Дело № 39-АПУ16-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Абрамов Сергей Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 39-АПУ16-2СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Абрамова С.Н.,
судейСмирнова В.П. и Романовой ТА.

при ведении протокола секретарём Прохоровым АС. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам потерпевшей Ш осуждённых Аболенского И.А., Халатяна К.К. и Фомина Р.Д., адвокатов Раскина Л.Л. и Ярославкина Р.А. в интересах осуждённого Носорева Р.С, Барсуковой М.А. и Негреевой Л.В. в интересах осуждённого Аболенского И.А., Дубровиной Н.В. в интересах осуждённого Халатяна К.К., Запорожченко А.Ф. в интересах осуждённого Фомина Р.Д. на приговор Курского областного суда от 10 декабря 2015 г., постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, по которому Носорев Р С несудимый, осуждён по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установленными ограничениями: не уходить из дома в период времени с 22 часов до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования « », не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за осуждёнными, являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации; Аболенский И А РФ, несудимый, осуждён по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установленными ограничениями: не уходить из дома в период времени с 22 часов до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования « », не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за осуждёнными, являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации; Халатян К К , несудимый, осуждён по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установленными ограничениями: не уходить из дома в период времени с 22 часов до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования « », не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за осуждёнными, являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации; Фомин Р Д несудимый, осуждён по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установленными ограничениями: не уходить из дома в период времени с 22 часов до 6 часов, не выезжать за пределы муниципального образования « », не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за осуждёнными, являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации; взыскано солидарно с Носорева Р.С, Аболенского И.А., Халатяна К.К. и Фомина Р.Д. в пользу Ш - 29 265 рублей в возмещение материального ущерба, 50 000 рублей расходы на представителя, а всего 79265 рублей; взыскано в счёт компенсации морального вреда в долевом порядке с Носорева Р.С, Аболенского И.А., Халатяна К.К. и Фомина Р.Д. в пользу Ш по 600 000 рублей с каждого; обращено взыскание на автомобиль , принадлежащий Аболенскому.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., изложившего доводы апелляционных жалоб и возражений на них, обстоятельства дела, выступления осуждённых Носорева Р.С, Аболенского И.А., Халатяна К.К. и Фомина Р.Д. посредством видеоконференц-связи, их защитников - адвокатов Раскина Л.Л. и Ярославкина Р.А., Негреевой Л.В., Дубровиной Н.В. и Запорожченко А.Ф., потерпевшей Ш мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой НА. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей Носорев, Аболенский, Халатян и Фомин признаны виновными и осуждены за убийство П , совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено ими 2 июня 2014 г. в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах: - осужденный Аболенский И.А., выражая несогласие с приговором, просит его отменить, поскольку преступления он не совершал. Считает, что его право на защиту, на справедливое рассмотрение дела, на представление доказательств, вызов и допрос свидетелей было нарушено, а судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном. Председательствующий судья оказывала психологическое воздействие на коллегию присяжных заседателей, склоняя их к позиции стороны обвинения, также оказывала давление на сторону защиты, прерывала адвокатов, отклоняла заявленные ими ходатайства. Указывает, что до присяжных заседателей судом и государственными обвинителями неоднократно доводилась информация о том, что он скрывался, находился в розыске, а потерпевшей Ш , - что к ней приходили его знакомые и оказывали на неё давление. Заявляет, что представитель потерпевшей Ш - адвокат Курбатов оказывал правовую помощь его матери - Аболенской, которая рассказала ему все известные ей от него (Аболенского) обстоятельства, произошедших в ночь с 01 на 02 июня 2014 г. событий. После этого стал оказывать правовую помощь потерпевшей Ш , интересы которой противоречат его интересам, чем нарушено его право на защиту. Осуждённым не была дана возможность рассказать присяжным заседателям об истинной причине конфликта с П , его неправомерных действиях, поведении. Вопросный лист составлен с искажением фактических данных, не правильно указан адрес места проживания Г так как к дому по ул. они П не отвозили. Суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты об изменении вопросов, поставленных перед присяжными заседателями, не поставлен вопрос о совершении осуждённым менее тяжкого преступления. Вопросы поставлены в такой формулировке, что определили обвинительный вердикт. Напутственное слово произнесено председательствующим судьёй с нарушением закона, выразившимся в том, что подробно были изложены доказательства стороны обвинения, а доказательства стороны защиты упомянуты вскользь, что свидетельствует об обвинительном уклоне. Кроме того, суд необоснованно отказал в представлении доказательств того, что П в ночь с 01 на 02 июня 2014 г. пользовался одними мобильными телефонами, а при трупе были изъяты другие, не учёл, что П к своей матери приехал в одной одежде, а на трупе была другая одежда. Утверждает, что причина смерти П не установлена, а заключения судебно-медицинских экспертов о причине смерти носят предположительный характер. При этом суд необоснованно отказал в проведении повторной судебно- медицинской экспертизы, вызове и допросе специалистов и свидетелей. В судебном заседании не было представлено доказательств того, что к братьям Г П отвозили для применения какого-либо сексуального насилия. Свидетель Г на предварительном следствии и в судебном заседании об этом не говорил, однако в вопросном листе такие обстоятельства указаны, хотя в обвинении они не звучали. Считает, что назначенное ему наказание не соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного им, поскольку П он причинил только побои, но не убивал его; сумма, взысканная с него в счет компенсации морального вреда в пользу Ш , значительно завышена, поскольку отношения у погибшего П с матерью были плохие.

Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; - адвокаты Барсукова М.А. и Негреева Л.В. в защиту интересов осужденного Аболенского И.А. считают, что судом нарушен порядок судопроизводства, установленный Уголовно- процессуальным законом, повторяя доводы, приведённые в жалобе осужденного Аболенского. По их мнению, коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушениями закона: в состав коллегии вошли 4 человека, близкие родственники которых работают или работали в правоохранительных органах, а один из них был избран старшиной, что могло повлиять на объективность коллегии и вызвать предубеждение в отношении подсудимых; сторона обвинения имела доступ к персональным данным кандидатов в присяжные заседатели, которого не имела сторона защиты, чем был нарушен принцип равенства каждого перед законом и судом, установленный ст. 19 Конституции РФ. Указывают на то, что стороне обвинения было предоставлено больше времени для представления доказательств, чем стороне защиты, чем был нарушен принцип состязательности; перед удалением в совещательную комнату старшина обратился к председательствующему за дополнительными разъяснениями о занесении ответов в вопросный лист при единодушном решении, что может свидетельствовать о том, что ответы у старшины уже были сформулированы; суд оказывал воздействие на коллегию присяжных заседателей посредством реплик и комментариев в адрес стороны защиты с целью склонить их к позиции стороны обвинения. Считают, что суд ограничивал сторону защиты в праве предоставления доказательств, отказывая в удовлетворении её ходатайств: о повторном исследовании компьютерного диска со сведениями о телефонных соединениях, протокола осмотра предметов от 17 сентября 2014 г., обозрении детализации телефонных соединений; в назначении повторной судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего П . Кроме того, разрешив ходатайство стороны защиты о признании недопустимым доказательством протокола проверки показаний на месте Носорева, суд не разрешил ходатайство стороны защиты в части, касающейся видеозаписи данного следственного действия. В нарушение требований ст. 281 УПК РФ, несмотря на возражения стороны защиты, суд принял решение об оглашении без допроса в судебном заседании показаний свидетеля Ш , данных в ходе очной ставки с Носоревым, в то время как очная ставка между Ш и Аболенским не была проведена. При оглашении заключения специалиста Г судья не разъяснила присяжным заседателям, что данное заключение специалиста содержит лишь теоретические ответы на вопросы обвинения. В прениях сторон государственный обвинитель допускал высказывания, подвергающие сомнению доводы защиты, однако замечаний на это от председательствующего не последовало. В то же время председательствующим неоднократно прерывались выступления стороны защиты, чем на присяжных было оказано воздействие.

Формулировка вопросов в вопросном листе была направлена только на вынесение обвинительного вердикта. В вопросном листе после 5- го вопроса отсутствуют графы для ответов, разъяснения относительно порядка голосования. Во 2-ом вопросе, касающемся доказанности действий Носорева, указаны фамилии Халатяна, Аболенского и Фомина, как лиц совершивших указанное деяние с Носоревым.

Аналогичные нарушения допущены при формулировании 5-го и 8-го вопросов. Действия осужденных на ул. в г.

необоснованно включены в вопросный лист, как действия, направленные на убийство П при том, что умысел на убийство П , согласно обвинению, возник у осужденных позже, а само убийство произошло в лесном массиве. Судом не было предоставлено достаточно времени для формулирования вопросов для присяжных заседателей, так как после окончательного формулирования вопросов они сторонам не объявлялись, а сразу были объявлены присяжным заседателям. После произнесения напутственного слова, в ответ на возражения стороны защиты в связи с содержанием напутственного слова, председательствующий судья дала необъективную оценку доказательствам стороны защиты, оказав тем самым давление на присяжных заседателей. В нарушение ч. 5 ст. 348 УПК РФ председательствующим не было принято решение о роспуске коллегии присяжных заседателей, о чем ходатайствовала сторона защиты. Считают недопустимым, что помощник судьи регулярно посещала комнату, в которой находились присяжные заседатели, находилась там длительное время. Кроме того, назначенное Аболенскому наказание считают чрезмерно суровым, а взысканную сумму в счет компенсации морального вреда завышенной. Просят приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; - осужденный Халатян К.К. считает приговором незаконным и несправедливым. Указывает на нарушение принципа состязательности сторон, необоснованное отклонение ходатайств стороны защиты по представлению доказательств, подтверждающих непричастность его и других осуждённых к убийству: вызове в судебное заседание специалистов Г и Ш , признании допустимым доказательством заключения специалистов ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава РФ. При формировании вопросного листа суд необоснованно отказал стороне защиты в постановке вопросов, влекущих за собой ответственность подсудимых за менее тяжкое преступление. Считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание, без учёта его положительной характеристики, неоднократного награждения за активную общественную работу, хорошую учебу и примерное поведение. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; - адвокат Дубровина Н.В. в защиту интересов осужденного Халатяна К.К. считает приговор незаконным и подлежащим отмене.

В целом также приводит доводы аналогичные доводам, изложенным в жалобах осужденных Халатяна и Аболенского. Полагает, что суд формально учел положительные характеристики Халатяна и назначил чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; - осужденный Фомин Р.Д. считает, что при рассмотрении дела не был обеспечен принцип состязательности сторон, поскольку все ходатайства стороны обвинения удовлетворялись, а стороны защиты необоснованно отклонялись. При этом, суд занимал обвинительную позицию. В судебном заседании необоснованно, с целью создания предвзятого отношения к осуждённым, были оглашены данные о нахождении их в состоянии опьянения, но не были оглашены данные о том, что П являлся наркоманом. По его мнению, в судебном заседании необоснованно: дважды было оглашено заключение экспертов с описанием скелетированных останков трупа; отказано в допросе свидетелей защиты в присутствии присяжных заседателей, хотя они были предварительно допрошены; отказано в допросе специалиста-психолога Ч , несмотря на то, что он находился в здании областного суда; отказано в вызове в судебное заседание специалистов Г , Ш и в приобщении к материалам дела заключений специалистов Ч и Ш ; в признании допустимым доказательством заключения специалистов ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава РФ. При формировании вопросного листа не были поставлены вопросы, влекущие за собой ответственность подсудимых за менее тяжкое преступление, не был поставлен вопрос о нахождении подсудимых в состоянии опьянения в момент совершения деяния.

Присяжным заседателям была продемонстрирована одежда с трупа П вид и резкий запах которой не могли не оказать эмоционального воздействия на коллегию присяжных, большинство из которых женщины и не вызвать предубеждение в отношении осужденных. Потерпевшая Ш в деталях рассказала, кто и как наносил удары её сыну, о телефонном звонке сына, однако сама она очевидцем преступления не являлась. Председательствующий судья при этом не реагировала на выступление потерпевшей. В напутственном слове неверно истолкована сущность принципа презумпции невиновности, дано неправильное разъяснение правил оценки доказательств. Относительно показаний подсудимых председательствующим даны разъяснения, которые могли вызвать предвзятое отношение к показаниям подсудимых. Несмотря на возражения стороны защиты, в напутственном слове не было обращено внимание присяжных заседателей на то, что отказ от дачи показаний не может быть истолкован как свидетельство виновности.

Кроме того, суд необоснованно отказал в допуске к участию в деле в качестве его защитника адвоката Аверичева на том основании, что в деле имеется ордер на защиту интересов Халатяна адвокатом Аверичевым. При этом, адвокат Аверичев только принимал участие в ознакомлении с постановлениями о назначении и заключениями экспертиз, Халатян в присутствии адвоката Аверичева показаний не давал. Полагает, что тем самым было нарушено его право на защиту.

Считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание. Судом в приговоре указаны положительные данные о личности, однако суд формально учел их, так как мера наказания не соответствует тяжести содеянного. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; адвокат Запорожченко А.Ф. в защиту интересов осужденного Фомина Р.Д. приводит доводы аналогичные доводам, изложенным в жалобе осужденного Фомина. Считает, что суд не в полной мере учел положительные данные о личности осужденного Фомина и назначил чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство; - адвокаты Раскин Л.Л. и Ярославкин РА. в защиту интересов осужденного Носорева Р.С. считают приговор несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания. Ссылаясь на вердикт коллегии присяжных заседателей о снисхождении, просят смягчить назначенное Носореву наказание с учётом его роли в содеянном, молодого возраста и положительных характеристик; - потерпевшая Ш указывая на обстоятельства причинения смерти П считает назначенное наказание слишком мягким, просит изменить приговор, назначить Халатяну, Аболенскому и Фомину по 17 лет лишения свободы, а Носореву до 13 лет 6 месяцев лишения свободы.

В возражениях на доводы: апелляционной жалобы потерпевшей государственный обвинитель Харитонов А.Н. и осуждённый Фомин Р.Д., апелляционных жалоб осужденных и их защитников представитель потерпевшей Ш - Курбатов А.И. и государственный обвинитель Лапшин И.А., указывая на несостоятельность приведённых в них доводов, просят оставить их без удовлетворения.

Проверив по апелляционным жалобам законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке приведены в ст. 389 УПК РФ, а безусловные основания отмены судебного решения перечислены в ч. 2 ст. 389^ УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Как следует из протокола судебного заседания, сторона обвинения и сторона защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ.

Каких-либо данных, свидетельствующих о преимущественном положении стороны обвинения перед стороной защиты, в использовании персональных данных кандидатов в присяжные заседатели, в материалах дела не содержится. Сторонам вручались одинаковые списки кандидатов в присяжные заседатели, позволявшие сторонам в полной мере реализовать свое право по формированию коллегии присяжных заседателей.

Доводы, приведённые в апелляционных жалобах, о возможной необъективности коллегии присяжных заседателей, в связи с тем, что в её состав вошли 4 присяжных заседателя, в том числе и старшина присяжных, близкие родственники которых работают или работали в правоохранительных органах, являются несостоятельными.

Стороны в равной мере участвовали в опросе каждого кандидата в целях выяснения обстоятельств, препятствующих участию кандидата в рассмотрении дела, а после формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о тенденциозном её составе не сделали. Каких-либо данных, свидетельствующих о тенденциозности коллегии присяжных в материалах дела не имеется, не находит их и Судебная коллегия.

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учётом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам, приведённым в апелляционных жалобах, судебное разбирательство проведено с соблюдением принципа состязательности сторон.

Права стороны защиты, как и стороны обвинения, по представлению и исследованию доказательств судьёй не нарушались, а заявленные сторонами ходатайства разрешались в соответствии с уголовно-процессуальным законом, в том числе при решении вопросов о допустимости доказательств, вызове и допросе свидетелей и специалистов, оглашении показаний, материалов дела.

Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, необоснованном отказе в удовлетворении ходатайств заявленных стороной защиты об исследовании доказательств, не имеется.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те вопросы, которые входят в их компетенцию. Недопустимые доказательства перед присяжными не исследовались.

Председательствующий судья своевременно и обоснованно снимала отдельные вопросы, не относящиеся к выяснению обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, и давала присяжным соответствующие разъяснения. При этом, какого- либо давления на присяжных заседателей со стороны председательствующего судьи, государственного обвинителя из протокола судебного заседания не усматривается.

Вопреки доводам, приведённым в апелляционных жалобах, сведения, сообщенные потерпевшей Ш о том, что подсудимые находились в розыске, не повлияли на правильность поставленных перед присяжными вопросов и ответов на них. При этом председательствующий судья разъяснила присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание данную информацию.

Каких-либо данных о том, что потерпевшая Ш доводила до сведения присяжных заседателей надуманную информацию из протокола судебного заседания не усматривается.

Приведенные в апелляционной жалобе осужденного Фомина доводы о том, что демонстрация одежды с трупа П оказала влияние на присяжных заседателей при вынесении вердикта, являются лишь его предположением и не могут служить основанием для отмены обвинительного приговора.

Ходатайство адвоката Негреевой о признании недопустимым доказательством протокола проверки показаний на месте Носорева от 15 июня 2014 г. разрешено судом в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, в пределах требований, заявленных стороной защиты, при этом ходатайство о признании недопустимым доказательством видеозаписи протокола проверки показаний на месте Носорева стороной защиты 24 ноября 2015 г. не заявлялось.

Вопрос о наличии у П наркотической зависимости, о чем в жалобе указывает осужденный Аболенский, не входит в предмет доказывания по настоящему уголовному делу, поэтому в соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ не подлежал исследованию в присутствии присяжных заседателей, в связи с чем разъяснение присяжным заседателям, что эти сведения они не должны принимать во внимание, является правильным.

Вопросный лист сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а поставленные перед присяжными заседателями вопросы соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ и предъявленному Носореву, Халатяну, Аболенскому и Фомину обвинению, поддержанному государственным обвинителем в судебном заседании.

Вопросы поставлены в понятных для коллегии присяжных заседателей формулировках, не требующих от присяжных заседателей юридической оценки.

Указанное в приговоре обстоятельство о том, что осуждённые доставили П в район дома по ул. г. с целью совершения посторонним лицом насильственных действий сексуального характера, соответствует вердикту присяжных заседателей и предъявленному осуждённым обвинению.

Доводы, приведённые в апелляционных жалобах, о нарушении председательствующим судьей положений части 2 статьи 338 УПК РФ, в связи с отказом стороне защиты в постановке дополнительных вопросов, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку предложенные дополнения существенно отличались по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения, в связи с чем они, после обсуждения сторонами, обоснованно не были включены в вопросный лист. Сторонам было предоставлено достаточно времени для обсуждения вопросов, предложенных председательствующим судьёй.

Стороны воспользовались своим правом, предусмотренным ч. 2 ст. 338 УПК РФ высказали свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внесли предложения о постановке новых вопросов.

Председательствующий судья, в пределах своих полномочий, в соответствии с ч. 4 ст. 338 УПК РФ, с учетом замечаний и предложений сторон в совещательной комнате окончательно сформулировала вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями и внесла их в вопросный лист. В соответствии с ч. 5 ст. 338 УПК РФ перед удалением в совещательную комнату присяжные заседатели вправе получить от председательствующего разъяснения по возникшим у них неясностям в связи с поставленными вопросами, не касаясь при этом существа возможных ответов на эти вопросы.

Как следует из протокола судебного заседания, присяжные заседатели воспользовались своим правом и просили разъяснить вопрос о том, в какую строку писать слово «единодушно» при единодушном решении «Да» либо «Нет». При этом, вопреки доводам адвокатов Барсуковой и Негреевой, этот вопрос никоим образом не свидетельствует о наличии у присяжных сформулированных ответов.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности.

Полученные ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы понятны и каких-либо противоречий не содержат.

Напутственное слово председательствующего произнесено в соответствии с положениями ст. 340 УПК РФ, с соблюдением принципа беспристрастности и объективности, с правильным разъяснением принципа презумпции невиновности и правил оценки доказательств.

Вопреки доводам об обвинительном уклоне напутственного слова, председательствующим судьёй подробно изложена позиция подсудимых и их защитников по предъявленному обвинению, в том числе были доведены до сведения присяжных заседателей показания подсудимых о том, что они П не убивали, в лесной массив не вывозили, а высадили последнего по его просьбе из автомобиля.

При этом, адвокат Запорожченко в соответствии с ч. 6 ст. 340 УПК РФ использовала возможность заявить в судебном заседании возражения в связи с неправильным, по её мнению, изложением в напутственном слове правил оценки доказательств и принципа презумпции невиновности.

После обращения председательствующего судьи к присяжным заседателям о правильности и объективности произнесённого ею напутственного слова, иных возражений от сторон не поступило.

Приговор постановлен на основании обвинительного вердикта и за рамки предъявленного осуждённым обвинения не выходит.

Каких-либо противоречий между предъявленным осужденным обвинением, вердиктом коллегии присяжных заседателей и приговором не имеется.

Суд дал правильную юридическую оценку действиям осуждённых Носорева, Аболенского, Халатяна и Фомина, в совершении которых они признаны виновными.

Оснований для иной квалификации действий осуждённых Судебная коллегия не находит.

Как следует из приговора, при назначении Носореву, Аболенскому, Халатяну и Фомину наказания, в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершённого ими преступления, данные о их личности, влияние назначенного наказания на исправление осуждённых и на условия жизни их семей, а также смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства в отношении Аболенского, Халатяна и Фомина, и смягчающие в отношении Носорева.

Назначенное осуждённым наказание признаётся обоснованным и справедливым, оснований для его смягчения или назначения более строгого наказания, о чем в своей жалобе просит потерпевшая Ш , Судебная коллегия не находит.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

В этой связи Судебная коллегия не находит оснований для признания необоснованным решения суда об отказе в допуске адвоката Аверичева в качестве защитника Фомина, который на предварительном следствии оказывал юридическую помощь обвиняемому Халатяну, интересы которого противоречат интересам Фомина.

Данных, свидетельствующих о невозможности участия адвоката Курбатова в судебном разбирательстве в качестве представителя потерпевшей Ш из материалов дела не усматривается.

В соответствии с ч. 2 ст. 341 УПК РФ присутствие в совещательной комнате иных лиц, за исключением коллегии присяжных заседателей, не допускается, а в соответствии с ч. 2 ст. 333 УПК РФ присяжные заседатели не вправе, в том числе: высказывать свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта; общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств рассматриваемого уголовного дела.

Каких-либо данных о нарушении этих положений закона, в материалах дела не имеется и стороной защиты не приведено.

В этой связи Судебная коллегия находит несостоятельными доводы адвокатов Барсуковой и Негреевой о недопустимости посещения помощником судьи комнаты с присяжными заседателями в процессе судебного разбирательства, поскольку при этом тайна совещания присяжных заседателей не была нарушена.

Оснований, предусмотренных ч. 5 ст. 348 УПК РФ для роспуска коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое рассмотрение у суда не имелось, в связи с чем на основании вердикта присяжных заседателей был постановлен обвинительный приговор.

Гражданские иски разрешены в соответствии с уголовно- процессуальным законом с учётом положений гражданского законодательства. Считать взысканные с осуждённых в пользу потерпевшей суммы завышенными, оснований не имеется.

Что касается доводов жалоб о недоказанности вины осужденных, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, ненадлежащей оценки исследованных в судебном заседании доказательств, то по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в апелляционном порядке.

Из материалов дела следует, что осужденные в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, а также юридическими последствиями удовлетворения такого ходатайства, включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговор суда присяжных.

Другие доводы, приведённые в апелляционных жалобах, о нарушениях уголовно-процессуального закона, необъективном рассмотрении дела, ограничении осуждённых в реализации гарантированных законом прав, нарушении порядка исследования доказательств, Судебная коллегия находит несостоятельными, противоречащими материалам уголовного дела.

20 28 На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Курского областного суда от 10 декабря 2015 г. в отношении Носорева Р С , Аболенского И А Халатяна К К Фомина Р Д оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председат ельствующии судья Судьи

Статьи законов по Делу № 39-АПУ16-2СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх