Дело № 38-О09-9СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 38-О09-9СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 апреля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.
судей Истоминой Г.Н. и Старкова А.В.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 9 апреля 2009 года кассационные жалобы осужденных Шнайдермана Д.А., Шнайдермана Р.А., адвокатов Веселова В.А. и Тырина А.В. на приговор Тульского областного суда с участием присяжных заседателей от 21 октября 2008 года, которым Шнайдерман Р А осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 209 УК РФ в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г. с применением ст. 65 УК РФ сроком на 10 лет, по ч. 3 ст. 223 УК РФ (эпизод № 2) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г.

1 (эпизоды № 4 и 5) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 8 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (эпизод № 6) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 6 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 7) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 8) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (эпизод № 9) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 1 год, по ч. 3 ст. 223 УК РФ (эпизод № 10) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 11) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (эпизод № 12) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 1 год.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 3) Шнайдерман РА. оправдан за отсутствием события преступления на основании п.п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 14) - за непричастностью к совершению преступления на основании п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Шнайдерман Д А осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г. с применением ст. 65 УК РФ сроком на 8 лет, по ч. 3 ст. 223 УК РФ (эпизод № 2) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г.

(эпизоды № 4 и 5) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 8 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 7) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 8) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 3 ст. 223 УК РФ (эпизод № 10) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № И) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (эпизод № 14) с применением ст. 65 УК РФ сроком на 1 год.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 3) Шнайдерман Д.А. оправдан за отсутствием события преступления на основании п.п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, по ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 6), ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 9), ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 12), ч. 3 ст. 222 УК РФ (эпизод № 13) - за непричастностью к совершению данных преступлений на основании п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Шнайдерман Р.А. и Шнайдерман Д.А. осуждены за совершение 23 ноября 2001 года разбойного нападения на филиал ОАО 2 « » организованной группой с незаконным проникновением в помещение, за совершение организованной группой 7 декабря 2001 года разбойного нападения на автомашину фургон, принадлежащую филиалу ОАО « », под управлением водителя Амелютина, за незаконное изготовление организованной группой огнестрельного оружия, за незаконное хранение, ношение, сбыт боеприпасов организованной группой, за незаконное хранение организованной группой взрывчатых веществ, незаконное изготовление, хранение, ношение, перевозку и сбыт организованной группой взрывного устройства.

Шнайдерман Р.А. осужден также за создание банды, а Шнайдеран Д.А. - за участие в банде.

Кроме того Шнайдерман Р.А. осужден за незаконное хранение, ношение, сбыт боеприпасов, незаконное хранение взрывных устройств, за незаконное хранение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, а Шнайдерман Д.А. - за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены ими при обстоятельствах, изложенных в приговоре в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

По настоящему делу осужден также Зубайраев Р.С, приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденных Шнайдермана Д.А. и Шнайдермана Р.А., адвокатов Веселова В.А. и Шинелевой Т.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб об отмене приговора, мнение прокурора Щукиной Л.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе адвокат Веселов В.А. в защиту Шнайдермана Д.А. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Вердиктом присяжных заседателей не установлены признаки банды, такие как тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования. Судом не учтено, что группа не была устойчивой, так как существовала в течение короткого промежутка времени.

В обвинительном заключении отсутствуют доказательства совершения разбойного нападения организованной группой, в суде эти обстоятельства не исследовались, а потому действия осужденного неправильно 3 квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ, в то время как они подлежали квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Вопросный лист составлен без учета вопроса стороны защиты. В вопросный лист не был включен вопрос о том, что подсудимый имел мотив спасения своей жизни и здоровья членов семьи и цель при совершении правонарушений уйти от влияния Зубайраева Р.С., для чего он избрал день нападения, когда заработная плата в организации будет выдана. Отказывая в удовлетворении ходатайства защитника о включении этого вопроса в вопросный лист, суд не учел положения ч. 2 ст. 338 УПК РФ, что, по мнению автора жалобы, влечет отмену приговора.

Из материалов дела видно, что сбыт боеприпасов, изготовление и сбыт взрывного устройства произведены в рамках проверочной закупки, проведенной представителями правоохранительных органов. Показания Зубайраева Р.А., на основании которых проводилась проверочная закупка, являются недопустимым доказательством. В связи с этим суд должен был удовлетворить ходатайство стороны защиты о признании действий работников правоохранительных органов недопустимыми или квалифицировать содеянное подсудимым как покушение на сбыт боеприпасов, изготовление и сбыт взрывного устройства по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 222, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 223 УК РФ.

По эпизоду № 14 содеянное Шнайдерманом Д.А. образует состав административного правонарушения (ст. 20.11 КАП РФ), поскольку винтовка ТОЗ 8М является охотничьим оружием, и вина его состоит только в том, что он ее не зарегистрировал.

Приговор является несправедливым, а назначенное Шнайдерману Д.А. наказание чрезмерно суровым.

Суд не учел, что действиями Шнайдермана потерпевшим причинен незначительный материальный вред, в связи с чем потерпевшие не заявили требований о его возмещении.

При назначении наказания суд не учел мотив, побудивший Шнайдермана Д.А. совершить разбойные нападения, а именно его стремление уйти от влияния Зубайраева, совершение им преступления впервые, отсутствие административных правонарушений, деятельное раскаяние подсудимого, наличие у него длительного трудового стажа, тяжелое положение семьи, оставшейся без кормильца, состояние его здоровья, а также отсутствие отягчающих обстоятельств.

Просит приговор в части осуждения Шнайдермана Д.А. по ч. 2 ст. 209 УК РФ отменить, дело в этой части прекратить.

Переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Приговор в части осуждения Шнайдермана Д.А. по ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 223 УК РФ отменить или переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 30, ч.

2 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ.

4 Приговор в части осуждения Шнайдермана Д.А. по эпизоду № 14 по ч.

1 ст. 222 УК РФ отменить и дело прекратить.

Учитывая личность осужденного, смягчающие обстоятельства, социальную справедливость, назначить Шнайдерману Д.А. условное осуждение с учетом положений ст. 73 УК РФ.

Осужденный Шнайдерман Д.А. своей кассационной жалобе также указывает на отсутствие необходимых признаков банды, таких как сплоченность, устойчивость, общая денежная касса, в связи с чем его осуждение по ч. 2 ст. 209 УК РФ подлежит исключению из приговора.

По эпизоду № 2 вывод о его виновности сделан только на показаниях заинтересованного в исходе дела Зубайраева, при этом суд не проверил их достоверность и достаточность, а потому по этому эпизоду он должен быть оправдан.

По эпизоду № 4 суд не учел, что это нападение совершено им под влиянием физического и психического принуждения со стороны Зубайраева.

При этом он старался минимизировать последствия нападения, невольным участником которого он стал. С учетом этого его действия по данному эпизоду надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением смягчающих обстоятельств.

По эпизоду № 5 у него отсутствует умысел на совершение разбоя, объективную сторону этого преступления он не выполнял, о преступных намерениях Зубайраева не знал и в момент нападении находился с братом в машине. Полагает, что по этому эпизоду его действия следует переквалифицировать или надо оправдать его.

По эпизодам № 7 и 9 боеприпасы о существовании которых он не знал, изъяты у брата, поэтому эти действия должны быть вменены ему. В вердикте присяжных по вопросам № 7 и 9 имеются противоречия.

По эпизоду № 11 он признан виновным в незаконном хранении, ношении, перевозке и сбыте взрывного устройства, совершенном организованной группой. Однако взрывное устройство было передано оперативному работнику в его квартире, а потому за его перевозку в служебной машине оперативными сотрудниками и последующие манипуляции с ним он не должен нести ответственность, в связи с чем осуждение его за ношение и перевозку взрывного устройства подлежит исключению по этому эпизоду со снижением наказания, а действия по сбыту следует квалифицировать со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

По эпизодам № 7, 9 и 13 он осужден за одни и те же действия.

Боеприпасы были изъяты одновременно из одного места хранения (по месту жительства Шнайдермана Р.А.) с составлением одного протокола обыска, а потому по эпизодам № 9 и 13 он должен быть оправдан, а по эпизоду № 7 его действия надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 222 УК РФ.

Отмечает также допущенные судом нарушения уголовно- процессуального закона. Суд необоснованно отклонил ходатайств адвоката 5 Тырина (л.д. 240) об истребовании материалов уголовного дела в отношении Зубайраева, из которых следует, что тот использовал пистолет пулемет «Кипарис», изготовление которого вменяется ему и брату. Данная ситуация, свидетельствует, по его мнению, о наличии противоречий в материалах дела, которые судом не устранены.

Необоснованно отклонено судом и ходатайство адвоката Тырина об истребовании из материалов уголовного дела в отношении Зубайраева протоколов допроса Шнайдермана Р.А. Полагает, что вопрос № 1 неправильно сформулирован в вопросном листе. В этом вопросе объединены все совершенные действия и по созданию вооруженной организованной группы и по нападениям. Суду надлежало разбить его на самостоятельные вопросы, касающиеся признаков организованной группы: вооруженности, устойчивости, наличии общей кассы, для того, чтобы присяжные заседатели могли признать группу из трех человек не организованной.

Показания Зубайраева являются недостоверными. Он оговорил его брата из мести за то, что брат уличал его в совершении преступлений. Иных доказательств по настоящему делу нет.

Ссылаясь на смягчающие обстоятельства, а также на то, что с момента совершения преступлений прошло 8 лет, считает, что его исправление возможно без изоляции от общества.

Просит рассмотреть его жалобу.

Адвокат Тырин А.В. в защиту Шнайдермана Р.А. указывает на то, что в ходе судебного разбирательства не установлены доказательства, подтверждающие создание Шнайдерманом Р.А. банды. В поставленных присяжным заседателям вопросах отсутствовал вопрос об устойчивости группы, что является необходимым признаком банды. Полагает, что Шнайдерман совершил преступления в группе лиц, а не в составе организованной группы. В связи с этим его действия по эпизодам № 2, 7, 8, 10, 11 следует квалифицировать по ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ, а не по части третьей названных статей.

Кроме того приговором установлено, что Зубайраев в марте 2002 года вышел из группы, вопрос же о том, являлась ли после этого группа, состоящая из двух братьев, бандой, присяжным не ставился. С учетом этого действия Шнайдермана Р.А. по эпизодам № 7, 8, 10, 11 после марта 2002 года также должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 222, и ч. 2 ст. 223 УК РФ.

По этой же причине действия Шнайдермана Р.А. по эпизодам № 4 и № 5 должны быть квалифицированы не по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ, а по ч. 2 ст. 162 УК РФ. Необоснованно, по мнению автора жалобы, действия Шнайдермана по незаконному обороту боеприпасов и оружия, найденных у него при задержании и при обыске 21 января 2008 года, разделены на несколько эпизодов самостоятельных преступлений. Данные предметы были 6 обнаружены одновременно, а потому действия Шнайдермана по эпизодам № 6, 9, 12, 13 должны быть квалифицированы по одной ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Действия Шнайдермана по сбыту боеприпасов и взрывного устройства в ходе контрольной закупки должны быть квалифицированы как покушение, со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Шнайдерман Р.А. признан заслуживающим снисхождения по всем эпизодам. В силу ч. 2 ст. 349 УПК РФ наказание в таких случаях должно назначаться с применением ст.ст. 64, 65 УК РФ. Однако ст. 64 УК РФ не была применена судом при назначении наказания Шнайдерману Р.А. Осужденный имеет постоянное место жительства, не судим, не состоял на специальном учете, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, является единственным кормильцем своей семьи и престарелых родителей.

При назначении наказания суд не учел эти обстоятельства.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в областной суд.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Шнайдерман Р.А., ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Доказательств сбыта им огнестрельного оружия не имеется.

Телефонные разговоры не в полном объеме заслушаны в судебном заседании, а его ходатайство о признании их недопустимыми доказательствами отклонено. Отмечает, что уголовное дело в отношении него сфабриковано по заказу Зубайраева, по делу которого он являлся главным свидетелем. В судебном заседании он неоднократно заявлял об оговоре его Зубайраевым. Однако председательствующий не стал это слушать. Неоднократно он в присутствии присяжных заседателей унижал его, позволяя шутки в его адрес и адрес его семьи, всем свои видом показывал, что его показания не имеют никакого значения. Его неоднократные жалобы на судью оставлены без внимания председателем Тульского областного суда.

Пистолеты-пулеметы «Кипарис» были изъяты у Зубайраева и его банды, об этом он давал показания еще в 2003 году, изобличая Зубайраева, однако его ходатайство об истребовании этих материалов дела отклонено.

Его действия по сбыту оружия спровоцированы сотрудниками УБОПа.

Вопросы в вопросном листе сформулированы неправильно. Первый вопрос включает в себя три вопроса. И только после того, как присяжные заседатели ответили на поставленные вопросы, председательствующий объяснил им, что они могли ответить «Да, за исключением...». Также он сказал им, что они будут находиться в совещательной комнате до тех пор, пока не вынесут нужный вердикт. Замечания адвоката по вопросному листу необоснованно отклонены.

7 Далее, подробно приводя выдержки из протокола судебного заседания, отмечает, что председательствующим необоснованно отклонены его замечания на протокол с судебного заседания.

В напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателя позицию обвинения, а позиции защиты коснулся «вскользь».

В приговоре не конкретизированы действия каждого участника, и его действия квалифицированы без ссылки на ст.ст. 30, 33 УК РФ.

Выводы суда о постоянстве форм и методов преступной деятельности вооруженной группы не соответствуют вердикту. Не установлены вердиктом и признаки банды. Оснований для квалификации их действий по разбою как совершенных организованной группой суд не имел.

При назначении ему наказания суд учел не все смягчающие обстоятельства. Преступление он совершил впервые, административных правонарушений также не совершал, проявил деятельное раскаяние, имеет длительный трудовой стаж, на его иждивении находится семья и престарелые родители, оказавшиеся в тяжелом материальном положении. Не учел суд и то, что он был главным свидетелем по делу в отношении Зубайраева, в связи с чем ему и его семье угрожает опасность.

Назначенное ему наказание является несправедливым вследствие его чрезмерной суровости.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Как следует из протокола судебного заедания, подсудимый Шнайдерман Р.А. заявил ходатайство о признании недопустимым доказательством показаний Зубайраева, данных им в ходе судебного разбирательства по тем основаниям, что он дает ложные показания и не сослался на источник своей осведомленности.

В связи с этим ходатайством подсудимый Зубайраев пояснил, что, находясь в местах лишения свободы, общался со Шнайдерманом Р. и Шнайдерманом Д. по мобильному телефону, и узнал от них, что они торгуют оружием и боеприпасами, изготавливают и продают взрывные устройства.

8 С учетом того, что допрошен был Зубайраев в судебном заседании с соблюдением уголовно-процессуального закона, назвал источник своей осведомленности о действиях Шнайдермана Р. и Шнайдермана Д. по незаконному обороту оружия, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания показаний Зубайраева недопустимым доказательством и отклонил ходатайство подсудимого Шнайдермана Р.А. Обоснованно отклонены судом и ходатайства адвоката Тырина А.В. и подсудимого Шнайдермана Р.А. об истребовании из Московского городского суда и исследовании в судебном заседании материалов уголовного дела в отношении Зубайраева, а также показаний Шнайдермана Р.А., которые он давал по уголовному делу в отношении Зубайраева на допросах под псевдонимом в условиях, исключающих его визуальное наблюдение. При этом председательствующий правильно сослался на то, что материалы другого уголовного дела и показания Шнайдермана Р.А., допрошенного по другому уголовному делу, не являются доказательствами по настоящему делу и не подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей, а также на то, что в силу п. 8 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей запрещается исследовать факты прежних судимостей и иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимых, (т. 10 л.д. 242, 282) Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности в отношении подсудимых являются недопустимыми доказательствами и не подлежали исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Как следует из материалов дела, Шнайдерман Р.А. и Шнайдерман Д.А. были задержаны по результатам проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий. В соответствии со ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. и п. 10 Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд начальником УБОП УВД вынесено постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю, и эти материалы направлены в следственное управление при УВД Государственным обвинителем в судебном заседании было заявлено ходатайство об оглашении этих материалов: актов осмотра и вручения денежных купюр, актов личного досмотра, актов добровольной выдачи, справок, фотографий.

При этом ни подсудимые, ни их защитники не возражали против оглашения этих материалов, (т. 10 л.д. 173) 9 Поскольку оперативные мероприятия проведены и предоставлены следователю с соблюдением закона, председательствующий обоснованно удовлетворил ходатайство стороны обвинения.

Уже после оглашения этих материалов и допроса подсудимых адвокат Веселов В.А. заявил ходатайство о признании результатов оперативно- розыскной деятельности недопустимыми доказательствами, при этом он не представил данных, свидетельствующих о нарушении закона при получении этих доказательств, в связи с чем председательствующий обоснованно отклонил ходатайство адвоката, (т. 10 л.д. 281).

По ходатайству стороны обвинения были прослушаны в судебном заседании аудиозаписи разговоров Шнайдермана Р.А. с К и Б от 23 ноября 2007 года и от 21 января 2008 года по факту сбыта взрывного устройства.

Каких-либо возражений от стороны зашиты в связи с ходатайством государственного обвинителя, а также замечаний о неполноте записи разговоров, не поступило. Подсудимые и их защитники не заявляли в судебном заседании ходатайств об оглашении каких-либо дополнительных материалов дела, в том числе и дополнительных аудиозаписей, а потому доводы жалоб о неполноте прослушанных аудиозаписей нельзя признать обоснованными.

Данные о том, что председательствующий неоднократно в присутствии присяжных заседателей унижал подсудимых, о чем указывается в жалобе, в материалах дела отсутствуют.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. При этом в напутственном слове вопреки доводам жалоб подробно изложены позиции как государственного обвинителя, так и защиты, (т. 11 л.д. 79-83).

Возражений от сторон в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности не поступило, (т. 10 л.д. 340).

Замечания на протокол судебного заседании рассмотрены председательствующим в соответствии с законом.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ.

10 Вопросы сформулированы председательствующим отдельно по каждому деянию и в отношении каждого подсудимого.

Доводы жалоб о том, что по обвинению Шнайдермана Р.А. в создании банды и Шнайдермана Д.А.Ю в участии в банде надлежало отдельно задать вопрос по каждому признаку банды, не основаны на законе.

Вопрос об устойчивости созданной группы составляют юридическую оценку, а потому не мог быть задан присяжным заседателям.

Вопреки доводам жалоб председательствующим при составлении вопросного листа была учтена позиция стороны защиты.

Так, по обвинению Шнайдермана Д.А. в разбойных нападениях от 23 ноября 2001 года и от 7 декабря 2001 года были поставлены вопросы № 42 и № 56 о том, доказано ли, что Шайдерман совершил описанные соответственно в вопросах № 40 и № 54 действия для устранения опасности, угрожавшей жизни и здоровью ему и его близким со стороны Зубайраева.

Такие же вопросы с учетом мнения стороны защиты сформулированы и по обвинению Шнайдермана Р.А. и Шнайдермана Д.А. в незаконных действиях с оружием, (вопросы № 74, 83, 88, 101, 106, 111, 116, 121).

На данные вопросы коллегией присяжных дан отрицательный ответ.

Позиция защиты Шнайдермана Р.А. по эпизодам разбойных нападений от 23 ноября 2001 года и от 7 декабря 2001 года сводилась к тому, что участие Шнайдермана Р.А. в совершении этих преступлений не доказано, а потому оснований для постановки дополнительных вопросов о совершении подсудимым этих действий для устранения опасности, угрожавшей жизни и здоровью ему и его близким со стороны Зубайраева председательствующий не имел.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не содержит противоречий.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст. 379 УПК РФ не предусмотрено.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлена виновность Шнайдермана Р.А. в создании группы с целью нападений на граждан и 11 организации с целью завладения чужими денежными средствами, в связи с чем группа была вооружена двумя пистолетами-автоматами, являющимися огнестрельным оружием, имела общую кассу, устанавливала даты нападений на организации, разрабатывала планы нападений, готовилась к ним, распределяла роли соучастников, этой группой были совершены нападения 23 ноября 2001 года на филиал ОАО « » с использованием пистолета-пулемета и 7 декабря 2001 года на автомашину фургон, принадлежащую филиалу ОАО под управлением водителя А Установлена также виновность Щнайдермана Д.А в участии в указанной группе и совершении в составе этой группы нападений 23 ноября и 7 декабря 2001 года.

Принимая во внимание приведенные выше признаки группы, имеющей целью нападения на граждан и организации, такие как ее вооруженность, наличие общей кассы, планирование нападений, совершение двух нападений с использованием огнестрельного оружия, суд обоснованно расценил созданную группу бандой и признал Шнайдермана виновным в создании банды, а Шнайдермана Д.А - в участии в банде.

С учетом этого доводы жалоб о непричастности Шнайдермана Р.А. к созданию банды, а Шнайдермана - к участию в банде, о непричастности осужденных к разбойным нападениям не подлежат удовлетворению.

Этим действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Вывод о виновности осужденных в незаконных действиях с огнестрельным оружием также основан на установленных присяжными заседателями фактических обстоятельств совершенных ими деяний.

При этом из вердикта не вытекает, что действия осужденных по сбыту огнестрельного оружия были спровоцированы работниками милиции.

Вынося вердикт о виновности осужденных в совершении незаконных действий с оружием присяжные заседатели располагали позицией защиты о том, что подсудимые под влиянием К и Б , являющихся работниками милиции вынуждены были совершить эти преступления, однако ответили утвердительно на вопрос об их виновности в хранении, ношении и сбыте боеприпасов (эпизоды №№ 6 и 7), в хранении, ношении, перевозке и сбыте взрывного устройства (эпизод №11).

По эпизоду № 14 присяжными заседателями установлено, что Шнайдерман Д.А. без соответствующего разрешения по месту жительства 12 хранил винтовку модели ТОЗ - 8 М, являющуюся нарезным огнестрельным оружием и боеприпасы.

С учетом этих обстоятельств суд правильно квалифицировал его действия пол ч. 1 ст. 222 УК РФ. Доводы жалоб о том, что эти действия осужденного образуют состав административного правонарушения, не основаны на законе.

Вместе с тем приговор в части квалификации действий осужденных по эпизодам 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13 подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случае, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части настоящего Кодекса в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание.

Эти требования закона не учтены судом по настоящему делу.

Так, действия Шнайдермана Р.А. по эпизодам № № 6, 9, 12, 13 расценены судом как самостоятельные преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 222 УК РФ, за каждое из которых осужденному назначено наказание.

Между тем, такой вывод не следует из вердикта. Согласно вердикту по эпизоду № 6 Шнайдерман признан виновным в том, что с неустановленного времени до 19 ноября 2007 года по месту своего жительства без соответствующего разрешения хранил боеприпасы: 10 патронов к пистолету ПМ, которые носил, перевозил, а 19 ноября 2007 года сбыл К .

По эпизоду № 9 Шнайдерман Р.А. признан виновным в том, что с неустановленного времени по месту своего жительства без соответствующего разрешения хранил взрывные устройства до их изъятия 21 января 2008 года.

По эпизоду № 12 он признан виновным в том, что с неустановленного времени по месту своего жительства хранил самодельное огнестрельное оружие и боеприпасы: 4 патрона калибра 5,6 мм до их изъятия 21 января 2008 года.

По эпизоду № 13 он признан виновным в том, что с неустановленного времени по месту своего жительства хранил боеприпасы: патроны к различным видам оружия до их изъятия 21 января 2008 года.

13 Таким образом, согласно вердикта, Шнайдерман Р.А. в одном и том же месте - в своей квартире с неустановленного времени одновременно хранил взрывные устройства, самодельное огнестрельное оружие и различные боеприпасы, часть боеприпасов он 19 ноября 2007 года сбыл К , а другие предметы были изъяты у него 21 января 2008 года.

Совершение им действий по хранению огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, объединенных единым умыслом, в одном и том же месте, в одно и то же время не может рассматриваться как совершение нескольких самостоятельных преступлений.

При таких обстоятельствах действия Шнайдермана по эпизодам №№ 6, 9, 12, 13 надлежит квалифицировать как одно преступление по ч. 1 ст. 222 УК РФ.

По эпизодам № 7 и № 8 присяжными заседателями также установлено, что Шнайдерман Р.А. и Шнайдерман Д.А. в одном и том же месте в квартире с неустановленного времени до января 2008 года хранили патроны к различным видам огнестрельного оружия, и взрывчатое вещество - тротил, а 9 января сбыли Б эти боеприпасы.

Из установленных присяжными заседателями фактических обстоятельств не следует, что умысел на хранение тротила возник у осужденных после сбыта ими боеприпасов, а потому совершение ими действий по одновременному хранению в одном и том же месте боеприпасов и взрывного устройства, объединенных единым умыслом, также не образует совокупности преступлений.

Кроме того, действия осужденных по данным эпизодам квалифицированы как совершенные организованной группой.

Давая такую юридическую оценку действиям осужденных, суд исходил из того, что они совершили это преступления совместно и по договоренности между собой в составе группы лиц, созданной для приобретения, хранения, ношения, перевозки, изготовления в целях продажи и продажи огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ без соответствующего разрешения.

Из ответов на вопросы №№ 73, 78, 82, 87 следует, что присяжные заседали признали доказанным факт совершения Шнайдерманом Д.А. и Шнайдерманом Р.А. действий с оружием и взрывчатым веществом в составе группы лиц, созданной для приобретения, хранения, ношения, 14 перевозки, изготовления в целях продажи и продажи огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ без соответствующего разрешения.

Эти вопросы сформулированы в вопросном листе как дополнительные к вопросам соответственно №№ 72, 77, 81 и 86.

Однако Шнайдерману Р.А. и Шнайдерману Д.А. не было предъявлено обвинение в создании группы с целью совершения незаконных действий с огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, а потому председательствующий не вправе был ставить эти дополнительные вопросы, из содержания которых непонятно, когда, где, кем и при каких обстоятельствах была создана эта группа.

Установленные присяжными заседателями обстоятельства свидетельствуют о том, что описанные в вопросах №№ 72, 77, 81 и 86 действия Шнайдерман Р.А. и Шнайдерман Д.А. совершили группой лиц по предварительному сговору.

С учетом изложенного действия Шнайдермана Р.А. и Шнайдермана Д.А. по эпизоду № 7 с ч. 3 ст. 222 УК РФ и по эпизоду № 8 с ч. 3 ст. 222 УК РФ подлежат переквалификации на ч. 2 ст. 222 УКРФ как незаконное хранение боеприпасов и взрывчатого вещества и незаконный сбыт боеприпасов, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Аналогичную ошибку допустил суд и при квалификации действий осужденных по эпизодам № 10 и № 11, необоснованно квалифицировав их по признаку совершения организованной группой, а потому действия Шнайдермана Р.А. и Шнайдермана Д.А. по эпизоду №10 с. 3 ст. 223 УК РФ надлежит переквалифицировать на ч. 2 ст. 223 УК РФ, а по эпизоду № 11 с.

3 ст. 222 УК РФ - на ч. 2 ст. 222 УК РФ.

Наказание осужденным Шнайдерману Р.А. по ч. 1 ст. 209 УК РФ, Шнайдерману Д.А. по ч. 2 ст. 209 УК РФ, а также им обоим по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, мнения присяжных заседателей о том, что они заслуживает снисхождения, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Смягчающие обстоятельства, положительные данные о личности осужденных, в том числе те, на которые имеются ссылки в жалобах, в полной мере учтены судом, им назначен минимальный срок лишения свободы, предусмотренный санкцией ч. 1 ст. 209 УК РФ и ч. 2 ст. 209 УК РФ, п. «а» ч. Зет. 162 УК РФ.

15 Исключительные обстоятельства, существенно уменьшающие степень общественной опасности содеянного осужденными из материалов дела не усматриваются, а потому судебная коллегия не находит оснований для применения к ним положений ст. 64 УК РФ и снижения им наказания за данные преступления.

Вместе с тем в связи с переквалификацией действий осужденных по незаконному обороту оружия на менее тяжкий закон судебная коллегия находит необходимым смягчить им наказание за эти преступления и по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тульского областного суда с участием присяжных заседателей от 21 октября 2008 года в отношении Шнайдермана Р А , Шнайдермана Д А изменить.

Действия Шнайдермана Р.А. по эпизодам №№ 6, 9, 12, 13 квалифицировать по ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год.

Действия Шнайдермана Р.А. и Шнайдермана Д.А. по эпизоду № 7 с. ч. 3 ст. 222 УК РФ и по эпизоду № 8 с ч. 3 ст. 222 переквалифицировать на ч.

2 ст. 222 УК РФ, по которой назначить им наказание в виде лишения свободы Шнайдерману Р.А. сроком на 4 года, Шнайдерману Д.А. сроком на 4 года.

Действия Шнайдермана Р.А. и Шнайдермана Д.А. по эпизоду №10 с ч.

3 ст. 223 УК РФ переквалифицировать на ч. 2 ст. 223 УК РФ, по которой назначить им наказание в виде лишения свободы Шнайдерману Р.А. сроком на 4 года, Шнайдерману Д.А. сроком на 4 года.

Действия Шнайдермана Р.А. и Шнайдермана Д.А. по эпизоду № 11 с ч.

3 ст. 222 УК РФ переквалифицировать на ч. 2 ст. 222 УК РФ, по которой назначить им наказание в виде лишения свободы Шнайдерману Р.А. сроком на 4 года, Шнайдерману Д.А. сроком на 4 года.

Шнайдерману Р.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК РФ в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г., ч. 3 ст. 16 223, «а» ч. 3 ст. 162 в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г., ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223, ч. 2 ст. 222 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначить 10 лет 3 месяца лишения свободы.

Шнайдерману Д.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г., ч. 3 ст. 223, «а» ч. 3 ст. 162 в редакции Федерального закона от 17.11.2001 г., ч. 2 ст. 222, ч. 2 ст. 223, ч. 2 ст. 222 ч. 1 ст. 222, УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначить 8 лет 3 месяца лишения свободы.

В остальном приговор в отношении Шнайдермана Р.А. И Шнайдермана Д.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Шнайдермана Д.А., Шнайдермана Р.А., адвокатов Веселова В.А. и Тырина А.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 38-О09-9СП

УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 349. Правовые последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх