Дело № 32-О10-29СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №32-О10-29СП

от 2 сентября 2010 года

 

председательствующего - Шурыгина А. П. судей - Иванова Г. П. и Степалина В. П.

осужден по ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и в соответствии со ст. 47 ч. 3 УК РФ с лишением права в течение 3 лет занимать должности и заниматься деятельностью, связанной с

организационно-распорядительными и а д м и н и с т р а т и в н о-хозяйственными полномочиями на государственной службе, в органах местного самоуправления, а также на предприятиях, в организациях и учреждениях независимо от их форм собственности.

Оправдан по обвинению в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 290 ч. 1 УК РФ в связи с не установлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления адвоката Холоденко В. Д., просившего приговор отменить и дело прекратить либо направить на новое рассмотрение, прокурора Соломоновой В. А., просившей изменить приговор по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей Павлов признан виновным в получении взятки лично в виде денег за действия, входящие в его служебные полномочия, в пользу взяткодателя и представляемого им лица, в крупном размере.

Преступление совершено 20 августа 2009 года в г.

обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении ставится вопрос об изменении приговора, исключении из него указания о назначении Павлову дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями на том основании, что за одно преступление не может быть назначено два дополнительных наказания. Кроме того, предлагается зачесть Павлову в срок отбывания наказания время его содержания под стражей 20 августа 2009 года.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Холоденко просит приговор отменить и дело прекратить либо направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что при выборе формы судопроизводства Павлову не разъяснялись полностью особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. В нарушение требований ст. 220 ч. 6 УПК РФ уголовное дело было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения с согласия должностного лица, не являющегося руководителем следственного органа, а само обвинительное заключение утверждено прокурором за пределами установленного законом срока. При формировании коллегии присяжных заседателей в списках,

выданных стороне защиты, отсутствовали достаточные сведения о кандидатах в присяжные заседатели. Павлову и его защитнику не было предоставлено право на заявление дополнительных немотивированных отводов, хотя количество не отведенных присяжных заседателей позволяло это сделать. Павлову не были разъяснены юридические последствия неиспользования им своих процессуальных прав. Председательствующий не обеспечил соблюдение принципа состязательности и равноправия сторон при заслушивании вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника и во время представления и исследования доказательств. Председательствующий занимал обвинительную позицию, в связи с чем, ему был заявлен отвод, который необоснованно оставлен без удовлетворения. Председательствующий необоснованно отказал в допросе свидетелей [скрыто] и [скрыто], оглашении их показаний и допросе следователей [скрыто] и [скрыто], которых сторона защиты просила вызвать, а свидетель [скрыто] находился в суде, для проверки обстоятельств осмотра места происшествия, и в признании этого протокола, а также заключения эксперта недопустимыми доказательствами. Вопросный лист, по мнению адвоката, составлен с нарушением требований ст. 252, 338-339 УПК РФ, а напутственное слово председательствующего не отвечало требованиям ст. 340 УПК РФ. Адвокат также считает, что в действиях Павлова отсутствует состав преступления, поскольку Павлов в соответствие с его служебными полномочиями не обязан был заключать договоры с дилерами сельхозпроизводителей, а только с самими сельхозпроизводителями.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом присяжных заседателей о виновности Павлова в совершении преступления.

Дело рассмотрено судом с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Вопреки утверждениям адвоката Холоденко в жалобе, Павлову надлежащим образом были разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Так, согласно протоколу от 26 февраля 2010 года Павлову и адвокату Холоденко было разъяснено в том числе, что в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в

соответствие с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ (т. 5 л. д. 183-185).

В ходе предварительного слушания дела Павлов подтвердил, что ему были разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и права обвиняемого в судебном разбирательстве и дополнительных разъяснений указанных прав и особенностей ему не требуется (т. 6 л. д. 22).

В связи с этим, доводы кассационной жалобы адвоката о том, что при выборе формы судопроизводства Павлову не было известно, что в присутствии присяжных заседателей он не вправе касаться обстоятельств, не подлежащих установлению коллегией присяжных заседателей по данному делу, как-то, дачи взяток другим должностным лицам, следует признать необоснованными.

Необоснованными являются также утверждения адвоката в жалобе о том, что Павлову не было известно, что в присутствии присяжных заседателей не могут быть допрошены следователи по вопросам допустимости доказательств, поскольку такая особенность рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей также разъяснялась Павлову и его защитнику (т. 5 л. д. 183).

Следует признать необоснованными и доводы кассационной жалобы о том, что обвинительное заключение по данному уголовному делу в связи с нарушениями норм УПК при его направлении прокурору и утверждении прокурором не имеет юридической силы.

Из материалов дела видно, что согласие о направлении уголовного дела прокурору с обвинительным заключением было дано следователю руководителем отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по области.

В соответствие с приказом Председателя Следственного

комитета при прокуратуре РФ

руководители отделов по расследованию особо важных дел в следственных органах наделены полномочиями руководителя следственного органа [скрыто] вышеуказанного приказа).

Ссылка адвоката на незаконность данного приказа является необоснованной, так как приказ не признавался в судебном порядке противоречащим УПК РФ.

Обвинительное заключение утверждено прокурором в сроки, предусмотренные ст. 221 ч. 1 УПК РФ, поскольку уголовное дело с обвинительным заключением было направлено прокурору 2 марта 2010 года и, с учетом общепринятых выходных дней в прокуратуре - субботы и воскресенья, десятидневный срок оканчивался 15 марта 2010 года, то есть в первый рабочий день, следующий за нерабочими днями.

Доводы кассационной жалобы о том, что в списках, выданных стороне защиты отсутствовали необходимые для формирования коллегии присяжных заседателей сведения о кандидатах в присяжные заседатели, также согласиться нельзя.

Во-первых, адвокат и сам Павлов не заявляли в судебном заседании, что им необходимо знать возраст кандидатов в присяжные заседатели и их образование. Во-вторых, адвокат Холоденко при отборе присяжных заседателей, считая необходимым выяснить эти данные только у трех кандидатов, задал им соответствующие вопросы и получил на них надлежащие ответы (т. 6 л. д. 129).

Необоснованной является и ссылка адвоката в жалобе на нарушение права Павлова на защиту при заявлении немотивированных отводов.

Согласно п. 16 ст. 328 УПК РФ, председательствующий может предоставить сторонам право на равное количество дополнительных отводов. Однако о таком желании сторона защиты не ходатайствовала, а председательствующий не нашел необходимым проводить дополнительные немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели.

Вопреки утверждениям адвоката в жалобе, в протоколе судебного заседания содержатся сведения о том, что председательствующий разъяснял Павлову не только процессуальные права, но и юридические последствия не использования им таких прав (т. 6 л. д. 120).

Каких-либо возражений на действия председательствующего по этому поводу адвокат Холоденко не заявлял.

Утверждение адвоката в жалобе о том, что государственный обвинитель оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, сообщив им во вступительном слове не только существо, но и содержание обвинения с приведением его юридической оценки, является несостоятельным, поскольку содержание обвинения все равно

было доведено до присяжных заседателей в напутственном слове председательствующего.

Указание во вступительном слове государственного обвинителя, как считает адвокат, только на то, что Павлов обвиняется в получении денег в сумме Щ тысяч от без приведения его

должностных обязанностей и действий, которые он должен был совершить за полученные деньги, не раскрывало бы и существа предъявленного ему обвинения.

Поэтому само по себе указание формулировки предъявленного обвинения во вступительном слове государственного обвинителя не является нарушением требований ст. 335 ч. 2 УПК РФ, влекущим отмену приговора.

Доводы кассационной жалобы о лишении стороны защиты права представлять доказательства на тех же условиях, на которых их представляла сторона обвинения, являются необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, при просмотре видеозаписи оперативного эксперимента адвокат не возражал против того, чтобы государственный обвинитель дважды воспроизводил отдельные фрагменты этой видеозаписи, которые, по его мнению, являются важными для исхода дела (т. 7 л. д. 26).

Такое же право было и у стороны защиты, однако она этим правом при просмотре видеозаписи не воспользовалась. Ходатайство о повторном воспроизведении видеозаписи адвокат Холоденко заявил только в конце судебного следствия, к тому же, он просил о просмотре фрагмента, который не был связан с возможным получением Павловым денег от [скрыто] в его рабочем кабинете (т. 7 л. д. 129). Поэтому

председательствующий правильно оставил ходатайство адвоката без удовлетворения.

Нельзя согласиться также с утверждениями адвоката о том, что председательствующий занял сторону обвинения во время дачи Павловым показаний в качестве подсудимого, поскольку он всего лишь выяснял у Павлова, почему тот отказывается отвечать на вопросы стороны обвинения.

Поэтому и оснований для отвода председательствующему в данном случае не имелось (т. 6 л. д. 74-75).

Ходатайства адвоката о вызове в суд для допроса следователей и [скрыто], о допросе в судебном заседании в качестве свидетелей [скрыто] и [скрыто] и оглашении их показаний, данных в ходе предварительного следствия, правильно были оставлены без удовлетворения (т. 7 л. д. 32, 34, 36-38, 121).

Как следует из материалов дела, следователи и участия в проведении оперативного эксперимента не принимали, протокол осмотра места происшествия подписан всеми участниками следственного действия без замечаний (т. 1 л. д. 11-19).

Поэтому необходимости в допросе следователей и свидетелей [скрыто] и [скрыто] первый из которых являлся экспертом, а второй сотрудником милиции при осмотре места происшествия, в судебном заседании, не имелось.

Не имелось также оснований и для признания протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством.

Так, следователи и не являлись очевидцами

передачи денег Павлову, не были они и участниками

оперативного эксперимента. В связи с этим, оснований для их отвода не имелось.

Безотлагательность осмотра места происшествия была продиктована необходимостью незамедлительно закрепить результаты оперативного эксперимента. В соответствие с ч. 2 ст. 176 УПК РФ, в случаях, нетерпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Ходатайства о предоставлении адвоката при осмотре места происшествия Павлов не заявлял. Осмотр места происшествия произведен в соответствие с требованиями ст. 177 УПК РФ.

Вместе с тем, учитывая, что при осмотре места происшествия Павлов давал объяснения, которые он не подтвердил в судебном заседании, председательствующий в силу ст. 75 ч. 2 п. 1 УПК РФ признал недопустимыми эти объяснения (т. 6 л. д. 47-48).

Что касается заключения экспертов, которое адвокат просил в судебном заседании признать недопустимым доказательством, то председательствующий обоснованно отказал защите в исключении этого доказательства из судебного разбирательства (т. 7 л. д. 154).

Поскольку Павлов отказался дать образцы своего голоса для исследования, экспертами была предоставлена аудиозапись, которая проводилась при осмотре места происшествия. При этом эксперты исследовали образцы голоса и речи Павлова, а не сведения, о которых он сообщал при осмотре места происшествия.

Утверждения же адвоката в жалобе о том, что эксперты использовали не сертифицированное оборудование, что они не проходили специализацию и не имели свидетельства о праве на самостоятельное производство экспертизы, носят характер предположения.

Приложение к заключению экспертизы является составной частью самого заключения, поэтому у председательствующего не было оснований отказывать в его исследовании.

Не являются основаниями для признания заключения экспертов недопустимым доказательством и иные обстоятельства, указанные в кассационной жалобе адвоката.

Нельзя согласиться с утверждениями адвоката Холоденко в жалобе о том, что вопросный лист не соответствовал требованиям ст. ст. 252, 338-339 УПК РФ.

Указание на то, что «по телефону [скрыто] было сказано,

чтобы она прибыла на территорию торговых площадей для передачи денег в сумме [скрыто] тысяч рублей», было включено

председательствующим в 9 вопрос по предложению самого адвоката (т. 7 л. д. 184).

Никакого отказа от обвинения Павлова в этой части, вопреки утверждениям адвоката, государственный обвинитель в судебном заседании не заявлял.

Другие замечания адвоката по вопросам, подлежащим разрешению коллегией присяжных заседателей, по выражению самого адвоката в судебном заседании, не являлись принципиальными и, следовательно, являлись несущественными.

Поэтому их отклонение председательствующим не могло повлиять на постановление вердикта.

Напутственное слово председательствующего отвечало требованиям ст. 340 УПК РФ, а возражения защитника были частично приняты председательствующим.

В частности, председательствующий просил присяжных заседателей учесть при вынесении вердикта, что заключение экспертизы носит вероятностный характер, а также просил учесть замечания защитника, касающиеся толкования им презумпции невиновности (т. 7 л. д. 187).

Остальные возражения адвоката были правильно отклонены председательствующим, поскольку закон запрещает ему высказывать свое мнение по вопросам, подлежащим разрешению присяжными заседателями, а также давать оценку каким-либо доказательствам.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Правовая оценка действиям Павлова дана председательствующим правильная.

Утверждения адвоката в жалобе о том, что в должностные обязанности Павлова не входило заключение договоров с дилерами сельхозпроизводителей, являются несостоятельными.

Как правильно указано в приговоре, согласно Уставу возглавляемого Павловым государственного предприятия и должностным инструкциям, он обязан был заключать на безвозмездной основе договоры по реализации сельхозпродукции. В судебном заседании Павлов сам признавал, что он намеревался предоставить торговые места в крытом торговом павильоне рынка, но требовал от нее предоставления дилерских договоров. Поэтому вывод о том, что Павлов заведомо сознавал незаконность своих действий, требуя, как установлено вердиктом, от деньги за

предоставление торговых мест, и использовал свои должностные полномочия в корыстных целях, с целью получения взятки, является обоснованным.

Наказание Павлову назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. По своему размеру оно назначено ниже низшего предела с учетом положений ст. 64 УК РФ.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению в части дополнительного наказания, из него подлежит исключению, как об этом просит автор кассационного представления, указание на лишение права Павлова в течение 3 лет заниматься деятельностью на предприятиях, в организациях и учреждениях независимо от их форм собственности.

Что касается исчисления срока наказания, то этот вопрос подлежит разрешению судом постановившим приговор в порядке ст. 397-398 УПК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 12 мая 2010 года в отношении Павлова М< [скрыто] изменить:

исключить указание о назначении в соответствии со ст. 47 ч. 3 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права в течение 3 лет заниматься деятельностью на предприятиях, в организациях и учреждениях независимо от их форм собственности.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствую щий:

Статьи законов по Делу № 32-О10-29СП

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 176. Основания производства осмотра
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 221. Решение прокурора по уголовному делу
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры




Лучшие юристыЛучшие юристы

онлайн
Фото юриста
Степанова Татьяна
г. Санкт-Петербург
рейтинг: 15
Телефон: +79213445674
онлайн
Фото юриста
Коломиец Валерий Юрьевич
г. Анадырь, Санкт-Петербург
рейтинг: 0

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх