Дело № 3-АПУ13-4СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 июня 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №3-АПУ13-4СП

от 10 июня 2013 года

 

Председательствующего - Ворожцова С.А.

при секретаре - Вершило А.Н.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Данилюка Р.И. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 25 марта 2013 года, которым

Зудин К

несудимыи:

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления на основании вердикта коллегии присяжных заседателей о признании его невиновным.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., выступление адвоката Кондратьевой И.А., возражавшей против удовлетворения апелляционного представления государственного обвинителя и просившей оставить приговор без изменения, а доводы представления без удовлетворения, мнение прокурора Гуровой В.Ю., просившей отменить приговор по доводам апелляционного представления,

Судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Зудин обвинялся в покушении на убийство [скрыто] по предварительному сговору группой лиц.

Вердиктом присяжных заседателей от 20 марта 2013 года Зудин признан невиновным в совершении этого преступления и оправдан судом на основании п. 3 ч. 2 ст. 302, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционном представлении государственного обвинителя ставится вопрос об отмене приговора в отношении Зудина в связи с существенными нарушениями уголовного процессуального законодательства.

Автор представления полагает что, стороной защиты в течение всего судебного разбирательства у коллегии присяжных заседателей создавалось негативное мнение о работе органов следствия и стороны обвинения. Защитники в присутствии присяжных заседателей неоднократно незаконно допускали высказывания, обращали внимание коллегии на ход и, по их мнению, низкий уровень расследования дела, неполноту сбора доказательств, одностороннее расследование и необоснованное привлечение к уголовной ответственности Зудина К.Г., выясняли вопросы процессуального характера и права.

В частности, в представлении указывается, что при допросе 21.02.2013 года потерпевшего [скрыто] задавая вопросы 1^ [скрыто] защитник Кондратьева И.А. высказывала своё мнение; [скрыто] допустил незаконные действия,

а подсудимый Зудин К.Г. имел цель дискредитировать свидетеля стороны обвинения, а также имел цель в последствии поставить под сомнение допустимость представленных доказательств. При этом, замечания председательствующим сделано не было.

Также, в обоснование своих доводов, государственный обвинитель указывает на то, что защитник Кондратьева И.А. в присутствии коллегии присяжных заседателей поставила под сомнение законность проведённых следственных действий, высказав своё мнение о невозможности присутствия потерпевшего при осмотре места происшествия от 24.01.2011г.

В представлении имеется ссылка на то, что при допросе в судебном заседании 22 марта 2013 года свидетеля [скрыто] стороной защиты

и подсудимым Зудиным допущены многочисленные нарушения закона; при допросе свидетеля У, Щ в присутствии присяжных заседателей

подсудимым задан вопрос «У Вас есть личное оружие?», «В этот день Вы видели у кого - либо из своих приятелей, друзей, знакомых оружие?». При этом, председательствующим не был отведен данный вопрос.

Государственный обвинитель в своём представлении ссылается на то, что при допросе в судебном заседании свидетеля [скрыто] подсудимый

Зудин К.Г., задавал вопросы с целью опорочить законность изъятых вещественных доказательств, задавал вопросы процессуального характера, при этом председательствующим данные вопросы Зудина К.Г. не были отведены. А защитником Кондратьевой И.А. были заданы вопросы свидетелю [скрыто] которые были обоснованно сняты

председательствующим, однако разъяснения присяжным не брать данное обстоятельство во внимание при вынесении вердикта, сделано не было.

В обоснование своих доводов государственный обвинитель в представлении также указывает, что при допросе свидетеля обвинения [скрыто] подсудимым Зудиным К.Г.и защитником Кондратьевой

И.А. были заданы вопросы, которые председательствующим не были отведены, а при допросе свидетеля стороны защиты [скрыто] в

присутствии присяжных заседателей его представителем адвокатом Ладановым А.Н. было допущено необоснованное высказывание, создающее негативное мнение о потерпевшем и свидетелей обвинения с целью дискредитации потерпевшего [скрыто] заданы вопросы,

которые обоснованно были сняты председательствующим, однако, председательствующим не было обращено внимание присяжных о необходимости не учитывать данное обстоятельство при вынесении вердикта.

Автор представления полагает, что при предъявлении технического паспорта к комплексу [скрыто] защитником Кондратьевой указаны сведения, не подлежащие исследованию в судебном заседании. При этом защита моделировала ситуацию, несоответствующую обстоятельствам конкретного дела.

В представлении указывается, что в нарушение порядка в ходе прений подсудимый Зудин К.Г., в присутствии присяжных заседателей, ссылался на не исследованные в ходе судебного заседания доказательства, а именно на показания свидетеля [скрыто], при этом указывал, что

потерпевший и свидетели не договорились о последовательной даче

показаний, а также указывал о том, что не проверено, было ли оружие у свидетелей обвинения. При этом, по мнению государственного обвинителя, председательствующим не было обращено внимание присяжных заседателей на то, что они не должны принимать во внимание данные сведения подсудимого при принятии решения в совещательной комнате.

Государственный обвинитель в представлении кроме того указывает на то, что на присяжных заседателей со стороны защиты, систематически оказывалось незаконное воздействие, выразившееся в выяснении при присяжных заседателях вопросов, касающихся порядка проведения предварительного расследования; в исследовании в судебном заседании данных о личности потерпевшего и свидетелей обвинения; в постановке перед присяжными заседателями вопросов о допустимости доказательств, что, по мнению автора представления, оказало влияние на мнение присяжных заседателей о доказанности обвинения, не основан на доказательствах, а является субъективным мнением стороны обвинения.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Кондратьева И.А. просит не удовлетворять доводы государственного обвинителя об отмене приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, Судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя, лишь при наличии таких нарушений уголовно - процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу не допущено.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями закона.

После формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей в виду тенденциозности ее состава от сторон, в том числе от стороны защиты, не поступило (т. 11 л. д. 37).

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или было отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Материалами дела не установлено, что со стороны председательствующего проявлялись предвзятость, необъективность или заинтересованность в исходе дела.

Требования ст. 15 УПК РФ не были нарушены.

Какие - либо данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых, по делу не исследовались.

Во всех необходимых случаях председательствующий делал замечания выступающим и просил присяжных заседателей не учитывать подобные высказывания.

В частности, как видно из протокола судебного заседания после вопроса защитника Туркина СЛ. о том, откуда в протоколе взялся номерной знак машины? Он же не изымался. Это у меня вопрос или замечание, председательствующим защитнику Туркину С.А. было сделано замечание о недопустимости подобных высказываний. После чего, председательствующий обратился к присяжным заседателям, разъяснив, что при вынесении вердикта не принимать во внимание и не учитывать высказывание защитника, так как оно является недопустимым (т. 11 л.д.62).

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, после окончания допроса потерпевшего [скрыто] председательствующий, обращаясь к присяжным заседателям, указал о том, что в ходе допроса потерпевшего отдельные вопросы председательствующим были сняты, так как были заданы в нарушение требований УПК РФ. При этом председательствующий попросил присяжных заседателей при вынесении вердикта не принимать их во внимание и не учитывать (т.11л.д.65).

Таким образом, доводы представления о якобы допущенных нарушениях закона при допросе указанных выше свидетелей, Судебная коллегия находит не состоятельными.

Довод представления о том, что были допущены нарушения закона при допросе свидетеля обвинения Хомякова, также является не состоятельным, поскольку председательствующим был снят вопрос, заданный [скрыто] как

не имеющий отношения к предъявленному Зудину обвинению.

По аналогичным основаниям Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов представления о якобы допущенных нарушениях закона при допросе свидетеля обвинения [скрыто]

Председательствующим был снят вопрос Зудина к свидетелю, как не имеющий отношения к предъявленному обвинению (т. 11 л. д. 109).

Как видно из протокола судебного заседания вопрос Зудина К.Г. о том, имеется ли в наличии свидетеля оружие, был снят председательствующим, как не имеющий отношения к предъявленному подсудимому обвинению. Вопрос защитника Кондратьевой И.А. о том, почему свидетель сам не передал найденные гильзы следователю? Также был снят председательствующим, так как не имеет отношения к предъявленному подсудимому обвинению.

Кроме того, после окончания допроса свидетеля [скрыто] председательствующий обратился к присяжным заседателям, указав, что в ходе допроса свидетеля отдельные вопросы были председательствующим сняты, так как были заданы в нарушение требований УПК РФ. При этом, председательствующийпопросил присяжных заседателей не принимать их во внимание и не учитывать при вынесении вердикта (т. 11 л.д. 124).

При допросе свидетеля [скрыто] председательствующий также

обращался к присяжным заседателям и просил последних не принимать во внимание при вынесении вердикта и не учитывать факты снятия им отдельных вопросов при допросе указанного выше свидетеля (т. 11 л. д. 82).

Довод представления о том, что защитой при предъявлении технического паспорта к комплексу [скрыто] указывались сведения, не

подлежащие исследованию в присутствии присяжных заседателей не основан на материалах дела, поскольку, из материалов уголовного дела следует, что в судебном заседании от 1 марта 2013 года, по ходатайству стороны защиты был приобщён и исследован технический паспорт к пистолету [скрыто] принадлежащему Зудину К.Г. (т. 11 л. д. 230). При исследовании технического паспорта [скрыто] в присутствии присяжных заседателей,

защитник Кондратьева И.А. председательствующим была остановлена. Одновременно с этим, председательствующий обратился к присяжным заседателям с тем, чтобы они не учитывали фразу, прочитанную защитником «не причиняя тяжкого вреда здоровью», поскольку это к их компетенции не относится» (т. 11 л.д.233).

Таким образом, как видно из материалов дела при допросе подсудимого, свидетелей, выступлениях защиты, суд в соответствии с требованиями закона делал им замечания только в тех случаях, когда они касались обстоятельств, не подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий, вовремя прерывал выступающего, делал ему соответствующее замечание, обращаясь к присяжным заседателям, подчеркивал, что данные сведения не должны повлиять на их решение.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Доводы государственного обвинителя в представлении о том, что защитник Кондратьева в прениях якобы неоднократно высказывалась о фактах, которые в судебном заседании не были установлены, на материалах дела не основаны.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующим были соблюдены требования уголовно-процессуального закона, определяющего пределы судебного разбирательства с участием присяжных заседателей при выслушивании прений сторон. Нарушения, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, а также подсудимого председательствующим строго пресекались в течение всего судебного процесса.

Обращаясь к присяжным заседателям с напутственным словом, председательствующий напомнил им о том, что вопросы, заданные свидетелям, подсудимому, которые председательствующим были сняты, и ответы на эти вопросы не должны учитываться при вынесении вердикта. Также он сказал, что не должны учитываться в качестве доказательств и другие сведения, которые председательствующий прямо указывала в ходе судебного следствия. Кроме этого, присяжным заседателям было предложено не принимать внимание и не учитывать нарушения, допущенные защитой в прениях сторон» (т. 12. л.д.90).

Таким образом, в напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателям обо всех противоречащих закону действиях сторон.

Кроме того, председательствующий выяснял у участников процесса, имеются ли у них возражения в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности, возражений со стороны обвинения не поступало (т. 12 л.д. 94).

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы судьей с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. При постановке вопросов перед присяжными заседателями судьей соблюдены требования ст. 338, 339 УПК РФ.

Содержание сформулированных вопросов, за рамки предъявленного подсудимым обвинения, не выходит.

Вердикт полностью соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

Противоречий в ответах на поставленные вопросы не имеется.

Таким образом, ни один из доводов апелляционного представления удовлетворению не подлежит, поэтому каких - либо оснований отмены приговора, судебная коллегия не усматривает.

С учетом вышеизложенного, Судебная коллегия на находит оснований для отмены приговора в отношении Зудина.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389-20, ст. 389-22, ст. 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Коми от 25 марта 2013 года с участием присяжных заседателей в отношении Зудина [скрыто] оставить без изменения, а апелляционное представление

государственного обвинителя Данилюка Р.И. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года с момента его провозглашения.

Статьи законов по Делу № 3-АПУ13-4СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх