Дело № 21-О10-20СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №21-О10-20СП

от 21 октября 2010 года

 

Российской Федерации

председательствующего Борисова В.П., судей Пейсиковой Е.В., Ламинцевой С.А.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление

государственного обвинителя Богатырева О.З., кассационную жалобу потерпевших М

1Щ Щ. на приговор Верховного Суда

Кабардино-Балкарской Республики от 6 августа 2010 г., постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

Суйдумов [скрыто]

, несудимый, [скрыто]

Жекеев

, несудимый,

оправданы по ч.З ст. 30, пп. «д, ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в соответствии с пп. 1, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Постановлено признать за оправданными право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., выступления адвоката Козлова А.Б. в защиту интересов Суйдумова Э.М., адвоката Морозовой М.Н. в защиту интересов Жекеева А.Х., просивших приговор оставить без изменения, а кассационное представление без удовлетворения, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Копалиной П.Л., полагавшей приговор суда отменить по доводам кассационного представления, а уголовное дело направить на новое рассмотрение, Судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Жекеев и Суйдумов обвинялись в покушении на убийство [скрыто], совершенное с особой жестокостью группой лиц по предварительному сговору, а именно в том, что они 25 февраля 2009 г. в ходе распития спиртных напитков у [скрыто] обвинили [скрыто] в похищении папки с документами. В ходе конфликта Жекеев и Суйдумов на почве внезапно возникших неприязненных отношений к [скрыто] вступили между собой в предварительный сговор, направленный на его убийство. С этой целью Жекеев и Суйдумов, предварительно взяв с собой легковоспламеняющуюся жидкость, обманным путем под предлогом отвезти [скрыто] домой усадили его в автомашину Жекеева [скрыто], после чего вывезли на пойму реки [скрыто] Здесь Жекеев и Суйдумов, действуя согласованно между собой, с целью причинения смерти [скрыто], проявляя особую жестокость, причиняя ему особые мучения и страдания, умышленно нанесли ему множественные удары ногами и руками в область головы, туловища и конечностей, от которых тот потерял сознание, после чего, согласуя свои действия между собой, облили его тело вышеуказанной легковоспламеняющейся жидкостью, подожгли его и скрылись с места преступления.

В результате согласованных и насильственных действий Жекеева и Суйдумова, направленных на убийство [скрыто], последнему были причинены телесные повреждения в виде: ожоговых ран (пламени) головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей, паховой области 4 степени 40% и 1-2 степени 35% поверхностей тела, ожоговый шок тяжелой степени, квалифицирующийся в совокупности как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни. Однако преступный умысел Жекеева и Суйдумова, направленный на лишение [скрыто] жизни, не был доведен ими до конца по независящим от их воли обстоятельствам, так как [скрыто], охваченный пламенем, пришел в сознание и, добравшись до речки, окунулся в воду, затушив пламя.

Коллегией присяжных заседателей в отношении Жекеева и Суйдумова вынесен оправдательный вердикт.

В кассационном представлении государственного обвинителя Богатырева О.З. ставится вопрос об отмене приговора и направлении его на новое рассмотрение. По мнению автора представления, приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, является незаконным, поскольку вынесен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Так, государственный обвинитель утверждает, что при формировании коллегии присяжных заседателей нарушены требования чч. 3, 8 ст. 328 УПК РФ. Так, кандидатам были заданы вопросы государственным обвинителем: «Есть ли среди Вас лица, которые ранее привлекались к административной ответственности?». Кандидат в присяжные заседатели [скрыто] -сообщил, что как руководитель предприятия он привлекался по постановлению Гостехнадзора к административной ответственности за нарушение правил охраны природы. Впоследствии он был отобран в число присяжных заседателей. Однако данный кандидат не сообщил, что 4 раза привлекался к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения, в том числе был подвергнут административному аресту. Другие кандидаты в присяжные заседатели ^Ш--

[скрыто] -? [скрыто] -' [скрыто] - и также скрыли от суда и сторон информацию о привлечении их к

административной ответственности, что лишило сторону обвинения права на

заявление мотивированного или немотивированного отвода и повлияло на

формирование беспристрастной и объективной коллегии присяжных

заседателей.

Кроме того, государственный обвинитель утверждает, что после допроса свидетеля Г [скрыто] - по ходатайству обвинения были оглашены его показания, данные на предварительном следствии, он признал наличие своей подписи в протоколе, однако заявил, что не давал таких показаний, тем самым поставил под сомнение допустимость данного доказательства. Адвокат Гажонов К.И. в ходе допроса свидетеля Б [скрыто] в присутствии присяжных задавал данному свидетелю вопрос, «не просил ли ее кто-то из потерпевших о чем-либо». Подсудимый Суйдумов заявил о том, что оперативный работник [скрыто] и другое лицо советовали ему сказать, что он и Жекеев «случайно подожгли» потерпевшего. Адвокат Гажонов К.И. при допросе подсудимого Жекеева и сам Жекеев в прениях выясняли вопросы, связанные с проведением следственных действий. Данные заявления могли создать у присяжных предубеждение о неполноте и необъективности проведенного предварительного следствия. На данные нарушения председательствующий не отреагировал и не обратился к присяжным заседателям с просьбой не учитывать эти обстоятельства.

Кроме того, в ходе судебных прений адвокат Гажонов К.И. неоднократно допускал нарушение требований ст. 252, 336, ч.7 ст. 335 УПК РФ, определяющих пределы судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, тем самым оказывал на них недопустимое

воздействие. Так, выступая в прениях, адвокат высказывал предположения о том, что действия подсудимых квалифицированы как покушение на убийство для улучшения статистических показателей отчетности МВД КБР и для увеличения их финансирования. Председательствующий прервал выступление защитника и потребовал воздержаться от таких высказываний, однако в дальнейшем таких замечаний ему на подобные заявления не делал. Подсудимый Жекеев также высказался о том, что «два наркомана что-то не поделили», подразумевая под этим Суйдумова и [скрыто].

Вопросы № 1.1 и № 2 вопросного листа в отношении Суйдумова и Жекеева, по мнению государственного обвинителя, сформулированы в непонятных для присяжных заседателей формулировках, согласно которым роли подсудимых в содеянном четко не определены.

Таким образом, судом исследовались фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, а участники судебного разбирательства нарушили пределы судебного разбирательства в суде с участием присяжных заседателей.

В кассационной жалобе потерпевшие [скрыто] и Т

просят об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. При этом авторы жалобы утверждают, что присяжные заседатели до конца не поняли своих обязанностей, а также не поняли вопросов, поставленных перед ними. Полагают, что присяжным понравилось ходить в суд и получать за это деньги. Утверждают, что старшина присяжных заседателей был знаком с потерпевшим [скрыто] и отцом потерпевшего [скрыто] рассказал им о том, что присяжные заседатели не ожидали постановления судом оправдательного приговора и освобождения подсудимых из-под стражи. Кроме того, утверждают, что в списке,

отсутствуют фамилии шести отобранных присяжных заседателей по данному делу.

В возражениях на доводы кассационного представления

адвокаты Гожонов К.И., Хагажеева А.Ф., оправданные Жекеев А.Х., Суйдумов Э.М. просят оставить его без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражения на них, Судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Суйдумова и Жекеева подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч.2 ст. 385 УПК РФ основанием для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, является наличие таких нарушений уголовно-

процессуального закона, которые ограничили право стороны обвинения на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как правильно указано в кассационном представлении государственного обвинителя, при рассмотрении дела в отношении Суйдумова и Жекеева были допущены указанные нарушения уголовно-процессуального закона.

Так, при формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные № 1 и 4 [скрыто] ^В- и [скрыто]., участвовавшие в вынесении вердикта, на вопрос государственного обвинителя: «Есть ли среди Вас лица, которые ранее привлекались к административной ответственности?», скрыли от суда соответствующую информацию о том, что они ранее привлекались к административной ответственности.

Как следует из протокола судебного заседания, кандидаты в присяжные заседатели, сообщившие о фактах привлечения, были исключены из списков кандидатов на основании мотивированных и немотивированных отводов стороны обвинения.

Учитывая то обстоятельство, что [скрыто]. ранее дважды привлекался к административной ответственности 6 октября 2009 г. и 1 февраля 2010 г., а [скрыто] -, который впоследствии был избран старшиной коллегии присяжных заседателей, привлекался 11 марта 2010 г., то есть фактически перед началом формирования коллегии присяжных заседателей, забыть данные факты указанные кандидаты не могли, в связи с чем доводы государственного обвинителя об умышленном сокрытии ими от участников процесса указанных обстоятельств являются обоснованными.

Учитывая данные обстоятельства, сторона обвинения была лишена права на заявление в отношении указанных кандидатов в присяжные заседатели мотивированных или немотивированных отводов и, соответственно, возможности в формировании беспристрастной и объективной коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, на протяжении всего судебного следствия и в прениях на присяжных заседателей оказывалось воздействие как непосредственно стороной защиты, позволявшей себе при присяжных заседателях высказывания об уголовном преследовании правоохранительными органами подсудимых с целью улучшения статистических показаний отчетности МВД республики и повышения финансирования правоохранительных органов, так и иным способом через отдельные высказывания и задаваемые вопросы свидетелям.

При этом председательствующий не во всех случаях реагировал на недопустимые высказывания стороны защиты и обращался к присяжным

заседателям с необходимыми для этого пояснениями, как того требует ст.336 УПК РФ, а в напутственном слове не уделил данным обстоятельствам внимания, что, в свою очередь, могло повлиять на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Вышеуказанные обстоятельства являются основанием для отмены оправдательного приговора в отношении Суйдумова и Жекеева, а уголовное дело подлежит направлению на новое рассмотрение со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, Судебная коллегия обращает внимание на неясность постановленного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Так, на вопрос № 1 о доказанности события преступления присяжные заседатели ответили: «Нет, не доказано», однако при голосовании за указанный ответ отдали лишь 2 голоса, а против - 10. Таким образом, неясно, доказано ли событие преступления с учетом вынесенного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Более того, если же присяжные заседатели посчитали недоказанным установление события преступления, то согласно ч.8 ст. 343 УПК РФ на вопросы № 1.1 и 2 о причастности к преступлению Суйдумова и Жекеева им надлежало указать: «Без ответа», однако присяжные заседатели вопреки указанным требованиям ответили на данные вопросы: «Нет, не доказано».

При новом рассмотрении дела суду необходимо строго руководствоваться положениями главы 42 УПК РФ, регламентирующими судебное разбирательство с участием коллегии присяжных заседателей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 6 августа 2010 г. в отношении Суйдумова [скрыто] и

Жекеева [скрыто] отменить и уголовное дело направить в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе суда со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

Статьи законов по Делу № 21-О10-20СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 8
Телефон: WhatsApp: +79627437356
не в сети
Фото юриста
Горячев Игорь Иванович
г. Мурманск
ответов за неделю: 4
Телефон: +79113243561


Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх