Дело № 4-О08-110

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О08-110

от 31 октября 2008 года

 

председательствующего - Кочина В. В. судей - Иванова Г. П. и Анохина В. Д.

[скрыто] судимый:

1) 28 марта 2006 года по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

г. Москва

31 октября 2008 года

АБДУРАХМОНОВ в [скрыто]

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «а, к» УК РФ к 19 годам лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., мнение прокурора Кривоноговой Е. А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Абдурахмонов признан виновным в умышленном убийстве трех лиц, при этом одного из них с целью скрыть другое преступление.

Преступление совершено 21 сентября 2007 года [скрыто]

Щ при обстоятельствах,

изложенных в приговоре.

В судебном заседании Абдурахмонов виновным себя не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Абдурахмонов утверждает, что [скрыто] и [скрыто] убил

не он, против него дело сфабриковано, следственные действия проводились до получения разрешения от посольства [скрыто] вследствие чего полученные результаты являются недопустимыми доказательствами, явку с повинной он дал под психическим и физическим воздействием работников милиции, в дальнейшем показания давал, не понимая из-за плохого знания русского языка, что происходит, адвокаты участвовали в следственных действиях формально и не по его выбору, а по назначению следователя, образец крови у него был получен с нарушением требований УПК РФ, ходатайство о назначении повторной экспертизы по его крови оставлено без удовлетворения, его куртка на момент изъятия была чистая и он не знает, как потом появились на ней следы крови, он сам не показывал, где находится нож, и он не мог закрыть дверь после убийства снаружи, а в проведении следственного эксперимента для проверки этого обстоятельства суд отказал, свидетели дали в суде ложные показания, суд сослался в приговоре на показания свидетелей [скрыто] и [скрыто], однако они не были допрошены в судебном

заседании, наказание ему назначено чрезмерно суровое и просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. Кроме того, Абдурахмонов считает, что суд необоснованно взыскал с него [скрыто]

рублей за участие адвокатов Горохова и Гринченко, ссылаясь на то, что они не были выбраны им, а назначены по усмотрению суда.

В кассационной жалобе адвоката Гринченко в защиту интересов Абдурахмонова просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что суд неправильно положил в основу приговора первоначальные показания Абдурахмонова и протокол его явки с повинной. В них содержатся существенные противоречия по вопросу об орудии убийства. Абдурахмонов также отрицал, что подписывал протокол явки с повинной и эксперт не смог определить, была ли выполнена подпись Абдурахмоновым. По мнению адвоката, такой протокол явки с повинной необходимо признать недопустимым доказательством. Адвокат также оспаривает допустимость протоколов допроса Абдурахмонова, утверждая, что запись в них о том, что Абдурахмонов лично прочитал свои показания, не соответствует действительности, так как Абдурахмонов не умеет читать по-русски. Кроме того, адвокат оспаривает обоснованность ссылки суда в приговоре на заключение эксперта, обнаружившего на куртке Абдурахмонова следы крови, которая могла произойти от [скрыто] и [скрыто] По его мнению,

малочисленность обнаруженных следов крови противоречит тому, что потерпевшим было нанесено большое количество ранений и на месте преступления имелось много крови. К тому же, нет бесспорных доказательств того, что в день убийства Абдурахмонов находился именно в этой одежде.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Савинов С. С. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Абдурахмонова в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, в ходе предварительного следствия Абдурахмонов неоднократно признавал себя виновным в убийстве [скрыто] и [скрыто] подтверждал свои показания на месте совершения

преступления, в месте, указанном им, был обнаружен нож, которым, по заключению эксперта-криминалиста, могли быть причинены телесные повреждения [скрыто] и [скрыто], на одежде Абдурахмонова были

обнаружены следы крови, происхождение которых от [скрыто] и

[скрыто] не исключается, а от самого Абдурахмонова кровь произойти

не могла.

Совокупность вышеназванных доказательств позволила суду с учетом всех материалов дела прийти к выводу о том, что убийство потерпевших совершил Абдурахмонов.

Доводы кассационных жалоб о том, что признательные показания Абдурахмонова, в том числе, две явки с повинной, являются недопустимыми доказательствами, следует признать необоснованными.

Из материалов дела видно, что допросы Абдурахмонова в качестве подозреваемого и обвиняемого проводились с участием адвоката и переводчика, а при проверке его показаний на месте совершения преступления присутствовали также понятые.

При составлении первого протокола явки Абдурахмонова с повинной также присутствовал адвокат.

Абдурахмонову разъяснялись все процессуальные права, в том числе, право не свидетельствовать против самого себя, и положение закона о том, что в случае отказа от ранее данных показаний его показания могут быть использованы в качестве доказательств.

Утверждения Абдурахмонова о том, что следователь не имел права проводить с его участием следственные действия, не получив на это согласие консульства! (не основаны на законе.

Вместе с тем, из материалов дела видно, что и органы предварительного следствия, и суд уведомляли консульство [скрыто] о задержании Абдурахмонова и о рассмотрении его дела.

В связи с этим, ссылки Абдурахмонова в жалобе на нарушение его прав и положений Европейской конвенции о защите прав и свобод человека нельзя признать состоятельными.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб о том, что из-за плохого знания русского языка Абдурахмонов не мог ознакомиться с протоколами допросов.

Как указано выше, переводчик Абдурахмонову был предоставлен с момента задержания, компетентность этого переводчика, а также последующих переводчиков была проверена в ходе судебного разбирательства.

В самих протоколах допросов Абдурахмонова указано также, что он ознакомился с содержанием показаний путем их прочтения с участием переводчика.

Судом также проверялись утверждения Абдурахмонова о том, что он не подписывал протоколы явок с повинной.

Согласно заключению судебно-почерковедческой экспертизы, в протоколе явки с повинной от 24 сентября 2007 года и от 2 октября 2007 года имеются записи, выполненные лично Абдурахмоновым.

Судом были проверены и заявления Абдурахмонова о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, которые не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Необоснованной является и ссылка адвоката в жалобе на противоречия, имеющиеся в протоколах явки Абдурахмонова с повинной и протоколах его допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Вначале Абдурахмонов действительно называл в качестве орудия убийства кухонный нож, однако впоследствии он уточнил свои показания и стал пояснять, что [скрыто] и [скрыто] убил складным

ножом, который затем положил в швейную машинку, где он и был обнаружен при повторном осмотре места происшествия с участием Абдурахмонова.

Кроме того, при осмотре квартиры потерпевших в ней были обнаружены еще несколько ножей, в том числе и кухонный нож, которым, согласно заключению эксперта могли быть причинены ранения потерпевшему [скрыто].

Таким образом, судебная коллегия находит обоснованным решение суда первой инстанции о признании показаний Абдурахмонова и протоколов других следственных действий, проведенных с его участием, допустимыми доказательствами.

Показания Абдурахмонова о том, что кроме него и потерпевших в квартире, где произошло убийство, других лиц после распития спиртного не осталось, подтвердила в судебном заседании свидетель М I

При проверке показаний Абдурахмонова на месте совершения преступления нашло свое подтверждение его заявление о том, что, совершив убийство [скрыто] и Ч ¦, он закрыл

снаружи дверь квартиры на внутреннее устройство.

Свидетель [скрыто] пояснил, что он стучал в квартиру потерпевших утром 22 сентября 2007 года, то есть на следующий день после совершенного убийства, но ему никто дверь не открыл. Абдурахмонов также рассказал ему о том, что он ушел из квартиры потерпевших в период, непосредственно относящийся ко времени совершения преступления.

Утверждения Абдурахмонова о том, что он не мог закрыть дверь квартиры изнутри, противоречат протоколу проверки его показаний на месте совершения преступления и показаниям понятых [скрыто] и

[скрыто] допрошенных в судебном заседании.

В связи с этим, суд обоснованно оставил ходатайство Абдурахмонова о проведении следственного эксперимента без удовлетворения.

Также обоснованно было отклонено ходатайство Абдурахмонова о проведении повторной судебно-биологической экспертизы.

Из материалов дела следует, что образцы крови были отобраны у Абдурахмонова в соответствие с требованиями УПК РФ, а выводы эксперта-биолога, изложенные в заключении, о возможности происхождения следов крови на одежде Абдурахмонова от потерпевших [скрыто] и [скрыто], являются мотивированными и не содержат в

себе противоречий.

Утверждения адвоката в жалобе о том, что обстоятельства убийства потерпевших не подтверждаются обнаружением на одежде Абдурахмонова небольшого количества крови, нельзя признать убедительными.

Как правильно указывается в возражениях государственного обвинителя, отсутствие большого количества крови на верхней одежде Абдурахмонова соответствует его показаниям на предварительном следствии о том, что при совершении убийства он находился в одних трусах.

В то же время, по заключению эксперта, следы крови на куртке Абдурахмонова образовались от контакта с жидкой кровью, что указывает на причастность Абдурахмонова к совершению преступления.

При этом обнаружение следов крови, которая могла произойти от потерпевших, на одежде Абдурахмонова опровергает версию адвоката о том, что Абдурахмонов мог находиться в другой одежде.

Из материалов дела видно, что верхняя одежда была изъята как у

самого Абдурахмонова, так и у свидетеля [скрыто], к которому Абдурахмонов после совершенного убийства принес свои вещи.

Кроме того, на запирающем устройстве двери квартиры потерпевших, действие которого продемонстрировал Абдурахмонов в присутствии понятых при проверке его показаний на месте совершения преступления, также были обнаружены следы крови, которая могла произойти от убитой [скрыто].

Таким образом, доводы кассационных жалоб о недоказанности вины Абдурахмонова в совершении убийства [скрыто], [скрыто] и

[скрыто] судебная коллегия признает необоснованными.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] были

оглашены с согласия Абдурахмонова, то есть в полном соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ.

Из материалов дела видно также, что Абдурахмонов не заявлял ходатайства о рассмотрении его дела с участием присяжных при окончании предварительного следствия, не просил он и о проведении по делу предварительного слушания.

Не обращался с такими ходатайствами Абдурахмонов и после направления уголовного дела в суд для его рассмотрения по существу.

Впервые об этом он заявил в подготовительной части судебного заседания, когда, согласно ч. 5 ст. 231 УПК РФ, ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей он заявлять не вправе. Дело было назначено и рассмотрено судьей единолично, как об этом и просил Абдурахмонов при выполнении требований ст. 217 УПК РФ.

Что касается судебных издержек, связанных с выплатой гонорара адвокатам Гороховой и Гринченко в сумме I ( рублей, то они взысканы с Абдурахмонова в соответствие со ст. 132 УПК РФ, так как он не заявлял об отказе от защитника.

Правовая оценка действиям Абдурахмонова дана судом правильная.

Наказание назначено ему с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. Отбывание части наказания в тюрьме назначено Абдурахмонову с учетом отрицательных данных, характеризующих его личность, и повышенной степени общественной опасности совершенного им преступления.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 29 августа 2008 года в отношении Абдурахмонова [скрыто] г оставить без

изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий: Судьи: I

Статьи законов по Делу № 4-О08-110

УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 231. Назначение судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх