Дело № 4-О10-117

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О10-117

от 23 сентября 2010 года

 

председательствующего - Степалина В. П. судей - Иванова Г. П. и Шишлянникова В. Ф.

ЮСУПОВ [скрыто]

, судимый: [скрыто]

1) 5 апреля 2006 года по ст. 208 ч. 2 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, освобождавшийся 6 сентября 2006 года условно досрочно на не отбытый срок 12 месяцев 2 дня,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. «з» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Юсупова X. X., адвокатов Хадисова М. С. и Цакаева Ш. Ш., просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, прокурора Кузнецова С. В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Юсупов признан виновным в покушении на убийство, совершенном по найму, в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в мае-июне 2010 года [скрыто]

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Юсупов утверждает, что он не совершал покушения на [скрыто] не вытаскивал пистолет и не стрелял из него, на предварительном следствии и в судебном заседании оговорил себя под воздействием потерпевшего [скрыто], и просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. Кроме того, он утверждает, что адвокат Ефименков, который защищал его на предварительном следствии, одновременно защищал интересы и потерпевшего [скрыто];

в защиту его интересов адвокаты Хадисов и Цакаев просят приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что выводы суда о виновности Юсупова, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, дело рассмотрено с нарушением уголовно-процессуального закона и назначенное наказание является чрезмерно суровым. Утверждают, что [скрыто] сам инсценировал покушение на свое убийство с целью мести и дискредитации [скрыто] и других высокопоставленных чиновников

[скрыто], которых он считает виновными в убийстве своих братьев -Р [скрыто] и [скрыто] В связи с этим, указывает на неслучайное отсутствие в материалах дела аудио и видеозаписей с места происшествия в момент совершения покушения на [скрыто] которые производились сотрудниками правоохранительных органов. Приговор постановлен на одних признательных показаниях Юсупова, от которых он неоднократно отказывался в ходе предварительного следствия и которые являются противоречивыми. Кроме того, протокол допроса Юсупова в качестве подозреваемого и протокол явки с повинной являются недопустимыми доказательствами, поскольку они получены с нарушением уголовно-

процессуального закона. При допросе Юсупова в качестве подозреваемого переводчиком являлся [скрыто], приближенное к [скрыто] лицо, а при оформлении протокола явки с повинной не участвовал адвокат и переводчик. Недопустимыми доказательствами, по мнению адвокатов, являются также протокол допроса Юсупова в качестве обвиняемого с участием переводчика А Ш, который является охранником [скрыто] и родственником [скрыто] Щ,, который принимал участие в проведении оперативно-розыскного мероприятия, склонял Юсупова к совершению преступления, протокол проверки показаний Юсупова на месте с участием адвоката Ефименкова, который является адвокатом потерпевшего [скрыто] и его близких

родственников, протокол допроса свидетеля [скрыто] участвовавшего по делу также в качестве переводчика, и распечатка двух разговоров, записанных на диктофон, источник происхождения которой не известен, и в отношении которой не проведены экспертизы, а также отсутствует постановление и акт о проведении оперативно-розыскного мероприятия, не указано, кто переводил эту запись, и предупреждалось ли это лицо об уголовной ответственности. Кроме того, все оперативно-розыскные мероприятия в отношении Юсупова проведены с нарушением Конституции РФ и Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», поскольку в материалах дела отсутствуют судебные решения о проведении «обследования жилого помещения», «снятия информации с технических каналов связи», а также «наблюдения», в результате которого произведена запись разговоров между Юсуповым и [скрыто] отсутствуют также постановления руководителя розыскного органа, а результаты оперативно-розыскных мероприятий оформлены и представлены следствию с нарушением закона. Судом не исследовано заявление Юсупова, противоречащее его явке с повинной, которая была дана спустя три месяца после задержания под воздействием сокамерника и, поэтому, не являющаяся добровольным признанием в совершении преступления. Утверждается также, что материалы уголовного дела сфальсифицированы, поскольку они не соответствуют копиям процессуальных документов, представленных в суд при избрании Юсупову меры пресечения. Кроме того, со ссылкой на приложенное к жалобе заключение специалиста утверждается, что [скрыто] участвовавший в качестве переводчика на предварительном следствии, не владел свободно языками и неправильно переводил процессуальные документы, а, следовательно, было нарушено право Юсупова на защиту.

В возражениях государственный обвинитель Гурская С. Н. просит оставить кассационные жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия считает, приговор является законным и обоснованным.

Виновность Юсупова в совершении преступлений подтверждается показаниями самого осужденного, который в судебном заседании, полностью признавая свою вину, подробно рассказал о том, кто предложил ему совершить убийство [скрыто] как он получил для этого пистолет с боеприпасами, а также часть обещанных за совершение убийства денег. Юсупов также подтвердил, что хранил пистолет по месту своего проживания, а 28 июля 2009 года пытался в квартире, где проживал [скрыто] выстрелить в него из пистолета и несколько раз с этой целью нажимал на спусковой крючок пистолета, однако выстрелов не произошло, и он здесь же был задержан и обезоружен.

В ходе предварительного следствия Юсупов на допросе в качестве обвиняемого и при проверке его показаний на месте совершения преступления давал аналогичные показания об обстоятельствах приобретения им пистолета и получения денег за убийство Я [скрыто] которое он должен был совершить. Также он

пояснял, что пришел в квартиру, где находился [скрыто] с пистолетом, чтобы убить его, но был задержан и обезоружен (т. 2 л. д. 215-219, т. 2 л. д. 220-224).

Доводы кассационных жалоб о том, что Юсупов на предварительном следствии оговорил себя под влиянием потерпевшего [скрыто] являются необоснованными, поскольку в судебном заседании он давал аналогичные показания, в том числе и в отсутствии [скрыто] (т. 4 л. д. 179,221-225).

После оглашения показаний Юсупова он, Юсупов, в судебном заседании подтвердил, что пытался убить [скрыто], для чего несколько

раз нажал на спусковой крючок пистолета (т. 4 л. д. 222-225).

О совершении покушения на убийство Я [скрыто] Юсупов пояснял на очной ставке с ним и указывал об этом в протоколе явки с повинной (т. 2 л. д. 230-234, 209).

Что касается показаний Юсупова, в которых он в ходе предварительного следствия отрицал свою вину в покушении на убийство [скрыто] то суд правильно оценил их критически, поскольку, во-первых, Юсупов не подтвердил их в судебном заседании, а, во-

вторых, признание им своей вины в совершении преступления подтверждается совокупностью других доказательств.

Так, свидетели [скрыто], [скрыто] и [скрыто] пояснили в суде, что Юсупов пытался застрелить [скрыто] из пистолета, но они обезоружили

его. Аналогичные показания давал на предварительном следствии и в судебном заседании потерпевший [скрыто].

Свидетель [скрыто] пояснил суду, что о готовящемся убийстве [скрыто] он узнал от Юсупова, видел у него пистолет и ездил вместе с ним к Сбербанку получать деньги, которые ему были нужны для совершения преступления.

Показания свидетеля [скрыто] ^ подтверждаются протоколом осмотра и прослушивания фонограммы разговоров между ним и Юсуповым, содержание которых приведено в приговоре (т. 3 л. д. 1-9, лист 5 приговора).

Из показаний свидетелей [скрыто] 1 и Ос [скрыто] видно, что

Юсупову было передано [скрыто] тысяч рублей по просьбе [скрыто] в отношении которого дело выделено в отдельное производство (т. 2 л. д. 187-190, 179-183, т. 3 л. д. 224-226).

Согласно актам о проведении оперативно-розыскного мероприятия «обследование жилого помещения» и о проведении оперативного эксперимента от 26 июля 2009 года, по месту проживания Юсупова в носке под матрацем обнаружен пистолет с патронами, который затем был приведен в состояние, не годное для производства выстрелов (т. 1 л. д. 41-44, 45-47).

В приговоре приведены и другие доказательства, подтверждающие виновность Юсупова в совершении покушения на убийство [скрыто] а также в незаконном приобретении, хранении и ношении им огнестрельного оружия и боеприпасов, которым судом дана надлежащая оценка.

В связи с этим, утверждения адвокатов в жалобах о том, что Я Щ сам инсценировал покушение на свое убийство, следует признать необоснованными.

Необоснованными являются также доводы кассационных жалоб о том, что при постановлении приговора суд использовал недопустимые доказательства.

Так, в приговоре нет ссылки на протокол допроса Юсупова в качестве подозреваемого, а также обвиняемого от 5 августа 2009 года и эти протоколы в судебном заседании не исследовались, поскольку

переводчиками вначале являлись свидетели [скрыто] и [скрыто]

В дальнейшем в качестве переводчика при совершении процессуальных действий с участием Юсупова участвовал [скрыто] оснований для отвода которому по делу не имелось (т. 2 л. д. 203).

При составлении протокола явки с повинной Юсупов не заявлял о необходимости предоставления ему переводчика. Присутствие же адвоката при этом также не требовалось, поскольку согласно ст. 142 УПК РФ явка с повинной, являющаяся поводом для возбуждения уголовного дела, представляет собой добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении и судом она учтена в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

В приговоре также не содержится ссылки на протокол допроса свидетеля [скрыто], этот свидетель был допрошен в судебном заседании.

Утверждения осужденного и адвокатов в жалобах о том, что адвокат Ефименков являлся по данному делу также адвокатом потерпевшего [скрыто], поэтому в ходе предварительного следствия было нарушено право Юсупова на защиту, материалами дела не подтверждаются. В них не имеется ордера или доверенности на осуществление адвокатом Ефименковым представительства интересов потерпевшего [скрыто].

Результаты проведения оперативно-розыскных мероприятий, вопреки утверждениям адвокатов, получены, оформлены и представлены следствию с соблюдением Федерального закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и норм УПК РФ.

Так, обследование жилого помещения, наблюдение и снятие информации с технических каналов связи проведены оперативно-розыскными органами на основании постановлений судей [скрыто] а оперативный эксперимент на

основании постановления руководителя розыскного органа, о чем указано в самих актах (т. 1 л. д. 41, 49).

Копии постановлений судей

приобщены к материалам дела (т. 3 л. д. 126, 133, 163), а отсутствие

постановления судьи [скрыто] и постановления

руководителя розыскного органа в материалах дела само по себе не является основанием для признания актов о проведении оперативно-розыскных мероприятий недопустимыми доказательствами. Сторона защиты на предварительном следствии и в суде не просила о приобщении этих решений к материалам дела.

Ссылка адвокатов на не проведение экспертизы по аудиозаписям является несостоятельной, поскольку в судебном заседании Юсупов и [скрыто] ^ не отрицали, что следствием представлена распечатка их разговоров.

Перевод аудиозаписей на русский язык осуществлен назначенным по делу переводчиком [скрыто], который, как видно из

материалов дела, предупреждался об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ (т. 3 л. д. 203).

Утверждения адвокатов в жалобе о том, что переводчик [скрыто] не обладал в достаточной степени знанием [скрыто] и [скрыто] языка,

являются надуманными, а ссылка адвокатов на заключение специалиста несостоятельной.

Как следует из материалов дела, копии процессуальных документов, переведенные на [скрыто] язык, вручались Юсупову и тот

не заявлял о том, что он не понимает их содержание. Заключение же специалиста, приобщенное к кассационной жалобе адвоката Цакаева, получено не процессуальным путем и оно не может служить основанием для отмены приговора.

Что касается утверждений адвокатов о частичном несовпадении копий процессуальных документов, имеющихся в материале об избрании Юсупову меры пресечения, с оригиналами, содержащимися в материалах уголовного дела, то это обстоятельство не могло повлиять на вынесение приговора.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Правовая оценка действиям Юсупова дана правильная.

Наказание назначено ему с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

в

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда от 3 июня 2010 года в

Справка: Дело рассмотрено под председательством судьи Старцевой С Н.

Статьи законов по Делу № 4-О10-117

УК РФ Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх