Дело № 4-О08-73СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 августа 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О08-73СП

от 26 августа 2008 года

 

председательствующего - Кочина В. В. судей - Иванова Г. П. и Микрюкова В. В.

[скрыто] и [скрыто] на приговор Московского

КВАЧКОВ [скрыто]

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «а, е, ж», 223 ч. 3, 222 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, за непричастностью к совершению данных преступлений и в связи с

вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

НАЙДЕНОВ [скрыто]

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «а, е, ж», 223 ч. 3, 222 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, за непричастностью к совершению данных преступлений и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

ЯШИН

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 277, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «а, е, ж», 223 ч. 3, 222 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, за непричастностью к совершению данных преступлений и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Отказано в удовлетворении гражданского иска [скрыто] объединенной электросетевой компании.

За Квачковым, Яшиным и Найденовым признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления прокурора

Артемьевой С. В., потерпевших ХД и [скрыто] и

представителя потерпевшего Ч I - адвоката Шугаева А. А.,

просивших отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, возражения оправданных Квачкова В. В., Яшина Р. П. и Найденова А. И. и адвокатов Лебедева В. М., Закалюжного Р. С. и Михалкиной О. И. против удовлетворения кассационного представления и кассационной жалобы, просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Квачков, Яшин и Найденов обвинялись в совершении посягательства на жизнь государственного и общественного деятеля в целях прекращения его

государственной и иной политической деятельности и из мести за такую деятельность, в совершении покушения на убийство более двух лиц общеопасным способом, организованной группой, в незаконном изготовлении взрывного устройства, совершенном организованной группой, в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные организованной группой, в умышленном путем взрыва и иным общеопасным способом повреждении чужого имущества, повлекшим причинение значительного ущерба.

В связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта в отношении Квачкова, Яшина и Найденова постановлен оправдательный приговор.

В кассационной жалобе потерпевшие [скрыто] и

[скрыто] просят отменить приговор и дело направить на новое

рассмотрение, ссылаясь на то, что при рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, и, в частности, председательствующим не был сформулирован вопрос, подлежащий разрешению присяжными заседателями, о доказанности того, что Квачков незаконно хранил огнестрельное оружие - охотничье ружье и патроны, оформленные на имя ¦ и о признании

его виновным в совершении этого преступления.

На протяжении всего судебного разбирательства подсудимые и их защитники оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, заявляя о фальсификации уголовного дела, доказательств по нему и о сокрытии большей части материалов уголовного дела от присяжных заседателей, а также оскорбляя потерпевших, представителей обвинения и судью. Председательствующий же долго не решал вопрос об удалении подсудимых за грубые нарушения закона в зале суда. Кроме того, присяжных заседателей при прибытии в суд встречали пикеты сторонников Квачкова, а адвокаты вели тайные переговоры с присяжным заседателем [скрыто] которую

председательствующий вынужден был в силу этого обстоятельства освободить от участия в деле.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными судом при рассмотрении дела.

Так, по мнению государственного обвинителя, он был лишен возможности заявить немотивированный отвод кандидату в присяжные заседатели под номером 61 ввиду того, что этот кандидат скрыл от суда сведения о своем участии в качестве присяжного заседателя в 2007 году в рассмотрении другого уголовного дела, и это обстоятельство ограничило сторону обвинения в праве на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей по настоящему уголовному делу.

Автор представления считает также, что председательствующий ограничил сторону обвинения в представлении доказательств, и это также повлияло на вердикт присяжных заседателей.

Из судебного разбирательства необоснованно был исключен протокол осмотра автомобиля, принадлежащего потерпевшему [скрыто] который пострадал от произведенного взрыва.

Необоснованно было отказано также в исследовании протокола следственного эксперимента, проведенного с участием Найденова, и видеозаписи этого следственного действия по факту покушения в 1996 году на [скрыто] в предъявлении присяжным заседателям вещественного доказательства - взрывного устройства, собранного Найденовым.

Вместе с тем, к исследованию был допущен протокол опознания потерпевшим [скрыто] обвиняемого Квачкова, которое было

проведено с нарушением ст. 193 УПК РФ. [скрыто]

Необоснованно были допрошены свидетели защиты Ми [скрыто] и [скрыто] поскольку этим лицам

ничего не было известно о фактических обстоятельствах дела, и они давали показания только о личности Квачкова, судья же не разъяснил присяжным заседателям, что они при вынесении вердикта не должны принимать во внимание эти сведения.

Кроме того, при допросе всех свидетелей председательствующий не выяснял у них отношение к потерпевшим, в том числе к [скрыто] что не позволило стороне обвинения ставить вопрос о недопустимости допроса тех или иных свидетелей.

Также подсудимые и их защитники оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Квачков и адвокаты Закалюжный и Лебедев задавали вопросы свидетелю [скрыто], которые ставили под сомнение допустимость доказательств, Яшин порочил показания свидетеля [скрыто], потерпевший [скрыто] был допрошен с нарушением закона.

Найденов был доставлен в судебное заседание со следами побоев на лице, однако ходатайство государственного обвинителя об отложении дела для выяснения обстоятельств примененного насилия и до

выздоровления Найденова было отклонено председательствующим, что впоследствии позволило Найденову ссылаться на него как на свидетельство принуждения его к даче показаний против Квачкова.

Квачков, Яшин и Найденов постоянно нарушали порядок судебного заседания, однако вопрос об их удалении не решался до окончания судебного следствия.

В стадии судебных прений адвокаты Самойлов и Мошанский делали заявления, оказывающие незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Хотя председательствующий и давал разъяснения присяжным заседателям по всем вышеуказанным фактам незаконного воздействия на них, однако, по мнению государственного обвинителя, поведение подсудимых и адвокатов все же повлияло на вердикт.

Также было допущено нарушение закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению коллегией присяжных заседателей.

В частности, вопросы № 2, № 5 и № 8 были сформулированы не в соответствие с законом и поддержанным обвинением, в них не было указано время, в течение которого шла подготовка к совершению преступления, поправки к вопросам, предложенные прокурором, были отклонены председательствующим необоснованно.

Председательствующий также не принял возражения стороны обвинения, заявленные по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности напутственного слова, и дал разъяснения присяжным заседателям, чтобы они игнорировали эти возражения, хотя закон такого решения судьи не предусматривает.

В возражениях адвокат Лебедев В. М. на кассационное представление и кассационную жалобу просит ставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ, ограничение права прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо нарушение уголовно-процессуального закона, которое повлияло на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, является основанием для отмены по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя

оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, в дополнениях к судебному следствию на вопрос государственного обвинителя о том, собирал ли Найденов взрывные устройства после службы в армии, Найденов ответил отрицательно.

В связи с этим государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении имеющихся в деле протокола следственного эксперимента, проведенного с участием Найденова, видеозаписи этого следственного действия и вещественного доказательства - макета взрывного устройства, собранного Найденовым в ходе следственного эксперимента, проводившегося в связи с обвинением Найденова по факту покушения в 1996 года на [скрыто] (т. 41 л. д. 251).

Председательствующий отказал в удовлетворении этого ходатайства, мотивировав тем, что эти доказательства не относятся к фактическим обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела (т. 41 л. д. 253).

Вместе с тем, председательствующий не учел, что вышеуказанные доказательства были собраны и находятся в материалах одного уголовного дела, и государственный обвинитель, заявляя ходатайство об их оглашении, хотел тем самым опровергнуть утверждения Найденова о том, что он не собирал взрывные устройства.

Данные обстоятельства имели существенное значение, как для оценки его показаний, так и фактических обстоятельств совершения

покушения на потерпевшего Ч щ путем изготовления и использования взрывного устройства.

Возражение стороны защиты о том, что заявленные государственным обвинителем документы не подлежали исследованию с участием присяжных заседателей, поскольку уголовное дело в этой части в отношении Найденова прекращено за истечением сроков давности, не могло являться основанием для отказа в исследовании доказательств.

Обстоятельство, на которое ссылалась защита, обязывало председательствующего лишь к тому, чтобы при оглашении

вышеуказанных документов присяжные заседатели были ограждены от исследования обстоятельств, связанных с непосредственным покушением на [скрыто]

Для этого в судебном заседании вышеуказанные доказательства могли быть оглашены выборочно, то есть только в той части, в которой они подтверждали или опровергали показания Найденова в судебном заседании.

Поскольку необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства лишил сторону обвинения возможности при оценке показаний подсудимого ссылаться на имеющиеся в деле доказательства, судебная коллегия считает, что прокурор был ограничен в праве на представление доказательств.

Следует признать обоснованными также доводы кассационного представления и кассационной жалобы о том, что сторона защиты в ходе всего судебного разбирательства оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Так, адвокат Мошанский с самого начала судебного разбирательства в присутствии присяжных заседателей заявлял о том, что потерпевший по настоящему делу - [скрыто] занимался антигосударственной и антиобщественной деятельностью (т. 39 л. д. 121 и 122).

Во время допроса Ч( Щ адвокат Мошанский также в присутствии присяжных заседателей оскорблял его и повторял аналогичные заявления о деятельности потерпевшего (т. 40 л. д. 178).

Об этом же неоднократно в присутствии присяжных заседателей заявлял и оправданный Квачков (т. 40 л. д. 190, 192, 193 и 195).

Кроме того, при допросе потерпевшего [скрыто] адвокат Мошанский неоднократно вступал в пререкания с председательствующим, в присутствии присяжных заседателей заявлял возражения на действия председательствующего, однако председательствующий не принимал мер, предусмотренных ч. 2 ст. 258 УПК РФ, а ограничивался только замечаниями в адрес адвоката и дачей разъяснений присяжным заседателям (т. 40 л. д. 177 и 187).

Также председательствующий не принимал необходимых мер воздействия за нарушение порядка в судебном заседании к Квачкову, который постоянно оскорблял потерпевшего [скрыто] и неоднократно заявлял перед присяжными заседателями о том, что председательствующий нарушает закон, необоснованно снимает вопросы к потерпевшему, чем лишает его права на защиту (т. 40 л. д. 187, 191).

Не принимались необходимые меры и к оправданному Яшину, который неоднократно нарушал порядок судебного заседания во время допроса [скрыто] выкрикивая с места реплики о том, что судья творит беззаконие, а, давая разъяснения присяжным заседателям, умышленно и злонамеренно лишает возможности подсудимых довести до сведения присяжных объективную информацию (т. 40 л. д. 183 и 186).

Очевидно, что подобные высказывания и поведение вышеуказанных лиц были направлены на оказание незаконного воздействия на присяжных заседателей, что признал и сам председательствующий, инициируя их опрос (т. 40 л. д. 200).

Также председательствующим был признан факт оказания незаконного воздействия стороной защиты на присяжных заседателей и при допросе свидетеля [скрыто] (т. 40 л. д. 83).

Из протокола судебного заседания следует, что Квачков и Яшин были удалены из зала лишь после неоднократных предупреждений о возможном удалении за нарушение порядка в судебном заседании, хотя в соответствие со ст. 258 УПК РФ применение такой меры воздействия к подсудимому возможно и после однократного предупреждения.

Кроме того, до удаления из зала судебного заседания, Квачков и Яшин неоднократно заявляли в присутствии присяжных заседателей о фальсификации доказательств, Квачков заявлял о фальсификации доказательств при осмотре вещественных доказательств и в последнем слове (т. 41 л. д. 155, 176, 182).

Об этом же заявлял и оправданный Найденов в судебных прениях и в последнем слове, хотя исследованные судом доказательствами не признавались недопустимыми (т. 42 л. д. 54, 56 и 57).

В прениях сторон адвокаты Самойлов и Мошанский также делали заявления, оказывающие незаконное воздействие на присяжных заседателей.

И хотя, как видно из протокола судебного заседания, председательствующий неоднократно останавливал оправданных и адвокатов, разъяснял присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание их высказывания и поведение в судебном заседании, дважды опрашивал присяжных заседателей, не утратили ли они свою объективность, напоминал им об этом и в напутственном слове, однако из-за множества таких нарушений и пререканий с председательствующим, эти обстоятельства, не могли не повлиять на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Что касается остальных доводов кассационного представления и кассационной жалобы, то с ними согласиться нельзя по следующим основаниям.

Формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Доводы кассационного представления о том, что из-за несообщения кандидатом в присяжные заседатели № [скрыто] сведений о своем участии в рассмотрении другого уголовного дела в 2007 году государственный обвинитель был ограничен в праве на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей, являются необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, при опросе кандидатов в присяжные заседатели 43 из них ответили утвердительно на вопрос о том, участвовали ли они ранее в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовных дел.

24 из них были освобождены председательствующим от участия в деле по просьбе самих кандидатов по семейным и производственным обстоятельствам, а остальные 19 кандидатов продолжали участвовать в формировании коллегии присяжных заседателей.

При этом государственный обвинитель не заявлял, что эти 19 кандидатов должны быть освобождены от дальнейшего участия в деле. Напротив, высказывая свою позицию по каждому из них, он говорил,

что оснований для их освобождения не имеется (т. 39 л. д. 47-67). Замечания на протокол судебного заседания в этой части председательствующим рассмотрены в установленном законом порядке и отклонены (т. 42 л. д. 226, 236).

Из протокола судебного заседания также следует, что при опросе сторонами оставшихся кандидатов в присяжные заседатели государственный обвинитель ни у одного из вышеуказанных кандидатов не выяснял, какой вердикт был постановлен с их участием по делу, по которому они ранее принимали участие в качестве присяжных заседателей.

Все вопросы государственного обвинителя были направлены

только на выяснение у кандидатов отношения к потерпевшему [скрыто]

их коммуникабельности и устойчивости жизненной позиции.

Также при опросе его стороной обвинения кандидат № [скрыто] сообщил, что ранее он принимал участие в формировании коллегии присяжных заседателей по данному уголовному делу, однако государственный обвинитель не возражал против его участия и в настоящем судебном разбирательстве.

В связи с этим, утверждения государственного обвинителя в представлении о том, что если бы кандидат №( [скрыто] в присяжные заседатели сообщил о том, что он ранее участвовал в рассмотрении уголовного дела, то сторона обвинения заявила бы ему немотивированный отвод, представляются надуманными.

Необоснованными являются доводы кассационного представления о том, что сторона обвинения незаконно была ограничена в представлении присяжным заседателям такого доказательства, как

протокол осмотра автомобиля

Статьи законов по Делу № 4-О08-73СП

УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх