределами суда для оказания воздействия или давления на присяжных заседателей с целью вынесения ими соответствующего вердикта, носят предположительный характер. Никаких конкретных данных о незаконном воздействии или давлении на присяжных заседателей с целью вынесения ими соответствующего вердикта судебная коллегия не установила.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 7 мая 2007 года в отношении Мамаева [скрыто] оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Ибрагимова Х.А. и кассационную жалобу адвоката Гусейновой Б.А. без удовлетворения.

Председательствующий

судьи:

Статьи законов по Делу № 20-О07-41СП

УК РФ Статья 160. Присвоение или растрата
УПК РФ Статья 264. Удаление свидетелей из зала судебного заседания
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры




Лучшие юристыЛучшие юристы

онлайн
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
рейтинг: 875
Телефон: WhatsApp: +79627437356
онлайн
Фото юриста
Степанова Татьяна
г. Санкт-Петербург
рейтинг: 15
Телефон: +79213445674

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх