Дело № 38-АПУ16-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 38-АПУ16-2СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Абрамова С.Н.,
судейПейсиковой Е.В., Лаврова Н.Г.

при ведении протокола секретарём Мамейчиком М.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осуждённого Ракосия Н.Ф., адвоката Сердитовой И.О. на приговор Тульского областного суда от 18 ноября 2015 г., постановленный с участием присяжных заседателей, по которому Ракосий Н Ф несудимый, осуждён по пп.«а», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 19 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой ЕВ., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, а также возражения государственных обвинителей на эти доводы, объяснения осуждённого Ракосия Н.Ф. в режиме видеоконференц-связи, выступление адвоката Сердитовой И.О., которые поддержали изложенные в апелляционных жалобах доводы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Лох Е.Н., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, постановленному с участием присяжных заседателей, Ракосий Н.Ф. признан виновным в убийстве двух лиц - П и П с целью скрыть другое преступление.

Преступление совершено 16 апреля 2011 г. в г.

, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Сердитова И.О. в защиту осуждённого Ракосия Н.Ф. выражает несогласие с постановленным в отношении его приговором. Считает, что правоохранительными органами США допущены нарушения при апостилировании документов, представленных в Россию. Обращает внимание на документы, содержащиеся в томе 15, представленные американской стороной, в рамках оказания правовой помощи, которые по своему содержанию и дате их составления не имеют отношения к рассмотренному уголовному делу. Полагает, что данные документы являются недопустимыми доказательствами и в силу ч.5 ст.335 УПК РФ подлежали исключению из числа доказательств. Ссылается, что в ходе судебного разбирательства были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства, в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, не подлежащие рассмотрению в присутствии присяжных заседателей, такие как письмо полицейского управления г.Нью-Иорка США о невозможности представления вещественных доказательств, сведения о смерти .С демонстрировали видеозаписи (скриншоты) с камер видеонаблюдения, установленных в доме, где проживали П и Ракосий Н.Ф. за период с 16 по 17 апреля 2011 г., видеозаписи с камер наблюдения, установленных в аэропорту, фотографии внешнего вида дома.

В ходе судебного следствия стороной обвинения, потерпевшей Э допускались излишние комментарии и оценка исследуемых доказательств. Допрошенные в судебном заседании эксперты В . и О вышли за пределы своих экспертных заключений, что является недопустимым. Показания Ракосия Н.Ф., данные им на предварительном следствии, оглашены в нарушение требований уголовно- процессуального закона. Считает, что при назначении наказания Ракосию Н.Ф. судом в нарушение ч.2 ст.61 УК РФ не учтено, что он является пенсионером по возрасту, ранее не судим, обвиняется в совершении преступления впервые. Кроме того, указывает, что в приговоре не назначено обязательное дополнительное наказание в виде ограничения свободы. Просит приговор Тульского областного суда от 18 ноября 2015 г. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В апелляционной жалобе осуждённый Ракосий Н.Ф. оспаривает приговор, утверждает, что преступления не совершал, что его оговорили.

Указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в нарушении сроков предоставления ему материалов уголовного дела, продлении срока содержания под стражей. Обращает внимание на ухудшение состояния своего здоровья, грубое обращение с ним следователя, отказавшего в помощи в поиске человека, совершившего преступление.

Считает, что семья Э дала следователю Т взятку за его уголовное преследование. Излагает обстоятельства своего задержания, утверждая, что следователь склонял его к признанию вины в совершении преступления. Обращает внимание, что следователь руководствовался материалами, поступившими из США, а самостоятельно никаких действий не предпринимал. Ему неоднократно отказывали в удовлетворении ходатайств, в том числе в проверке на полиграфе. Считает проверку показаний на полиграфе в марте 2015 года проведенной с нарушением закона. Указывает на то, что подвергался приводам в ФБР, излагая при этом обстоятельства этих приводов. Указывает, что в судебном заседании его речь постоянно прерывали, не давали слова, фотографии и видео семейной жизни не представляли. Судье О он неоднократно заявлял отвод.

Обращает внимание, что в судебном заседании 15 сентября 2015 г.

государственный обвинитель Чуканова В.А. оскорбила его нецензурными словами, публично обозвала, при этом судом ей не было сделано никаких замечаний. Указывает, что потерпевшей Э допускались излишние комментарии и оценка исследуемых доказательств. Считает, что после удаления присяжных для вынесения вердикта судьёй была нарушена тайна совещательной комнаты. Указывает на тот факт, что согласно письму из США доказательства именно по его делу оказались уничтоженными.

Неоднократно обращает внимание на то, что он православный христианин, любил свою жену и её дочь, в связи с чем не мог совершить данное преступление. Автор жалобы подробно излагает обстоятельства своего приезда в США, знакомства с потерпевшей и её дочерьми, обстоятельства своей жизни, а также излагает свою версию событий, согласно которой убийство потерпевших совершил мужчина с бородой. Обращает внимание, что при просмотре дисков с фотографиями был показан труп Л .

Объясняет наличие пятен его крови тем, что при осмотре трупа Л он нагибался, и его кровь с рук и головы могла попасть на стену и двери.

Оспаривает место расположения трупа Л Обращает внимание, что под ногтями у П обнару НК неизвестного мужчины, на трупах поте и не обнаружено. Сообщает о наличии ордена за боевые заслуги.

В дополнениях к апелляционной жалобе осуждённый Ракосий Н.Ф. указывает на взаимосвязь между смертью .С и П и Л Указывает, что на очной ставке с потерпевшей Э следователь Т заявлял о том, что удар по голове и порезы он (Ракосий) нанёс себе сам. Считает, что показания, данные им на предварительном следствии, в судебном заседании были изложены иначе.

Указывает, что обнаруженные в квартире ножи являлись домашней утварью, которой пользовались все проживающие, однако только его отпечатки пальцев были обнаружены. Указывает, что в следственном комитете к нему применяли насилие, уголовное дело в отношении его сфабриковано, предпринимались попытки вынудить его признать вину. Просит предоставить ему видеозапись судебного заседания от 15 октября 2015 г. для проверки допущенных в суде нарушений и возбудить в отношении прокурора уголовное дело. Указывает, что эксперты В и О проводили свои исследования в отсутствие вещественных доказательств, по отчётам, представленным США, которые были признаны незаконными, и уголовное дело было возвращено прокурору. Считает, что находился под стражей незаконно, поскольку уголовное дело, возбуждённое в отношении его, не имело юридической силы. Указывает на незаконность постановления Советского районного суда г.Тулы от 13 июля 2015 г., поскольку по ходатайству следователя его ограничили в ознакомлении с материалами уголовного дела, дав на ознакомление с делом, состоящим из 38 томов, всего двое с половиной суток. Обращает внимание, что копию обвинительного заключения не получал, хотя в протоколе судебного заседания указано, что она ему вручена. Утверждает, что от получения обвинительного заключения 17 июля 2015 г., которое ему насильно пытались вручить сотрудники СИЗО, он отказался, за это впоследствии в отношении его возбудили ещё одно уголовное дело. Обращает внимание, что ему не предоставили возможности ознакомиться со списком присяжных заседателей, которых судья подбирала по своему усмотрению совместно с прокурорами. Полагает, что, поскольку в присяжные заседатели были умышленно отобраны только одни женщины, из «женской солидарности», вердикт был не в его пользу. Обращает внимание, что при просмотре диска с изображением квартиры после убийства было показано около 48 позиций, где имеется его кровь, но ни судья, ни прокуратура, не выяснили причины попадания его крови в эти места, что подтверждает равнодушие, безучастие, ненависть по отношению к нему и, как следствие, нечестное судебное разбирательство. Указывает на то, что вещественные доказательства были уничтожены ещё в 2012 г. в США канализационными водами, в Россию их никто не представил. При этом все доказательства по делу были признаны судьёй допустимыми, хотя они были без апостиля. Указывает, что адвокат Сердитова И.О. заявляла о незаконности возбуждения уголовного дела, поскольку по делу отсутствовали вещественные доказательства, всё основано на письменных описаниях (выводах, гипотезах) детективов из США. Не был предоставлен для просмотра диск с хронологией событий в день убийства, хотя в протоколе указано, что он отказался от его просмотра. Указывает, что не были представлены материалы по ходатайству о возвращении уголовного дела прокурору. Просит приговор Тульского областного суда от 18 ноября 2015 г. отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы осуждённого Ракосия Н.Ф. и защитника Сердитовой И.О. государственные обвинители указывают, что доводы жалоб осужденного и защитника являются необоснованными и не подлежат удовлетворению.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах осуждённого и адвоката, и возражения против этих доводов государственных обвинителей, Судебная коллегия находит постановленный приговор основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела с соблюдением требований гл.42 УПК РФ.

Вопреки доводам, приведённым в апелляционных жалобах и в дополнениях к жалобам, ни в процессе расследования, ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии со ст.389 УПК РФ отмену приговора, в том числе на которые указывается в жалобах, а также связанных с нарушением права на защиту Ракосия Н.Ф., органами следствия и судом не допущено.

Согласно протоколу судебного заседания уголовное судопроизводство по делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учётом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам осуждённого Ракосия Н.Ф. каких-либо оснований для признания состава суда незаконным не имеется. Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328, 329 УПК РФ. Как следует из протокола судебного заседания, при отборе коллегии присяжных заседателей требования ст. 328 УПК РФ, предусматривающей порядок формирования коллегии присяжных заседателей, не нарушены.

Доводы относительно тенденциозности состава коллегии присяжных, ввиду того, что состав присяжных заседателей преимущественно состоял из женщин, нельзя признать обоснованными. Ходатайств о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду её тенденциозности не заявлено.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора осуждённому были разъяснены.

Несостоятельными являются доводы осуждённого Ракосия Н.Ф. и его адвоката, касающиеся несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, его невиновности в совершении инкриминируемого ему преступления, причастности к содеянному третьего лица, неполноты проведённого предварительного расследования, в том числе отсутствия в материалах уголовного дела вещественных доказательств, поскольку в силу 2 7 ст.389 УПК РФ данные доводы не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Доводы авторов апелляционных жалоб о том, что председательствующим по делу судьёй были нарушены принципы равноправия и состязательности сторон, о том, что уголовное дело было рассмотрено с обвинительным уклоном, ходатайства, заявленные стороной защиты, были председательствующим судьёй проигнорированы, что ограничило право защиты на представление доказательств и повлияло на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, высказаны вопреки протоколу судебного заседания.

Так, как следует из протокола судебного заседания, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были исследованы в судебном заседании.

Заявленные ходатайства защиты, в том числе касающиеся признания недопустимыми письменные доказательства, полученные на территории иностранного государства - США, его должностными лицами на основании международного договора между Российской Федерации и США от 17 июня 1999 г. «Об оказании правовой помощи по уголовным делам», приобщённых к материалам уголовного дела, заверенных апостилем и переданных в установленном порядке в соответствии с международным договором и соглашением на основе принципа взаимности, в которых изложены и удостоверены обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, регламентирующими порядок рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. Судом не установлено процессуальных нарушений, которые влекли бы за собой признание представленных американской стороной доказательств недопустимыми. Сторона защиты не была лишена возможности исследовать данные доказательства, давать им собственную юридическую оценку.

Иные ходатайства, заявленные защитой, а также отводы председательствующему судье были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, а принятые по ним решения являются мотивированными и обоснованными.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Председательствующим судьёй были созданы все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как следует из протокола судебного заседания, стороны защиты и обвинения в равной степени участвовали в обсуждении доказательств, доводили до сведения коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

Фото- и видеоматериалов, способных вызвать у присяжных заседателей предубеждение, представлено не было.

Все доказательства, в том числе полученные на территории иностранного государства, допустимость которых оспаривается в апелляционных жалобах, исследовались в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, установленными гл.42 УПК РФ, предусматривающей особенности судебного следствия, проводимого с участием присяжных заседателей.

В случаях, когда стороны касались вопросов, которые не подлежат исследованию в присутствии коллегии присяжных заседателей, председательствующий судья своевременно прерывал участников процесса и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать услышанное во внимание.

Как следует из протокола судебного заседания, адвокат Сердитова И.О. не возражала против исследования дисков, полученных на территории иностранного государства, с находящимися на них фотографиями осмотра места происшествия. Указанные диски были направлены в распоряжение следствия, заверены апостилем, упакованы отдельно от материалов дела и были признаны вещественными доказательствами.

Что касается материалов уголовного дела, содержащихся в томе 15, на которые ссылается защитник в своей жалобе, то, как следует из протокола судебного заседания, данные документы судом с участием присяжных заседателей не были исследованы.

Доводы о том, что государственный обвинитель оскорбительно высказывалась по отношению к подсудимому, не соответствуют действительности. Судебного заседания 15 октября 2015 г., на которое ссылается осуждённый в своей жалобе, не проводилось.

Доводы о нарушении председательствующим судьёй тайны совещательной комнаты, выраженном в том, что председательствующий судья входила в совещательную комнату во время вынесения присяжными вердикта, высказаны вопреки протоколу судебного заседания.

Нарушений, предусмотренных ст.335 УПК РФ, регулирующей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, в том числе пределы исследования данных о личности подсудимого, установленные ч. 8 ст.335 УПК РФ, вопреки высказанным доводам в апелляционных жалобах, не допущено.

Вопросный лист отвечает требованиям ст.338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным обвинением, с учётом прений сторон.

Формулировка вопросов соответствует положениям, предусмотренным ст. 339 УПК РФ, изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности Ракосия Н.Ф. в инкриминируемом ему преступлении.

Напутственное слово, с которым председательствующий судья обратилась к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, его содержание было понятно присяжным заседателям, в нём не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

В напутственном слове председательствующим судьёй была ещё раз доведена до сведения присяжных заседателей просьба не принимать во внимание обстоятельства, касающиеся расследования уголовного дела, собирания доказательств и иных данных, не являющихся предметом судебного разбирательства с участием присяжных заседателей.

Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципов объективности, беспристрастности от сторон обвинения и защиты не поступало.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, вынесенный в соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ, является единогласным.

Обвинительный приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Действия осуждённого Ракосия Н.Ф. по пп. «а», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицированы председательствующим судьёй правильно, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

Других нарушений уголовно-процессуального закона при производстве следственных действий, нарушений прав на защиту подсудимого, в том числе связанных с ознакомлением его с материалами уголовного дела, вручением копии обвинительного заключения, определением сроков содержания Ракосия Н.Ф. под стражей и их продлением, а также иные нарушения, на которые указывают в апелляционных жалобах осуждённый и его защитник, не допущено.

Психическое состояние Ракосия Н.Ф. проверено, согласно выводам экспертов он не страдал и не страдает каким-либо психическим расстройством, не обнаруживает признаков временного болезненного расстройства психической деятельности, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Каких-либо оснований сомневаться в психическом здоровье осуждённого у суда не имелось, он обоснованно признан вменяемым.

При назначении наказания Ракосию Н.Ф. суд учёл характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, решение присяжных заседателей о признании его не заслуживающим снисхождения, а также наличие смягчающего наказание обстоятельства - того, что он является ветераном боевых действий.

Назначенное осуждённому наказание является справедливым, соразмерным содеянному, и оснований для его смягчения, учитывая общественную опасность содеянного, данные о личности виновного, а также фактические обстоятельства дела, Судебная коллегия не усматривает.

Неназначение Ракосию Н.Ф. дополнительного вида наказания в виде ограничения свободы не является основанием для изменения приговора при рассмотрении апелляционной инстанцией уголовного дела по жалобам осуждённого и его защитника.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст.259 УПК РФ. Замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены судьёй и обоснованно отклонены, как противоречащие ходу судебного заседания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тульского областного суда от 18 ноября 2015 г. в отношении Ракосия Н Ф оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья Судьи

Статьи законов по Делу № 38-АПУ16-2СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 952 292-75-45
не в сети
Фото юриста
Андрей
г. Ногинск
ответов за неделю: 1
Телефон: +7 (926) 5347240

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх