Дело № 4-О07-47СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О07-47СП

от 22 мая 2007 года

 

председательствующего - Кочина В. В. судей - Иванова Г. П. и Микрюкова В. В.

МАКСИМЕНКО [скрыто]

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Максименко В. А. и адвокатов Торянникова А. Г. и Маркина А. Н., просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение,

возражения потерпевшего Н [скрыто] и представителей

потерпевших [скрыто] иФд [скрыто]. - адвокатов Назаровой

Н. В. и Межаевой Л. В. и прокурора Кривоноговой Е. А., просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Максименко признан виновным в умышленном убийстве двух лиц, совершенном группой лиц по предварительному сговору, по найму, и в незаконной перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 31 июля 2004 года

при обстоятельствах,

указанных в приговоре.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Максименко утверждает, что он преступлений не совершал, на предварительном следствии оговорил себя под физическим и моральным воздействием оперативных работников милиции, был лишен права на справедливое предварительное расследование и судебное разбирательство. Все судебное заседание сводилось к противоборству с адвокатом защиты Торянниковым и представлением недопустимых доказательств. Председательствующий занимал обвинительный уклон, поддерживал потерпевших и бесконечно делал замечания адвокату защиты и ему самому, лишая возможности защищаться от предъявленного обвинения, как в ходе судебного следствия, так и в стадии прений сторон.

Максименко не соглашается с тем, что все доказательства обвинения были признаны допустимыми, а доказательства защиты отвергнуты как ложные.

Он, в частности, оспаривает допустимость исследованных в судебном заседании «чистосердечных признаний» и «тюремной записки», ссылаясь на то, что они являются копиями и не известен их источник происхождения и как они появились в материалах уголовного дела.

Оспаривает также допустимость протоколов всех следственных действий, проведенных с участием адвоката Котова, считая, что этот адвокат формально участвовал в следственных действиях, при этом сам незаконно выписал на себя ордер.

Оспаривает допустимость заключения судебно-биологической экспертизы по вещественным доказательствам и заключения других экспертиз, ссылаясь на то, что они были назначены с нарушением его права на защиту.

Вместе с тем, возражает против решения судьи о признании недопустимыми доказательствами тех заключений экспертиз, в том числе, и генетической, которые говорили в его пользу.

Считает, что показания свидетеля [скрыто] были оглашены

незаконно, ставит под сомнение справку о том, что она была больна, и указывает при этом на то, что был лишен права задать этому свидетелю вопросы.

Указывает на то, что в присутствии присяжных заседателей допрашивался оперативный работник Г Щ, а задать вопросы этому свидетелю судья защите не позволила.

Судья также запрещала задавать вопросы адвокату Котову, которого допрашивали без присяжных заседателей по вопросам допустимости его показаний, а в напутственном слове председательствующий сослался на показания этого свидетеля, обосновывая достоверность показаний, данных им на предварительном следствии.

В напутственном слове судья указала только на доказательства обвинения, а доказательства защиты привела не в полном объеме, сказала также, что присяжные не должны оценивать доказательства и забыть все, что сказала защита и он сам в своих выступлениях в прениях сторон.

Адвокаты потерпевших и сами потерпевшие характеризовали погибших с положительной стороны, а его с отрицательной, чем оказывали эмоциональное незаконное воздействие на присяжных заседателей, а судья не останавливала их.

В этих же целях использовался допрос матери одного из убитых, и свидетель [скрыто] пытался положительно характеризовать

потерпевших.

Потерпевший [скрыто] вводил в заблуждение присяжных

заседателей, ссылаясь на схему, не имеющую отношение к месту совершения преступления.

Полагает, что судебное следствие проведено неполно, не исследовался акт применения розыскной собаки, не допрашивался в качестве свидетеля [скрыто] - охранник деревни [скрыто] что могло бы

опровергнуть версию обвинения о том, как преступники скрылись с места преступления.

Считает, что был нарушен принцип презумпции невиновности, перечисляет статьи Конвенции о правах человека и статьи УПК РФ,

которые, по его мнению, были нарушены во время судебного разбирательства.

Оспаривает решения судов о продлении срока содержания его под стражей в период предварительного следствия.

Он также считает, что при отборе присяжных заседателей было допущено нарушение закона. В частности, присяжные заседатели под номерами [скрыто] и [скрыто] незаконно вошли в состав коллегии, запасные присяжные заседатели во время судебного разбирательства находились в непосредственной близости от представителей стороны обвинения, слышали их реплики и комментарии, а затем специально были введены в основной состав коллегии, который выносил вердикт.

Утверждает, что замена старшины присяжных заседателей и присяжного заседателя под номером [скрыто] были произведены незаконно. По существу в суде была проведена подтасовка присяжных для вынесения обвинительного вердикта.

Присяжные заседатели, удаляясь в совещательную комнату во время перерывов в судебном заседании, заранее высказывали свое мнение, что было ему хорошо слышно.

Сомневается в том, что присяжные самостоятельно, без чьей-либо подсказки, ответили на 5 вопрос, исключив единодушно доказанность приобретения им оружия.

Запасные присяжные заседатели в нарушение ст. 443 (видимо имелась ввиду ст. 333 УПК РФ) УПК РФ участвовали в исследовании всех доказательств по делу.

Председательствующий оказывал незаконное воздействие на присяжных, говоря им о том, что они получают зарплату в суде и поэтому они должны признать его (Максименко) виновным.

Его адвоката Торянникова постоянно унижала сторона обвинения и критиковала судья, а после вынесения вердикта судья откровенно издевалась над адвокатом Торянниковым и им самим.

Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Торянников также просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, мотивируя тем, что при судебном разбирательстве было оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей, Максименко был лишен права на защиту и был нарушен принцип состязательности процесса.

В подтверждение своих доводов адвокат ссылается на то, что судья незаконно довела до сведения присяжных заседателей показания против Максименко адвоката Котова, которого допрашивали в отсутствие присяжных, и сказала им в напутственном слове, что,

признание показаний Максименко на предварительном следствии допустимыми доказательствами исключает возможность оспаривать их достоверность, чем ввела присяжных в заблуждение и придала показаниям Максименко заранее установленную силу, что запрещено законом.

С целью усилить незаконное воздействие на присяжных заседателей судья также не отреагировала на призыв Б Щ о том,

что в 30 годы сажали пачками, а они не могут посадить какого-то одного убийцу.

Права на защиту Максименко был лишен теми замечаниями, которые ему делала судья почти после каждой фразы Максименко, сбитый репликами и критическими оценками, Максименко не имел возможности реально защищаться.

Многократные замечания судья делала и ему самому, угрожала лишить его статуса адвоката и поступить с ним также, как она 18 января 2007 года незаконно удалила из зала судебного заседания адвоката Маркина, работавшего по этому делу по соглашению с Максименко.

Судья запрещала ему говорить о недостоверности допустимых доказательств, указывала присяжным на несоответствие позиции адвоката позиции Максименко по вопросу о ложности содержания его явок с повинной, потакала выкрикам с места потерпевшим, после защитительной речи Максименко сказала присяжным, что они должны все забыть, так как он поставил под сомнение допустимые доказательства.

Судья также не дала ему право полностью выступить с защитительной речью и репликой, угрожая вынесением частного определения в его адрес.

Адвокат также указывает на то, что 8 запасных присяжных заседателей, которые в связи с выбытием основных вошли впоследствии в состав коллегии, общались в ходе судебного разбирательства с потерпевшими. А адвокаты Назарова и Межаева 9 февраля 2007 года прямо воздействовали на двух запасных присяжных заседателей, которые через 3 дня из-за неявки на 2-3 минуты основных заседателей под номерами [скрыто] и [скрыто] были в спешке введены в основной состав коллегии.

Адвокат считает, что именно эта замена присяжных заседателей и привела к вынесению обвинительного и единодушного вердикта, оглашенного всего через час с минутами после удаления в совещательную комнату.

При этом трое присяжных заседателей, которые должны.были находиться в совещательной комнате, долгое время прохаживались по коридору суда.

Судья не создала равных условий для сторон, она постоянно дискредитировала адвоката и поощряла прокурора, отказала адвокату в праве сообщить присяжным заседателям о признании прокуратурой невиновным [скрыто] ц арестованного именно на основании показаний

Максименко. Судья запрещала оспаривать оглашенные явки, тем самым нарушила принцип состязательности процесса.

Адвокат также указывает на то, что при проверке допустимости явок и показаний Максименко было установлено, что документы медицинского обследования Максименко при помещении его в ИВС и СИЗО в августе-сентябре 2004 года, были скрыты, чтобы опровергнуть утверждения Максименко о применении к нему физической силы, не установлен источник появления в деле явочных записок Максименко, однако судья признала их ксерокопии допустимыми доказательствами, незаконно были оглашены предположения свидетеля [скрыто].

Адвокат считает, что обвинительный вердикт не мог быть постановлен только на основании недопустимых «чистосердечных признаниях» Максименко.

Призыв в напутственном слове толковать сомнения в пользу подсудимого присяжные всерьез не могли принять из-за явного отсутствия состязательности под руководством реально пристрастного, поддерживающего лишь обвинителя и необъективного судьи, фактически лишившего подсудимого конституционного права на защиту.

Адвокат также считает, что судья неправильно рассмотрела замечания осужденного и адвокатов, поданные ими на протокол судебного заседания.

В возражениях адвокат Межаева Л. В. в интересах потерпевшего [скрыто], адвокат Назарова Н. В. в интересах потерпевшего

[скрыто] и прокурор Бобырев Н. Н. просят приговор оставить без

изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Максименко в совершении преступлений, основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора, при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы кассационных жалоб о том, что при отборе присяжных заседателей и замене основных присяжных заседателей запасными, не были соблюдены требования закона, нельзя признать обоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты не ходатайствовала об исключении из предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели под номерами Н, I и I (т. 26 л. д. 47, 49 и 52).

В связи с чем, указание осужденного Максименко в жалобе на то, что эти лица незаконно вошли в коллегию присяжных заседателей, являются несостоятельными.

В соответствие с частью 8 ст. 328 УПК РФ председательствующий предоставлял сторонам право задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Этим правом сторона защиты, как и сторона обвинения, не воспользовалась (т. 26 л. д. 60).

Вместе с тем, адвокат Торянников заявил мотивированный отвод кандидату в присяжные заседатели под номером ~Щ, который председательствующий оставил без удовлетворения (т. 26 л. д. 39 и 68).

Однако, в стадии немотивированных отводов этот кандидат в присяжные заседатели, также как и кандидат под номером были вычеркнуты адвокатом Торянниковым и обвиняемым Максименко из полученного предварительного списка фамилий отводимых кандидатов в присяжные заседатели (т. 26 л. д. 68).

По ходатайству государственного обвинителя, адвоката Торянникова и подсудимого Максименко, в соответствие с частью 16 ст. 328 УПК РФ, председательствующий, поскольку количество неотведенных присяжных заседателей позволяло это сделать, предоставил сторонам право на равное число дополнительных немотивированных отводов.

Государственный обвинитель дополнительно отвел безмотивно кандидата в присяжные заседатели под номером № [скрыто].

Адвокат Торянников и подсудимый Максименко после этого отказались от права произвести дополнительный немотивированный отвод (т. 26 л. д. 69).

Оставшиеся кандидаты в присяжные заседатели были включены в список, который по указанию председательствующего составил помощник судьи в той последовательности, в которой они были включены в первоначальный список.

Первые двенадцать кандидатов образовали коллегию присяжных заседателей по настоящему уголовному делу, а последующие 8 кандидатов были признаны в качестве запасных присяжных заседателей.

Заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало (т. 26 л. д. 70).

Таким образом, вопреки утверждениям Максименко в жалобе, формирование коллегии присяжных заседателей было произведено в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Необоснованными являются также утверждения Максименко в дополнительной жалобе о том, что в качестве кандидатов в присяжные заседатели для участия по его делу были вызваны лица, которые ранее неоднократно участвовали в рассмотрении уголовных дел в качестве присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания видно, что только один кандидат в присяжные заседатели под номером [скрыто] заявил, что он ранее в 2006 году принимал участие в отборе присяжных заседателей, но тогда он в коллегию не попал (т. 26 л. д. 56).

Указанный кандидат, к тому же, был безмотивно отведен стороной обвинения (т. 26 л. д. 68).

Доводы кассационных жалоб о том, что запасные присяжные заседатели во время судебного разбирательства находились в непосредственной близости от представителей стороны обвинения, общались с ними, и, следовательно, утратили свою объективность, а поэтому не должны были заменять в порядке ст. 329 УПК РФ

присяжных заседателей, которые не могли продолжать участвовать в судебном заседании, также являются несостоятельными.

Ни адвокат Торянников, ни сам Максименко, как это следует из протокола судебного заседания, ни разу не заявили ходатайства о том, что запасные присяжные заседатели не находились на специально отведенных для них председательствующем местах.

Не указывали они также и на то, что эти специально отведенные для запасных присяжных заседателей места, находятся в непозволительной близости к представителям обвинения, или на то, что запасные присяжные заседатели общаются с представителями стороны обвинения.

Замена присяжных заседателей, которые не могли продолжать участвовать в судебном заседании, длившемся с 16 января 2007 года по 12 февраля 2007 года, производилась председательствующим в соответствие с требованиями ч. 1 ст. 329 УПК РФ.

При этом сторона защиты ни разу не заявила возражений против действий председательствующего по замене выбывших из судебного разбирательства основных присяжных заседателей запасными (т. 26 л. д. 107, 191, 216, т. 27 л. д. 67, 163).

Присяжные заседатели под номерами № [скрыто] _I и [скрыто] _I также были заменены в связи с их неявкой в судебное заседание. Сведений о том, что они опоздали всего на 2-3 минуты, как об этом утверждает адвокат в жалобе, в материалах дела не имеется.

В соответствие с требованиями ч. 2 ст. 329 УПК РФ была произведена также замена старшины присяжных заседателей (т. 27 л. д. 163).

Статьи законов по Делу № 4-О07-47СП

УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх