Дело № 42-О08-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 сентября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №42-О08-7

от 23 сентября 2008 года

 

председательствующего Ботина А.Г., судей Батхиева Р.Х. и Кондратова П.Е.

Озимук [скрыто]

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ - к штрафу в размере 10 000 рублей, по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ - к штрафу в размере 25 000 рублей, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - к 11 годам лишения свободы, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 14 годам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и штрафу в размере 30 000 рублей.

По данному приговору также осужден Мучкаев Б.С., в отношении которого кассационные жалобы и представление не принесены.

Суд в приговоре постановил взыскать с Озимука Е.А. и Мучкаева Б.С. в солидарном порядке в возмещение материального ущерба, причиненного крестьянско-фермерскому хозяйству [скрыто] рублей; а также взыскать с

Озимука Е.А. в пользу [скрыто]. в возмещение материального ущерба [скрыто]

I рублей и в качестве компенсации морального вреда (рублей, а также

взыскать в доход государства судебные издержки в размере [скрыто] рублей.

Решена в приговоре и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е., выступление в режиме видеоконференц-связи осужденного Озимука Е.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, и мнение прокурора Башмакова A.M., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его адвоката - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Озимук Е.А. признан виновным в том, что в марте 2007 года совершил по предварительному сговору с Мучкаевым Б.С. кражу двух овец, а затем -путем проникновения в хранилище - кражу жеребца из крестьянско-фермерского хозяйства [скрыто]».

Кроме того, Озимук Е.А. признан виновным в совершении в ночь с 12 на 13 августа 2007 года нападения на таксиста [скрыто]. с целью завладения его имуществом, с применением предмета, используемого в качестве оружия и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в убийстве [скрыто]., сопряженном с разбоем.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Озимук Е.А., оспаривая законность и обоснованность приговора, утверждает, что явка с повинной, положенная в основу обвинительного приговора, была получена в результате принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов и под их диктовку, а проверка его показаний на месте проводилась с участием понятых, заинтересованных в исходе дела. Указывает, что судом не дана должная оценка показаниям свидетеля [скрыто]. о том, что на шее у погибшего М; [скрыто]

[скрыто]. была удавка, показаниям свидетелей [скрыто] и Д [скрыто] о

месте, с которого они увозили Озимука Е.А. в день совершения преступления, заключению эксперта о том, что ранения потерпевшему наносились различными предметами. Считает, что принадлежность используемого им телефона [скрыто]. не подтверждается собранными доказательствами. Просит

приговор в части осуждения его за убийство и разбой отменить, прекратив уголовное дело в этой части ввиду непричастности его к совершению преступления.

В кассационной жалобе адвокат Сулейманов М.Т. также просит приговор в части осуждения Озимука Е.А. по п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ отменить, а уголовное дело в этой части прекратить и, кроме того, просит изменить квалификацию действий Озимука Е.А., связанных с похищением жеребца, исключив из нее квалифицирующий признак «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору». Ссылается на то, что Озимук Е.А., договариваясь с Мучкаевым Б.С. о перегоне жеребца и оказании помощи в реализации его мяса, сообщил последнему, что этот жеребец принадлежит ему. Указывает, что заявление о явке с повинной по факту убийства и разбоя Озимук Е.А. писал под физическим и психическим

воздействием оперативных работников, от которых и узнал обстоятельства преступления. Высказывает сомнения в подлинности протокола допроса в качестве подозреваемого, т.к. он буквально воспроизводит протокол явки с повинной. Обращает внимание на то, что на одежде Озимука Е.А. не обнаружены следы крови [скрыто]., следы рук, оставленные на автомашине потерпевшего, не принадлежат Озимуку Е.А., эксперт не пришел к категоричному выводу, что обнаруженные на одежде Озимука Е.А. волокна относятся к ткани, из которой сделаны чехлы в автомашине [скрыто].

Указывает на противоречивость поступившей из ОАО «Вымпелком-Коммуникация» информации о принадлежности находившегося у Озимука Е.А.

телефона [скрыто] и на отсутствие в приговоре ответа на вопрос, куда исчезли

имевшиеся у [скрыто]. деньги в сумме более [скрыто] рублей и выручка, полученная от пассажиров такси.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Чубанова В.А. и потерпевшая [скрыто] просят приговор оставить без

изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Виновность Озимука Е.А. в совершении группой лиц по предварительному сговору краж двух овец и жеребца подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании:

протоколами явки с повинной Озимука Е.А., а также признательными показаниями, данными им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и частично показаниями в качестве обвиняемого и подсудимого;

- признательными показаниями, данными Мучкаевым Б.С. в качестве подозреваемого и в качестве подсудимого;

- показаниями потерпевшей [скрыто] свидетелей [скрыто]

[скрыто]. и [скрыто]., подтвердивших пропажу из стоянки КФХ щ у>

двух овец и жеребца и пояснивших, что в дни пропаж на стоянку приезжал Озимук Е.А.; показаниями [скрыто] о том, что Озимук Е.А.

признался ему в краже овец и жеребца; показаниями [скрыто]. о том, что в день пропажи овец Озимук Е.А. и Мучкаев Б.С. просили у него двух овец;

- показаниями свидетеля [скрыто] о том, что в конце марта 2007 года Озимук Е.А. и Мучкаев Б.С. обратились к нему с просьбой помочь забить жеребца и реализовать его мясо, для чего они встретились у пос.

[скрыто] куда Озимук Е.А. подъехал на этом жеребце;

- показаниями свидетеля [скрыто] сообщившего, что в конце марта 2007 года к нему домой приходили Озимук Е.А., Мучкаев Б.С и [скрыто] за седлом и уздечкой, при этом последний просил его помочь

перегнать жеребца, что он и сделал, перегнав жеребца, переданного ему Озимуком Е.А., от пос. I [скрыто] к дому [скрыто] I. в с. [скрыто];

- показаниями свидетеля [скрыто]. о том, что в конце марта 2007

года он отвозил Озимука Е.А. с мешком, в котором было что-то похожее на седло, к стоянке КФХ [скрыто]»;

- протоколом осмотра заброшенного здания цементного цеха в с I, в котором подсудимые зарезали жеребца.

Квалификация действий Озимука Е.А. по п. «а» ч. 2 ст. 158 и п.п. «а, б» ч. 2 ст. 158 УК РФ является правильной.

Судебная коллегия не находит оснований согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката Сулейманова М.Т. относительно отсутствия в действиях осужденного, связанных с кражей жеребца, квалифицирующего признака «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору». Наличие такого сговора подтверждается показаниями Озимука Е.А. и Мучкаева Б.С., данными в ходе допросов в качестве подозреваемых, показаниями Мучкаева P.C. в судебном заседании, а также самим характером действий осужденных: совершались они в позднее вечернее время; подъехав к пос. [скрыто] Мучкаев P.C., [скрыто] Н.Ц. и [скрыто] L не приближались к [скрыто] Щ», дожидаясь, пока Озимук Е.А. подъедет к ним на жеребце; забой и разделывание жеребца осуществлялся осужденными в заброшенном здании цементного цеха. В случае, если бы жеребец действительно принадлежал Озимуку Е.А., необходимости в подобной скрытности не было бы.

Подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами и виновность Озимука Е.А. в разбойном нападении на [скрыто]. и в его убийстве.

Как следует из оглашенных в судебном заседании протоколов явки Озимука Е.А. с повинной и его допроса в качестве подозреваемого, в ночь с 12 на 13 августа 2007 года Озимук Е.А., имея цель ограбить кого-нибудь приехал в центр г. [скрыто], где сел в такси и попросил водителя отвезти его в с. [скрыто]. Приехав в село, он достал нож и потребовал у водителя

деньги, в ответ на что тот отдал ему мобильный телефон и [скрыто] I рублей, а затем попытался убежать. Чтобы исключить это, Озимук Е.А., обхватив его за шею левой рукой, нанес несколько ударов ножом в грудь. Затем, увидев, что водитель мертв, перетащил его тело на пассажирское сидение, а сам сел за руль и отогнал машину к стадиону в с. ~ I, где и оставил ее, забрав

отданные водителем мобильный телефон и ГИ рублей. После этого на

попутном микроавтобусе I Ш приехал в г. [скрыто] пошел домой к

своему знакомому [скрыто] _, где постирал одежду и лег спать.

Доказательствами причастности Озимука Е.А. к указанным преступлениям являются также:

- показания свидетеля [скрыто], у которого осужденный

некоторое время жил и которому 15 августа 2007 года признался, что совершил убийство таксиста;

- показания свидетелей [скрыто]., [скрыто]. и [скрыто], сообщивших, что примерно в 2 часа ночи 13

августа 2007 года они проезжали на микроавтобусе [скрыто] мимо

остановки [скрыто] в с. [скрыто], где их остановил молодой человек в светлой

одежде, опознанный ими в Озимуке Е.А., которого они отвезли в 1-й микрорайон г. [скрыто]; молодой человек вел себя нервно и все время оглядывался;

- данные детализации входящих и исходящих звонков по телефону с

идентификационным номером 1МЕ1 I I, принадлежавшему

[скрыто], и по абонентским номерам [скрыто] и [скрыто]

~Щ, которыми пользовался Озимук Е.А., из которых следует, что сим-карты с указанными номерами использовались в телефонном аппарате, принадлежавшем М

- показания свидетеля [скрыто] согласно которым 27 июля

2007 года Озимук Е.А. уехал в г. [скрыто], пояснив, что [скрыто] его

избил и потребовал вернуть деньги. 15 августа во время встречи с

Озимуком Е.А. в г. [скрыто] она увидела у него новый телефон [скрыто], о

котором он пояснил, что купил его, т.к. прежний, «Самсунг», стал плохо работать. В конце встречи Озимук Е.А. взял у нее сим-карту с номером 8909-397-34-36:

- показания свидетеля Б щ, подтвердившего наличие у Озимука Е.А. сотового телефона [скрыто] ( черного цвета;

- протоколы других следственных действий, заключения экспертов, иные материалы уголовного дела.

Заявления Озимука Е.А. и его защитника о том, что явка с повинной была оформлена под физическим и психическим принуждением со стороны сотрудников правоохранительных органов, а с содержанием протокола допроса в качестве подозреваемого он не знакомился, проверялись в ходе судебного заседания, однако достаточных доказательств обоснованности этих заявлений суд не обнаружил. Само по себе текстуальное совпадение протоколов явки с повинной и допроса в качестве подозреваемого, проводившихся, вопреки утверждению защитника, одним и тем же следователем [скрыто] в один и тот же день, не является

свидетельством недостоверности полученных доказательств. Ни Озимук Е.А., ни его адвокат Шаральдинова Б.В. замечаний относительно проведения допроса подозреваемого и оформления протокола не высказали.

Суд обоснованно не принял во внимание показание свидетеля [скрыто]. о том, что на шее трупа в автомобиле находилась удавка, т.к.

эти сведения не подтверждаются другими материалами дела: протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетеля [скрыто] - Кроме того, как видно

из показаний [скрыто]., он наблюдал труп в салоне автомобиля в вечернее время при свете фонарика, стоя снаружи у капота и не открывая

дверь автомобиля, что могло привести к неточному восприятию обстановки.

Ссылка в кассационной жалобе адвоката на то, что на одежде Озимука Е.А. не обнаружены следы крови, не опровергает обвинение, поскольку, как видно из протокола осмотра места происшествия от 15 сентября 2007 года, внутренние поверхности салона автомобиля были чистые, следы темно-бурого цвета имелись только сбоку на правом переднем сидении и на ручке открывания правой задней двери, так что Озимук Е.А. вполне мог находиться в автомобиле и управлять им, не испачкавшись о кровь потерпевшего. Кроме того, с момента совершения преступления и до момента задержания Озимука Е.А. прошло несколько дней, а он свою одежду постирал сразу же, как только вернулся 13 августа 2007 года в г. [скрыто].

Не опровергает обвинение и то, что среди обнаруженных на автомобиле М ^ [скрыто]. следов рук не выявлены следы, принадлежащие

Озимуку Е.А., тем более что, как следует из заключения эксперта, значительная часть обнаруженных следов оказалась непригодной для идентификации.

Не находит какого-либо подтверждения в материалах уголовного дела заявление осужденного о том, что экспертизой не установлено время наступления смерти [скрыто]. и сделан вывод о нанесении ему ранений различными предметами. Напротив, как в акте судебно-медицинской экспертизы, так и в акте судебной трассологической экспертизы сделаны вполне определенные выводы, что колото-резаные повреждения могли быть причинены однолезвийным клинком ножа с шириной клинка 15 мм. Отмеченные же в акте судебно-медицинской экспертизы различия в глубине и направленности раневых каналов свидетельствуют, как указал эксперт, о том, что причинены они были посторонней рукой, а не о том, что они наносились различными предметами. Указано в заключении судебно-медицинского эксперта и время смерти [скрыто]. - не менее 24 часов до момента исследования,

которое проводилось 14 августа 2007 года с 8-50 час. до 11-00 час.

Не могут быть приняты во внимание также доводы кассационных жалоб о недоказанности использования Озимуком Е.А. сотового телефона [скрыто], принадлежавшего [скрыто], и о недопустимости

подтверждающих этот факт доказательств. Эти доводы проверялись в суде и правильно были признаны безосновательными. В частности, судом было признано, что в письме «Вымпелком-Коммуникации» при указании идентификационного номера 1МЕ1 телефона была допущена опечатка в последней цифре. То, что в данном случае речь должна идти именно об опечатке, подтверждается тем, что о принадлежности телефона с номером 1МЕ1 [скрыто] ОАО «Вымпелком-Коммуникации» никто не

запрашивал, а в запросе следователя ставился вопрос о телефоне с номером [скрыто]. Кроме того, 14 января 2008 года ОАО «Вымпелком-Коммуникации» в ответ на запрос следователя было направлено повторное

письмо, которым подтверждается, что Озимук Е.А. с 14 по 15 августа 2007 года пользовался телефонным аппаратом с тем идентификационным номером, который был у телефона, принадлежавшего [скрыто].

Утверждение Озимука Е.А. о том, что детализации телефонных вызовов могли быть получены только на основании судебного решения, а не по постановлению следователя, не вытекает из закона, поскольку такими детализациями в конкретном случае тайна телефонных переговоров не нарушалась: следователю были предоставлены данные только о местонахождении телефона в момент звонка и о номерах телефонов звонивших или принимавших вызовы абонентов; информация же о содержании переговоров и о личностях говорящих абонентов не сообщалась.

С учетом того, что Озимуку Е.А. не инкриминируется похищение у [скрыто]. каких-либо средств помимо ( рублей и сотового

телефона, отсутствие в приговоре ответа на вопрос о том, почему у погибшего не оказалось [скрыто] ( рублей, которые, по утверждению супруги, могли у него быть, а также выручки от извоза, не влияет на признание обоснованным вывода суда о виновности Озимука Е.А. в тех действиях, которые получили подтверждение в ходе судебного следствия.

Квалификация действий Озимука Е.А. в отношении [скрыто]. по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной.

Согласно данным судебно-психиатрических экспертиз № 624 от 13 сентября 2007 года, № 625 и 626 от 25 сентября 2007 года Озимук Е.А. хроническим психическим расстройством, слабоумием не страдает, не обнаруживает иного болезненного расстройства психической деятельности, но у него проявляется эмоционально неустойчивое расстройство личности, не сопровождающееся нарушением прогностических возможностей интеллекта и не лишающее его возможности руководить своими действиями во время совершения правонарушения. В периоды времени, относящиеся к инкриминируемым ему деяниям у него также не наблюдалось признаков временного болезненного расстройства психической деятельности, его действия носили последовательный, целенаправленный характер, какая-либо психотическая симптоматика в тот период отсутствовала, отсутствует запамятывание периода правонарушения. В момент совершения преступлений он мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, с учетом чего суд обоснованно признал его вменяемым.

Наказание Озимуку Е.А. назначено справедливое, в соответствии со ст.ст. 60, 69 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновного, смягчающих обстоятельств, в том числе предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, а также влияния наказания на его исправление и условия жизни семьи.

Решения о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда и взыскании судебных издержек основаны на фактических обстоятельства дела и требованиях закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в ходе предварительного следствия и судебного производства по уголовному делу не выявлено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 42-О08-7

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх