Дело № 201-АПУ15-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 мая 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Замашнюк Александр Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 201-АПУ15-3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 мая 2015 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоВоронова А.В.,
судейЗамашнюка А.Н. и Сокерина С.Г.
при секретареЗамолоцких В.А.

с участием прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., осуждённого Литвинова Е.В., его защитника - адвоката Дьяконовой СВ., потерпевшей Кабышевой М.С., представителя потерпевшей К - адвоката Долженкова В.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Литвинова Е.В., его защитника - адвоката Дьяконовой СВ. и потерпевшей К на приговор Московского окружного военного суда от 10 февраля 2015 г., согласно которому военнослужащий войсковой части старший лейтенант Литвинов Е В родившийся в г. , неженатый, несудимый, осуждён к лишению свободы по ч. 1 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С Литвинова Е.В. в пользу потерпевшей К взыскано рублей в счёт компенсации морального вреда и рублей в возмещение расходов на оказание ей юридической помощи.

По делу решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего содержание приговора, существо апелляционных жалоб и возражений на них, выступления осуждённого Литвинова Е.В., адвоката Дьяконовой СВ., потерпевшей К и её представителя - адвоката Долженкова В.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Бойко СИ., возражавшего против этих доводов и полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённого, его защитника и потерпевшей без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

согласно приговору суда Литвинов Е.В. признан виновным в убийстве К совершённом им при следующих обстоятельствах.

Около 6 часов 2 февраля 2014 г. Литвинов Е.В., находясь в квартире в доме в поселении посёлка города , в которой проживала К в ходе конфликта, возникшего из-за возгорания пластикового цветочного горшка, в ответ на несколько ударов ладонями по лицу, нанесённых ему потерпевшей, и требование покинуть квартиру ударил К рукой по голове и оттолкнул потерпевшую от себя. Желая извиниться за произошедшее, Литвинов Е.В. проследовал за К в соседнюю комнату, куда та зашла, предварительно взяв с собой неустановленный нож. Однако потерпевшая отвергла извинения Литвинова Е.В. и, размахивая ножом, вновь потребовала покинуть её квартиру и заявила, что о случившемся она сообщит командованию Литвинова Е.В., на что последний, опасаясь огласки, выхватил у К нож и в целях лишения её жизни дважды ударил потерпевшую в область шеи и груди, а когда та упала на пол, нанёс ей множество ударов в область головы, шеи, грудной клетки и конечностей. В результате острой, массивной кровопотери, развившейся вследствие множественных колото-резаных, резаных ранений шеи и грудной клетки с повреждением крупных сосудов шеи, ткани внутренних органов - лёгкого и сердца, К скончалась на месте происшествия.

Осуждённый Литвинов Е.В. и его защитник - адвокат Дьяконова СВ. в апелляционных жалобах, а последняя и в дополнениях к ней, просят приговор изменить и снизить назначенное Литвинову Е.В. наказание, утверждая о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильном применении уголовного закона и существенном нарушении требований уголовно-процессуального закона.

В суде апелляционной инстанции осуждённый поддержал доводы апелляционных жалоб, поданных в его защиту, и, анализируя исследованные доказательства и обстоятельства дела, заявил о неправильной оценке судом содеянного им, поскольку инициатором конфликта была потерпевшая, а он защищался от её агрессивных действий, которые были противоправными и должны быть учтены как обстоятельство, смягчающее его наказание. Суд неправильно оценил его показания от 5 и 6 февраля 2014 г., а также показания в судебном заседании и не признал наличие у него явки с повинной и активного способствования раскрытию преступления. Положенные в основу приговора показания свидетеля П подлежали исключению из числа доказательств. Не согласен осуждённый и с принятыми судом решениями по различным ходатайствам стороны защиты, заявленным в ходе судебного разбирательства, и оценкой данных о его личности.

По мнению защитника, поведение К которая высказала претензии Литвинову ЕВ., оскорбила его лично и его родителей, унизила его, а затем нанесла ему удары, угрожала ножом и другими предметами, грозилась разрушить его карьеру, являлось противоправным и провоцирующим на преступление, что предусмотрено п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ как обстоятельство, смягчающее наказание, которое должно быть учтено в отношении Литвинова Е.В. В судебном заседании Литвинов Е.В. подтвердил написанное им чистосердечное признание, содержание которого фактически положено в основу приговора, и поэтому названный документ должен быть оценён как явка с повинной, т.е. как смягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Однако суд это не учёл, как и не учёл имевшее место со стороны Литвинова Е.В. способствование раскрытию преступления и установлению обстоятельств произошедшего, поскольку его показания в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства являются основным доказательством по делу. Данная позиция Литвинова Е.В. позволяла признать наличие у него ещё одного смягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Показания оперативного сотрудника П о фактических обстоятельствах, ставших ему известными от Литвинова Е.В. до предоставления защитника и разъяснения предоставленных прав, являются недопустимым доказательством, которые суд не должен был класть в основу приговора.

Адвокат Дьяконова СВ. также утверждает о том, что суд не в полной мере оценил личность Литвинова Е.В., который к уголовной ответственности привлекается впервые, имеет добропорядочную семью, проживает с родителями, на учёте у нарколога и психиатра не состоит, по месту жительства и службы характеризуется положительно, иск признал, причинённый ущерб возместил частично, что с учётом указанных выше смягчающих обстоятельств свидетельствует о несправедливости приговора ввиду чрезмерной строгости назначенного осуждённому наказания.

Напротив, потерпевшая К в своей апелляционной жалобе утверждает о неправильной квалификации содеянного Литвиновым Е.В. и несправедливости постановленного приговора вследствие чрезмерной мягкости назначенного осуждённому наказания, в связи с чем просит переквалифицировать действия Литвинова Е.В. на п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ и увеличить ему срок лишения свободы, а также лишить его воинского звания даже при сохранении неизменной квалификации.

Приводя свою оценку произошедшего и данных о личности Литвинова Е.В., потерпевшая заявляет о том, что суд, переквалифицируя содеянное Литвиновым Е.В. на ч. 1 ст. 105 УК РФ, не в полной мере учёл фактические обстоятельства дела, которые свидетельствуют именно об умысле последнего на лишение жизни К с причинением ей особых мучений и страданий, т.к. осуждённый имел возможность сразу же убить К однако делал это длительно и причинил ей множество поверхностных нелетальных колющих и режущих повреждений, доставивших ей страдания и мучения. Суд проявил чрезмерное милосердие, хотя виновным себя Литвинов Е.В. признал частично, следствию и суду давал противоречивые и надуманные показания, стремясь минимизировать свою ответственность, пытался отказаться от написанного им же «чистосердечного признания», когда утверждал, что написал его под давлением оперативных сотрудников, иск признал частично, не раскаялся в содеянном.

В возражениях на апелляционную жалобу защитника осуждённого государственный обвинитель Винокуров Н.В. указывает на несостоятельность приведённых в ней доводов и просит приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что Литвинов Е.В. обоснованно осуждён за совершённое им убийство К а постановленный в отношении его приговор является законным, обоснованным и справедливым и отмене либо изменению не подлежит.

Судебное разбирательство по делу проведено объективно и всесторонне с соблюдением требований УПК РФ о состязательности и равноправии сторон и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, в том числе места, времени, способа совершения, формы вины, мотива, целей и последствий преступления, а сторонам суд создал необходимые условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, которыми они реально воспользовались.

Сведений о том, что предварительное следствие и судебное разбирательство проводились предвзято либо с обвинительным уклоном и что суд отдавал предпочтение какой-либо из сторон, из материалов уголовного дела не усматривается.

Вопреки утверждению стороны защиты об обратном в судебном заседании полно и объективно исследовались показания Литвинова Е.В., потерпевшей, свидетелей, экспертов, в том числе по ходатайствам сторон оглашались показания названных лиц, данные ими в ходе предварительного следствия, выяснялись причины противоречий в этих показаниях.

В приговоре дана надлежащая правовая оценка всем исследованным по делу доказательствам, как в отдельности, так и в совокупности, указано, какие из них суд положил в его основу, а какие отверг, приведены убедительные аргументы принятых решений по данным вопросам, с которыми Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Приговор соответствует требованиям ст. 304, 307-309 УПК РФ.

Все ходатайства и заявления стороны защиты, в том числе относительно вызова и допроса экспертов, а также признания показаний свидетеля П недопустимым доказательством, судом разрешены после выяснения мнений участников судебного разбирательства и исследования фактических обстоятельств дела, относящихся к данным вопросам.

Вынесенные по ходатайствам стороны защиты постановления суда от 24 и 27 октября 2014 г. и 30 января 2015 г. и иные постановления являются мотивированными и сомнений в своей законности и обоснованности не вызывают.

Выводы суда первой инстанции о виновности Литвинова Е.В. в убийстве К соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны не только на первичных признательных показаниях самого Литвинова Е.В. от 5 и 6 февраля 2014 г., но и на согласующихся между собой и дополняющих друг друга показаниях потерпевшей К свидетелей Б Б О П об известных им обстоятельствах произошедшего и сведениях о личности К и Литвинова Е.В. и характере их взаимоотношений, а также на заключениях экспертов и содержащихся в письменных документах, протоколах следственных действий и вещественных доказательствах сведениях, имеющих доказательственное значение по делу, которые подробно приведены в приговоре.

Положенные в основу приговора доказательства получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, оценены судом с соблюдением требований ст. 88 УПК РФ и сомнений в своей достоверности не вызывают.

Каких-либо существенных противоречий в этих доказательствах, которые могли бы повлиять на решение вопроса о виновности осуждённого в содеянном, Судебная коллегия не усматривает, а оснований не доверять им у суда не имелось.

Вопреки доводам стороны защиты так называемое чистосердечное признание Литвинова Е.В. в основу приговора не закладывалось, а использовалось судом при оценке показаний последнего, данных им в ходе судебного заседания и в период предварительного расследования.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебного разбирательства Литвинов Е.В. неоднократно заявлял о том, что «чистосердечное признание» он написал после задержания под психологическим давлением оперативных сотрудников, а первичные показания ему навязал следователь.

Литвинов Е.В. также изложил свою версию произошедшего, утверждая о нахождении его в момент совершения инкриминируемого деяния в состоянии аффекта и что он защищался от потерпевшей, которая вела себя агрессивно.

Эти доводы осуждённого всесторонне, полно и объективно проверялись судом первой инстанции и своего подтверждения не получили, а показания Литвинова Е.В. в судебном заседании были отвергнуты, как не соответствующие действительности и противоречащие исследованным доказательствам, чему в приговоре дана надлежащая правовая оценка, с которой Судебная коллегия полагает необходимым согласиться.

Так, согласно показаниям Литвинова Е.В. от 5 и 6 февраля 2014 г., данным им в качестве подозреваемого и обвиняемого в присутствии двух разных защитников, Литвинов Е.В. подробно и в деталях пояснял о произошедшем у него с К конфликте и причинах его возникновения, описал её и свои действия при этом, в том числе как он отобранным у К ножом нанёс ей на опережение два удара в область шеи и живота и ещё множество ударов в область шеи, пока не понял, что убил её.

При проверке показаний на месте 5 февраля 2014 г. Литвинов Е.В. в присутствии своего защитника вновь рассказал об обстоятельствах и мотивах совершённого им убийства и непосредственно на месте происшествия самостоятельно продемонстрировал рассказанное им.

Этим доказательствам в приговоре дана правильная юридическая оценка, и они обоснованно признаны допустимыми и достоверными, поскольку получены с соблюдением требований УПК РФ и реализацией права Литвинова Е.В. на защиту, с разъяснением ему права не свидетельствовать против себя и своих близких и предупреждением о том, что при согласии дать показания они могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при последующем отказе от них.

По прочтении соответствующих протоколов Литвинов Е.В. и его защитники никаких замечаний и заявлений не сделали, удостоверив правильность зафиксированных в них сведений своими подписями.

Не заявляла сторона защиты ходатайств о признании этих показаний Литвинова Е.В. недопустимыми доказательствами.

Первичные признательные показания Литвинова Е.В. о механизме, характере и локализации причинённых им телесных повреждений К полностью согласуются с выводами экспертов, сформулированными ими в различных заключениях, согласно которым смерть К наступила от острой, массивной кровопотери, развившейся вследствие множественных колото-резаных, резаных ранений шеи и грудной клетки с повреждением крупных сосудов шеи, ткани внутренних органов - лёгкого и сердца. Обнаруженные при судебно-медицинском исследовании трупа К колото-резаные раны головы, шеи, груди и верхних конечностей соответствуют местам причинения ранений, указанным Литвиновым Е.В. в ходе проверки показаний на месте. В момент совершения инкриминируемого ему деяния Литвинов Е.В. имел возможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими и не находился в состоянии аффекта или в ином эмоциональном состоянии, которое могло существенно повлиять на его поведение.

Правильно оценил суд показания свидетеля П который, вопреки утверждению стороны защиты об обратном, с соблюдением требований УПК РФ был допрошен об обстоятельствах проведения оперативно-розыскных мероприятий по установлению лиц, причастных к убийству К по обстановке, при которой он беседовал с Литвиновым Е.В., и как тот исполнял «чистосердечное признание» и что сообщил при этом.

Оснований для отказа в допросе явившегося в суд свидетеля по всем изложенным моментам действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации не содержит, а довод адвоката Дьяконовой СВ. и осуждённого о недопустимости допроса П в качестве свидетеля и производности его показаний от аудиозаписи беседы с Литвиновым Е.В., исключённой судом из числа доказательств, является ошибочным, поскольку не основан на требованиях ст. 74 УПК РФ, определяющей показания свидетеля в качестве самостоятельного источника доказательств.

Каких-либо причин для оговора осуждённого со стороны потерпевшей К и названных выше свидетелей не имелось.

Не приведено таких доводов и стороной защиты в их жалобах.

Показания Литвинова Е.В. от 5 и 6 февраля 2014 г. в совокупности с другими положенными в основу приговора доказательствами и сведениями о личности К и Л и характере их взаимоотношений полностью опровергают версию осуждённого, приводимую им в свою защиту, а также доводы стороны защиты о противоправности поведения потерпевшей в указанной конфликтной ситуации и о том, что она сама спровоцировала Литвинова Е.В. на преступление.

Исходя из требований уголовного законодательства Российской Федерации поведение К в момент, предшествующий её убийству, не могло быть расценено судом как противоправное, поскольку противозаконных, исключительно грубых, циничных и непосредственно угрожающих жизненно важным интересам осуждённого или его близким и другим лицам действий она не совершала, что не позволяло применить к Литвинову Е.В. положения п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, на чём безосновательно настаивают адвокат Дьяконова СВ. и осуждённый.

Отсутствовали по делу и условия для признания в действиях Литвинова Е.В. явки с повинной и активного способствования раскрытию и расследованию преступления, о чём заявляют осуждённый и его защитник, поскольку под явкой с повинной понимается добровольное правдивое сообщение лица о совершённом им или с его участием преступлении, сделанное в устном или письменном виде органу, осуществляющему уголовное преследование, а одного лишь факта подтверждения Литвиновым Е.В. своей причастности к убийству К когда органы следствия уже располагали сведениями об этом, недостаточно.

Более того, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства Литвинов Е.В. давал непоследовательные и противоречивые показания, а его показания в судебном заседании были признаны судом не соответствующими действительности, что само по себе исключает возможность оценки занятой Литвиновым Е.В. позиции по делу как деятельное раскаяние при раскрытии и расследовании преступления и активное способствование установлению истины по делу.

Таким образом, тщательный анализ и основанная на законе оценка совокупности исследованных в судебном заседании доказательств с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенного Литвиновым Е.В. убийства К и переквалифицировать его действия с п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также опровергнуть версию осуждённого, приводимую им в свою защиту.

Вопреки утверждению потерпевшей юридическая оценка содеянного Литвиновым Е.В. является правильной и соответствует установленным фактическим обстоятельствам, а вывод суда о том, что наличие одного лишь факта причинения множества телесных повреждений не может служить достаточным основанием для признания убийства совершённым с особой жестокостью, - законным и обоснованным.

При этом Коллегия учитывает, что в суде первой инстанции умысел Литвинова Е.В. на причинение К особых мучений и страданий своего подтверждения не получил, хотя уголовное законодательство Российской Федерации понятие убийства с особой жестокостью связывает не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости, в том числе наличием у него умысла на совершение убийства именно таким способом, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему или его близким особых страданий.

Таких обстоятельств по делу не установлено.

Довод потерпевшей о том, что осуждённый убивал её мать длительно, причиняя ей множество поверхностных нелетальных колющих и режущих повреждений, доставивших ей страдания и мучения, не согласуется с положенным в основу приговора заключением эксперта, согласно выводам которого повреждения, причинённые К являлись прижизненными, а с момента их причинения и до наступления смерти пострадавшая жила очень короткий промежуток времени - от десятков секунд до нескольких минут.

Решение суда о вменяемости Литвинова Е.В. основано на материалах дела, данных о его личности, сведениях о поведении до и после совершения им преступления и принято судом с учётом выводов высококвалифицированных экспертов, содержащихся в заключении от 26 декабря 2014 г., оснований сомневаться в правильности которых не имеется.

Обоснованно взыскал суд в пользу потерпевшей К компенсацию причинённого ей морального вреда, а также расходы на оказание ей юридической помощи представителем, которые получили своё подтверждение исследованными в суде доказательствами.

Наказание Литвинову Е.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учётом характера и степени общественной опасности совершённого им преступления, конкретных обстоятельств дела, данных о его личности, в том числе тех, на которые ссылается сторона защиты, и влияния назначенного наказания на условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание Литвинова Е.В., суд признал добровольное возмещение расходов на погребение, понесённых потерпевшей.

Принял суд во внимание положительные характеристики Литвинова Е.В. по месту жительства и за период военной службы, а также то, что к уголовной ответственности он привлекается впервые.

Учтены судом состояние здоровья осуждённого и его материальное положение, а также иные обстоятельства.

Относительно просьбы потерпевшей о необходимости лишения Литвинова Е.В. воинского звания «старший лейтенант», то, по смыслу ст. 48 УК РФ, назначение данного наказания является правом, а не обязанностью суда и назначается при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учётом личности виновного.

Это наказание должно применяться в целях восстановления социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений, а решение о его назначении суд может принять только после тщательного изучения личности осуждённого.

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, Литвинов Е.В. за время, предшествующее совершению преступления, характеризовался только положительно, а каких-либо отрицательных данных о его личности в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не добыто.

При таких обстоятельствах одной лишь тяжести совершённого Литвиновым Е.В. преступления для назначения ему дополнительного наказания в виде лишения воинского звания является недостаточным.

В связи с изложенным Судебная коллегия признаёт, что назначенное Литвинову Е.В. наказание соразмерно содеянному, отвечает принципам социальной справедливости и целям наказания, предусмотренным ст. 43 УК РФ, а оснований для признания этого наказания несправедливым как вследствие его чрезмерной суровости, так и чрезмерной мягкости, о чём утверждают авторы жалоб, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального и уголовного закона, которые бы послужили основанием для отмены или изменения приговора суда, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства не допущено.

20 13 14 28 33 Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 389 и ст. 389, 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Московского окружного военного суда от 10 февраля 2015 г. в отношении Литвинова Е В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённого, его защитника - адвоката Дьяконовой СВ. и потерпевшей К - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 201-АПУ15-3

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 48. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх