Дело № 34-О10-27

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Лутов Владимир Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №34-О10-27

от 20 октября 2010 года

 

председательствующего Лутова В.Н.,

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании от 20 октября 2010 г. кассационные жалобы осуждённого Никифорова В.А. и адвоката Тумаркина Л.Я. на приговор Мурманского областного суда от 27 июля 2010 г., по которому

1) 30 ноября 2009 г. по ст.222 чЛ УК РФ на 2 года лишения свободы с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года,

осуждён по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ (в ред. ФЗ РФ № 73-ФЗ от 21.07.2004 г.) на 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, начиная с 27 июля 2010 г., с учётом предварительного заключения под стражу в период с 22 ноября 2009 г. по 26 июля 2010 г.

Предыдущий приговор Кандалакшского городского суда Мурманской области от 30 ноября 2009 г. постановлено исполнять самостоятельно.

Взыскано с Никифорова В.А. в пользу И [скрыто]. в счёт возмещения материального ущерба рубля и компенсация морального вреда в размере

рублей,в пользу размере II рублей.

компенсация морального вреда в

Заслушав доклад судьи Лутова В.Н., объяснения осуждённого Никифорова В.А. и в его защиту адвоката Тумаркина Л.Я., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Кокориной Т.Ю. о необоснованности кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

Никифоров В.А. признан виновным в убийстве двух лиц -

и

Преступление совершено 21 ноября 2009 г. указанных в приговоре обстоятельствах.

при

В суде Никифоров вину признал частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, как и в суде, Никифоров утверждает, что после ссоры на берегу залива уже в его дачном доме [скрыто] стал угрожать ему, применил насилие, что, защищаясь от нападения он, Никифоров, застрелил [скрыто] в состоянии необходимой обороны, а [скрыто] застрелил, опасаясь, что тот возьмёт нож и убьёт его.

Заявляет, что у него не было иного мотива и умысла на убийство потерпевших. Считает, что свидетели [скрыто] и [скрыто] дали в суде недостоверные показания.

Просит разобраться в деле. Кроме того, считает, что наказан чрезмерно сурово, полагает, что у суда имелись все основания для применения к нему ст.64 УК РФ.

Адвокат Тумаркин Л.Я. в кассационной жалобе указывает, что обстоятельства происшедшего, о которых говорил его подзащитные ничем не опровергнуты, просит принять их за достоверные, приговор изменить - переквалифицировать действия Никифорова в отношении [скрыто] с п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ, по которой назначить более мягкое наказание, а по факту причинения смерти [скрыто] признать действия Никифорова правомерными, уголовное дело в этой части прекратить за отсутствием состава преступления.

Государственный обвинтель Донецкий Д.В. и потерпевшие [скрыто], [скрыто]. принесли свои возражения на жалобы осуждённого и адвока-

та, в которых просят оставить приговор без изменения.

Проверив доводы кассационных жалоб по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит их несостоятельными, а обжалуемый приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины Никифорова в совершении умышленного убийства двух лиц соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Все изложенные в жалобах доводы проверялись в судебном заседании и были обоснованно отвергнуты судом, как несоответствующие действительности.

Вопреки доводам жалоб субъективная сторона совершённого Никифоровым преступления установлена судом правильно.

Вывод суда о том, что мотивом преступления явились личные неприязненные отношения Никифорова к потерпевшим основан на материалах дела.

Как установлено в судебном заседании, Никифоров, находясь в состоянии опьянения и встретив на заливе рыбачившего там [скрыто], стал предъявлять к нему претензии в том, что тот сообщил в правоохранительные органы о незаконно хранящемся у него оружии и боеприпасах, за что он, Никифоров, и был осуждён, оскорбил [скрыто] назвав его стукачом, получив за это ответный удар в лицо. Присутствующий при этом товарищ ЬС [скрыто] объяснил Никифорову необоснованность его претензий. После чего, Никифоров, создав видимость того, что конфликт урегулирован, оно сохраняя обиду на потерпевших, пригласил их к себе в дом, где они совместно продолжили распитие спиртного, а затем, когда потерпевшие находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, расстрелял их из ружья.

Данные выводы суда подтверждаются показаниями свидетелей 1У [скрыто] -Щ, ЬС [скрыто] показавшими в судебном заседании, что на неоднократные обращения К [скрыто] не обижаться на него, Никифоров отвечал, что с ним еще разберётся.

Более того, сам Никифоров в ходе предварительного следствия через два дня после совершения преступления в присутствии защитника заявил, что совершил убийство потерпевших в порыве злости из-за оскорблений, высказанных ими в его адрес (т.1 л.д. 189).

То, что Никифоровым при совершении убийства двигала обида, а не опасение за свою жизнь, как утверждает сторона защиты, подтверждено и показа-

ниями свидетеля к которой Никифоров пришёл сразу после

убийства потерпевших и заявил, что его унизили.

В судебном заседании исследовались все показания осуждённого, данные на предварительном следствии и в суде содержание которых постепенно, от допроса к допросу менялось, подстраивалось под установленные следствием факты, с выдвижением версии о нападении со стороны потерпевших и производстве выстрелов в упор при нахождении лицом к лицу с [скрыто] и [скрыто] -её постепенным усовершенствованием.

После производства судебно-медицинской экспертизы трупов, из выводов которой следует, что нападавший по отношению к потерпевшим находился сзади, стрелял им в спины, Никифоров выстроил новую версию произошедшего на месте преступления.

Таким же образом, Никифоров постепенно «вспоминал» телесные повреждения якобы, причинённые ему [скрыто], постоянно увеличивая их количество для обоснования своей версии произошедшего и создания образа жертвы.

Первоначально Никифоров упоминал о разбитом носе, затем вспомнил о нанесении удара по губе и в область ягодиц. Однако, из показаний свидетеля К [скрыто] в судебном заседании, показаний свидетеля [скрыто] на следствии следует, что после убийства потерпевших у Никифорова никаких повреждений на губе не было.

Не было обнаружено таких повреждений у Никифорова и при освидетельствовании его врачом.

Кроме того, свидетель [скрыто] в судебном заседании так же утверждал, что, вернувшись к дому Никифорова, телесных повреждений на губах у подсудимого не видел. Свидетель [скрыто] в ходе

предварительного следствия 05.01.2010 г. заявляла, что у подсудимого запёкшаяся кровь была лишь в области носа (т. 1 л.д.218-220).

Версия о нанесении ударов по ягодице выдвинута Никифоровым только в суде, ни разу на предварительном следствии он не говорил об этом.

Показания супруги осуждённого также противоречивы, в них также меняется количество имевшихся у Никифорова телесных повреждений в сторону их увеличения. Суд расценил такое её поведение желанием облегчить участь мужа. Суд мотивированно и обоснованно пришёл к выводу о том, что из всех показаний Никифорова следует доверять лишь первоначальным, из которых следует, что он поссорился с потерпевшими, в порыве злости на них взял ружье, расстрелял потерпевших.

К показаниям Никифорова в судебном заседании о том, что он лишь позже окончательно вспомнил все обстоятельства происшедшего, суд обоснованно отнесся с недоверием, поскольку в ряде случаев он не мог ответить на задаваемые вопросы, ссылаясь на запамятование.

Будучи допрошенным 22 ноября 2009 г. в качестве подозреваемого Никифоров В.А. показал, что 21.11.2009 года около 12 часов недалеко от своего дома на станции на рыбалке повстречался с [скрыто] и [скрыто] -

с которыми стал распивать спиртные напитки. Между ним и [скрыто] произошел конфликт, и [скрыто] ударил его кулаком по лицу. [скрыто] стоял рядом и не вмешивался. Успокоившись, они пошли к нему домой, где продолжили распивать спиртное. Он опьянел. События помнит фрагментарно. Помнит, что схватил хранящееся в коридоре ружьё. Так же помнит, что в коридоре на полу лежал труп [скрыто], а в комнате - труп [скрыто], при этом патронов в ружьё, которое он держал в руках, уже не было. Испугался и решил избавиться от трупов. Перетащив трупы [скрыто] ^^В и [скрыто] в салон своего автомобиля [скрыто], поджёг автомашину. Помнит, что звонил жене и в милицию, (т.1 л.д. 131-134)

Данные показания об обстоятельствах совершённого, времени, месте и способе его совершения полностью согласуются и с чистосердечным признанием Никифорова В.А., написанным собственноручно 22.11.2009 г., из которого так же следует, что Никифоров В.А. 21.11.2009 г. убил [скрыто] и [скрыто] -в ходе ссоры, выстрелив из охотничьего ружья в того и другого, а затем ружье выбросил за баню, трупы [скрыто] и [скрыто] перенёс в свою автомашину, которую затем поджёг (т.1, л.д. 109-110).

Кроме того, приведённые показания Никифоров В.А. подтвердил в ходе проверки показаний на месте в своем дачном доме, где показал и рассказал, что убийство [скрыто] и [скрыто] 21 ноября 2009 г. совершил именно он (т.1 л.д. 139-166).

В суде, как и в кассационной жалобе, Никифоров, описывая обстоятельства происшедших событий, указывает, что 31 июля 2009 г. в его доме в В-сотрудники милиции изъяли оружие. Узнал, что о незаконном хранении оружия сотрудникам милиции сообщил [скрыто] - 21.11.2009 г. на рыбалке встретил находившихся в нетрезвом состоянии [скрыто] и [скрыто] ^^Н- Последний, высказывая претензии о том, что он распространяет слух, что «стукач», нанёс ему удар кулаком в область носа. [скрыто] просил не трогать его. Затем он, [скрыто] и к [скрыто] ^^1, после совместного распития спиртного, пошли к нему в дом. Е ним присоединились знакомые [скрыто] иК^^^^В- В доме продолжили распивать спиртное. Вскоре 1уВ_ ^^В и [скрыто] ушли. к [скрыто] ^Н опьянел, стал агрессивным и вновь, утверждая, что он оговаривает его перед жителями поселка, ударил его ладонью по губам. Удар был сильным и оскорбительным. [скрыто], усмехаясь, стал гово-

рить, что сейчас они его «уроют». Испугался за свою жизнь, выбежал в коридор. [скрыто] успел пнуть его ногой по ягодицам. Забежал в кладовку и взял двуствольное охотничье ружье, заряженное двумя патронами. [скрыто] выбежал за ним в коридор и, увидев ружье, ударом левой ноги попытался выбить ружье из его рук. При этом [скрыто] развернуло к нему спиной. Он выстрелил, и

упал на пол. [скрыто], увидев его с ружьем, побежал внутрь кухни, где на стене висел набор с ножами. Подумал, что [скрыто] хочет взять нож и напасть на него. Опасаясь этого, выстрелил в [скрыто]. Затащил тела [скрыто] и [скрыто] в свою автомашину, стоявшую недалеко от его дома. Собрал кровь со снега и вместе с ружьем выбросил за баней в сугроб. Затем облил бензином свой автомобиль, в котором находились трупы [скрыто] и [скрыто], и поджег его.

Суд, проанализировав представленные сторонами доказательства, правильно установил, что в момент совершения преступления Никифоров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, из мести, без какого-либо посягательства на него со стороны потерпевших, при явном отсутствии у него опасений за свою жизнь и здоровье, предварительно вооружившись ружьём, снарядив его пулевыми патронами, последовательно один за другим с близкого расстояния произвёл два прицельных выстрела в спину каждого из находящихся у него в доме и пребывающих в состоянии сильного опьянения потерпевших, при этом действовал умышленно, с целью лишения жизни [скрыто] и желая наступления их смерти.

Содеянное Никифоровым квалифицировано судом верно.

Утверждение стороны защиты, что подсудимый боялся ранее судимых и [скрыто], опровергается как предшествующим убийству, так и последующим поведением самого подсудимого. Конфликт с [скрыто] на заливе был инициирован самим Никифоровым. Более того, после указанного конфликта Никифоров приглашает к себе в дом [скрыто] и [скрыто], распивает с ними спиртные напитки, при свидетелях М [скрыто] и К [скрыто] угрожает [скрыто], что с ним «еще разберётся».

Оснований для оправдания Никифорова по убийству [скрыто] и квалификации действий Никифорова в отношении [скрыто], как совершённых при превышении необходимой обороны, не имеется.

Поведение потерпевших К [скрыто] и [скрыто] не угрожало жизни и здоровью Никифорова в то время, когда подсудимый стрелял в потерпевших.

Данный вывод суда подтвержден и тем, что подсудимый произвел фактически одномоментные выстрелы в спину потерпевшим [скрыто] и [скрыто],

к тому же находившихся соответственно в средней и тяжелой степени алкогольного опьянения.

Осмысленные и целенаправленные действия Никифорова В.А. в момент совершения преступления и при сокрытии следов преступления, отсутствие у него бреда, галлюцинаций свидетельствуют о том, что Никифоров В.А. отдавал отчёт своим действиям и руководил ими.

Назначенное Никифорову наказание является справедливым, так как определено с учётом характера и степени общественной опасности совершённого преступления, данных о личности виновного, его состояния здоровья, влияния наказания на условия жизни его семьи, при наличии смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, не установлено.

Никифоров лишил жизни двух молодых мужчин, оставил семью

без кормильца, а её несовершеннолетнюю дочь без отца, сжёг трупы потерпевших, в результате чего [скрыто] и [скрыто] были похоронены в закрытых гробах, а родственники были лишены возможности нормально проститься с ними. Оснований для применения положений ст.64 УК РФ не имеется. При назначении наказания суд принял во внимание состояние здоровья осуждённого, положительные характеристики.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с требованиями закона.

Оснований для отмены либо изменения приговора по мотивам кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 27 июля 2010 года в отношении Никифорова [скрыто] - оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённого и адвоката Тумаркида Л.Я. - без удовлетворения.

Председательствующий -

Статьи законов по Делу № 34-О10-27

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх