Дело № 31-О11-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 августа 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Яковлев Вячеслав Ксенофонтович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №31-О11-17

от 25 августа 2011 года

 

председательствующего Шурыгина А.П. судей Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Никифоровой В.Г. на приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 21 июня 2011 года, по которому

НИКИФОРОВА [скрыто]

[скрыто], ранее судимая 31.07.2008 г. по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, постановлением Канашского районного суда Чувашской Республики от 2 декабря 2008 года условное осуждение отменено с направлением для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима, освобождена по отбытию наказания 15.10.2010 г., -

осуждена к лишению свободы:

- по ст. 105 ч. 2 п. «д» УК РФ - на 9 лет с ограничением свободы на 2 года,

- по ст. 167 ч. 2 УК РФ - на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на два года в течение которых возложена обязанность периодически являться на регистрацию в специализированный орган,

2 Дело № 31-011-17

осуществляющий надзор за отбыванием наказания, и не менять места жительства без согласия этого органа.

Постановлено взыскать с Никифоровой В.Г. в пользу потерпевшего [скрыто] в счет возмещения вреда, причиненного преступлением, [скрыто]

[скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., выступления осужденной Никифоровой В.Г. и адвоката Антонова O.A., поддержавших жалобу, мнение прокурора Гулиева А.Г., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Никифорова В.Г. признана виновной в умышленном убийстве [скрыто] совершенном с особой жестокостью и умышленном уничтожении путем поджога дачного домика, принадлежащего ки [скрыто] с

причинением значительный материальный ущерб на сумму [скрыто] рублей. Преступления совершены в ночь на 15 ноября 2010 года в [скрыто]

при [скрыто]

I I в I I г-

установленных судом и подробно изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Никифорова В.Г. виновной себя признала частично.

В кассационной жалобе осужденная Никифорова В.Г. просит приговор отменить как незаконный и необоснованный, дело направить на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что судом неправильно квалифицированы ее действия как умышленное убийство с особой жестокостью и умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога. Вывод суда не соответствует действительности. Указывает, что между ней и потерпевшим неприязненных отношений не было, совершила преступление из-за аморального поведения потерпевшего, совершившего в отношении нее действия сексуального характера, унизившие ее, что подтверждается выводами судебно-медицинских экспертов, в связи с чем она нанесла потерпевшему удары ножом в состоянии шока, в темноте, не разбирая куда попала. Утверждает, что была напугана и думала, что он опять полезет на нее, так как он кричал и угрожал ей, попытался встать. Умысла на причинение вреда не было и утверждает, что к пожару и его последствиям никакого отношения не имеет. Никакой жидкости не разбрызгивала и не поджигала дом, что подтверждается, как она полагает, что заключением экспертов о том, что на месте происшествия следов легковоспламеняющегося вещества и ГСМ не обнаружено, но суд в нарушение УПК РФ эти выводы экспертов проигнорировал. Утверждает, что в ходе предварительного следствия она оговорила себя в результате воздействия на нее со стороны сотрудников правоохранительных органов. Утверждает, что она просила о переквалификации ее действий по ст. 114 ч.1

3 Дело № 31-011-17

УК РФ, но суд необоснованно отклонил ее ходатайство. Считает, что выводы судебно-биологической и судебной пожарно-технической экспертиз не могут являться прямым доказательством ее вины.

В возражениях государственный обвинитель Егоров E.H. указывает о несостоятельности доводов жалобы осужденной Никифоровой В.Г. и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на жалобы, судебная коллегия находит, что Никифорова В.Г. обоснованно осуждена за умышленное причинение смерти потерпевшему [скрыто] и умышленное уничтожение чужого имущества путем

поджога.

Виновность осужденной Никифоровой в умышленном причинении смерти потерпевшему [скрыто] и умышленном уничтожении чужого

имущества путем поджога, установлена всесторонне и полно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самой осужденной Никифоровой, подробно рассказавшей об обстоятельствах, при которых она совершила эти преступления, также показаниями потерпевшего

владельца дачного домика, сгоревшего в результате

совершенного осужденной Никифоровой поджога, показаниями свидетелей

[скрыто]. и [скрыто] и к [скрыто] 1 протоколами [скрыто]

осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертов о причине смерти потерпевшего и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Доводы жалобы осужденной Никифоровой о том, что она причинила потерпевшему [скрыто] тяжкий вред здоровью при превышении пределов необходимой обороны, ссылаясь на то, что потерпевший совершил с ней насильственный половой акт в извращенной форме, как видно из материалов дела, выдвигались ею в ходе судебного разбирательства дела, они проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Как следует из показаний самой осужденной Никифоровой, потерпевший И [скрыто] не совершал в отношении нее каких-либо

насильственных действий, с целью принуждения ее к совершению сексуальных действий в извращенной форме. Она не была против вступления с [скрыто] в половую связь в естественной форме, но когда [скрыто] в результате нетрадиционного секса причинил ей боль, хотя между ними не было договоренности о нетрадиционном сексе, Никифорова нанесла ему удары ножом, затем подожгла дом, и скрылась с места преступления.

Эти показания обоснованно признаны судом правдивыми, поскольку соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Так, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у Никифоровой, за исключением надрыва ануса прямой кишки, каких - либо

4 Дело № 31-011-17

других телесных повреждений, которые свидетельствовали бы о насильственном половом акте, не обнаружено.

Из показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто]

Щ. видно, что когда потушили пожар и расчистили пожарный мусор, в сгоревшем домике обнаружили обгоревший труп, что подтверждается также протоколом осмотра места происшествия.

Свидетели [скрыто] и [скрыто] показали, что ими была

установлена личность погибшего, им оказался [скрыто] В ходе дальнейших оперативно розыскных мероприятий была установлена причастность к совершению этого преступления Никифоровой В.Г., которая и призналась в совершении убийства.

Утверждения осужденной Никифоровой в жалобе о том, что она не поджигала дачный домик и осуждена за это преступление необоснованно, как видно из материалов дела, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку факт поджога дачного домика с находившимся в нем [скрыто] помимо явки с повинной и признательных показаний

самой Никифоровой, данных ею в ходе предварительного следствия, подтверждены выводами пожарно-технической экспертизы о том, что очаг пожара в строении дачного дома № [скрыто], принадлежащего [скрыто] расположенного в [скрыто] находился внутри дачного

домика на месте расположения дивана. Вероятнее всего пожар в строении дачного домика мог возникнуть в результате воздействия постороннего источника открытого пламени в виде зажженой спички, зажигалки, либо от источника тления длительного воздействия, к каковым относится тлеющая сигарета, брошенная Никифоровой, как она подтверждала в своих показаниях, во внутрь дачного дома.

Кроме того, анализ показаний Никифоровой о времени поджога дачного домика и показаний свидетелей о времени обнаружения пожара свидетельствуют о прямой причастности Никифоровой к совершению этого преступления.

Причиной смерти потерпевшего [скрыто] как следует из заключения

экспертов, явилось отравление окисью углерода (угарным газом), что подтверждается обнаружением карбоксигемоглобина в крови, частиц копоти в бронхах, розоватым цветом слизистых оболочек внутренних органов.

При исследовании трупа экспертом также были обнаружены: проникающая колото-резаная рана правой половины грудной клетки с повреждением средней доли правого легкого и две колото-резаные раны, проникающие в брюшную и левую плевральную полости с повреждением желудка, селезенки, диафрагмы, нижней доли левого легкого, которые носят прижизненный характер и квалифицированы как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Доводы жалобы осужденной Никифоровой о том, что в ходе предварительного следствия она оговорила себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия, как видно из материалов дела, проверены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

5 Дело № 31-011-17

Из материалов дела видно, что признательные показания в совершении убийства и поджоге дома были даны Никифоровой В.Г. добровольно и не только в присутствии защитника, но и в присутствии всех участников проверки ее показаний с выходом на место происшествия, то есть в условиях, исключающих какое-либо воздействие на нее.

Психическое состояние осужденной Никифоровой В.Г. проверено надлежащим образом и с учетом заключения судебно - психиатрической экспертизы суд обоснованно сделал вывод о том, что преступления совершены ею во вменяемом состоянии.

При установленных обстоятельствах суд, оценив все доказательства по делу в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Никифоровой в умышленном убийстве ИИ Щ а также в умышленном

уничтожении имущества [скрыто] путем поджога, с причинением ему

значительного ущерба.

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением уголовно -процессуальных норм.

Действия Никифоровой по ч.2 ст. 167 УК РФ как уничтожение чужого имущества путем поджога, причинившего потерпевшему [скрыто] значительный материальный ущерб, квалифицированы правильно.

Вместе с тем приговор в части осуждения Никифоровой за убийство потерпевшего подлежит изменению, по следующим основаниям.

Как следует из приговора, в обоснование вывода о совершении Никифоровой убийства потерпевшего с особой жестокостью суд указал, что потерпевший [скрыто] фактически был сожжен «заживо, испытывая особые мучения и страдания под воздействием высокой температуры и пламени огня».

Однако, этот вывод суда противоречит материалам дела.

Так, заключением судебно-медицинских экспертов установлено, что

причиной смерти потерпевшего [скрыто] явилось отравление окисью углерода (угарным газом). Прижизненно были причинены потерпевшему проникающие колото-резаные раны правой половины грудной клетки с повреждением средней доли правого легкого и две колото-резаные раны, проникающие в брюшную и левую плевральную полости с повреждением желудка, селезенки, диафрагмы, нижней доли левого легкого, а воздействию огня он подвергся уже посмертно, поэтому с выводом суда о том, что потерпевший испытывал особые мучения и страдания, нельзя согласиться.

При таких обстоятельствах, когда в действиях осужденной Никифоровой отсутствуют признаки проявления ею особой жестокости при совершении убийства потерпевшего, необходимо переквалифицировать ее действия с п.«д» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ

Наказание, назначенное осужденной Никифоровой В.Г. в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих наказание обстоятельств, данных о ее личности, в том числе ее явку с повинной, наличие у нее малолетнего ребенка, является справедливым. Но с учетом

внесенного изменения смягчить наказание.

6 Дело № 31-011-17

Судебная коллегия находит, что следует ей

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Чувашской Республики от 21 июня 2011 года в отношении Никифоровой [скрыто] изменить,

переквалифицировать ее действия с п. «д» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ и назначить по этой статье 7 (семь) лет лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 105 и ч.2 ст. 167 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить к отбытию 8 (восемь) лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 31-О11-17

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх