Дело № 21-О11-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 декабря 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №21-О11-20

от 6 декабря 2011 года

 

председательствующего Ботина А.Г., судей Пейсиковой Е.В. и Абрамова С.Н.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осуждённого Тришкина В.П. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 сентября 2009 г., по которому

Тришкин [скрыто] судимый: [скрыто]

1. 2 февраля 1995 г. по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР на 2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года;

2. 4 августа 1995 г. по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР с применением ст. 70 УК РФ на 5 лет лишения свободы, освобождён 24 июля 1998 г. на неотбытый срок 1 год 7 месяцев 26 дней;

3. 8 июня 1999 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ на 2 года 4 месяца лишения свободы, освобождён условно-досрочно на неотбытый срок 6 месяцев 2 дня;

4. 7 июня 2001 г. по п. «г» ч. 3 ст. 162, ч. 2 ст. 325 УК РФ с применением п. «в» ч. 1 ст. 71, п. «в» ч. 7 ст. 79, ч. 1 ст. 70 УК РФ на 8 лет 3 месяца лишения свободы, освобождён условно-досрочно 10 июня 2008 г. на неотбытый срок 1 год 24 дня,

осуждён по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы.

На основании ч. 7 ст. 79 и ст. 70 УК РФ к данному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 7 июня 2001 г. и окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

По данному приговору осуждён Болатов А.Б., в отношении которого приговор вступил в законную силу 7 апреля 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., объяснения осуждённого Тришкина В.П. в режиме видеоконференц-связи, адвоката Панфиловой И.К. в его защиту, поддержавших доводы, содержащиеся в кассационной жалобе осуждённого, мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей приговор в отношении Тришкина В.П. оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Тришкин В.П. признан виновным в убийстве [скрыто]

совершённом группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено 6 декабря 2008 г. в г. [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и в дополнении к ней осуждённый Тришкин В.П. просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение либо приговор изменить, переквалифицировать его действия с п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ. В обоснование своей просьбы осуждённый ссылается на отсутствие у него умысла на убийство [скрыто] и предварительного сговора с Болатовым. При этом осуждённый ссылается на показания Болатова, также отрицавшего наличие предварительного сговора с ним на убийство потерпевшего. Указывает, что согласно его показаниям и показаниям Болатова он только один раз провёл ножом по шее потерпевшего, кто и как наносил потерпевшему остальные удары острым предметом по шее, он не знает. Утверждает, что на предварительном следствии к нему применялись недопустимые методы ведения следствия. Ссылается на то, что зачинщиком драки являлся сам потерпевший. Кроме того, осуждённый считает, что, поскольку он не скрылся с места преступления, вызвал «скорую помощь» и дождался её приезда, дал признательные показания сотрудникам милиции, - все эти обстоятельства следует рассматривать как его явку с повинной. Утверждает, что приговор не соответствует требованиям УПК РФ в части назначения наказания и определения вида режима исправительного учреждения, в

вводной части приговора неверно изложены данные о его прошлых судимостях. Просит внести изменения в ранее постановленные в отношении его приговоры. Считает, что в приговоре не указано время прибытия «скорой помощи» на место происшествия, копия его паспорта, имеющаяся в материалах дела, является подделкой, характеризующие его данные не соответствуют действительности. Полагает, что судья [скрыто] не

вправе была рассматривать уголовное дело, поскольку она принимала решение о продлении ему срока содержания под стражей и ранее выносила приговор в отношении его по другому уголовному делу. Ссылается на то, что пистолет и нож не исследовались судом, показания свидетеля [скрыто] проводившей реанимационные мероприятия, и заключение судебно-медицинской экспертизы имеют противоречия, суд не учёл, что он в 2003 г., будучи в местах лишения свободы, лечился в психиатрическом отделении. Просит назначить ему дополнительную судебно-психиатрическую экспертизу. Считает, что суд был вправе назначить ему наказание ниже одной трети максимального срока санкции. Приводит доводы в защиту осуждённого Болатова и просит о смягчении Болатову наказания.

В возражениях на доводы осуждённого Тришкина В.П., изложенные в кассационной жалобе и в дополнении к ней, государственный обвинитель Богатырева З.А., потерпевший [скрыто] заместитель прокурора Кабардино-Балкарской Республики Махов А.Л. просят оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив материалы дела, проверив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, в дополнении к ней и возражения на них, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осуждённого Тришкина В.П. в совершении убийства [скрыто] соответствующими фактическим

обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства, и основанными на достаточной совокупности исследованных доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе и в дополнении к ней, виновность Тришкина В.П. в содеянном установлена показаниями как самого осуждённого Тришкина В.П., данными на предварительном следствии и оглашёнными в судебном заседании, так и показаниями осуждённого Болатова А.Б.

Так, как следует из показаний Тришкина В.П. на предварительном следствии, на почве требования [скрыто] обеспечить приобретение спиртного между ними возникла ссора, в ходе которой [скрыто] предложил «разобраться» за углом дома. Он (Тришкин), осознавая неизбежность драки и то обстоятельство, что [скрыто] физически сильнее его и Болатова, зашёл в

дом, взял нож, который незаметно передал Болатову, предупредив того, что

если начнётся драка, то он (Тришкин) сразу собьёт [скрыто] с ног, а Болатов

должен добить [скрыто]. Сбив [скрыто] с ног и не давая ему встать, он

(Тришкин) стал наносить удары руками и ногами по различным частям тела [скрыто] согласно договоренности Болатов также стал наносить по нему удары руками и ногами, а затем удары кнопочным ножом. В свою очередь он (Тришкин) 4-5 раз ударил [скрыто] по голове рукояткой пневматического пистолета, в результате чего рукоятка пистолета отлетела. [скрыто] просил их прекратить избиение. Поскольку [скрыто] лежал на видном месте, он (Тришкин) оттащил его к мусорным бакам, где Болатов продолжил наносить потерпевшему удары ножом, после чего он (Тришкин), забрав у Болатова нож, провёл им по шее [скрыто] один раз. В драке Болатов случайно нанёс

ему (Тришкину) порезы задней части головы и пальца левой руки.

Согласно показаниям Болатова, данным на предварительном следствии, переданный Тришкиным нож он положил в левый карман своих джинсов. [скрыто] оттолкнул его от себя, и он упал, у него от удара закружилась голова, а когда он пришёл в себя, увидел, что Тришкин и [скрыто], сцепившись, стояли друг против друга, и вдвоём упали на землю. В этот момент он достал из кармана куртки кнопочный нож и стал наносить [скрыто] ножом удары в область груди, первым же ударом случайно задев голову Тришкина, ранил его. В общей сложности он нанёс пЩ [скрыто] 4-5 ударов в область груди и предплечий. [скрыто] просил их прекратить избиение. Тришкин рукояткой пистолета нанёс [скрыто] ещё около 10

ударов по голове, от чего рукоятка пистолета разлетелась, после чего оттащил [скрыто] к мусорному баку. В этот момент он вернул Тришкину

нож, а сам дважды ударил [скрыто] ножом в правое плечо. Тришкин снова нанёс удары ПЩ 1 по голове пистолетом, а затем, обратившись к нему (Болатову) со словами: «Вот как надо это делать», рукой, в которой держал нож, сделал движение слева направо на шее П~ I. Затем они подожгли мусор, спрятали пистолет, пошли к Тришкину домой, там помылись, обулись. Тришкин зашёл в магазин, пояснив, что вызовет «скорую помощь». Дома он рассказал отцу о случившемся и по его указанию он сжёг свою одежду.

Суд первой инстанции обоснованно признал показания осуждённых Тришкина и Болатова достоверными, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием защитников, в условиях, исключающих принуждение, и подтверждены осуждёнными при проверке их показаний на месте.

Доводы Тришкина о том, что свои показания на предварительном следствии он давал в связи с применением к нему недозволенных методов, проверялись судом и обоснованно опровергнуты.

Вышеуказанные показания согласуются с показаниями свидетелей [скрыто] согласно которым она постирала вещи Тришкина и помыла его

ботинки, на которых имелись следы крови, она в ходе следствия также опознала кухонный нож, изъятый с места происшествия; аналогичными показаниями свидетеля [скрыто] показаниями свидетеля [скрыто]

- отца Болатова А.Б., согласно которым сын рассказал ему, что совместно со своим другом избил какого-то парня, показал нож, которым он нанёс повреждения, обнаружив на одежде Болатова А.Б. пятна, похожие на кровь, отец велел сыну сжечь свою одежду.

Оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имелось.

Вышеизложенные сведения подтверждаются сведениями, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия - участка местности у дома [скрыто] в ходе которого

был обнаружен труп [скрыто] с множеством колото-резаных ранений,

изъяты нож, два смыва с пятен бурого цвета, два пластиковых фрагмента рукоятки от пистолета; в акте судебно-биологической экспертизы, согласно выводам которой в смывах с ножа, марлевых тампонах, изъятых с места происшествия, обнаружены следы крови, происхождение которой от [скрыто] не исключается; в акте судебной баллистической экспертизы

пневматического пистолета «Магнум» с отсутствующей правой частью рукоятки в результате слома; в акте судебной трасологической экспертизы относительно составления единого целого пистолета и пластиковых фрагментов, а также согласуются с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы причиной смерти П Щ явились комбинированная травма - тупая травма головы,

сопровождавшаяся кровоизлияниями под оболочки головного мозга, ушибленными ранами головы, и множественные резаные и непроникающие колото-резаные ранения головы, шеи, задней поверхности грудной клетки, кистей рук, осложнившиеся острой обильной кровопотерей, шоком.

Эксперт [скрыто] подтвердил в судебном заседании выводы

судебно-медицинской экспертизы по трупу П

Противоречий в показаниях врача [скрыто] и актом судебно-

медицинской экспертизы по трупу потерпевшего не имеется, поскольку врач «скорой помощи» проводила лишь реанимационные мероприятия на месте происшествия и визуальный осмотр потерпевшего.

Время вызова «скорой помощи» и время её прибытия на место происшествия подтверждается исследованными судом доказательствами.

Вопреки доводам, изложенным в жалобе Тришкина В.П., характер действий Тришкина и Болатова, направленных на причинение смерти

множественность нанесённых ударов осуждёнными

потерпевшему в разные части тела, в том числе голову и шею, как руками и ногами, так и с использованием различных предметов - ножа и пистолета, локализация нанесённых ранений в жизненно важные органы свидетельствуют о наличии умысла на убийство [скрыто].

Судом достоверно установлено, что Тришкин В.П. и Болатов А.Б. совместно нанесли множество ударов потерпевшему в жизненно важные органы, в том числе голову и шею. Таким образом, доводы Тришкина В.П. относительно количества нанесённых им резаных ран потерпевшему являются несостоятельными.

Факт наличия предварительного сговора между Тришкиным и Болатовым на убийство потерпевшего подтверждается как согласованностью действий Тришкина и Болатова, направленных на убийство потерпевшего, так и наличием распределения ролей между ними в ходе совершения преступления, согласно которым Тришкин, предварительно принеся из дома нож и передав его Болатову, должен был сбить с ног более сильного П I, а Болатов добить его.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного заседания были исследованы все экспертизы, проведённые по ножу и пистолету, а также оглашены протоколы их осмотров. Ходатайств о непосредственном исследовании вещественных доказательств - ножа и пистолета - стороны не заявляли.

Действия Тришкина правильно квалифицированы судом по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Оснований для переквалификации его действий на менее тяжкое преступление, о чём он ставит вопрос в своей жалобе, не имеется.

Согласно выводам комиссионной судебно-психиатрической экспертизы Тришкин В.П. в момент совершения инкриминируемого ему деяния психическими заболеваниями не страдал, временного расстройства психической деятельности не обнаруживал, мог руководить своими действиями. Доводы о пребывании осуждённого в психиатрической больнице в 2003 г. медицинскими документами не подтверждаются. Выводы судебно-психиатрической экспертизы являются научно обоснованными, оснований сомневаться в компетенции экспертов у суда не имелось. Основываясь на выводах экспертов, материалах дела, касающихся данных о личности Тришкина В.П., его поведении в судебном заседании, суд обоснованно признал его вменяемым.

Оснований для назначения дополнительной судебно-психиатрической экспертизы, о чём просит Тришкин В.П., не имеется.

Копия паспорта Тришкина, приобщенная к материалам дела, не вызывает сомнений в его достоверности.

Вопреки доводам адвоката Панфиловой И.К. в суде кассационной инстанции суд дал оценку имеющимся у Тришкина В.П. порезам правой заушной области и пальца левой кисти как свидетельствующим об одновременном нанесении подсудимыми ударов по потерпевшему.

Нарушений уголовно-процессуального закона, прав осуждённого, влекущих отмену приговора, не допущено.

Оснований, предусмотренных ст. 61, 62, 63 УПК РФ, исключающих участие судьи [скрыто] в рассмотрении настоящего уголовного

дела в отношении Тришкина, не имеется. Отводов председательствующему судье не заявлялось.

Вопреки доводам, изложенным в жалобе, приговор соответствует требованиям главы 39 УПК РФ.

Суд обоснованно признал наличие в действиях Тришкина В.П. особо опасного рецидива преступлений.

Внесённые в приговор Нальчикского городского суда от 7 июня 2001 г. изменения не влекут изменение вида рецидива, поскольку в соответствии с п. «б» ч.З ст. 18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным при совершении особо тяжкого преступления лицом, имеющим две судимости за тяжкие преступления.

Согласно п. «г» ч.1 ст. 58 УК РФ мужчинам, совершившим преступление при особо опасном рецидиве, надлежит отбывать наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Наказание Тришкину В.П. назначено с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, требований ст. 6, 60 УК РФ, смягчающего наказания обстоятельства - противоправность поведения потерпевшего, отягчающего обстоятельства - особо опасного рецидива преступлений, а также с учётом данных о личности осуждённого.

Судебная коллегия не усматривает оснований для применения п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ, о чём просит осуждённый в кассационной жалобе, поскольку Тришкин В.П. явку с повинной не подавал, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению других соучастников преступления не оказывал.

Действия Тришкина В.П., связанные с вызовом «скорой помощи», нельзя расценивать как оказание медицинской помощи потерпевшему, предусмотренное п. «к» ч.1 ст. 61 УК РФ, поскольку осуждённый медицинскую и иную помощь потерпевшему ТЩ [скрыто] не оказывал,

вызвал «скорую помощь» после уничтожения следов преступления, а обращаясь к [скрыто] со словами: «Во дворе валяются трупы»,

осознавал факт наступления смерти потерпевшего.

Назначенное наказание Тришкину В.П. является справедливым, и оснований для его смягчения не имеется.

Доводы, изложенные в жалобе Тришкина В.П., относительно смягчения наказания Болатову не подлежат рассмотрению Судебной коллегией, рассматривающей уголовное дело в кассационном порядке в отношении Тришкина В.П.

Что касается довода Тришкина В.П. относительно пересмотра ранее постановленных в отношении его приговоров, то пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу, осуществляется в порядке, предусмотренном главой 48 УПК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 сентября 2009 г. в отношении Тришкина [скрыто] оставить без

изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 21-О11-20

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 62. Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу
УПК РФ Статья 63. Недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении уголовного дела
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

онлайн
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 6
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх