Дело № 32-АД13-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 февраля 2014 г., Постановление
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, надзор
Категория Административные дела
Докладчик Меркулов Владимир Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 32-АД13-9

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 февраля 2014 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев надзорную жалобу Белявского М В на постановление мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района города Саратова от 4 декабря 2012 года, решение судьи Октябрьского районного суда города Саратова от 22 января 2013 года, постановление заместителя председателя Саратовского областного суда от апреля 9 2013 года, вынесенные в отношении Саратовского филиала ОАО « » Белявского М В по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП - РФ),

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района города Саратова от 4 декабря 2012 года, оставленным без изменения решением судьи Октябрьского районного суда города Саратова от 22 января 2013 года, постановление заместителя председателя Саратовского областного суда от 9 апреля 2013 года, должностное лицо - Саратовского филиала ОАО « » Белявский М.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 2 000 рублей.

В жалобе, поданной в порядке, предусмотренном статьями 30.12 - 30.14 КоАП РФ, в Верховный Суд Российской Федерации, Белявский М.В. просит об отмене постановления мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района города Саратова от 4 декабря 2012 года, решения судьи Октябрьского районного суда города Саратова от 22 января 2013 года, постановления заместителя председателя Саратовского областного суда от 9 апреля 2013 года, ссылаясь на отсутствие в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ.

Изучив истребованное из судебного участка № 4 Октябрьского района города Саратова дело об административном правонарушении, доводы надзорной жалобы Белявского М.В., судья Верховного Суда Российской Федерации находит указанную жалобу подлежащей удовлетворению в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии со статьей 17.7 КоАП РФ умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц - от двух тысяч до трех тысяч рублей (в ред.

Федерального закона от 22 июня 2007 года № 116-ФЗ).

Пункт 2 статьи 1 и пункт 1 статьи 21 Федерального закона от 17 января 1992 года № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» определяют, что прокуратура Российской Федерации осуществляет надзор за исполнением законов органами управления и руководителями коммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов. Целью подобного надзора является обеспечение верховенства закона, единство и укрепление законности, защита прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

В силу требований пункта 2 статьи 22 указанного Федерального закона прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе требовать от руководителей и других должностных лиц коммерческих организаций предъявления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений.

Из представленных материалов усматривается, что основанием для привлечения Белявского М.В. к административной ответственности, предусмотренной статьей 17.7 КоАП РФ, послужило то, что последний, являясь Саратовского филиала ОАО « » не предоставил по требованию прокуратуры Кировского района города Саратова выписки по открытому в указанном банке счету ООО « », направленному в рамках проводимой прокуратурой проверки 0 0 0 УО « » на предмет исполнения заключенных договоров с 0 0 0 « » на выполнение работ по ремонту жилых помещений, расходования денежных средств, поступивших в счет оплаты за жилищно-коммунальные услуги, то есть Белявский М.В. не выполнил требование прокурора, вытекающее из его полномочий.

Разрешая данное дело об административном правонарушении, мировой судья пришел к выводу о том, что Саратовского филиала ОАО « » Белявский М.В. неправомерно отказал прокурору в предоставлении указанных сведений, в связи с чем признал Белявского М.В. виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 17.7 КоАП РФ.

Вместе с тем такой вывод мирового судьи нельзя признать обоснованным.

Объективная сторона состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ, состоит в невыполнении требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Пунктом 6 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 7 декабря 2007 года № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина» предусмотрено, что при осуществлении надзора в сферах, на которые распространяется действие законодательства о банковской и иной охраняемой законом тайне, прокуроры должны руководствоваться установленным законодательством порядком.

Статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее - Закон № 395-1), регулирующая порядок предоставления банками справок по операциям и счетам их клиентов, содержит исчерпывающий перечень лиц, которые вправе получать от банков информацию, составляющую банковскую тайну. При этом органы прокуратуры Российской Федерации и их должностные лица не указаны в данном перечне.

Специальные федеральные законы, регламентирующие деятельность конкретных органов, могут содержать нормы, предусматривающие право этих органов получать информацию, составляющую банковскую тайну.

Федеральный закон от 17 января 1992 года № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее - Закон № 2202-1) не содержит норм, предоставляющих органам прокуратуры Российской Федерации и их должностным лицам право получать от банков информацию, относящуюся к банковской тайне.

В пункте 3 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2003 года № 8-П указано, что из конституционных гарантий неприкосновенности частной жизни, личной тайны и недопустимости распространения информации о частной жизни лица без его согласия вытекают как право каждого на сохранение в тайне сведений о его банковских счетах и банковских вкладах и иных сведений, виды и объем которых устанавливаются законом, так и соответствующая обязанность банков, иных кредитных организаций хранить банковскую тайну, а также обязанность государства обеспечивать это право в законодательстве и правоприменении.

По смыслу Конституции Российской Федерации, институт банковской тайны по своей природе и назначению имеет публично-частный характер и направлен на обеспечение условий для эффективного функционирования банковской системы и гражданского оборота, основанного на свободе его участников, одновременно данный институт гарантирует основные права граждан и защищаемые Конституцией Российской Федерации интересы физических и юридических лиц. Этим должны предопределяться устанавливаемые федеральным законодателем объем и содержание правомочий органов государственной власти и их должностных лиц, являющихся носителями публичных функций, в их отношениях с банками, иными кредитными организациями и их клиентами, а также объем и содержание прав и обязанностей клиентов в их отношениях как с банками, иными кредитными организациями, являющимися носителями финансовой информации, так и с органами государственной власти и их должностными лицами, могущими лишь в целях реализации указанных функций пользоваться банковской тайной, затрагивая тем самым частную жизнь и личную тайну граждан.

В пункте 4 названного постановления Конституционного Суда Российской Федерации указано, что согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, конкретизирующему и развивающему приведенные положения Конституции Российской Федерации в соответствии с основными началами гражданского законодательства, банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте; сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям; государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом; в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков (статья 857 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Банковская тайна, таким образом, означает защиту банком в силу требования закона сведений, разглашение которых может нарушить права клиента. Предусматривая обязанность банка обеспечить банковскую тайну и определяя ее основные объекты, субъекты права на банковскую тайну, их обязанности и гражданско-правовую ответственность, Гражданский кодекс Российской Федерации одновременно устанавливает, что пределы возложенной на банк обязанности хранить банковскую тайну определяются законом.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 4 постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 8-П, федеральный законодатель вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну, только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции Российской Федерации целей, включая публичные интересы и интересы других лиц.

Принимая во внимание требования норм статьи 857 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 26 Закона № 395-1 и Закона № 2202-1, а также изложенную выше позицию Конституционного Суда Российской Федерации, органы прокуратуры Российской Федерации не вправе требовать от кредитных организаций предоставления информации, составляющей банковскую тайну.

Из анализа изложенных норм закона в их системной взаимосвязи следует, что Саратовского филиала ОАО « » Белявский М.В., руководствуясь положениями статьи 26 Закона № 395-1, правомерно отказал в предоставлении по требованию прокурора выписки по банковскому счету ООО « », в связи с чем полагать о невыполнении указанным должностным лицом законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий, оснований не имеется.

Соответственно, в действиях Белявского М.В. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района города Саратова от 4 декабря 2012 года, решение судьи Октябрьского районного суда города Саратова от 22 января 2013 года, постановление заместителя председателя Саратовского областного суда от 9 апреля 2013 года, вынесенные в отношении Саратовского филиала ОАО « » по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 КоАП РФ, подлежат отмене.

Производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ - в связи с отсутствием в действиях Белявского М.В. состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13, 30.17 КоАП РФ, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

надзорную жалобу Белявского М.В. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района города Саратова от 4 декабря 2012 года, решение судьи Октябрьского районного суда города Саратова от 22 января 2013 года, постановление заместителя председателя Саратовского областного суда от 9 апреля 2013 года, вынесенные в отношении Саратовского филиала ОАО « » Белявского М В по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 17.7 КоАП РФ, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ - в связи с отсутствием в действиях Белявского М.В. состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.7 КоАП РФ.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

Статьи законов по Делу № 32-АД13-9

ГК РФ Статья 857. Банковская тайна
КоАП РФ Статья 17.7. Невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении
КоАП РФ Статья 24.5. Обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх