Дело № 23-АПУ16-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Романова Татьяна Анатольевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 23-АПУ16-4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Абрамова С.Н.,
судейРомановой ТА., Смирнова В.П.
при секретареПрохорове А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённых Махматханова С.З. и Таймаевой З.С., адвоката Ибрагимова В.Я. в защиту интересов осуждённого Махматханова С.З. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 29 декабря 2015 г., по которому Таймаева З С , ранее не судимая, осуждена: - по ч.З ст.ЗЗ, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 13 лет 3 месяца лишения свободы с ограничением свободы на 2 года; - по ч.З ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ на 3 года месяца 3 лишения свободы; - на основании ч.З ст.69 УК РФ путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно по совокупности преступлений на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 2 года в виде: не уходить в течение 2 лет в ночное время с 22 часов до 6 часов утра из места, где будет постоянно проживать, не изменять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный выше специализированный государственный орган не менее 2 раз в месяц для регистрации в течение указанного времени; Махматханов С З , , ранее не судимый, осуждён: - по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года; - по ч.2 ст. 167 УК РФ на 4 года лишения свободы.

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний окончательно на 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года в виде: не уходить в течение 2 лет в ночное время с 22 часов до 6 часов утра из места, где будет постоянно проживать, не изменять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный выше специализированный государственный орган не менее 2 раз в месяц для регистрации в течение указанного времени; Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой ТА. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выступление в режиме видеоконференц-связи осуждённых Таймаевой З.С. и Махматханова С.З. при переводчике Т ., адвоката Ибрагимова В.Я., а также адвокатов Баскаевой М.Р. в защиту интересов Махматханова С.З. и Лунина Д.М. в защиту интересов Таймаевой З.С, поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Таймаева З.С. признана виновной в организации преступлений: убийства по найму своего супруга Т и умышленного уничтожения и повреждения путём поджога чужого имущества, причинивших значительный ущерб, а Махматханов С.З. - в совершении этих преступлений.

Преступления совершены ими 10 апреля 2014 г. в г.

Республики при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осуждённые Махматханов и Таймаева не признали вину в совершении указанных преступлений.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: осуждённый Махматханов С.З. просит приговор суда в отношении его отменить в связи с несоответствием изложенных в приговоре выводов суда фактическим обстоятельствам дела; адвокат Ибрагимов КА. в защиту интересов осуждённого Махматханова просит приговор отменить. Ссылается на то, что изложенные в нём выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, являются ошибочными; в процессе предварительного следствия не было добыто ни одного прямого доказательства вины Махматханова, не установлено получение им от Таймаевой 200 тысяч рублей; все доказательства сфабрикованы, добыты в результате применения насилия и иных незаконных методов ведения следствия, с многочисленными нарушениями процессуального закона, чему суд не дал должной оценки; после задержания Махматханова со стороны сотрудников правоохранительных органов на него было оказано физическое и психологическое давление, поэтому он совершил самооговор, признавшись в убийстве Т дать ложные показания вынудили также супругу Махматханова - Б которой предъявили обвинение в убийстве и длительное время содержали под стражей; имеются основания полагать о совершении Таймаевой оговора Махматханова на первоначальном этапе следствия в результате оказанного на неё незаконного воздействия; оставлено без внимания, что Махматханов состоял с Т в дружеских отношениях, приезжал к нему в ночь на 10 апреля 2014 г. вместе со своим сыном по вопросу покупки лошадей и уехал домой, когда Т был жив; узнав о гибели Т Махматханов заявил его родственникам, что готов поклясться в своей непричастности к убийству и отдать себя в их руки; при рассмотрении дела суд не устранил многие противоречия, возникшие в показаниях свидетелей и подсудимых; изложенный в приговоре вывод суда о том, что примирение родственников Махматханова и родственников потерпевшего является доказательством вины Махматханова, несостоятелен; осуждённая Таймаева З.С. просит приговор отменить и уголовное преследование в отношении её прекратить на основании п.1 чЛ ст.27 УПК РФ. Утверждает, что приговор в отношении её является незаконным и необоснованным, преступлений, за которые осуждена, она не совершала; выводы суда о её виновности основаны на недопустимых доказательствах; предварительное следствие по делу проведено с нарушением уголовно- процессуального закона, так как в ходе его к ней применялись угрозы и насилие с целью дачи признательных показаний, она подвергалась пыткам и психологическому давлению; её явка с повинной и показания, данные после задержания 12 апреля 2014 г., были получены следователем в результате обмана и угроз изнасилованием, являются недопустимыми доказательствами, так как в них она оговорила себя и Махматханова, сказав, что якобы по её просьбе Б уговорила Махматханова убить Т за 200 тысяч рублей; Б указанные обстоятельства не подтвердила ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании; уголовное дело в отношении Б , которая обвинялась в подстрекательстве к убийству Т и длительное время содержалась под стражей, было прекращено, поэтому она (Таймаева) тоже должна быть оправдана: деньги в сумме 200 тысяч рублей, переданные по версии органов следствия, ею за убийство Т обнаружены не были, и таковых у неё не имелось; она намеревалась расторгнуть брак с Т но не желала его смерти, от его гибели материальной выгоды не получала, так как его имущество переходило его родственникам; вывоз ею вещей из дома Т не доказывает её умысел, а объясняется тем, что она готовилась к разводу с Т ; с Махматхановым она виделась всего 2-3 раза, он был другом Т ; её показания и показания свидетеля Б содержат противоречия, которые не были устранены судом; показания свидетеля Т не свидетельствуют об участии её в поджоге дома; не м ыть свидетельством её виновности состоявшееся в силу национально- религиозного обычая примирение родственников сторон; суд проявил обвинительный уклон и поддержал позицию обвинения; не принял во внимание результаты исследований её показаний о непричастности к совершению преступлений с использованием полиграфа, которыми трижды была подтверждена их правдивость; не дал оценки тому обстоятельству, что протокол явки с повинной составлен в 00 часов 35 минут и она в столь позднее время не могла этого сделать; выводы о приобретении ею и Махматхановым сотовых телефонов для обсуждения деталей совершения убийства Т сделаны без учёта того, что совершение такого тяжкого преступления невозможно было обсуждать по телефону; обвинение в окончательном виде было ей предъявлено несвоевременно, незадолго до окончания предварительного следствия, в нечётких, расплывчатых формулировках, что было вызвано стремлением ограничить участие её и защитника в доказывании невиновности, мешало органам следствия проверить тщательно её показания; расследование уголовного дела шло неоправданно длительное время, чем были нарушены ее процессуальные права.

В своих возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Абдул-Кадыров Ш.М. и потерпевший Т опровергают приведённые в жалобах доводы, считают приговор законным, обоснованным и справедливым, просят оставить его без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нём отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением её мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Оснований для его отмены либо изменения не имеется.

Выводы суда о виновности Таймаевой и Махматханова в совершении преступлений, связанных с убийством Т и умышленным уничтожением и повреждением его имущества путём поджога, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах и являются правильными.

Так, из исследованных в судебном заседании показаний осуждённых Таймаевой и Махматханова, данных ими в качестве подозреваемых, из протоколов проверки их показаний на месте следует, что в марте 2014 года Таймаева на почве личных неприязненных отношений решила убить своего супруга Таймасханова и подыскивала человека, который за вознаграждение в сумме 200 тысяч рублей сможет совершить убийство, спрашивала у Б , согласиться ли это сделать Махматханов. В конце марта - начале апреля 2014 года Таймаева и Махматханов договорились об убийстве Т ; для обсуждения деталей совершения преступлений они приобрели сотовые телефоны; Таймаева предупредила Махматханова о том, что Т держит под кроватью топор для обороны; сказала, что после убийства Т следует поджечь дом, чтобы его убийство выглядело как смерть во время пожара. 9 апреля 2014 г. Махматханов сообщил Таймаевой, что готов совершить преступление, а Таймаева, согласно договорённости, для обеспечения себе алиби вместе с детьми уехала ночевать к своим родственникам. В период с 3 часов 30 минут до 4 часов 10 апреля 2014 г. Махматханов проник в дом Т и нанёс спящему Т удары по голове, вначале принесённым с собой молотком, а затем взятым под кроватью на месте преступления топором, а когда в процессе нанесения ударов топор слетел с топорища - то самим топорищем, убив, таким образом Т Убедившись, что Т мёртв, поджёг вещи в его доме, молоток и топор, которыми наносил удары, выбросил в туалет, стоящий на участке дома.

Изложенные показания Таймаевой и Махматханова после их тщательной проверки суд обоснованно признал достоверными и привёл их в подтверждение своих выводов о виновности осуждённых в совершении преступлений, так как они согласуются как между собой, так и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе: - показаниями свидетеля Б в судебном заседании о том, что в марте 2014 года Таймаева, рассказав ей о своём намерении убить Т поинтересовалась, сможет ли это сделать Махматханов за вознаграждение в сумме 200 тысяч рублей; через некоторое время Махматханов стал искать для покупки лошадей, сказав, что в скором времени ему дадут 200 тысяч рублей; в ночь убийства Т Махматханов ездил к нему вместе с сыном; около 3 часов 30 минут ночи Махматханов привёз сына домой, а сам вернулся в дом позже; в это время его машина во дворе дома отсутствовала; после задержания Махматханова она нашла под отопительным котлом пакет с 200 тысячами рублей; - показаниями свидетелей М Т , Т , данными в судебном заседании, показаниями Л Е Т , данными им на предварительном следствии, о том, что до своего задержания Таймаева призналась М в причастности к убийству Т - протоколом очной ставки между М и Таймаевой, где М настаивала на изложенных ею обстоятельствах дела; - показаниями свидетеля Ю видевшего у ворот дома Т автомашину, похожую на автомашину Махматханова во время, соответствующее совершению тем преступных действий; - протоколами осмотра места происшествия, согласно содержанию которых, в доме по ул. в г. был обнаружен лежащий на кровати труп, опознанный как труп Т , с признаками насильственной смерти и термическими ожогами; найден топорище без топора; отмечено наличие следов горения; у окна рядом с прихожей обнаружена тапочка, в доме - следы босой ноги человека, в туалете, находящемся на территории данного домовладения, - молоток и топор без топорища; - актами судебно-медицинских экспертиз и , из которых следует, что смерть Т наступила от открытой проникающей черепно-мозговой травмы в виде многочисленных ран волосистой части головы с прилегающими к ним вдавленными оскольчато-фрагментарными переломами костей свода и основания черепа, обширными очагами ушиба и размозжения вещества головного мозга, которые образовались от многократных ударов твёрдым тупым предметами, которыми могли быть обнаруженные в ходе осмотра места происшествия молоток, топор, топорище; давность наступления смерти составляет 12-24 часа до начала его исследований в 15 часов 30 минут 10 апреля 2014 г.; - актом молекулярно-генетической экспертизы, в котором имеются выводы о том, что на изъятых с места происшествия топорище, простыне выявлено наличие следов крови Т показаниями потерпевшего Т свидетелей Т Т о том, что после пожара в доме находилась лишь одежда Таймасханова, а принадлежащие Таймаевой ковры, мебель, вещи её и детей, которые были ранее в доме, отсутствовали; документы Т в том числе его паспорт, документы на дом, были обнаружены в доме родственников Таймаевой; - протоколом осмотра домовладения родителей Таймаевой по адресу: г.

установившем, что в указанном месте были обнаружены документы на домовладение Т его личные документы, сложенная на полу одежду, бытовые предметы; - актом пожарно-технической экспертизы о том, что причиной пожара доме Т явилось воздействие источника открытого пламени (пламя спички, свечи, зажигалки и т.п.) от двух независимых очагов возгорания и развития пожара на строительные конструкции дома не произошло в результате недостаточного газообмена; - актами строительно-технической и товароведческой экспертиз, согласно которым сметная стоимость восстановительных работ дома Т для устранения последствий пожара составляет 97 159 рублей, стоимость уничтоженного в результате пожара имущества составила 66 050 рублей.

В подтверждение причастности Таймаевой суд обоснованно рассмотрел поведение последней, предшествующее преступным событиям и последовавшее за ними, в частности её действия, направленные на сокрытие принадлежащего ей телефона с дискредитирующей её перепиской, забранного ранее у неё Т , обстоятельства прибытия её в дом, где находился труп потерпевшего.

Этим и другим подробно приведённым в приговоре доказательствам, исследованным в судебном заседании, суд после тщательного их анализа дал в приговоре надлежащую оценку как с точки зрения их относимости и допустимости, так и их достоверности, а в своей совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

При этом суд указал, по каким основаниям одни доказательства посчитал достоверными и допустимыми, а другие отверг, приведя убедительные мотивы принятого решения.

Правильность оценки, данной судом исследованным доказательствам, не вызывает у Судебной коллегии каких-либо сомнений.

Таким образом, вывод суда о виновности Таймаевой и Махматханова в совершении преступлений основан на достаточной совокупности исследованных и получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ доказательств и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Доказательств, опровергающих выводы суда, материалы дела не содержат, и сторонами таковых представлено не было.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы осуждённой Таймаевой и адвоката Ибрагимова о недопустимости использования в качестве доказательств вины Таймаевой и Махматханова их признательных показаний, приведённых выше, поскольку они были получены с нарушением уголовно-процессуального закона, не могут быть признаны состоятельными.

Из протоколов допросов Таймаевой и Махматханова в качестве подозреваемых от 12 апреля 2014 г., протоколов проверок показаний на месте от 14 и 15 апреля 2014 г. видно, что указанные следственные действия были проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Перед их началом Таймаевой и Махматханову были надлежащим образом разъяснены их процессуальные права; их свободное волеизъявление в выборе желаемой позиции защиты обеспечивалось участием в производстве следственных действий защитников, а при проверке показаний на месте - также понятых. Право Махматханова давать показания на родном языке было реализовано посредством участия в следственных действиях переводчика.

Заявлений о применении сотрудниками правоохранительных органов насилия либо иных недозволенных методов ведения следствия во время данных следственных действий либо до их проведения от Таймаевой, Махматханова и их защитников не поступало. Протоколы допросов и проверки показаний на месте удостоверены подписями участвовавших в них лиц, включая Таймаеву и Махматханова, без каких-либо замечаний.

Многочисленные обращения осуждённых Таймаевой и Махматханова о применении к ним в ходе предварительного следствия насилия и иных недозволенных методов следствия, в результате чего они дали признательные показания, были предметом тщательной проверки в ходе предварительного следствия по уголовному делу в порядке ст. 144 - 145 УПК РФ. По результатам проверок было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ, которое было обжаловано в судебном порядке и оставлено без изменения.

Проверялись указанные доводы Таймаевой и Махматханова в ходе судебного разбирательства дела, в том числе путём допроса понятых Б К , переводчика Г оперативных работников Р , Ч и были судом отвергнуты ввиду их несостоятельности.

При проверке обоснованности выводов суда в указанной части Судебная коллегия также учитывает совокупность данных, свидетельствующих о том, что: во-первых, каждому из обвиняемых надлежащим образом и своевременно были разъяснены их права, предусмотренные ст. 46, 47 УПК РФ, ст.51 Конституции РФ, а также созданы условия для реализации этих прав; во-вторых, каждое положенное в основу приговора доказательство было получено с соблюдением установленной процедуры, которая сама по себе уже является гарантией недопущения незаконного воздействия на обвиняемого, поскольку в допросах в обязательном порядке участвовали защитники, в иных следственных действиях - также понятые, ход проверок показаний на месте фиксировался с использованием видеосъёмки, что исключало возможность получения от них показаний вопреки их воле или показаний, не отвечающих их отношению к предъявленному обвинению; в-третьих, само содержание полученных от обвиняемых показаний, их неоднократное изменение относительно степени своего участия, роли своего соучастника, иных обстоятельств дела либо использование отказа от дачи показаний дают основание считать, что они имели реальную возможность выбора любой желаемой позиции по делу, что в условиях оказания на них незаконного воздействия фактически исключено.

Каких-либо телесных повреждений, следов пыток как следствия применённого к ним физического насилия, о котором Таймаева и Махматханов заявляли в судебном заседании, при их медицинском освидетельствовании 15 апреля и 23 апреля 2014 г. не обнаружено.

Кроме того, сама Таймаева указала в апелляционной жалобе, что в период «её сотрудничества со следствием», то есть в тот период расследования, когда осуждённой были даны приведённые выше признательные показания, насилие к ней не применялось.

Также не нашли в судебном заседании своего подтверждения доводы осуждённых и адвоката Ибрагимова о том, что свидетель Б оговорила Таймаеву и Махматханова в результате применения к ней незаконных методов ведения следствия, что по мнению стороны защиты, подтверждается прерыванием ею беременности во время нахождения под стражей по данному делу, а затем прекращением в отношении её уголовного преследования.

Как видно из показаний самой Б в судебном заседании, показания она давала добровольно, о применении к ней незаконных методов ведения следствия она не заявляла.

Прекращение в отношении Б уголовного преследования в связи с непричастностью к совершению указанных преступлений не свидетельствует о недостоверности её показаний в судебном заседании, поскольку они согласуются с совокупностью других доказательств, а потому не может служить основанием для оправдания Таймаевой, на чём настаивает в апелляционной жалобе осуждённая.

Вопреки утверждению Таймаевой об отсутствии у неё оснований для убийства Т и о получении материальной выгоды от его гибели его братом Т судом достоверно установлено, что Таймаева организовала убийство своего супруга Т на почве личных неприязненных отношений, поскольку тот не соглашался на расторжение их брака и вывоз Таймаевой детей за границу, угрожал сообщить родственникам последней о её связи с другим мужчиной.

Указанные обстоятельства нашли в суде своё подтверждение и фактически не оспариваются самой осуждённой Таймаевой.

В то же время каких-либо сведений о заинтересованности в смерти Т со стороны его родственников, в том числе признанного по делу потерпевшим Т по делу не установлено.

Не могут быть признаны убедительными ссылки осуждённых в подтверждение своей невиновности на то, что по делу не были обнаружены деньги, переданные Таймаевой Махматханову за убийство Т Из показаний свидетеля Б усматривается, что после задержания Махматханова она нашла деньги и перепрятала их, после чего была арестована сама. После её освобождения из-под стражи спустя 7 месяцев она этих денег на прежнем месте не обнаружила.

О намерении получения Махматхановым 200 тысяч рублей следует также из показаний свидетеля Б , осведомлённого об этом от Б , свидетеля Г который сообщил об известных ему со слов Т , намерениях Махматханова приобрести за такую сумму лошадь.

Судом были исследованы также доказательства о материальном состоянии Таймаевой в интересуемый период, которые не противоречат установленным судом обстоятельствам, связанным с передачей ею оговорённой суммы Махматханову в качестве платы за преступления.

Вопреки доводам апелляционных жалоб об односторонности судебного разбирательства уголовного дела судом, о его обвинительном уклоне Судебная коллегия находит, что рассмотрение дела было проведено судом всесторонне, объективно и беспристрастно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путём ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено.

Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил сторонам, в том числе и подсудимым, возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права. Все доводы стороны защиты о непричастности Таймаевой и Махматханова к указанным выше преступлениям, о недопустимости доказательств получили должное внимание со стороны суда, проверены им, а результаты проверки отражены в приговоре и мотивированы.

Судебная коллегия, проверив аналогичные доводы, приведённые в жалобах и в ходе апелляционного рассмотрения дела, не находит оснований не согласиться с выводами суда.

Неустранённые существенные противоречия в доказательствах, требующие их толкования в пользу осуждённых, по делу отсутствуют.

Длительное расследование уголовного дела, предъявление обвиняемым обвинения в окончательной редакции в конце предварительного следствия, на что указывает в апелляционной жалобе Таймаева, не могут свидетельствовать о нарушении права обвиняемых на защиту и служить основанием для отмены либо изменения приговора.

Остальные доводы апелляционных жалоб в защиту осуждённых, в том числе о том, что примирение родственников погибшего с родственниками Таймаевой не может быть доказательством виновности осуждённых, не свидетельствуют о незаконности приговора и не вызывают сомнения в правильности выводов суда о доказанности событий преступлений, причастности к ним осуждённых и их вины, основанных на всей совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Исходя из заключения экспертов, проводивших исследование психического состояния Таймаевой и Махматханова, и на основе анализа действий осуждённых, которые являлись умышленными, последовательными и целенаправленными в ходе подготовки преступления, при реализации преступного умысла и сокрытии следов, у суда не имелось оснований усомниться в их психическом статусе, что позволило признать их вменяемыми.

Тщательно исследовав собранные по делу доказательства, дав им в приговоре надлежащую оценку, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства совершения преступлений и дал действиям осуждённых верную юридическую оценку.

При этом суд верно указал, что умышленными повреждением и уничтожением имущества Т в результате поджога его дома был причинён значительный ущерб.

Изложенные в апелляционной жалобе доводы Таймаевой, касающиеся неправильности квалификации её действий как организатора преступлений Судебная коллегия находит несостоятельными.

Выводы суда о квалификации действий Таймаевой как организатора преступлений надлежащим образом мотивированы в приговоре.

Согласно установленным обстоятельствам дела именно Таймаева была инициатором убийства Т и поджога дома, предложив Махматханову осуществить это за денежное вознаграждение; организовала совершение этих преступлений, разработав план преступных действий, наладила с Махматхановым конспиративную связь посредством приобретённых специально с этой целью телефонов с сим-картами; сообщила Махматханову необходимые для реализации преступных намерений сведения, в том числе о наличии под кроватью Т топора, дала ему указание поджечь дом, чтобы инсценировать убийство своего мужа под несчастный случай, а сама предварительно вывезла из дома необходимые ей вещи и документы и для создания себе алиби в ночь совершения преступлений ушла ночевать к своим родственникам.

Наказание осуждённым назначено судом в строгом соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учётом характера и степени тяжести совершённых преступлений, роли в реализации преступных намерений, данных, характеризующих личность каждого из виновных, иных обстоятельств, имеющих значение для назначения справедливого наказания.

Судом в полной мере учтены все имеющиеся по делу смягчающие наказание осуждённых обстоятельства.

Считать назначенное Таймаевой и Махматханову наказание несправедливым вследствие суровости и для смягчения назначенного им наказания оснований не имеется.

Норм материального и процессуального права, которые, в соответствии со ст.389 УПК РФ, могли бы послужить основанием отмены либо изменения приговора суда, Судебной коллегией не установлено.

20 28 На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 29 декабря 2015 г. в отношении Таймаевой З С и Махматханова С З оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья

Статьи законов по Делу № 23-АПУ16-4

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 952 292-75-45
Телефон: 8 916 783 71 75
Телефон: +7 (950) 783-58-69

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх