Дело № 30-АПУ14-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 июля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Сабуров Дмитрий Энгельсович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-АПУ14-12

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 июля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего- Шмаленюка СИ.,
судей- Шалумова М.С., Сабурова Д.Э.,
при секретаре- Поляковой А.С.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Гуровой В.Ю., адвокатов Убиховой М.Д., Узденского В.Е., Байрамукова Б.С.-А., представивших удостоверения №№ и ордера №№ соответственно, защитников наряду с адвокатом Кубановой Е.Д., Созарукова Р.Н., осужденных Созарукова А.Н., Шаманова М.М., Эдиева А.Р., потерпевших Б С У Х их представителя адвоката Боташевой Л.А., рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Эдиева А.Р., Шаманова М.М., адвокатов Никитина С.А., Узденского В.А. и защитника наряду с адвокатом Кубановой Е.Д. в защиту Эдиева АР., адвоката Байрамукова Б.С.-А. в защиту Созарукова А.Н., адвоката Убиховой М.Д. в защиту Шаманова М.М. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 5 мая 2014 года, которым Созаруков А Н , ранее не судимый, осужден по: - ч. 2 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден от наказания за истечением срока давности; -пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ № 64 от 13.06.1996 г.) к 19 годам 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Шаманов М М , , ранее не судимый; осужден по: - ч. 2 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден от наказания за истечением срока давности; - пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ № 64 от 13.06.1996 г.) к 19 годам 5 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Эдиев А Р , ранее не судимый; осужден: - ч. 2 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден от наказания за истечением срока давности; -пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ № 64 от 13.06.1996 г.) к 19 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски и взыскано в счет компенсации морального вреда в пользу: - Б с Созарукова А.Н. руб., Шаманова М.М. - руб., Эдиева АР. - руб.; - С с Созарукова А.Н. руб., Шаманова М.М. руб., Эдиева А.Р. руб.; - С с Созарукова А.Н. руб., Шаманова М.М. руб., Эдиева А.Р. руб.; - У с Созарукова А.Н. руб., Шаманова М.М. руб., Эдиева А.Р. руб.; - Х с Созарукова А.Н. руб., Шаманова М.М. руб., Эдиева А.Р. руб.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Созарукова А.Н., Шаманова М.М., Эдиева А.Р., адвокатов Байрамукова Б.С.-А., Узденского В.Е., Убиховой М.Д., защитников наряду с адвокатами Созарукова Р.Н. и Кубановой Е.Д., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражения прокурора Гуровой В.Ю., потерпевших Б С У Х их представителя адвоката Боташевой Л.А., полагавших необходимым жалобы осужденных и защитников, а также дополнений, оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

По приговору суда осужденные признаны виновными и осуждены за умышленное убийство группой лиц С У Б Х С т.е. пятерых лиц.

Они же осуждены за действия, связанные с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, и освобождены от наказания за истечением сроков давности.

Преступления совершены в мае 2001 г. в окрестностях с. района края при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденные Эдиев А.Р., Шаманов М.М., адвокаты Никитин С.А., Байрамуков Б.С.-А., Узденский В.Е., Убихова М.Д., защитник Кубанова Е.Д., считают приговор незаконным, необоснованным, несправедливым и постановленным на недопустимых доказательствах.

Адвокат Никитин СА. в защиту Эдиева А.Р., указывает, что никто из свидетелей и потерпевших не уличает осужденных в инкриминируемом убийстве, а все обвинение построено лишь на признательных показаниях самих осужденных в ходе предварительного расследования. При этом эти показания получены в результате физического воздействия, пыток и не могли быть приняты во внимание. О непричастности осужденных к содеянному свидетельствует и их поведение после инкриминируемых деяний, они никуда не скрывались, себя виновными не считали.

Полагает, что орган предварительного расследования изначально незаконно инкриминировал всем осужденным ст. 209 УК РФ, чтобы лишить их возможности на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей. Оглашенные государственным обвинителем материалы дела получены с нарушением закона, в них нет данных, куда направлялись изъятый автомат, пули и гильзы, участвовавшие при обнаружении и изъятии автомата понятые не видели, как его доставали из реки, обнаруженное оружие им было предъявлено, когда оно уже лежало на земле в разобранном виде. Номер автомата, по которому можно было отследить его движение, не установлен, фигурирующий по делу номер, как пояснил эксперт Б , находился на затворе автомата, а в проведении соответствующей экспертизы защите было необоснованно отказано. В связи с чем, экспертиза по автомату является недопустимым доказательством. В ходе судебного заседания сторона защиты была лишена возможности осмотреть вещественные доказательства - гильзы, тогда как вне заседания при осмотре защита установила не совпадение на гильзах следов бойков, т.е. экспертом исследовались не все гильзы, что он подтвердил в судебном заседании, сказав, что исследовал только одну «понравившуюся» ему гильзу. По его мнению, суд необоснованно отклонил показания свидетелей защиты, подтверждающие невиновность осужденных.

Защитник Кубанова Е.Д. обращает внимание на нарушения судом принципа состязательности и равноправия сторон, необоснованные отказы суда в удовлетворении многочисленных ходатайств защиты. При этом суд не мотивировал свои решения. В частности, судом отказано в назначении и проведении повторной баллистической экспертизы, несмотря на явные противоречия в заключениях экспертов № от 22.05.2001 г. и от 20.06.2013 г. по пяти стреляным гильзам 12-го калибра. При этом суд на заседании 5 марта 2014 г. сначала отказал в ходатайстве Эдиева о вызове эксперта Ч , а в судебном заседании 26 марта 2014 г. удовлетворил это ходатайство, но по собственной инициативе запросил справку о баллистическом исследовании № от 11.02.2013 г. Отказ в удовлетворении ходатайства был принят в отсутствие защитника Эдиева и вне судебного заседания.

При наличии существенных противоречий в показаниях на следствии и в судебном заседании свидетелей Г , С Ч С суд необоснованно отказал стороне защиты в оглашении их ранее данных показаний. Задаваемые стороной защиты вопросы свидетелям обвинения пресекались судьей или снимались, как не имеющие отношение к делу, тогда как аналогичные, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, вопросы стороны обвинения судья допускал уместными и не снимал их. На многие вопросы защиты свидетелям обвинения председательствующий сам давал ответ или подсказывал его, задавая наводящие вопросы. Полагает необоснованным и отклонение заявленного председательствующему по делу судье Париеву отвода в силу его заинтересованности в исходе дела, факта совместной работы в одном суде с родной сестрой потерпевшего С Положенные в основу обвинительного приговора, так называемые «признательные», показания осужденных на следствии являются недопустимыми доказательства, т.к. получены с нарушением закона, вследствие физического воздействия, пыток. По делу нет ни одного непосредственного свидетеля, способного уличить осужденных в инкриминируемом деянии, все обвинение построено на слухах и предположениях. В своих показаниях потерпевшие ссылаются на некоего Г который якобы после похорон убитых рассказал о причастности к убийству осужденных. Однако при первоначальных допросах они об этом факте не говорили и лишь в 2013 г. появились такие показания.

По её мнению, мотив убийства не установлен, а указанный в приговоре - конфликт по поводу автомашины - надуман.

Адвокат Узденский В.Е. в защиту Эдиева А.Р. в жалобе и дополнениях, приводя аналогичные доводы, дополнительно указывает, что: - одним из доказательств обвинения суд признал приобщенный к делу автомат Калашникова АКМ-47 кал. 7,62 мм № якобы обнаруженный и поднятый вместе с двуствольным ружьем из-под воды, однако участвовавшие понятые факт подъема оружия из воды не видели, оружие им было предъявлено, когда оно уже находилось на земле и автомат, при этом, был в разобранном виде; - на обнаруженном автомате отсутствовал номер, а фигурирующий в деле номер был нанесен на затвор, который является заменяемой частью оружия и может быть установлен на любую другую боевую единицу, в связи с этим защитой было заявлено ходатайство об истребовании от завода-изготовителя сведений об оружии с указанным номером, которые в случае ответа о более позднем его изготовлении, чем дата убийства потерпевших, бесспорно свидетельствовали бы о непричастности осужденных к содеянному, подтверждали вынужденность их признательных показаний, но в удовлетворении ходатайства было необоснованно отказано; - судом не принято во внимание и не дано оценки тому, что при осмотре места происшествия были изъяты в т.ч. 34 автоматные гильзы, а при дополнительном осмотре - еще 10 штук; в ходе судебного следствия осмотрены только 30 гильз, 10 - утрачены; учитывая, что магазин автомата Калашникова вмещает 30 патронов, наличие еще 14 гильз свидетельствует о применении второго аналогичного экземпляра оружия или о перезарядке автомата, о чем никто из осужденных никогда не говорил; - несохранение отстрелянных гильз лишает возможности перепроверить результаты исследования и влечет признание недопустимым доказательством результаты их исследования -согласно экспертному заключению № от 22.05.2001 г., обнаруженные на месте происшествия 5 гильз охотничьих патронов являются частями охотничьих патронов 12 калибра, три из них отстреляны в одном экземпляре гладкоствольного охотничьего ружья, две - в другом или из другого ствола одного двуствольного ружья, при повторной экспертизе эксперт дал заключение о том, что все 5 гильз отстреляны из одного экземпляра, при этом, не было проведено сравнительное исследование пуль, изъятых с места происшествия, отстрелянных пуль из автомата, а при наличии двух противоречивых экспертиз суд также необоснованно отказал защите в проведении повторной экспертизы в независимом экспертном учреждении; - из протоколов осмотров места происшествия (первичного и дополнительного) следует, что были обнаружены и пыжи, используемые при снаряжении охотничьих патронов 16-го калибра, что с другими данными, в т.ч. экспертными заключениями №№ , свидетельствует об использовании при убийстве потерпевших не тех единиц и не в том количестве оружия, о котором давали на следствии показания осужденные; - из заключений экспертов следует, что для установления пригодности автомата к выстрелам они использовали слесарные тиски, шомпол и молоток, что опровергает их выводы о пригодности автомата к выстрелам; - согласно показаниям в судебном заседании эксперта Б исследованный автомат был подвержен интенсивной коррозии, в т.ч. и ударно-спусковой механизм, несмотря на это эксперт, исследовав боек, установил совпадение следов, т.е. тождественность, на отстрелянных гильзах и указал, что коррозия на боек не повлияла, хотя коррозия должна была так или иначе сказаться на целостность и боеспособность бойка, пролежавшего в воде 12 лет, и отразиться в следах на капсюле; - согласно справке № эксперта Ч (т. 6 л.д. 247-248), он исследовал ружье ТОЗ 16-го калибра, но по обвинению при убийстве было использовано помповое ружье 12-го калибра, т.е. обнаруженное в воде ружье не имеет никакого отношения к делу, как и обнаруженный вместе с ним автомат; - протокол обыска в жилище является недопустимым доказательством, т.к. исходя из показаний понятого С патроны в машине были найдены единолично оперативным сотрудником и уже после тщательного её осмотра в присутствии понятых, в связи с чем, С отказался подписать протокол, а в судебном заседании заявил, что подпись в протоколе от его имени выполнена не им; для подтверждения или опровержения данного факта защитой было заявлено ходатайство о проведении почерковедческои экспертизы, в удовлетворении которого суд вновь необоснованно отказал; - в судебном заседании осужденные заявили, что признательные показания дали вследствие применения пыток и физического воздействия, следы побоев были подтверждены заключениями экспертов и показаниями свидетелей, но суд не дал оценки указанным обстоятельствам и отказал в проведении соответствующей экспертизы; - о том, что «признательные» показания осужденных были вынужденными, свидетельствует наличие многочисленных противоречий в них; так, при проверке показаний на месте Эдиев указал взаимное расположение машин, на которых якобы приехали они и приехали потерпевшие, исходя из сообщенных им сведений, расстояние в момент, когда они якобы стали стрелять в потерпевших, составляло около 2-х метров, но по заключению эксперта № от 21.05.2001 г. выстрелы производились с дальнего расстояния; - при проверке показаний Эдиева на месте преступления в качестве понятой участвовала А , которая в то время проходила практику в ОМВД, т.е. являлась сотрудником полиции (л.д. 221 протокола с/з), была заинтересована, в силу чего данный протокол является недопустимым доказательством; - указанный судом мотив убийства - желание Созарукова А. забрать у С тех.паспорт на свой автомобиль, опровергается установленными данными, согласно которым тех.паспорт находился на трупах потерпевших и не был забран осужденными; - суд не принял во внимание показания свидетелей К Б и С о том, что убийство совершили иные лица, в частности, Д по кличке « и его знакомые, приехавшие на встречу с убитыми на «иномарке» и джипе по поводу денег и наркотиков; - судом необоснованно отвергнуты показания родственников осужденных - Ш Э С С Э А об алиби осужденных; - в ходе судебного заседания было нарушено право подсудимых на защиту; так, вновь вступившим адвокатом Байрамуковым Б.С.-А. было заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами дела и с протоколом судебного заседания в части содержания показаний уже допрошенных лиц, суд предоставил время для ознакомления с материалами, но отказал в ознакомлении с протоколом, сославшим на ч. 6 ст. 259 УПК РФ о том, что протокол изготавливается после окончания судебного заседания, не приняв во внимание возможность изготовления протокола с/з по частям и право сторон на его ознакомление.

Осужденный Эдиев А.Р. в своей апелляционной жалобе приводит аналогичные доводы. Также просит обратить внимание, что в протоколе осмотра места происшествия имеются многочисленные исправления и дописки, не оговоренные и не заверенные надлежащим образом. При изъятии смывов крови из автомашины понятые не присутствовали, осмотр проведен также без их участия, в протоколе её осмотра не указан способ упаковки и сведения об опечатывании смывов, при этом в постановлении о назначении экспертизы по смывам фигурируют 8 объектов, а в заключении эксперта указывается 9 объектов и описанные размеры тампонов со смывами не совпадают.

С учетом приведенных доводов осужденный Эдиев АР., адвокат Никитин С.А., адвокат Узденский В.Е., защитник Кубанова Е.Д. просят приговор в отношении Эдиева А.Р. отменить и оправдать его по инкриминируемым деяниям.

Осужденный Шаманов М. М. и его защитник адвокат Убихова М.Д., приводя аналогичные адвокатам Никитину С.А., Узденскому В.Е., защитнику Кубановой Е.Д., осужденному Эдиеву А.Р. доводы, дополнительно указывают, что: - согласно протоколу осмотра места происшествия, складной нож, которым якобы наносил удары Созаруков, был обнаружен в руке одного из трупов, что опровергает показания Г и Ч что ножи были изъяты из карманов одежды трупов и лежали на груди; при этом свидетели указывают на несколько ножей, тогда как по протоколу был обнаружен и изъят один нож, при этом крови на нем не обнаружено, а его параметры не совпадают с теми, что указаны в медико- криминалистических экспертизах №№ от 1.07.2013 г., (т. 5 л.д. 192- 194), (т. 5 л.д. 217-219); - по показаниям Созарукова в ходе следствия (т. 7 л.д. 114-125) после нанесения ударов нож он выбросил тут же, что не совпадает с местом обнаружения ножа; - согласно показаниям Созарукова, удары ножом он нанес Х Б и У , но по материалам дела колото-резаные ранения причинены Х Б и С , а не У что подтверждает показания осужденных о вынужденности их признания в убийстве потерпевших; - заключение эксперта № от 22.05.2001 г. противоречит материалам дела; - согласно заключениям экспертов №№ и у обвиняемых должно было быть и еще одно ружье 16 калибра, о котором они никогда не давали показаний, при этом суд без экспертного исследования, без допроса эксперта не устранил данные противоречия, сам указал, что в этой части выводы эксперта носят предположительный характер; - при проведении биологической экспертизы отсутствовал тампон с веществом, изъятым с переднего пассажирского сиденья -в протоколе осмотра автомашины (т. 1 л.д. 29-30) отсутствуют сведения об упаковке и опечатывании изъятых следов крови и пальцев руке, изъятое не опечатывалось, что влечет признание данного протокола недопустимым доказательством; - согласно протоколу осмотра автомашины изъято 5 объектов с биологическими следами, а на экспертизу представлено 6; - имеющиеся по делу явки с повинной Шаманова и Эдиева получены с нарушением закона, в отсутствие адвокатов, ненадлежащим лицом, что влечет их признание недопустимым доказательством; - так называемые признательные показания осужденных не согласуются между собой и с другими доказательствами, содержат многочисленные противоречия, которые судом не устранены; - суд не дал оценки тому обстоятельству, что оружие, в последствии признанное как орудие убийства, было обнаружено в реке еще до дачи об этом показаний осужденных, что также подтверждает обоснованность их доводов о том, что все факты и остальные сведения об их причастности были даны под воздействием оперативных сотрудников; - о непричастности осужденных к содеянному, свидетельствуют и показания свидетеля К , чьи показания не получили должной оценки.

Просят приговор в отношении Шаманова М.М. отменить и оправдать его по инкриминируемым преступлениям.

Адвокат Байрамуков Б.С.-А. в защиту Созарукова А.Н. дополнительно обращает внимание, что: - обыск в жилище С (т. 1 л.д. 83) проведен оперуполномоченным К который не был включен в состав следственной группы и не имел права на участие в нем, т.е. обыск проведен не надлежащим лицом и результаты обыска не могли быть приняты во внимание; - поскольку в заключениях экспертов №№ (т. 3 л.д. 235-237), (т. 3 л.д. 253-254), (т. 3 л.д. 270-272) указаны ссылки на другой номер уголовного дела, результаты исследований являются недопустимыми доказательствами; - вопреки выводам суда показания свидетелей С Б , К и Т , опровергающие причастность осужденных к убийству, последовательны, согласуются между собой, объективны; - данные протоколов проверки показаний на месте Созарукова, Эдиева и Шаманова, при которых они показали место якобы совершенного убийства, противоречат фактическим данным, свидетельствуют о недостоверности их якобы признательных показаний и их вынужденности.

С учетом изложенных доводов просит оправдать Созарукова А.Н. В заседании суда апелляционной инстанции адвокат Байрамуков Б.С.-А. также выразил несогласие с отказом суда в удовлетворении принесенных им замечаний на протокол судебного заседания.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственный обвинитель Докшоков А.З., потерпевшие С С У Б Х - . указывают на несостоятельность приведенных в них доводов и просят жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб осужденных, их защитников, дополнений, и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины всех осужденных в убийстве потерпевших и в действиях, связанных с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Их вина подтверждается показаниями потерпевших Б С С У Х С свидетелей Г , С У К , Ч Б С У и С в ходе предварительного расследования, Б Приведенные в приговоре показания перечисленных лиц последовательны, согласуются между собой и с другими доказательствами, в связи с чем, обоснованно приняты судом во внимание.

На основе их показаний в совокупности судом сделан правильный вывод о том, что между осужденными и погибшими произошел конфликт из-за принадлежащей Созарукову А. автомашины для разрешения которого они неоднократно встречались днем 20 мая 2001 г., а вечером осужденные вызвали потерпевших для дальнейшего выяснения отношений на окраину с. , куда погибшие уехали на автомашине такси и не вернулись.

Трупы убитых потерпевших, как следует из протокола осмотра места происшествия, были обнаружены на участке автодороги между селами и Также на месте происшествия находилась автомашина с многочисленными огнестрельными повреждениями, в салоне которой обнаружены сердечники пуль, кусочки металла и пыжи, рядом с автомашиной - патроны, гильзы калибра 7.62 и 12 мм, складной нож.

При дополнительном осмотре места происшествия изъяты еще 10 гильз калибра 7,62 мм.

Из заключений экспертов №№ следует, что на а/м имеются 37 входных пулевых отверстий, образованных оболочечными пулями, 35 из которых калибра 7-8 мм, 2- калибра 6-7 мм; 34 шт. гильзы являются частями 7,62 мм патронов к автомату АКМ и стреляны в одном экземпляре автомата, одна гильза является частью 9 мм пистолетного патрона к ПМ, два патрона относятся к боеприпасам для огнестрельного оружия калибра 7,62 мм и к стрельбе пригодны, пули являются частью 7,62 мм военного патрона, могли быть стреляны из автомата АК-47 кал. 7,62 мм, кусочки металла являются частями оболочки и сердечниками пули (пуль) 7,62 мм патрона к автомату АК калибра 7,62 мм, пять кусочков металла могли составлять часть дробового заряда охотничьего патрона, 10 гильз, изъятые при дополнительном осмотре, являются частями 7,62 мм патрона и отстреляны с изъятыми при первом осмотре гильзами в одном экземпляре автомата АК-47 кал. 7,62 мм, 5 шт. гильз отстреляны из охотничьего ружья 12 калибра.

При этом, исходя из заключения повторной баллистической экспертизы № все пять гильз 12-го калибра стреляны из одного экземпляра оружия Смерть потерпевших, как следует из заключений экспертов №№ , наступила от огнестрельных, пулевых, и дробовых ранений. На трупах С , Б и У дополнительно обнаружены колото-резаные раны, которые причинены орудием с односторонней заточкой и П-образным обухом, характерные повреждения обнаружены и на их одежде.

Согласно заключению эксперта № колото-резаные раны могли быть причинены ножом, изъятым в ходе осмотра места происшествия.

Из заключения эксперта № следует, что: - изъятые из трупа С три пули являются частями пистолетного патрона кал. 9 мм от ПМ и частью 7,62 мм патрона от автомата АК-47, куски металла являются сердечниками и частями оболочки пуль кал. 7,62 мм, два предмета - картечью, т.е. частями охотничьих патронов; - из трупов У , Б , Х и С изъяты пули, сердечники и части оболочки пуль кал. 7,62 мм, картечь и пыжи от охотничьих патронов гладкоствольного охотничьего ружья 12 калибра, пули от пистолетного патрона кал. 9 мм от пистолета Макарова.

В ходе обыска в домовладении отца осужденного Созарукова А.

обнаружена автомашина , на которой осужденные приезжали на встречу с погибшими потерпевшими и в салоне которой найдены 2 патрона кал. 7,62 мм, признанные боеприпасами к нарезному стрелковому оружию калибра 7,62 мм (автомат АК), пригодные к стрельбе.

Одно из орудий убийства - автомат Калашникова АКМ кал. 7,62 мм с номером на одной из деталей - было поднято из русла канала, установлено, что именно из данного автомата и были стреляны 30 гильз, обнаруженные на месте убийства.

В автомашине , на которой осужденные также ездили после совершенного убийства, в верхнем угле стекла правой задней двери, где находился при поездке Созаруков А. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от убитого С с которым после убийства непосредственно контактировал Созаруков А.

В явках с повинной Шаманов и Эдиев признали, что в мае 2001 г.

около 23 ч. они с на дороге между селами и , куда приехали на автомашине Созарукова А. , расстреляли 5-х человек, приехавших на автомашине среди которых были С и С Шаманов стрелял из помпового ружья, произведя 4-5 выстрелов, Эдиев стрелял из пистолета ПМ, а Созаруков А. из автомата Калашникова.

Оружие затем выбросили в канал с восточной стороны г.

При проверке показаний Эдиев, Шаманов и Созаруков А. указали место преступления, подтвердили наименования и количество использованного оружия, указали место, куда выбросили оружие.

При последующих допросах в качестве подозреваемых, при предъявлении первоначального обвинения в присутствии защитников, Созаруков А. и Эдиев, в частности, адвокатов, участвовавших по соглашению, подтвердили свои показания.

Поскольку сообщенные ими сведения в основном согласовывались с другими доказательствами, анализ чему судом приведен в приговоре, данные их показания, явки с повинной, обоснованно признаны судом достоверными.

При таких обстоятельствах, проанализировав эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд сделал правильный вывод о виновности осужденных и о доказанности их вины. При этом, вопреки доводам жалоб, выводы суда сделаны не на основе слухах и домыслах, а на конкретных фактических обстоятельствах, показаниях потерпевших, свидетелей и данных, содержащихся в материалах дела. Показания потерпевших и свидетелей, как стороны обвинения, так и защиты, судом оценены с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Алиби осужденных судом проверялось и, как опровергающееся исследованными доказательствами, обоснованно отвергнуто с приведением соответствующих мотивов, а показания перечисленных в жалобах свидетелей защиты признаны недостоверными.

Также судом были проверены и заявления осужденных о вынужденности приведенных в приговоре их признательных показаний и обоснованно признаны несостоятельными. Выводы суда об этом надлежащим образом мотивированы, основаны на правильно установленных фактических обстоятельствах, со ссылками на заключения экспертов и другие имеющие значение документы. С данными выводами соглашается и Судебная коллегия. Поведение осужденных после совершенного убийства не опровергает правильность выводов суда об их виновности в содеянном. К тому же, как следует из показаний свидетелей защиты Э Шаманова М. и других, в период с 2001 г.

по 2003 г., т.е. до момента первоначального задержания, осужденные скрывались от правоохранительных органов.

Имеющиеся в первоначальных признательных и приведенных в приговоре показаниях осужденных некоторые противоречия, на которые обращается внимание в жалобах, не влияют в целом на правильность выводов суда о достоверности этих показаний. Явки осужденных с повинной, приведенные показания, были даны спустя значительный промежуток времени после имевших место событий, что влияет на запоминание отдельных деталей. При этом никто из осужденных при проверке их показаний не указывал с точностью до метра место на дороге, где они расстреляли потерпевших. Кроме того, в последующем осужденные еще в ходе предварительного расследования отказались от своих первоначальных показаниях, заявляя о непричастности к содеянному и о своем алиби. В связи с чем, суд был лишен возможности уточнить те или иные обстоятельства, сообщенные ими в своих признательных показаниях, в т.ч. перезаряжался ли автомат, сколько магазинов с патронами использовалось при стрельбе.

Вопреки доводам адвоката Убиховой М.Д. закон не предусматривает обязательного участия адвоката при даче и написании явки с повинной, принятие её каким-либо конкретным должностным лицом правоохранительных органов и на основе какого-либо поручения, в связи с чем, оснований для признания явок с повинной Шаманова и Эдиева недопустимым доказательством не имеется.

Выводы эксперта, указанные в заключении № от 21 мая 2001 г., на которое ссылается адвокат Узденский В.Е., о том, что выстрелы в погибших производились с дальнего расстояния, не подвергает сомнению достоверность и в этой части показаний в ходе предварительного расследования самих осужденных, никто из которых не заявлял, что выстрелы в потерпевших они производили в упор.

Заявленный председательствующему по делу судье П отвод разрешен в соответствие с требованиями закона, с удалением в совещательную комнату. Предусмотренных ст.ст. 61-63 УПК РФ оснований для отвода не имелось, а факт работы потерпевшей С в аппарате Черкесского городского суда в период времени, когда там работал судья П не давал оснований сомневаться в заинтересованности судьи в исходе дела. В связи с чем, в удовлетворении отвода обоснованно отказано. Вынесение постановления о назначении судебного заседания одним судьей не препятствует в дальнейшем рассмотрению дела по существу другим, и не является нарушением закона.

Предусмотренных законом, требованиями ст. 60 УПК РФ, препятствий для участия А в качестве понятой при проверке показаний Эдиева на месте, не имелось, а факт прохождения ею на тот период времени практики в правоохранительных органах не влечет признания соответствующего протокола недопустимым доказательством.

Доводы адвоката Байрамукова Б.С.-А. о производстве обыска в жилище С неуполномоченным лицом К несостоятельны. Согласно протоколу обыска (т. 1 л.д. 83), он действительно проведен о/у ОУР ОВД К Однако обыск проводился на основании поручения прокурора- криминалиста С (т. 1 л.д. 82), включенного в состав следственной группы (т. 1 л.д. 3) и требования УПК РСФСР, действовавшего на момент проведения данного следственного действия, при этом не нарушены. Поручение было дано на проведение обыска в домовладении хозяина - С - в с.

ул. а ошибочное указание в одной из граф протокола на с. , не подвергает сомнению место, где проводился обыск.

Факт производства обыска в указанном домовладении подтвердили и один из понятых С и присутствовавшая С заверившие протокол своими подписями. Замечаний к содержанию протокола, в котором отражены результаты обыска, в т.ч. и обнаружение в находившейся во дворе автомашине г/н двух патронов кал. 7,62 мм, от участвовавших лиц не поступало. Показания в судебном заседании понятого С не подтвердившего обстоятельства обыска, обнаружения патронов и места их нахождения, утверждавшего, что протокол он не подписывал и подпись в нем ему не принадлежит, судом оценены и обоснованно отвергнуты, а протокол - признан допустимым доказательством.

Отсутствуют основания для признания недопустимым доказательством и процессуальных документов, связанных с обнаружением и изъятием из русла реки 11 февраля 2014 г. автомата Калашникова. Как следует из материалов дела, русло канала обследовалось сотрудниками МЧС по запросу сотрудников правоохранительных органов, и не в целях отыскания конкретного экземпляра оружия, а каких-либо единиц огнестрельного оружия в общем. Дата обследования 11 февраля 2014 г. подтверждается и данными МЧС. Лишь после того, как со дна канала были подняты найденные автомат и ружье, об этом были уведомлены сотрудники правоохранительных органов, которые в последующем уже с участием понятых осмотрели автомат и ружье, и зафиксировали результаты осмотра в соответствующем протоколе. Несмотря на отсутствие в протоколе осмотра места происшествия от 11 февраля 2014 г. сведений об упаковывании автомата, оснований сомневаться, что для дальнейшего экспертного исследования был представлен именно он, не имеется, в заключении экспертов об его исследовании содержится указание, что автомат поступил на исследование в упакованном и опечатанном виде.

Осмотр автомашины проводился с участием понятых, в ходе осмотра были изъяты смывы, упакованы, результаты осмотра отражены в протоколе, который заверен подписями понятых, а отсутствие в протоколе описания упаковки изъятых смывов, несовпадение в количествах направленных для биологического исследования объектов, указанных в постановлениях следователя и заключениях экспертов, не является основанием для признания недопустимыми доказательствами протокола осмотра автомашины и выводов экспертов.

Указания экспертов в заключениях №№ и (т. 3 л.д. 235-237, 253-254) на другой номер уголовного дела - вместо не подвергает сомнению достоверность выводов экспертов.

Действительно возбужденному настоящему уголовному делу был присвоен № , что следует из постановления о возбуждении уголовного дела (т. 1 л.д. 2). Вместе с тем, из установочной части постановлений о назначении соответствующих экспертиз и описательно- мотивировочной части заключений экспертов следует, что экспертизы проводились по возбужденному делу по факту обнаружения трупов Х С У С Б а на экспертизу были представлены предметы, обнаруженные и изъятые именно в рамках производства по рассмотренному делу, в связи с чем, указания следователя в постановлениях о назначении экспертиз (т. 3 л.д. 227, 245) и перечисленных заключениях экспертов на другой номер уголовного дела являются технической опиской, не влияющей на допустимость экспертиз как доказательств.

Заключение эксперта № (т. 3 л.д. 270-272), о котором также указывается в жалобе адвоката Байрамукова Б.С.-А., как доказательство в приговоре не приведено и ссылки на него отсутствуют.

Вопреки доводам защитника Кубановой Е.Д., как следует из протокола судебного заседания, в ходе всего судебного следствия председательствующим по делу не было снято ни одного задаваемого стороной защиты вопроса допрашиваемым лицам, при допросах стороной защиты свидетелей обвинения председательствующий не вмешивался, каких-либо ответов за них не давал и не подсказывал. Судом свидетели, как обвинения, так и защиты, допрашивались после допроса их сторонами, а сами задаваемые вопросы носят уточняющий, а не наводящий, характер.

Отказ в оглашении показаний в ходе предварительного расследования допрошенных в судебном заседании свидетелей Г и С судом мотивирован, решение об этом было принято после заслушивания мнений сторон и основано на требованиях ч. 3 ст. 281 УПК РФ в связи с отсутствием существенных противоречий.

Ходатайств об оглашении показаний двух других, указанных защитником Кубановой Е.Д. свидетелей Ч и С как следует из протокола судебного заседания, после их допроса в судебном заседании стороной защиты не заявлялось.

Ходатайство о вызове эксперта Ч согласно протоколу судебного заседания, было заявлено Эдиевым в судебном заседании 5 марта 2013 г. в присутствии своего защитника адвоката Никитина С.А. и обусловлено тем, что, по мнению Эдиева, в имеющейся у него на руках копии справки об исследовании № от 11.02.2013 г. и находящейся в деле имеются несовпадения по содержанию текста. Для устранения сомнений судом было принято решение о вызове эксперта Ч с копией указанной справки, судебное заседание отложено на 12 марта 2013 г. При продолжении судебного заседания 12 марта 2013 г.

была оглашена и исследована поступившая заверенная копия запрошенной, причем не по инициативе суда, справки, текст которой идентичен находящемуся в деле и ранее оглашенному оригиналу.

Обеспечить явку специалиста Ч не представилось возможным в связи с нахождением его в командировке. При этом, поскольку представленная копия справки об исследовании соответствовала оригиналу, суд обоснованно не усмотрел оснований для дальнейшего вызова и допроса специалиста Ч , о чем было объявлено в последующих судебных заседаниях адвокатам и осужденным, которые не были лишены права с приведением других обоснований повторно заявить ходатайства о вызове названного специалиста. Данным правом сторона защиты не воспользовалась.

Вопреки доводам жалоб осужденных и их защитников в ходе судебного заседания по ходатайству стороны защиты были непосредственно осмотрены и исследованы вещественные доказательства - изъятые пули, гильзы, автомат и другие предметы. При этом, также по ходатайству защиты осмотр проводился с участием эксперта-баллиста Б , который дал пояснения на все интересующие сторону защиты вопросы. Согласно его пояснениям, в ходе экспертного исследования автомата и гильз к нему он исследовал не одну, как указывает защита «понравившуюся» ему гильзу, а все, которые были изъяты, продемонстрировал порядок производства экспертизы, разобрал и собрал автомат. Замечаний в ходе этой демонстрации от осужденных и их защитников не поступало.

В самом заключении им указаны методики, используемые при исследовании, сделаны ссылки на источники, размеры автомата указаны с учетом отсутствия приклада, выводы по результатам экспертизы мотивированы, обоснованы, в связи с чем, правильно приняты судом во внимание как согласующиеся с другими доказательствами.

Также суд обоснованно принял во внимание его заключение по результатам повторной экспертизы № в отношении изъятых с места происшествия 5-ти гильз охотничьего оружия 12-го калибра. Свои выводы, почему он отвергает в этой части выводы эксперта в заключении № и принимает выводы эксперта, изложенные в заключении № , суд должным образом мотивировал, привел соответствующее обоснование.

Исходя из его пояснений, номер автомата не представилось возможным определить, а указанный им номер - это обнаруженный на затворной раме номер.

Кроме того, эксперт Б четко пояснил, что, несмотря на воздействие коррозии на различные части автомата, состояние бойка при определенных условиях, которые он указал в заключении, позволяло произвести экспериментальные выстрелы, и сделать категоричные выводы о том, что обнаруженные на месте убийства гильзы отстреляны из представленного автомата, который пригоден для производства выстрелов.

Все экспертизы, выводы которых приведены в приговоре, мотивированы, обоснованы, экспертами исследовались только те объекты, которые изымались в рамках производства по настоящему уголовному делу. Заключения экспертов наряду с другими доказательствами оценены судом с точки зрения относимости и допустимости. При этом судом приведены обоснования, почему он соглашается с выводами тех или иных экспертных заключений и отвергает другие.

Заявленные в ходе судебного следствия различные ходатайства судом разрешены в соответствие с требованиями УПК РФ, мнение каждого из участников было заслушано, решение по ним мотивированы и изложены как в протоколе судебного заседания, так и путем вынесения отдельных постановлений с удалением суда в совещательную комнату.

Обоснованность принятых по ходатайствам решений сомнений не вызывает. При этом отказ в удовлетворении того или иного ходатайства не может расцениваться как нарушение принципа объективности и беспристрастности.

Доводы о нарушении права на защиту Эдиева несостоятельны. Из протокола судебного заседания следует, что при вступлении в дело ранее не участвовавшего адвоката Байрамукова Б.С.-А. по ходатайству последнего ему была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела. В тоже время, поскольку протокол судебного заседания по настоящему делу не изготавливался по частям, о чем председательствующий сообщил сторонам, адвокату было обоснованно отказано в ознакомлении с какими-либо его частями и предусмотренное ст. 259 УПК РФ право сторон на ознакомление с протоколом судебного заседания по частям не нарушено.

Справка об исследовании № (т. 6 л.д. 247-248), на которую ссылается адвокат Узденский В.Е., в судебном заседании не оглашалась и не исследовалась, в связи с чем, суд в соответствие с требованиями ч. 3 ст. 240 УПК РФ не давал ей какой-либо оценке, в приговоре на неё не ссылается. По указанным основаниям она не подлежит оценке и Судебной коллегией.

Показания свидетелей Г и Ч о количестве увиденных на трупах убитых потерпевших ножей не опровергает выводы суда о виновности осужденных в содеянном, ни установленные фактические обстоятельства.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Замечания адвокатов Убиховой М.Д., Байрамукова Б.С.-А., защитника Созарукова Р.Н. на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке, вынесено соответствующее постановление, обоснованность принятого председательствующим по делу решения не вызывает сомнения.

Органом предварительного расследования действия осужденных в части незаконного оборота оружия и боеприпасов были квалифицированы как совершенные в составе организованной группы.

Поскольку исследованными доказательствами в этой части обвинение не нашло своего подтверждения, суд обоснованно переквалифицировал действия осужденных на ч. 2 ст. 222 УК РФ, как совершенные группой лиц по предварительному сговору, назначил им наказание и освободил от него в связи с истечением срока давности.

В части убийства пятерых потерпевших действия осужденных правильно квалифицированы по пп. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. убийство двух и более лиц, совершенное группой лиц. При этом на основе исследованных доказательств суд правильно установил и указал в приговоре мотив убийства - конфликтные отношения по поводу принадлежащей Созарукову А. автомашины, а факт обнаружения при трупах убитых технического паспорта на автомашину Созарукова А., то обстоятельство, что осужденные его не забрали, вопреки доводам осужденных и их защитников, не влияет на выводы суда об установленном мотиве.

Умысел осужденных на убийство потерпевших судом должным образом мотивирован и обосновывается исследованными доказательствами.

Обоснованность предъявленного осужденным в ходе предварительного расследования дополнительного обвинения по ст. 209 УК РФ не может быть предметом оценки Судебной коллегией, поскольку уголовное преследование в этой части в отношении всех троих прекращено судом отдельным постановлением, которое сторонами не обжаловалось.

Психическое состояние осужденных, судом изучено полно, при обследовании экспертами-психиатрами принимались во внимание индивидуально-психологические особенности каждого из них. С учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения осужденных в судебном заседании, судом сделан правильный вывод о вменяемости всех осужденных.

Наказание в виде лишения свободы за содеянное осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, оснований для изменения категорий преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Гражданские иски разрешены в соответствии с требованиями закона, обоснованы, присужденные к взысканию суммы в счет компенсации морального вреда соответствуют требованиям разумности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 5 мая 2014 года в отношении Созарукова А Н Шаманова М М Эдиева А Р оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Эдиева А.Р., Шаманова М.М., адвокатов Никитина С.А., Узденского В.А., Убиховой М.Д., Байрамукова Б.С.-А., защитника Кубановой Е.Д. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года с момента его провозглашения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 30-АПУ14-12

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 60. Понятой
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УПК РФ Статья 389.33. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционных определения, постановления и обращение их к исполнению

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

онлайн
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 6
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх