Дело № 22-О10-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Борисов Виктор Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №22-О10-10

от 28 октября 2010 года

 

Председательствующего Борисова В.П.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Ванишви-ли З.М. и Козонова Г.А. на приговор Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 6 июля 2010 года, которым

Ванишвили [скрыто]

осужден к лишению свободы по п.п. «д, ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет, по ч.З ст. 162 УК РФ на 9 лет. В соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Козонов Г

осужден к лишению свободы по ч. 4 ст. 33 и п.п. «д, ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 8 лет, по ч.З ст. 162 УК РФ на 8 лет. В соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Данным приговором осуждены также Ханаев Т.В. и Дзукаев СТ., приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., изложившего обстоятельства дела, выслушав осужденного Ванишвили З.М., адвокатов Бицаева В.М., Бестаева В.И. поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ванишвили, Дзукаев и Козонов признаны виновными в разбойном нападении на семью [скрыто] и его убийстве, совершенном группой лиц, с особой жестокостью и сопряженным с разбоем.

Преступления совершены 28 января 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные Ванишвили и Козонов вину в совершении разбоя признали полностью, а в совершении убийства [скрыто] не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Ванишвили указывает о своем не согласии с приговором. Не отрицая совершения разбойного нападения, вину в убийстве потерпевшего [скрыто]

[скрыто] не признает. Считает, что материалами дела его причастность к убийству не подтверждается. Показания потерпевших и свидетелей противоречивы. Счита-

ет, что убийство Д_совершил Дзукаев, который признался об этом при задержании [скрыто]. Утверждает, что у них не было предварительного сговора на убийство, и он не должен отвечать за действия других. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Козонов утверждает, что он согласился пойти с Ханаевым, Ванишвили и Дзукаевым на совершение разбойного нападения на семью [скрыто] - [скрыто]. Никого убивать не собирался и своего согласия на то, чтобы кто-то наносил удары ножом потерпевшему, не давал. Просит приговор изменить и его по ч.4 ст. 33, п.п. «д, ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ оправдать.

В возражениях на кассационные жалобы, государственный обвинитель Авзурагова З.Г. указывая на несостоятельность изложенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Ванишвили и Козонова в совершении вмененных преступлений основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей [скрыто] видно, что 28 января 2009

года, вечером, она занималась делами по дому. Ее муж [скрыто] спал на диване. На нем были надеты кальсоны серого цвета, носки. [скрыто] сидел рядом с ним на

паласе и играл. Примерно в двадцать часов сорок пять минут она решила вынести постельное белье. Подойдя к входной двери, она попыталась ее открыть, но дверь не поддалась. Подумав, что это шутит кто-то из соседей, посмотрела в окно и увидела четверых незнакомых ей человек. Испугавшись, она стала кричать и держать дверь. Закрыть дверь на ключ она не могла, так как он находился в замке снаружи. Несмотря на все ее усилия, неизвестные ворвались в дом. Первый из них был в маске, как она потом узнала, это был Ханаев. За ним, без маски, вбежал Ванишвили, которого она запомнила по его яркой «кавказской внешности», и по приплюснутому носу. Ханаев и Ванишвили стали бить и душить ее. Ванишвили стащил мужа с дивана на пол, взял его за волосы и несколько раз ударил его головой о пол. Через несколько секунд вбежали еще двое с ножами в руках. У Ванишвили в руках был нож, похожий на маленький топорик, шириной примерно пятнадцать сантиметров, а длиной около двадцать пять сантиметров. У двоих, которые вбежали после Ванишвили и Ханаева, на голове были низко надетые на лоб шапки. Более подробно она не успела их рассмотреть. Продолжая бить и душить ее, Ванишвили прижал ее, стоявшую на полу на четвереньках, к дивану лицом вниз. Через некоторое время, как она потом поняла, Козонов и Дзукаев затащили СЩ I в маленькую комнату и стали избивать. Как ей впоследствии рассказалее сын, они требовали у [скрыто] деньги. Она и ребенок кричали постоянно. [скрыто] постоянно бегал от нее к отцу, и обратно. Последнее же время_он все время кричал из спальни, звал ее. Тогда Ванишвили привел к ней [скрыто], и, угрожая перерезать горло, как он выразился, дочке, не поняв, что у нее сын, а не дочь, заставлял замолчать. Так как она продолжала кричать, Ханаев нанес ей удар рукояткой ножа по голове. Ударил три раза, отчего она потеряла сознание. Придя в себя через некоторое время, обнаружила, что возле нее нет никого из преступников, но их разговоры, а так же шумы и возню, как если бы они осматривали и передвигали мебель, она слышала. Когда она пришла в сознание, увидела сына, лежащего на кровати. Мужа она не видела и не слышала. Тогда же она заметила, что в правом ухе отсутствует золотая серьга. Затем она собралась с силами, и, выбив плечом окно, смогла выбраться наружу, после чего побежала к соседям за помощью. Когда покидала жилище, видела, как из дома через дверь выбежали все четверо нападавших. Когда вновь вернулась в дом, обнаружила открытой входную дверь, вшо:-ренние двери в доме были открыты. В прихожей на полу лежал ее муж О I. Подойдя и перевернув его, обнаружила, что у него перерезано горло, лицо и руки в крови. Пройдя в дом, обнаружила сына. А лежал в спальне на кровати, под его головой натекла лужа крови. У него были открыты глаза, но был он без гтнания. Прибывшие, вслед за милицией, врачи скорой помощи привели А I в чувства, после чего их с сыном отправили в больницу. Впоследствии, в ходе следствия она опознала предъявленного ей Ванишвили З.М. Опознала уверенно, так как запомнила его внешность. Ханаева запомнила в связи с тем, что он был самый худой и маленький по росту среди напавших.

Из показаний потерпевшего [скрыто] усматривается, что ранее он

проживал со своими родителями, в настоящее же время проживает с матерью. Примерно зимой прошлого года, он находился с папой и мамой дома. Папа спал на диване в зале, мама смотрела телевизор, сидя в кресле, а он играл в конструктор, сидя на полу на паласе. Когда мама хотела выйти во двор, к ним домой забежали двое незнакомых взрослых мужчин. У одного из них на лице была маска с прорезями для глаз, и на руках были перчатки. Второй был без маски, и он сразу стал бить его маму. Затем вбежали еще двое, как ему кажется, без маски. Мама стала кричать, а эти дяди стали бить маму и папу. Он сильно испу-

гался, и тоже стал кричать и плакать. У одного лицо было открыто, нос у него был приплюснутый, а волосы были темными. Как он узнал потом, это Вани-швили, которого он видит в зале суда. Мужчина с приплюснутым носом держал маму и бил ее кулаками по голове. Он же подвел его к матери и, приставив нож к горлу, потребовал не кричать. Вместе с ним мать держал еще Ханаев, которого он запомнил, потому что был самый худой и низенького роста. Он был в маске, но было видно, что лицо у него небритое. Лиц двоих других он не запомнил, так как испугался. У Ванишвили в правой руке был нож, у двух в масках так же было по одному ножу, при этом один из ножей был похож на пиратский нож, а другой на маленький топорик, каким его мама рубит на кухне мясо и лук. У кого-то из них, на руках были перчатки. Двое из них стащили отца с дивана на пол, били его не давая ему встать, и один из них спрашивал его на осетинском языке «где деньги». Его отец отвечал, что денег у него нет, и просил, чтобы его не убивали. Мама сильно кричала и плакала, ее били по голове кулаком и ножом. Он сам также подбежал к маме стал плакать, кричать и спрашивать маму, кто эти дяди. Все это было в зале. Затем один их этих ворвавшихся затащил его в спальню, где приказал ему сидеть тихо и не кричать. Когда этот мужчина вышел из этой комнаты, он снова выбежал к маме в гостиную. Войдя в нее, увидел, что мама лежит на диване и не шевелится. В это время Ванишвили и Ханаев, схватили его отца и потащили куда-то. Выбежав за ними, увидел, что тот лежит в прихожей на спине, а Ванишвили и Ханаев стоят сверху над ним. У обоих в руках были ножи. Двое других дядей стояли в дверях и кричали, маленькому и дяде с приплюснутым носом, чтобы они убили его папу, сказав, что его нельзя оставлять в живых, потому что он их сможет найти. После этого, он видел, что один из них, -Ванишвили, стал бить его отца ножом в грудь. Другой, низенького роста, - Ханаев, порезал ножом отцу горло, а когда он отвернулся к стене, порезал ему ножом и шею. Затем Ванишвили затащил его в спальню и ударил чем-то тяжелым по голове, после чего он уснул. Что произошло после этого, не помнит. Придя в себя, увидел врачей. Потом мама сказала ему, что эти люди убили их папу.

Признавая эти показания потерпевших достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с показаниями свидетелей [скрыто]

[скрыто]. и других, подробно изложенными в приго-

воре.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденных, признанные судом достоверными, в частности протокол осмотра места происшествия, протокол осмотра трупа, протоколы обыска, проверки показаний на месте, заключения экспертиз.

Утверждения осужденных Ванишвили и Козонова о своей непричастности к убийству потерпевшего [скрыто] опровергаются вышеизложенными доказательствами, проверенными судом в судебном заседании.

Как установлено судом Ванишвили и Ханаев непосредственно участвовали в процессе лишения жизни [скрыто] применяли к нему насилие, подавляя сопротивление, лишая возможности защищаться, причиняли ножами смертельные ранения. Козонов вместе с Дзукаевым своими уговорами склоняли Хонаева и

Ванишвили не оставлять [скрыто] в живых, с тем, чтобы в последующем он их не узнал, то есть совершили подстрекательство к убийству.

Доводы Ванишвили о том, что убийство потерпевшего [скрыто] совер-

шил один Дзукаев, судом проверялись, и подтверждения не нашли.

Вопреки утверждениям в жалобах показания потерпевших и свидетелей, положенных в основу обвинительного приговора, непротиворечивы, взаимно дополняют друг друга, объективно подтверждены другими доказательствами по делу.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, нарушений норм УПК РФ по делу, являющихся основанием к отмене или изменению приговора, не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Ванишвили и Козонова в инкриминируемых им преступлениях.

Правовая оценка действиям осужденных дана правильная.

При назначении наказания Ванишвили и Козонову суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также, данные характеризующие их личность.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Северная Осетия - Алания от 6 июля 2010 года в отношении Ванишвили [скрыто] и Козонова

Статьи законов по Делу № 22-О10-10

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх