Дело № 23-О07-48

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 23-О07-48

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 1 ноября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.
судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.
при секретаре

рассмотрела 1 ноября 2007 года в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Килаева Б.М. и адвоката Маракова СЕ. в защиту осужденного Мамаева А.М. на приговор Верховного суда Чеченской Республики от 5 июля 2007 года, по которому Килаев Б М осужден к лишению свободы по ст.290 ч.4 п.п. «а, в» УК РФ на 7 лет в исправительной колонии строгого режима, Мамаев А М осужден к лишению свободы по ст.290 ч.4 п.п. «а, в» УК РФ на 7 лет в исправительной колонии строгого режима, Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., объяснения адвоката Бетризова А.М. в защиту осужденного Мамаева А.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

осужденные Килаев Б.М. и Мамаев А.М. признаны виновными в получении должностным лицом лично взятки в виде денег за бездействие в пользу взяткодателя и представляемого им лица, которое входит в его служебные полномочия, и он в силу должностного положения может способствовать такому бездействию, совершенного группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с вымогательством взятки.

Преступление Килаевым и Мамаевым совершено 18 октября 2006 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Килаев Б.М. вину признал частично, осужденный Мамаев вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный Килаев Б.М., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным, а назначенное наказание - чрезмерно суровым. Указывает, что в основу приговора судом положены недопустимые доказательства: протокол осмотра, пометки и вручения денежных купюр; протокол осмотра и вручения аудио- записывающего устройства и физического носителя информации; протокол возврата и осмотра аудио-записывающего устройства и физического носителя информации, поскольку все они были составлены до возбуждения уголовного дела. Считает, что предварительное следствие проведено с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Оспаривает выводы суда о принадлежности ему и Мамаеву голосов в аудиозаписи от 18 октября 2006 года. Утверждает, что денег у потерпевших не вымогал, в сговоре с Мамаевым не участвовал. Считает, что суд не учел всех обстоятельств, влияющих на наказание, просит применить положения ст. ст. 64, 73 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Мараков СЕ. в защиту осужденного Мамаева А.М., считает приговор незаконным и необоснованным в виду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а назначенное наказание Мамаеву чрезмерно суровым. Считает, что суд неправильно применил положения уголовного закона, поскольку Мамаев денег у потерпевших не вымогал, лично их не брал, напротив, отказался взять протянутые М деньги. Указывает, что в основу приговора судом положены недопустимые доказательства, а предварительное следствие проведено с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Считает показания свидетелей М и Д противоречивыми. Указывает на то, что суд не выяснил вопрос о наличии распоряжения о запрете передвижения военнослужащих вне колонны и на частных автомашинах. Оспаривает выводы суда о принадлежности Килаеву и Мамаеву голосов в аудиозаписи от 18 октября 2006 года, а также то, что деньги, переданные Килаеву, предназначались Мамаеву тоже. Просит исключить из приговора указание на активную роль Мамаева. Считает, что суд не учел всех обстоятельств, влияющих на наказание его подзащитного, просит применить положения ст. ст. 64, 73 УК РФ и назначить наказание, не связанное с изоляцией от общества.

В возражениях на кассационные жалобы государственны й обвинител ь Дугаев а Х.О. просит оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационных жалоб, возражения государственного обвинителя, судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденных в совершении инкриминируемого им деяния основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Вина осужденных Килаева и Мамаева установлена сведениями, содержащимися в показаниях потерпевших М и Б о том, что они проходят службу в войсковой части . 18 октября 2006 года сотрудники отдела ФСБ пригласили их участвовать в проведении оперативного мероприятия по проверке информации о вымогательстве сотрудниками милиции на постах денег с военнослужащих, на что они согласились. Примерно в 8 часов в служебном помещении отдела УФСБ, в присутствии понятых сотрудниками УФСБ М . были переданы деньги купюрами по одной тысячи рублей в сумме рублей, до передачи М в присутствии понятых сотрудники ФСБ обработали деньги ой аэрозолью и просветили с помощью специального прибора, сделали их ксерокопии. При обычном освещении на купюрах денег ничего особенного не было видно, а когда посветили этим прибором в ультрафиолетовых лучах деньги стали светиться пятнами красного цвета. Аэрозолью обработали отдельный лист обычной стандартной белой бумаги, положили этот лист в почтовый конверт, на конверте сделали надписи, расписались М и понятые. Затем, в присутствии тех же понятых сотрудник ФСБ передал М диктофон серебристого цвета и аудиокассету на 90 минут. Перед вручением диктофона обе стороны кассеты были прослушаны, были без записей, чистые. После этого кассету поставили в диктофон, крышку обмотали, опечатали, на бумаге были печати и подписи М и понятых.

После выдачи денег и диктофона сотрудники отдела отвезли М в войсковую часть в станице где он встретился со своим сослуживцем Б , который был в курсе происходящего.

Далее они сели в такси, и попросили таксиста отвезти их до г.

при этом М заранее заплатил рублей таксисту. При проезде по те района на стационарном посту милиции в их остановили свистком сотрудники милиции. К машине подошли два сотрудника милиции, один из них в форме ДПС ГИБДД с полосами потребовал водительское удостоверение у таксиста, документы у них, оказавшиеся в последствии Килаевым и Мамаевым. На посту сотрудник ГИБДД заявил, что они нарушили право передвижения, так как являются военнослужащими и не имеют права передвигаться на частном автотранспорте. В подтверждении своих слов он показал ксерокопию какой-то директивы, где, указывалось, что военнослужащим запрещено передвигаться на гражданском автотранспорте. Затем он угрожал, что задержит их и направит в отдел для дачи объяснений, говорил, что их могут увезти в и передать «кадыровцам», спросил, сколько у М ответил, что примерно П трудники али намекать о необходи денег, если им не нужны проблемы. Второй сотрудник в обычной милицейской форме назначил сумму в рублей, но в процессе торгов остановились на рублей. Тогда М достал из внутреннего кармана деньги, о тал рублей и х в руки милиционеру в обычной серой форме, затем отсчитал еще и протянул их сотруднику ГИБДД, но тот их в руки не взял, а показал пальцем на милиционера, после чего М протянул деньги милиционеру и тот их тоже взял, свернул е рублей и положил их в левый боковой карман форменной куртки. В о время документы были у сотрудника ГИБДД, который их передал сотруднику милиции только после передачи ими денег, а последний вернул их им.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетелей М Д данными на предварительном следствии и ог судебном заседании, согласно которым, они являлись понятыми для участия в мероприятиях по проверке постов милиции на вымогательство взяток, в их присутствии пометили специальным красным аэрозольным средством десяток тысячерублевых купюр, при освещении ультрафолетовым прибором они светились ярко-красным цветом, эти деньги вручили военнослужащему; показаниями свидетелей П , К показавшим, что когда милиционеру предложили выдать полученные деньги, он выложил рублей, при просвечивании специальным прибором ультрафиолетового света на деньгах, руках милиционера, карманах его куртки было свечение, а также подтверждаются протоколом осмотра, пометки и вручения денежных купюр, протоколом осмотра места происшествия и изъятиях при этом предметов, актом судебной экспертизы и другими доказательствами.

Как пояснили указанные свидетели, деньги и куртка Килаевым были выданы добровольно, он не отрицал, а, наоборот, подтверждал, что эти рублей он получил у двоих военнослужащих в качестве подарка.

Вопреки доводам адвоката Маракова СЕ. существенных противоречий в показаниях свидетелей М и Д . не имеется.

Вывод о виновности Килаева и Мамаева в совершении инкриминируемого преступления также подтверждается показаниями свидетеля А согласно котором он видел, как Килаев и Мамаев остановили машину « » бежевого цвета, Килаев повел двоих пассажиров в помещение поста, Мамаев также пошел вслед за ними. Кроме того, А подтвердил, что перед поступлением на дежурство им проводили инструктаж, командование не давало указаний задерживать военнослужащих, более того, им разъясняли, чтобы они не трогали военных, а если те везут запрещенные предметы, то сообщали об этом в дежурную часть РОВД.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетелей Д Ш Х о том, что распоряжений, запрещающих военным передвигаться вне колонны, в одиночку, не было.

Аналогичные показания были даны свидетелями С и Л Таким образом, доводы адвоката Маракова о наличии распоряжения о запрете передвижения военнослужащих вне колонны, являются необоснованными.

Доводы осужденного Килаева и адвоката Маракова о том, что Килаев и Мамаев денег у военнослужащих не вымогали, в сговоре не участвовали, опровергаются материалами дела, а именно, показаниями потерпевших М и Б , протоколом осмотра и прослушивания фонограммы с участием переводчика, расшифровкой аудиозаписи, прослушанной в присутствии переводчика и потерпевших, и другими доказательствами, из которых видно, как Килаев и Мамаев поочередно, поддерживая друг друга, требовали деньги у военнослужащих, угрожая причинить ущерб правоохраняемым интересам потерпевших. Содержание записи произведенной в ходе оперативного эксперимента подтверждает сведения потерпевших М и Б о согласованности действий Мамаева и Килаева при вымогательстве у них денег, что свидетельствует о наличии предварительного сговора между ними.

Так, согласно расшифровки аудиозаписи, прослушанной в присутствии переводчика, установлено, что в ходе разговора о сумме взятки Мамаев и Килаев переговариваются между собой на чеченском языке, не понятном для М и Б , согласовывая между собой требования о размере взятки. Когда в ходе разговора торг завершился договоренностью получить от потерпевших с каждого по рублей, Мамаев заявил им: «Давай тогда делай и поезжай, давайте не будем тянуть».

Согласно материалам дела Килаев состоял на службе в должности милиционера роты патрульно-постовой службы милиции ОВД , Мамаев - в должности инспектора дорожно- патрульной службы управления ГИБДД МВД .

Таким образом, суд правильно квалифицировал действия Килаева и Мамаева по ст. 290 ч.4 п.п. «а, в» УК РФ.

Доводы осужденного Килаева и адвоката относительно того, что в основу приговора судом положены недопустимые доказательства, поскольку они были получены до возбуждения уголовного дела, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, протокол осмотра, пометки и вручения денежных купюр, протокол осмотра и вручения аудио-записывающего усройства и физического носителя информации, протокол возврата и осмотра аудио-записывающего устройства и физического носителя информации были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, на основании постановления о проведении оперативно- розыскных мероприятий - «оперативный эксперимент» от 16 октября 2006 года, в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года.

Доводы Килаева и адвоката относительно принадлежности ему и Мамаеву голосов в аудиозаписи от 18 октября 2006 года были предметом рассмотрения судом и мотивированно были опровергнуты доказательствами, признанными судом достоверными. Доводы осужденного Килаева и адвоката Маракова о том, что суд при определении наказания не учел данных о личности осужденных, всех обстоятельств, влияющих на наказание, являются несостоятельными.

Наказание осужденным назначено в минимальных пределах санкции ст. 290 ч.4 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, наличия малолетнего ребенка у Мамаева, того, что он является ветераном МВД , с учетом раскаяния Килаева в содеянном, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ и является справедливым.

Оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется, поскольку положения данной статьи применимы при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления. Данных обстоятельств судом установлено не было. Оснований для применения положений ст. 73 УК РФ, учитывая тяжесть совершенного преступления, не усматривается.

Довод адвоката Маракова относительно исключения из приговора указания на активную роль Мамаева несостоятелен, поскольку суд данное обстоятельство не признавал в качестве отягчающего наказание и при назначении наказания не учитывал.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Чеченской Республики от 5 июля 2007 года в отношении Килаева Б М и Мамаева А М оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 23-О07-48

УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх