Дело № 20-О12-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О12-12

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 июня 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Скрябина К.Е.,
судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.,
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника Ибрагимова СМ. в интересах осужденного Фейтуллаева Г.И. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 5 апреля 2012 года, которым Фейтуллаев Г И , ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 8 (восемь) лет, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев; ч. 1 ст. 30 и пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 5 (пять) лет, с ограничением свободы на 6 (шесть) месяцев; ст. 317 УК РФ на 12 (двенадцать) лет, с ограничением свободы на 1 (один) год; ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 (пять) лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев и установлением осужденному конкретных запретов и ограничений, перечисленных в приговоре.

Срок наказания постановлено исчислять с 10 июня 2011 г.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения осужденного Фейтуллаева Г.И. в режиме видеоконференцсвязи, и его защитника Каневского Г.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Прониной Е.Н., полагавшей приговор изменить в части осуждения по ч. 3 ст. 222 УК РФ, в остальной части оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Фейтуллаев Г.И. признан виновным в участии в устойчивой вооруженной группе (банде); приготовлении к вымогательству, совершенному организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере; посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, и из мести за такую деятельность; незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении в составе организованной группы огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывных устройств.

Преступления совершены им в период с февраля по май 2011 г. на территории района и г. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник Ибрагимов СМ., не оспаривая доказанности вины своего подзащитного в преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 222 УК РФ, высказывает несогласие с приговором в остальной части, полагая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Ссылается на то, что Фейтуллаев был обманным путем вовлечен в деятельность незаконного вооруженного формирования, из состава которого пытался выйти, для чего придумал предлог подкинуть флэш-карту Ш с которым не был знаком и не знал материального положения потерпевшего. Ни в какой банде он участия не принимал, на граждан и организации не нападал, умысла на посягательство на жизнь сотрудников полиции, задержавших его, не имел, выстрелил только один раз в воздух, хотя, будучи вооруженным пистолетом, мог бы реально применить в отношении них оружие, однако они стали стрелять ему в спину и ранили, после чего органы следствия, пользуясь его болезненным состоянием, добились от него признательных показаний. Все обвинение по ст. 317 УК РФ построено исключительно на противоречивых показаниях троих потерпевших - сотрудников полиции, в судебном заседании противоречия в их показаниях не устранены. Суд не исследовал вещественные доказательства - куртку Фейтуллаева и две изъятые с места происшествия сумки, не установил, какая из них принадлежит подсудимому, не исследовал и не дал оценки кассетам с трех камер видеонаблюдения.

При назначении Фейтуллаеву наказания суд не учел, что он при задержании получил тяжелые ранения, вследствие которых стал инвалидом, имеет на иждивении малолетнего ребенка, активное содействовал раскрытию и расследованию преступлений, в которых сам не принимал участия.

На этом основании просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Рамазанов М.А. указывает на несостоятельность приведенных в ней доводов и просит оставить жалобу без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в части квалификации посягательства на жизнь сотрудников правоохранительного органа и незаконного оборота взрывного устройства ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона, в остальном считает приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационную жалобу защитника не подлежащей удовлетворению.

В судебном заседании Фейтуллаев свою вину в предъявленном обвинении признал лишь частично, по ч. 3 ст. 228 УК РФ, а в остальном не признал и показал, что его обманным путем вовлекли в незаконное вооруженное формирование, члены которого проживали в лесу, вооружили его автоматом «АК», какие преступления они планировали и собирались совершить, он не знал, и узнавал от них уже после совершения преступлений, в ответ на высказываемые намерения вернуться в город ему пригрозили убийством. Через месяц его направили куда-то вместе с группой, он и еще один член группы проживали в лесу в блиндаже, когда вернулись остальные члены группы, то сообщили, что убили какого-то начальника полиции, была перестрелка. Для того чтобы выбраться в город, он предложил руководителю группы подкинуть флэш-карту с угрозами Ш его направили в город вместе с другим членом группы, который дал ему нести пакет. Вместо автомата ему вручили пистолет Стечкина. При встрече с сотрудниками полиции 16 мая 2011 г. он произвел только один выстрел из пистолета вверх, чтобы скрыться, хотя имел возможность застрелить всех сотрудников полиции, стоявших у него на виду, однако когда стал убегать, они произвели в него несколько выстрелов и ранили.

Несмотря на занятую Фейтуллаевым позицию, судом сделаны правильные выводы о виновности подсудимого в совершении инкриминированных ему преступлений, которые подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, надлежащим образом проверенных и оцененных судом, подробно изложенных в приговоре.

Так, в судебном заседании по ходатайству стороны обвинения были оглашены сведения, сообщенные Фейтуллаевым на предварительном следствии в ходе допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, в которых он подробно излагал обстоятельства вступления и участия в деятельности вооруженной организованной преступной группы, совершившей нападения на начальника РОВД и других сотрудников полиции и их убийства; обстоятельства подготовки вымогательства денег в сумме руб. у Ш предложенной им самим, в ходе которой он записал на камеру мобильного телефона обращение к Ш с требованием передачи денег и угрозами убийством в случае невыполнения; обстоятельства его задержания сотрудниками полиции, а также незаконного приобретения, ношения, хранения, перевозки и передачи другим лицам автомата «АК», боеприпасов к нему, гранаты РГО, и пистолета Стечкина.

Сообщенные подсудимым на предварительном следствии сведения об обстоятельствах совершенных преступлений суд обоснованно признал правдивыми в той части, в которой они соответствуют другим достоверным доказательствам по делу, в частности, показаниям потерпевшего Ш показаниям потерпевших М М , Г проверенным с выходом на место происшествия и подтвержденным на очных ставках с Фейтуллаевым, сведениям, содержащимся: в протоколах опознаний по фотографии, осмотра мест происшествий, вещественных доказательств, в том числе изъятых у Фейтуллаева при задержании пистолета, патронов, гранаты, маски, протоколах просмотра электронного носителя, просмотра и прослушивания видеозаписи, проведенного с участием обвиняемого, заключениях баллистических, судебно-медицинской, биологической экспертиз, других материалах дела.

Судом в ходе разбирательства дела тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты доводы подсудимого о том, что он не участвовал в деятельности банды, не готовил вымогательство денег у Ш не стрелял в сотрудников полиции, производивших его задержание, а первоначальные признательные показания вследствие незаконного воздействия сотрудников следственных органов, так как эти доводы полностью опровергаются вышеперечисленными доказательствами.

При этом суд привел мотивы, по которым он принял данные доказательства в качестве допустимых и достоверных, и положил их в основу приговора, и с другой стороны, критически оценил и отверг показания Фейтуллаева в судебном заседании как обусловленные тактикой его защиты от предъявленного обвинения и желанием уйти от ответственности за совершенные особо тяжкие преступления.

Проверив аналогичные доводы, приведенные в кассационной жалобе защитника, Судебная коллегия также полагает их необоснованными, и не находит оснований не согласиться с приведенными судом первой инстанции в приговоре мотивами принятых решений.

Каких-либо не устраненных судом существенных противоречий в доказательствах, требующих их истолкования в пользу осужденного, по делу не имеется.

Доводы защитника о наличии таких существенных противоречий в показаниях потерпевших М М Г . и непринятии мер к их устранению Судебная коллегия считает не соответствующими материалам дела. Суд, допросив указанных потерпевших и приняв исчерпывающие меры к устранению отдельных противоречий в их показаниях относительно количества произведенных Фейтуллаевым выстрелов из пистолета и взаиморасположения потерпевших и подсудимого, правильно указал в приговоре, что имеющиеся противоречия являются незначительными и объясняются субъективным восприятием потерпевшими сложившейся сложной ситуации.

Соглашаясь с данным выводом, Судебная коллегия также полагает, что показания потерпевших М М Г не содержат существенных противоречий относительно обстоятельств, имеющих значение для разрешения уголовного дела (ст. 73 УПК РФ), и в той части, в которой эти показания непротиворечивы, они в своей совокупности полностью опровергают доводы Фейтуллаева об отсутствии у него умысла на посягательство на жизнь сотрудников полиции.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимому и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Доводы защитника о том, что суд не исследовал куртку Фейтуллаева и две сумки с места происшествия, кассеты с камер видеонаблюдения, и не установил принадлежность сумки, в которой находились вещественные доказательства, нельзя признать заслуживающими внимания.

Как видно из протокола судебного заседания, суд с участием сторон исследовал путем оглашения протокол осмотра места происшествия от 16 мая 2011 г., согласно которому осматривалось содержимое сумки и пакета, обнаруженных на месте задержания Фейтуллаева, в том числе в сумке с боеприпасами имелись флэш-карта с видеозаписью подсудимого и водительское удостоверение на его имя; постановление следователя о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства ранее осмотренной им куртки Фейтуллаева и заключения экспертиз по исследованию данной куртки; протокол выемки видеозаписи с камер видеонаблюдения; другие письменные доказательства, относящиеся к указываемым защитником предметам. При этом стороны, включая подсудимого и его защитника, не заявляли ходатайств об осмотре непосредственно в зале судебного заседания самих вещественных доказательств, в том числе о просмотре видеозаписей, либо о дополнении судебного следствия.

Квалификация действий осужденного по эпизодам участия в банде, приготовления к вымогательству, посягательства на жизнь сотрудников полиции в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, незаконного приобретения, передачи, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела.

Вместе с тем, вывод суда о совершении Фейтуллаевым посягательства на жизнь сотрудников правоохранительного органа также и из мести за их законную деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела и доказательствам вины Фейтуллаева в совершении этого деяния.

Согласно описанию преступного деяния в приговоре и показаниям потерпевших, Фейтуллаев на попытку ранее не знакомых ему и случайно заметивших его при патрулировании территории района г.

сотрудников полиции М , М , Г проверить у него документы, в целях воспрепятствования данной их законной деятельности, произвел в них не менее 2 выстрелов из пистолета.

Каких-либо данных о желании осужденного отомстить сотрудникам полиции за их законную деятельность по делу не установлено и в приговоре не приведено, в связи с чем указание о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа из мести за их законную деятельность подлежит исключению из приговора.

Что касается квалификации действий Фейтуллаева в отношении гранаты РГО как незаконного оборота взрывного устройства, то она является ошибочной.

Исходя из положений Федерального закона «Об оружии» и разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12.03.2002 (в ред. от 06.02.2007) «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», под взрывными устройствами следует понимать промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.). В то же время, предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание, являются боеприпасами. К категории боеприпасов относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п., независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом.

Согласно заключению баллистической экспертизы от 27.05.2011 (т. 1 л.д. 171-176), на которое суд сослался в приговоре, изъятая ручная граната РГО с взрывателем УДЗ является боеприпасом осколочного действия промышленного изготовления.

В этой связи и учитывая, что незаконные действия Фейтуллаева в отношении гранаты полностью охватываются квалификацией по ч. 3 ст. 222 УК РФ как незаконное приобретение, хранение, перевозка и ношение боеприпасов, указание на незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение взрывных устройств подлежит исключению из приговора как излишнее.

Данные изменения приговора существенно не уменьшают объем обвинения по ст. 317 и ч. 3 ст. 222 УК РФ, не снижают степень общественной опасности преступлений, и не влекут безусловного смягчения назначенного за них наказания.

Поэтому Судебная коллегия полагает, что наказание Фейтуллаеву как за каждое из указанных преступлений, так и по их совокупности, назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений о личности виновного, в том числе и тех, на которые ссылается защитник в кассационной жалобе, оно полностью отвечает требованиям ст. 6, 60, 69 УК РФ, и является справедливым, а доводы кассационной жалобы о его чрезмерной суровости нельзя признать обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 5 апреля 2012 года в отношении Фейтуллаева Г И изменить: исключить из осуждения по ст. 317 УК РФ указание на совершение посягательства на жизнь сотрудников правоохранительного органа из мести за их законную деятельность; исключить из осуждения по ч. 3 ст. 222 УК РФ указание на незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение взрывных устройств.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу защитника Ибрагимова СМ. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О12-12

УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх