Дело № 36-АПУ16-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 марта 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Сабуров Дмитрий Энгельсович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 36-АПУ16-3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 марта 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего- Червоткина А С ,
судей- Истоминой Г.Н., Сабурова Д.Э.,
при секретаре- Горностаевой Е.Е.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Кривоноговой Е.А., защитников - адвокатов Баранова А.А., Шевченко Е.М., осужденных Рыбакова В.Н., Андреенкова С.С. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Рыбакова В.Н., Андреенкова С.С, адвоката Ткаченко В.А. на приговор Смоленского областного суда от 17 декабря 2015 года, которым Рыбаков В Н , , ранее судимый: - 23 апреля 2008 г. с учетом внесенных изменений по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 26 марта 2013 г.

условно-досрочно на 2 года 2 месяца 24 дня; -26 февраля 2015 г. по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 11 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год; осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев; на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 23 апреля 2008 г. и окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями; наказание по приговору от 26 февраля 2015 г. постановлено исполнять самостоятельно; Андреенков С С , , не судимый; осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями.

По делу разрешен гражданский иск, взыскано в пользу потерпевшей Б в счет компенсации морального вреда с Рыбакова В.Н. и Андреенкова С.С. руб. с каждого, в счет возмещения материального вреда солидарно Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденных Рыбакова В.Н. и Андреенкова С.С, их защитников адвокатов Баранова А.А. и Шевченко Е.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений, возражения прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Рыбаков и Андреенков признаны виновными и осуждены за убийство группой лиц гр. Б Преступление совершено 27-28 августа 2014 года в дер.

района области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Рыбаков и Андреенков, отрицая наличие умысла на убийство, признали вину в причинении тяжкого вреда здоровью и отказались от дачи показаний.

В апелляционной жалобе осужденный Рыбаков полагает приговор незаконным и необоснованным, постановленным на недопустимых доказательствах.

По его мнению, оглашенные показания свидетеля С (т. 3 л.д. 108-110) являются недопустимыми, так как основаны на слухах, а показания Х ничем не подтверждаются.

Свидетель А очевидцем произошедшего не был, имел травму головы, психическое заболевание, в связи с чем, его показания являются производными и не могли быть приняты во внимание.

Показания свидетелей Ф и Г не содержат сведений о лицах, совершивших убийство, и не доказывают его, Рыбакова, вину.

Показания свидетелей Р Р Н М , И и М также не содержат указаний на факт совершения преступления, а данная М характеристика Андреенкова С.С. является необъективной.

Обращает внимание на противоречия в показаниях свидетелей о времени, когда они видели их с потерпевшим.

Выражает сомнение в допустимости заключения судебно-медицинского эксперта и пояснения эксперта Д в ходе предварительного расследования в т. 3 на л.д. 150-154, в силу того, что эксперту задавались наводящие вопросы, а его ответы носят неопределенный и неконкретный характер.

Указывает, что, поскольку эксперт не смог в категоричной форме высказаться о том, что наносились удары обухом топора, его, Рыбакова, показания об этом в ходе расследования ничем не подтверждены и не могли приниматься во внимание.

Обращая внимание на предположительный характер выводов экспертов о механизме причинения повреждений, орудии убийства, считает, что заключения экспертов не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам, и фактически орудие убийства не установлено.

Анализируя показания Андреенкова в ходе предварительного расследовании, отмечает, что в них отсутствуют указания на наличие умысла на убийство.

Выводы эксперта о том, что рана головы на кожном лоскуте от трупа Б и вдавленный перелом правой теменной кости могли образоваться от воздействия обуха топора, также расценивает как предположение, не являющее доказательством.

Считает, что протокол осмотра места происшествия от 04.09.2014 г. с его участием не должен был приниматься во внимание, так как он не указывал место, куда был выброшен нож. Место было указано Андреенковым.

В связи с неустановлением точной причины смерти, считает, что его действия подлежали квалификации по ст. 111 ч.4 УК РФ, о чем и просит в жалобе, по которой просит назначить наказание в пределах санкции.

В дополнениях Рыбаков высказывает несогласие с тем, что суд принял во внимание лишь показания Андреенкова на следствии, не оценив его собственные показания, которые, наоборот, согласуются с другими доказательствами.

Анализируя показания Андреенкова, сопоставляя их с выводами экспертов, делает вывод, о том, что не доказан факт того, что найденный нож с рукояткой черного цвета являлся орудием преступления.

Полагает, что при назначении наказания суд не в полной мере учел все смягчающие его наказание обстоятельства, «пошел на поводу» стороны обвинения, которая считала, что он характеризуется отрицательно.

Указывает, что суд в описательно-мотивировочной части приговора сослался на смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ч. 1 ст. 62 УК РФ, но не учел их при назначении наказания.

Выражает несогласие с решением суда в части взысканной суммы компенсации морального вреда и полагает её завышенной, без учета такого обстоятельства как наличие у него заболевания, указанного в заключении эксперта, которое может в любой момент начать прогрессировать и возможно привести к утрате трудоспособности, отсутствие достаточных материальных средств, несопоставимость суммы и последствий для Б Просит смягчить с учетом имеющихся обстоятельств наказание и уменьшить сумму исковых требований с млн. руб. до тыс. руб.

Осужденный Андреенков в апелляционной жалобе, не оспаривая свою вину в убийстве, правильность квалификации действия, считает чрезмерно суровым назначенное наказание.

По его мнению, суд не учел признание вины, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, раскаяние в содеянном, отсутствии судимостей, наличие ряда заболеваний.

Просит снизить размер наказания.

Адвокат Ткаченко В.А. в защиту Андреенкова С.С. в апелляционной жалобе считает недоказанным вину осужденного в умышленном убийстве.

Указывает, что в ходе судебного следствия не установлена точная локализация нанесенных ударов, конкретные области головы и тела, куда они наносились, действия каждого из осужденных не разграничены и не описаны, общее количество ударов не установлено, не выяснено, от каких конкретных повреждений наступила смерть.

Показания свидетелей А Ф , Г , Р М , С , Н Х М , И , не содержат указаний на лиц, совершивших преступление, очевидцами все они не были и их показания не могут служить доказательствами наличия прямого умысла на убийство.

Приводя содержание показаний Андреенкова, полагает, что характер его действий в момент преступления и его последующее поведение свидетельствуют о направленности умысла на причинение телесных повреждений, а не смерти.

По его мнению, суд необоснованно в качестве отягчающего наказание обстоятельства признал состояние алкогольного опьянения, поскольку потерпевший сам совместно с осужденными употреблял алкоголь, и не мотивировал свое решение.

Просит приговор изменить, действия Андреенкова переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ, по которой назначить наказание с применением ст. 62 УК РФ, исключив указание о признании отягчающим наказание обстоятельством - совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и адвоката Ткаченко В.А. государственный обвинитель Киргизов А.М. и потерпевшая Б указывают на несостоятельность приведенных доводов и просят жалобы оставить без удовлетворения, приговор-без изменения.

В заявлении по поводу поданных государственным обвинителем и потерпевшей возражений осужденный Рыбаков настаивает на своих доводах, повторно обращает внимание на наличие у него заболевания, фактическое признание вины, помощь следствию, раскаяние в содеянном.

Также считает, что приведенные в обвинительном заключении показания свидетеля С не соответствуют тем, которые давались на следствии.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб, дополнений и возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в убийстве являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, вина Рыбакова и Андреенкова подтверждается показаниями потерпевшей Б свидетелей А Ф , Г , Р Р М С М , К , К от 16 февраля 2015 г., а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела - протоколах осмотра места происшествия, заключениях экспертов и других.

В ходе предварительного расследования Андреенков и Рыбаков, признавая вину в причинении потерпевшему телесных повреждений, последовательно при допросах, проверках их показаний на месте, Андреенков и в явке с повинной, показывали о действиях каждого из них: Рыбаков - о своих и Андреенкова ударах руками по голове, совместных ударах ногами, ударах каждого ножом, ударах обухом топора по голове Б , Андреенков - о своих ударах руками по лицу, попытке перерезать шею потерпевшего, ударах Рыбакова ножом.

Показания оба в ходе предварительного расследования давали в присутствии защитников, после разъяснения всех процессуальных прав, в том числе права не свидетельствовать против самих себя и о возможном использовании их показаний в качестве доказательств, в связи с чем, соответствующие протоколы следственных действий с их участием обоснованно признаны допустимыми доказательствами.

Поскольку показания Рыбакова и Андреенкова объективно согласовывались с другими доказательствами, суд обоснованно их принял во внимание в той части, в которой сообщенные ими сведения соответствовали другим доказательствам. При этом судом правильно приняты во внимание показания обоих, а не только Андреенкова.

Причина смерти потерпевшего вопреки доводам Рыбакова, установлена экспертами и указана в заключении - тупая сочетанная травма головы, грудной клетки, живота, с переломами костей черепа, ребер, повреждения внутренних органов и кровоизлияния под оболочки мозга, плевральные полости и внутритканевое кровоизлияние.

При осмотре места происшествия были обнаружены два ножа-один с рукояткой черного цвета и второй - с рукояткой желто-коричневого цвета.

Из заключений экспертов следует, что одно из повреждений в области головы трупа Б могло образоваться от воздействия обуха топора, а колото-резаная рана спины могла образоваться от воздействия клинка ножа, обнаруженного на месте преступления, с рукояткой черного цвета.

Образование раны от воздействия представленного клинка ножа с рукояткой желто-коричневого цвета исключается.

На основе совокупности исследованных доказательств судом правильно установлено, что помимо ударов руками и ногами осужденные наносили потерпевшему и удары ножом с рукояткой черного цвета и неустановленным тупым предметом типа обуха топора, которые являлись орудия убийства.

Об этом свидетельствуют не только заключения экспертов, но и показания самих осужденных в ходе предварительного расследования.

При этом, показания осужденных в части того, что они наносили удары ножом с рукояткой желто-коричневого цвета, не подвергают сомнению достоверность их показаний в целом. Согласно выводам экспертов, причинение одной колото-резаной раны в области груди данным ножом исключается. Криминалистическое исследование других ран не проводилось.

К тому же, из показаний осужденных в ходе предварительного расследования следует, что оба находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, которое влияет на процесс запоминания деталей произошедшего.

Показания перечисленных в жалобах свидетелей отвечают требованиям относимости и допустимости, и правильно в совокупности с другими доказательствами приняты во внимание при выводе о виновности осужденных и о доказанности их вины.

Приведенное в приговоре содержание показаний свидетеля С соответствует содержанию её показаний в ходе предварительного расследования.

Вероятностные выводы экспертов не подвергают сомнению обоснованность заключений, поскольку данные выводы судом оценены в совокупности с другими доказательствами, а показания эксперта Демина в ходе предварительного расследования в судебном заседании не оглашались и не исследовались.

Проверив и оценив каждое из положенных в основу обвинения доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, судом сделан правильный вывод о виновности осужденных и о доказанности их вины в убийстве потерпевшего.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Как установлено судом, осужденные в ходе ссоры с потерпевшим нанесли ему удары руками в область головы, затем Андреенков нанес несколько ударов ножом по шее, в область лица и конечностей, его действия продолжил Рыбаков, также нанеся несколько ударов ножом в область груди. После этого, каждый из них нанес удары ногами, а затем неустановленным предметом типа обуха топора по голове потерпевшего, причинив совместными действиями телесные повреждения, повлекшие смерть Б Характер их действий, способ примененного насилия, как правильно отмечено судом, свидетельствует о наличии прямого умысла на убийство, а не на причинение лишь тяжких повреждений.

При этом роль каждого в содеянном, конкретные действия, разграничены, установлены и указаны в приговоре.

С учетом изложенного действия Рыбакова и Андреенкова правильно квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть убийство, совершенное группой лиц.

Не обнаружение одного из орудий преступления (тупого предмета типа топора, обухом которого были причинены ряд повреждений в области головы) не влияет на правильность выводов суда, как о применении этого орудия, так и на квалификацию действий осужденных.

Психическое состояние осужденных судом изучено полно, с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, сделан правильный вывод о вменяемости обоих.

Наказание Рыбакову и Андреенкову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного преступления, относящихся к особо тяжким, смягчающих и отягчающих обоих наказание обстоятельств, данных о личности, влияния назначаемого наказания на их исправление.

Все влияющие на наказание обстоятельства, применительно к каждому из них, судом учтены в полной мере, в том числе и те, на которые ссылаются осужденные.

Вопреки доводам адвоката Ткаченко В.А. суд обоснованно признал отягчающим обоих наказание обстоятельством - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя (ч. 1.1. ст. 63 УК РФ), поскольку, как правильно установлено, именно такое состояние сняло внутренний контроль за их поведением, вызвало немотивированную агрессию к потерпевшему, что и привело к его убийству.

Оснований для применения положений ст.ст. 64, 73 УК РФ суд обоснованно не усмотрел. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Таким образом, назначенное наказание, как по своему виду, так и размеру, отвечает всем требованиям закона, и выводы суда мотивированы.

Поскольку санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ предусмотрены, в том числе, наказания в виде пожизненного лишения свободы и смертная казнь, в силу требований ч. 3 ст. 62 УК РФ положения ч. 1 ст. 62 УК РФ не применимы.

Заявленные гражданские иски, в том числе и о компенсации морального вреда, разрешены в соответствии с требованиями закона.

Судом правильно установлено, что в результате убийства потерпевшая Б перенесла нравственные страдания, связанные с потерей мужа.

Размер компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности и справедливости.

Оснований для уменьшения взысканной суммы, о чем просит Рыбаков, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Смоленского областного суда от 17 декабря 2015 года в отношении Рыбакова В Н и Андреенкова С С оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Рыбакова В.Н., Андреенкова С.С. и адвоката Ткаченко В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 36-АПУ16-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УПК РФ Статья 389.33. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционных определения, постановления и обращение их к исполнению

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх