Дело № 30-О07-7СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ботин Александр Георгиевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №30-О07-7СП

от 19 июня 2007 года

 

председательствующего Ботина А.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Птицы-на С.Ф. и адвоката Байгушева В.И. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 27 декабря 2006 года, по которому на основании вердикта присяжных заседателей

осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 8 лет, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 11 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 14 лет в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., выступление осужденного Пти-цына С.Ф., поддержавшего свою кассационную жалобу, а также мнение прокурора Третецкого A.B., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта присяжных заседателей признаны виновными: Птицын и Выков в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого как оружие, с незаконным проникновением в жилище, а Выков - с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей;

Выков также в убийстве, сопряженном с разбоем.

_Преступления совершены в ночь с 28 февраля на 1 марта 2005 года [скрыто]

Щ при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных): осужденный Птицын утверждает, что в своей явке с повинной он в результате психического воздействия со стороны работников милиции оговорил Быкова в совершении преступлений. Указывает, что доказательства по делу исследованы неполно, при этом его показания о непричастности Быкова к преступлениям необоснованно во внимание приняты не были. Просит приговор отменить;

адвокат Байгушев В.И. в защиту осужденного Быкова утверждает, что судьей в нарушение требований ст. 339 ч. 5 УПК РФ перед присяжными заседателями поставлен вопрос № 1.1, который требовал от них дать юридическую оценку субъективной стороне действий осужденного, связанных с убийством. Указывает, что эти действия осужденного неправильно квалифицированы как убийство, поскольку в обвинительном заключении и приговоре отсутствуют сведения о наличии у него умысла на лишение потерпевшей жизни. Считает незаконным исследование в присутствии присяжных заседателей постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о разрешении производства обыска в жилище Быкова и постановления о выемке, поскольку содержащиеся в них сведения могли вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимых. Обращает внимание на то, что в прениях государственный обвинитель сообщил об оперативной информации, которая не исследовалась в судебном заседании, а судья не прервал его и не дал присяжным никаких разъяснений по этому вопросу. Полагает, что в напутственном слове судья незаконно сослался на эту же оперативную информацию, не отграничил доказательства обвинения и защиты, не огласил выводы судебно-биологической экспертизы относитель-

но крови, обнаруженной на одежде осужденных, не привел исследованные в судебном заседании доказательства защиты, не напомнил присяжным о том, что следователь г [скрыто] в течение двух месяцев не проверял алиби осужденного, а также в нарушение требований ст. 340 ч. 3 п. 3 УПК РФ выразил свое отношение к доказательствам и сделал вывод о них. Просит приговор в отношении Быкова отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В письменных возражениях на содержащиеся в кассационных жалобах доводы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела и проверив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, коллегия присяжных заседателей по настоящему уголовному делу сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Присяжные заседатели приняли присягу, текст которой изложен в ст. 332 УПК РФ, а также им разъяснены права, предусмотренные ст. 333 УПК РФ.

Содержащиеся в кассационной жалобе адвоката доводы о том, что перед присяжными заседателями судьей в нарушение процессуального закона был поставлен вопрос (№ 1.1), который требовал от них дать юридическую оценку субъективной стороне действий осужденного, связанных с убийством, обоснованными признать нельзя.

Из протокола судебного заседания следует, что судья в письменном виде в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. Содержание этих вопросов полностью отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ. При этом каких-либо замечаний от осужденных и их защитников относительно содержания вопросов, в том числе и вопроса № 1.1., не поступило (т.4,л.д.122).

Нельзя согласиться и с содержащимися в кассационной жалобе адвоката доводами о том, что в напутственном слове судья незаконно сослался на неисследованную в судебном заседании оперативную информацию, не отграничил доказательства обвинения и защиты, не огласил выводы судебно-биологической экспертизы относительно происхождения крови, обнаруженной на одежде осужденных, не привел исследованные в судебном заседании доказательства защиты, не напомнил присяжным о том, что следователь г [скрыто] в течение двух месяцев не проверял алиби осужденного, а также выразил свое отношение к доказательствам и сделал вывод о них.

Имеющееся в материалах дела исполненное председательствующим напутственное слово к присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. При этом в напутственном слове отсутствуют как ссылки на дока-

зательства, которые не исследовались в судебном заседании, так и личное мнение судьи относительно этих доказательств. Вместе с тем, в нем приведены все доказательства обвинения и защиты, в том числе и акты всех судебных экспертиз (т.З,л.д.148-157).

Являются необоснованными и доводы кассационной жалобы адвоката о том, что содержащиеся в исследованных в судебном заседании постановлениях о возбуждении уголовного дела, разрешении производства обыска в жилище Быкова и о выемке сведения могли вызвать предубеждение у присяжных заседателей в отношении подсудимых, поскольку, как видно из материалов дела, в частности, из протокола судебного заседания, указанные процессуальные документы были оглашены в судебном заседании с согласия осужденных и их защитников и после оглашения документов замечаний от участников процесса не поступило (т.4,л.д.74-75).

Содержащиеся в кассационной жалобе адвоката доводы о том, что в прениях государственный обвинитель сообщил об оперативной информации, которая не исследовалась в судебном заседании, а судья не прервал его и не дал присяжным никаких разъяснений по этому вопросу, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что в прениях государственный обвинитель на доказательства, которые не являлись предметом исследования в судебном заседании, не ссылался (т.4,л.д. 102-115).

Что касается содержащихся в кассационной жалобе осужденного доводов о том, что в своей явке с повинной он в результате психического воздействия со стороны работников милиции оговорил Быкова в совершении преступлений, а также о том, что доказательства по делу исследованы неполно, то они также являются необоснованными.

Виновность Птицына и Быкова в разбойном нападении, а Быкова также в убийстве установлена вердиктом присяжных заседателей, вынесенным в соответствии со ст. 343 УПК РФ.

По настоящему делу не установлено нарушение в той или иной форме тайны совещания присяжных заседателей, закрепленной в ст. 341 УПК РФ.

К тому же, согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

С доводами, содержащимися в кассационной жалобе адвоката о том, что действия Быкова как убийство квалифицированы неправильно, согласиться также нельзя. Приговором установлено, что осужденный нанес потерпевшей [скрыто] палкой более десяти ударов в область головы и лица, причинив

ей закрытую черепно-мозговую травму со сдавлением и ушибом головного мозга, от которых она скончалась, и эти обстоятельства свидетельствуют о наличии у осужденного умысла на лишение потерпевшей жизни.

Наказание осужденным назначено с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих личность каждого.

Оснований для смягчения им наказания не имеется.

Таким образом, постановленный приговор в полной мере отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377-378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 27 декабря 2006 года в отношении Птицына [скрыто] ф [скрыто] ^ и Быкова [скрыто]

В Щ оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удов-

летворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 30-О07-7СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 332. Принятие присяжными заседателями присяги
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх