Дело № 20-О09-25

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 августа 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О09-25

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 августа 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пелевина Н.П.
судей Истоминой Г.Н. и Шмаленюка СИ.
при секретаре Савиновой Е.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 27 августа 2009 года кассационные жалобы адвокатов Абдуллаева С.З., Набиева Д.М., Мудунова К.М. и осужденных Абдуллаева М.А., Гафланова М.Н. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 29 июня 2009 года, которым Абдуллаев М А осужден по п.п. «а», «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 80 тысяч рублей.

Гафланов М Н осужден по п.п. «а», «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 40 тысяч рублей.

Абдуллаев и Гафланов осуждены за получение путем вымогательства взятки в крупном размере группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено ими 3 февраля 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвокатов Мудунова К.М. и Набиева Д.М. поддержавших доводы кассационных жалоб об отмене приговора, мнение прокурора Соломоновой В. А., полагавшей оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе адвокат Мудунов К.М. в защиту Абдуллаева ставит вопрос об отмене приговора направлении дела на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, грубым нарушением норм уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона.

По доводам жалобы в приговоре приводятся доказательства, построенные на противоречивых показаниях Гафланова, которые больше согласуются с доводами Абдуллаева о невиновности и его оговоре Гафлановым.

Абдуллаев не мог оказать содействия или противодействовать назначению стажера К на офицерскую должность, поскольку этот вопрос был предрешен министром внутренних дел Роль Абдуллаева сводилась к формальной даче согласия на реализацию приказа министра подлежащего безусловному выполнению.

В обоснование этого довода автор жалобы ссылается на письма министра внутренних дел от 13 марта 2008 г., от 25.02.2009 г., письмо начальника филиала университета МВД России от 04.06.2008 г. с прилагаемым списком курсантов, в котором значится К контракт от 19.06.2006 г. с курсантом К выписку из приказа министра ВД от 23.08.2008 г. о назначении на период стажировки К выписку из приказа министра ВД тот 4 марта 2009 г. о назначении К на должность участкового уполномоченного милиции ОВД из которых следует, что вопрос о назначении К на офицерскую должность находился в компетенции министра ВД которым этот вопрос и был разрешен.

Эти обстоятельства в совокупности с показаниями Абдуллаева и К (отца курсанта К о том, что Абдуллаев разъяснил К безусловность назначения его сына на офицерскую должность противоречат выводу приговора о том, что Абдуллаев вымогал взятку у К за способствование назначению его сына на офицерскую должность.

До обращения потерпевшего К с заявлением в УСБ МВД с заявлением о вымогательстве взятки он посещал Абдуллаева. Во время этой встречи Абдуллаев подтвердил безусловное назначение его сына на офицерскую должность, вызвал Гафланова и дал распоряжение об изыскании необходимой для этого вакансии. Об этом пояснили в судебном заседании Абдуллаев и К В этой связи неуместной выглядит сумма в рублей только за визирование рапорта курсанта, тогда, как его отец знал, что интересующий его вопрос решается министром.

Данное Абдуллаевым поручение Гафланову об изыскании вакансии офицерской должности противоречит его участию в вымогательстве взятки.

Полагает, что последующие действия Гафланова, направленные на обман К ., были его самостоятельной инициативой. Эти действия Гафланова содержат признаки мошенничества, а не вымогательства взятки.

Факт оговора Гафлановым Абдуллаева подтверждается тем, что в заявлении К указал только на Гафланова как на вымогателя взятки, и не указывал о том, что в ходе встречи Абдуллаев выдвигал ему какие-либо денежные требования.

Уголовное дело было возбуждено в отношении Гафланова.

Задержанный с поличным Гафланов в своих объяснениях сотрудникам УСБ, а затем и в первоначальных показаниях в качестве подозреваемого ничего не говорил о предварительном сговоре с Абдуллаевым на получение взятки.

Через два дня после задержания Гафланов был допрошен по его заявлению и в ходе этого допроса оговорил Абдуллаева, в связи с чем последовало его освобождение из ИВС и избрание в качестве меры пресечения подписки о невыезде.

Далее, подробно анализируя материалы уголовного дела о задержании Гафланова, допросах его, предъявлении ему обвинения, избрании в отношении него меры пресечения, о возбуждении уголовного дела в отношении Абдуллаева, избрании в отношении него пресечении, соединении уголовных дел, автор жалобы отмечает, что эти данные свидетельствуют о недостоверности показаний Гафланова.

Со ссылкой на оперативную видеозапись, из которой следует, что в кабинете Абдуллаева находился свидетель М все время оперативной съемки до момента задержания Гафланова, на показания свидетеля М о том, что он находился в кабинете Абдуллаева возможно более 20 минут, считает, что М должен был видеть Гафланова, который согласно его показаний дважды заходил к Абдуллаеву договариваться о снижении суммы взятки. Полагает, что М должен был видеть Гафланова и в тот момент, когда он второй раз заходил в кабинет к Абдуллаеву.

Показания свидетеля М подтверждают недостоверность показаний Гафланова.

Очевидно, что Гафланов имитировал перед К .

выходами из своего кабинета посещение кабинета Абдуллаева, используя эти действия для обмана.

Доказательства, на которые ссылается суд, фактически свидетельствуют о том, что Гафланов был задержан во время попытки укрыться от ожидаемого задержания в момент освобождения от улик - денег, полученных от К . Последующие показания Гафланова путем искажения их смысла подогнаны под обстоятельства его задержания.

Установленные в ходе следствия обстоятельства свидетельствуют о том, что Гафланов самостоятельно без каких-либо указаний и без предварительного сговора с Абдуллаевым, который обязан был выполнить приказы и распоряжения министра внутренних дел, вызвал К и путем обмана стал внушать последнему, что кадровые вопросы будут решаться им и ввел его в заблуждение, что за получение его сыном офицерской должности начальник требует деньги в сумме рублей.

До обращения К с заявлением в УСБ МВД там уже была другая оперативная информация в отношении Гафланова о получении им взяток, в связи с чем 2 февраля 2008 года министром утверждено постановление о проведении оперативного эксперимента в отношении Гафланова.

3 февраля 2008 года К . обратился с заявлением и в этот же день проведены оперативные мероприятия в отношении Гафланова, который задержан с поличным.

Получение взятки Абдуллаевым материалами дела не доказано, в то время как нашло подтверждение совершение Гафлановым мошенничества, в связи с чем действия Гафланова подлежали квалификации по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

При проведении оперативного эксперимента допущены существенные нарушения закона. К . обратился с заявлением в УСБ МВД 3 февраля 2009 года, а оперативный эксперимент произведен на основании постановления, утвержденного министром ВД 2 февраля 2009 года, то есть указанное постановление не относится к событиям настоящего уголовного дела. В этой связи оперативно-розыскные мероприятия проведены неуполномоченными лицами. Поскольку они не имеют отношения к Абдуллаеву, они не могли использоваться в качестве доказательства его вины.

С учетом этого считает приговор незаконным, подлежащим отмене.

Осужденный Абдуллаев М.А. также просит отменить приговор, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство по доводам, которые указаны в жалобе его адвоката.

В кассационной жалобе адвокат Абдуллаев С.З. в защиту Гафланова, не оспаривая фактические обстоятельства и юридическую оценку действий осужденного, просит приговор изменить, назначенное Гафланову наказание считать условным с применением ст. 73 УК РФ.

Полагает, что суд, указав в приговоре на активное способствование Гафланова раскрытию преступления, наличие на его иждивении троих несовершеннолетних детей, на отсутствие отягчающих обстоятельств, не в полной мере учел эти данные. Не учел суд и то, что благодаря позиции, занятой Гафлановым, по делу соблюден основной принцип неотвратимости наказания. Суд же несправедливо поставил Гафланова в равное положение с Абдуллаевым.

Все данные, характеризующие личность Гафланова свидетельствуют, по мнению автора жалобы, о том, что Гафланов не нуждается в изоляции от общества, и в отношении него возможно применить условное наказание.

В кассационной жалобе адвокат Набиев Д.М. в защиту Гафланова указывает на то, что после постановления приговора встретился с осужденным Гафлановым и тот рассказал ему, что в надежде на наказание, не связанное с лишением свободы оговорил Абдуллаева. В последнем слове он решил признаться в оговоре Абдуллаева, попросил для этого время, но суд не предоставил ему такой возможности.

В действительности Гафланов не имел предварительного сговора с Абдуллаевым на вымогательство взятки у К . Он решил обманным путем получить деньги у потерпевшего. Сын К в связи с окончанием учебного заведения системы МВД России подлежал обязательному зачислению на офицерскую должность в ОВД Используя это обстоятельство, он решил заработать деньги. 31 января 2009 года он пригласил к себе в кабинет К и во время разговора сказал, что начальник требует деньги, рассчитывая на то, что К поверит этому. 3 февраля 2009 года К принес деньги, но сказал, что не добрал нужную сумму. Поскольку он совершал обман от имени Абдуллаева, он дважды выходил из своего кабинета, делая вид, что идет к Абдуллаеву договариваться о снижении суммы. Получив деньги от К он положил их в карман. Когда они вместе с К вышли из кабинета и увидели поднимавшихся на второй этаж лиц, он понял, что это сотрудники УСБ, быстро направился в кабинет начальника, полагая, что это на какое-то время может их остановить. Вбежав в кабинет Абдуллаева, Гафланов бросил деньги на окно за жалюзи. Сразу же зашли сотрудники УСБ, он указал место, куда подбросил деньги, после чего были проведены оперативно-розыскные действия.

Будучи водворенным в ИВС, Гафланов решил воспользоваться обстоятельствами своего задержания для оговора Абдуллаева, предположив, что тот вынужден будет помочь и ему.

На допросе он оговорил Абдуллаева, за что был освобожден из ИВС с избранием меры пресечения в виде подписки о невыезде. В ходе предварительного и судебного следствия Гафланов придерживался своих показаний, полагая, что ему будет назначено условное осуждение.

Эти доводы Гафланова являются существенными и могут быть проверены лишь при новом рассмотрении уголовного дела, в связи с чем просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе осужденный Гафланов М.Н., утверждая, что оговорил Абдуллаева, с которым не имел сговора на получение взятки. Он обманул К . с целью получить от него деньги, ввел его в заблуждение тем, что якобы за этим стоит Абдуллаев.

По окончании судебного разбирательства он решил признаться во всем, но судебное разбирательство было окончено, в связи с чем он не имел такой возможности.

В дополнении к кассационной жалобе Гафланов М.Н. указал, что не поддерживает кассационную жалобу адвоката Абдуллаева С.З. в его защиту.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Абдуллаева и Гафланова в получении взятки правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о непричастности Абдуллаева к получению взятки, об оговоре его Гафлановым тщательно проверялись судом и обоснованно отвергнуты. При этом суд правильно признал достоверными показания Гафланова о том, что деньги у К он потребовал по предложению Абдуллаева и полученные у К деньги, как он полагал, рублей, он занес в кабинет Абдуллаева, где находился М , понимая, что М его не видит, он на виду у Абдуллаева положил эти деньги на окно.

Показания Гафланова об обстоятельствах получения взятки у К являются последовательными как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

Вопреки доводам жалобы Гафланов на первом допросе в качестве подозреваемого не заявлял о непричастности Абдуллаева. Будучи задержанным 4 февраля 2009 года и допрошенным в тот же день, Гафланов отказался от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ. (т. 1 л.д. 68-70). На дополнительном допросе в качестве подозреваемого 5 февраля 2009 года Гафланов дал подробные показания об обстоятельствах получения взятки у К по предварительному сговору с Абдуллаевым, впоследствии подтвердил их на очной ставке с Абдуллаевым. В судебном заседании Гафланов также уличал Абдуллаева в причастности к получению взятки. Какие-либо данные, свидетельствующие о том, что Гафланов в судебном заседании по окончании судебного следствия пытался дать иные показания, о чем указывается в жалобе, в материалах дела отсутствуют. Как следует из протокола судебного заседания, после исследования представленных сторонами доказательств ни подсудимый Гафланов, ни его защитник не заявляли ходатайства о дополнении судебного следствия. В последнем слове подсудимый Гафланов пояснил, что в ходе следствия говорил правду и сейчас не собирается «отказываться от своих показаний».

Объяснения Гафланова, данные им до возбуждения уголовного дела, на которые имеется ссылка в жалобе, в силу ст. 74 УПК РФ не являются доказательством, а потому не могут быть приняты во внимание.

Показания Гафланова соответствуют показаниям потерпевшего который пояснил в судебном заседании, что с сентября 2008 года его сын К проходил стажировку в ГОВД. 31 января 2009 года сын сообщил ему о просьбе заместителя начальника по кадрам ГОВД Гафланова зайти к нему по вопросу его ( трудоустройства. В тот же день он пришел в кабинет к Гафланову и спросил, возможно ли трудоустроить сына в ГОВД. Гафланов ответил, что имеются две вакансии. После этого Гафланов взял со стола небольшой листок бумаги, написал на нем ручкой цифру показал ему и порвал листок. Он спросил у Гафланова в рублях или долларах США эта сумма, а также имеет ли он ввиду Гафланов ответил, что сумма в тысячах рублей, и что они уступают ему в цене, что есть люди, готовые заплатить больше. Он сказал Гафланову, что ему надо подумать, и вышел из кабинета.

Дома, посоветовавшись с родными, пришел к выводу, что собрать рублей ему не удастся, поэтому 3 февраля 2009 года он обратился с заявлением в УСБ МВД У него приняли заявление о вымогательстве взятки, отобрали объяснение, затем пригласили двух незнакомых ему гражданских лиц. В их присутствии имевшиеся у него рублей были обработаны специальным порошком, и возвращены ему для передачи Гафланову. Там же ему вручили диктофон для записи разговора с Гафлановым и жилетку со скрытой видеокамерой. После этого он вместе с сотрудниками УСБ МВД и приглашенными гражданскими лицами выехали в Он зашел в кабинет к Гафланову, и сообщил ему, что смог собрать только рублей, попросив уменьшить требуемую сумму на рублей. Гафланов сказал ему, что этот вопрос решает начальник милиции Абдуллаев, что он зайдет к начальнику милиции и скажет обо всем, «должен же он уступить, человек же», и вышел из кабинета.

Примерно через минуту он вернулся и сообщил, что начальник занят. При этом он оставил дверь своего кабинета открытой с тем, чтобы услышать звук закрываемой двери кабинета Абдуллаева М.А. через несколько минут Абдуллаев подошел к двери, хотел выйти, и в этот момент раздался звонок телефона. Гафланов поднял трубку, сказал, что идет и вышел из кабинета.

Вернувшись, он сообщил, что начальник отдела согласен на указанную сумму. Он передал Гафланову в свернутом виде Гафланов денег не посчитал, взял их правой рукой и положил в правый наружный карман своей форменной куртки, и сказал что эти деньги он передаст начальнику милиции. Они вышли из кабинета, он остался в коридоре, а Гафланов пошел в сторону кабинета начальника и зашел в приемную. В это время на второй этаж поднялись несколько сотрудников УСБ МВД, спросили о местонахождении Гафланова, он показал им на дверь приемной начальника, куда сотрудники УСБ зашли следом за Гафлановым.

Содержание разговора между Гафлановым и К помимо их показаний подтверждается данными оперативного эксперимента, в ходе которого разговор между ними был записан.

Протоколом осмотра и прослушивания фонограммы аудиозаписи данного разговора подтверждаются показания Гафланова о том, что он заходил дважды в кабинет Абдуллаева. Первый раз он застал в кабинете постороннего, поэтому вышел и стал ждать, когда тот выйдет, через некоторое время дверь кабинета захлопнулась, и в это время Абдуллаев ему позвонил сам и предложил зайти.

Из расшифровки разговора Гафланова и К следует, что когда К сообщил Гафланову о том, что нашел только рублей и попросил « хотя бы скинуть», Гафланов сказал: «Да вот не знаю, согласится ли он... Сейчас спрошу». После этих слов в расшифровке отмечено, что Гафланов вышел из кабинета, примерно через 30 секунд зашел обратно и сказал: «У него один человек сидит». Далее продолжается разговор между Гафлановым и К во время которого слышен звук открывающейся двери. Гафланов вышел из кабинета.

В это время, как отмечено в расшифровке, раздался звонок на служебный телефон Гафланова, тот поднял трубку и сказал: «Гафланов, иду, иду», после чего вышел из кабинета. Через несколько минут Гафланов возвратился в свой кабинет и сказал, что все нормально.

Показания Гафланова о том, что Абдуллаев видел, как он положил деньги на окно, соответствуют показаниям свидетеля М из которых следует, что в конце рабочего дня он находился в кабинете Абдуллаева, при этом Абдуллаев сидел лицом к входной двери в кабинет, а он - спиной. Он не видел, как Гафланов входил в кабинет, но когда повернулся, увидел стоящего у стола совещаний Гафланова и работников УСБ.

Сам Абдуллаев не отрицает в судебном заседании, что видел, как Гафланов положил что-то на подоконник.

Доводы жалоб о том, что Гафланов, увидел в коридоре работников УСБ, и поэтому забежал в кабинет к Абдуллаеву, где, желая избавиться от улики, бросил деньги на подоконник, опровергаются последовательными показаниями К из которых следует, что Гафланов не видел работников УСБ в коридоре, и не мог их видеть, поскольку в тот момент, когда в коридор отдела милиции зашли работники УСБ, Гафланов уже находился в приемной, из двери которой, согласно поэтажного плана вход в коридор с лестницы не просматривается.

Из показаний допрошенного в качестве свидетеля оперуполномоченного УСБ МВД М также следует, что когда он вместе с другими сотрудниками зашел на второй этаж, то в коридоре находился только К который сообщил им, что Гафланов зашел в кабинет начальника.

Аналогичные показания дали в судебном заседании и свидетели Д и Основания к оговору Абдуллаева Гафлановым судом не установлены.

Абдуллаев ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании, ни в кассационной жалобе не назвал причины, в силу которых Гафланов оговорил его.

В судебном заседании исследовались сложившиеся между подсудимыми взаимоотношения, и как правильно отмечено в приговоре, с учетом характера взаимоотношений, Гафланов не имел причин к оговору Абдуллаева.

Содержание показаний Гафланова, в которых он рассказывает не только о действиях Абдуллаева, но и о своих активных действиях по получению взятки у К опровергает доводы жалоб о том, что уличая Абдуллаева в причастности к получению взятки, Гафланов тем самым стремится смягчить свою ответственность.

Принимая во внимание последовательность показаний Гафланова, их соответствие другим доказательствам, отсутствие у него причин к оговору Абдуллаева, суд обоснованно признал достоверными показания Гафланова.

Надлежащую оценку дал суд и показаниям свидетеля М на которые имеется ссылка в жалобе. Показаниями осужденного Гафланова, потерпевшего К данными оперативного эксперимента опровергаются показания свидетеля М о том, что он находился в кабинете Абдуллаева в течение 20 минут, и при нем Гафланов не заходил в кабинет Абдуллаева. Как отмечено выше, показания Гафланова и К о посещении кабинета Абдуллаева, о том, что второй раз он зашел в кабинет Абдуллаева в связи с его приглашением по служебному телефону объективно подтверждаются записью разговора между ними, а потому суд обоснованно признал не соответствующими действительности показания свидетеля М о времени пребывания в кабинете Абдуллаева в течение 20 минут.

Утверждение Абдуллаева, поддержанное и в кассационных жалобах, о том, что он в присутствии К обратившегося к нему с просьбой о трудоустройстве сына, дал указание Гафланову помочь К в трудоустройстве, не подтверждаются материалами дела.

Из протокола судебного заседания следует, что К после оглашения его показаний на предварительном следствии на вопрос государственного обвинителя о том, имел ли он с кем-либо разговор по поводу трудоустройства сына до того как обратился к Гафланову, ответил отрицательно, (т. 3 л.д. 22).

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о том, что Абдуллаев не мог оказать содействия или противодействовать назначению стажера К на офицерскую должность.

Эти доводы жалобы опровергаются показаниями свидетеля Б о том, что и.о. начальника ГОВД Абдуллаев в силу занимаемой им должности, а также в связи с тем, что К предлагали должность участкового уполномоченного милиции, тогда как он получил специализацию оперуполномоченного уголовного розыска, обязан был поставить резолюцию на его рапорте о своем согласии или несогласии с назначением на должность, представленный в управление кадров МВД РФ рапорт без согласительной надписи Абдуллаева о назначении его на должность, был бы возращен обратно.

Показания свидетеля Б подтверждаются Положением об отделе внутренних дел утвержденному приказом МВД от 16 февраля 2007 года, контрактом от 19 июня 2006 года, письмом начальника филиала университета МВД России с приложенным к нему списком, содержание которых подробно приведено в приговоре.

С учетом этих документов и показаний свидетеля Б суд обоснованно пришел к выводу о том, что Абдуллаев в силу занимаемой им должности обладал правом вносить предложение министру внутренних дел о назначении лиц на офицерские должности в руководимый им отдел милиции.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Абдуллаева и Гафланова в получении путем вымогательства взятки у К в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Иная позиция Гафланова в кассационной жалобе, утверждение о непричастности Абдуллаева к получению взятки не могут поставить под сомнение этот вывод суда.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку. В связи с тем, что требование осужденных, выдвинутое К о даче взятки за трудоустройство его сына на офицерскую должность в ГОВД поставило его в такие условия, когда он вынужден был дать взятку с целью предотвращения последствий возможного отказа сыну в трудоустройстве, суд обоснованно расценил действия осужденных как вымогательство взятки.

Оснований для переквалификации действия Гафланова на ст. 159 УК РФ, о чем указывается в жалобе, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. В судебном заседании с достаточной полнотой были исследованы все представленные сторонами доказательства. В основу приговора положены только такие доказательства, которые получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Оперативно-розыскные мероприятия в отношении Гафланова проведены с соблюдением Федерального Закона «Об оперативно- розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г.

Оперативный эксперимент в отношении Гафланова проведен с соблюдением требований ст. 8 данного закона на основании постановления о проведении оперативного эксперимента, утвержденного министром внутренних дел 2 февраля 2009 года, из которого следует, что основанием проведения оперативного эксперимента в отношении Гафланова явилась оперативная информация о вымогательстве им взяток.

То обстоятельство, что потерпевший К обратился в УСБ с заявлением о вымогательстве у него взятки Гафлановым 3 февраля 2009 года, не может поставить под сомнение законность вынесенного 2 февраля 2009 года постановления.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий представлены следователю в соответствии со ст. 11 данного закона, а потому суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре.

По изложенным мотивам судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора, о чем ставится вопрос в жалобах.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей.

Все смягчающие наказание осужденного Гафланова обстоятельства: наличие у него троих малолетних детей, активное способствование изобличению соучастника преступления, положительные характеристики по месту службы, которые признаны исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности совершенного им преступления в полной мере учтены судом при назначении ему наказания с применением правил ст. 64 УК РФ.

Принимая во внимание общественную опасность и обстоятельства совершенного Гафлановым преступления, суд не имел оснований для применения в отношении Гафланова условного осуждения.

Назначенное судом наказание является законным и справедливым.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие его излишней суровости и для смягчения им наказания, применения к Гафланову положений ст. 73 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 29 июня 2009 года в отношении Абдуллаева М А и Гафланова М Н оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Абдуллаева С.З., Набиева Д.М., Мудунова К.М. и осужденных Абдуллаева М.А., Гафланова М.Н. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О09-25

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх