Дело № 44-АПУ14-6СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 марта 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 44-АПУ14-6СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 марта 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе: в

председательствующегоВоронова А.В.
судейЭрдыниева Э.Б. и Ситникова Ю.В.
при секретареВоронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Томаса А.М., адвокатов Чумак Т.Г., Бондарчука В.П. на приговор Пермского краевого суда с участием присяжных заседателей от 28 ноября 2013 года, по которому Томас А М судимый: 1) 14 августа 2009 года по ч.1 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком месяцев; 8 2) 13 августа 2010 года по ч.1 ст. 166, ч.1 ст. 158 УК РФ, ст.70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 14 ноября 2011 года условно-досрочно на неотбытый срок 2 месяца 15 дней, осужден: - по п. «а, з, к» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы, - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, - по ч.2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание виде в пожизненного лишения свободы отбыванием с в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденного Томаса А.М., адвоката Бондарчука В.П., прокурора Саночкиной Е.А., Судебная коллегия

установила:

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей Томас А.М. признан виновным в совершении убийства трех лиц, то есть убийство К и С , сопряженное с разбоем и убийство В с целью скрыть другое преступление. Также Томас осужден за совершение разбоя в отношении вышеуказанных первых двух потерпевших, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, и за умышленное уничтожение чужого имущества, то есть принадлежащего К повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога.

Преступления совершены 13, 15 и 22 ноября 2012 года в пос. и г. края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: - осужденный Томас А.М. выражает несогласие с приговором, считая, что квалификация его действий по п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ является неправильной, поскольку, по мнению осужденного, для осуждения по данному квалифицирующему признаку, то есть с целью скрыть другое преступление, необходимо, чтобы правоохранительным органам на момент убийства не было известно о совершении виновным лицом другого преступления, с целью сокрытия которого им и совершается убийство. В связи с тем, что на момент совершения убийства В (22 ноября 2012 года) уже было известно об убийстве К , С похищении автомашины, уничтожении путем поджога дома потерпевшего, полагает, что его осуждение по вышеуказанному признаку ч.2 ст. 105 УК РФ является необоснованным. При этом также полагает, что вопрос о совершении убийства с целью скрыть другое преступление перед присяжными не ставился и ими не обсуждался, то есть вердиктом данные обстоятельства не были установлены, в связи с чем суд не вправе был его осуждать по данному квалифицирующему признаку. Указывает, что вердикт вынесен незаконным составом присяжных заседателей в связи с нарушениями закона, допущенными при формировании коллегии присяжных заседателей, при этом ссылается на доводы апелляционной жалобы адвоката Чумак Т.Г. Также полагает, что в напутственном слове председательствующий нарушил требования закона, дав оценку его показаниям и доводам защиты. Считает, что суд необоснованно не поставил отдельный вопрос о совершении убийства В с целью скрыть другое преступление, а данное обстоятельство незаконно привел в вопросе о доказанности совершения данного убийства подсудимым. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение; - адвокат Чумак Т.Г. в интересах осужденного Томаса А.М. считает приговор незаконным в связи с допущенными судом нарушениями уголовно- процессуального закона. Указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей во врученных сторонам списках кандидатов в присяжные заседатели отсутствовали сведения об их образовании, социальном статусе, что лишило сторону защиты и подсудимого возможности реализовать свои права, а также кандидат в присяжные заседатели А сообщила, что она является главным специалистом Управления Министерства юстиции края и, несмотря на мотивированное ходатайство стороны защиты об ее отводе, она отведена не была и в дальнейшем стала старшиной присяжных заседателей, при этом она умолчала, что занимает должность заместителя начальника отдела. Полагает, что при обсуждении вопросного листа председательствующий необоснованно отклонил предложения стороны защиты в постановке вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление, что свидетельствует о предвзятости и необъективности председательствующего. Указывает, что о предвзятости и тенденциозности председательствующего свидетельствует неоднократное и необоснованное прерывание адвокатов, что не давало им возможность задавать вопросы, отказ в удовлетворении ходатайств, отказ в информировании присяжных заседателей об огнестрельном ранении подсудимого в грудь, полученного во время задержания, хотя характер ранения, его последствия позволили бы осужденному заслужить у присяжных снисхождение, отказ осужденному в предоставлении достаточного времени для подготовки к его допросу, что повлияло на отказ подсудимого дать подробные показания в судебном заседании. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство; - адвокат Бондарчук В.П. в интересах осужденного Томаса А.М. выражает несогласие с приговором, считая, что ряд доказательств, исследованных в судебном заседании, являются недопустимыми в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, при этом заявленные стороной защиты соответствующие ходатайства были необоснованно и немотивированно председательствующим отклонены. Полагает, что председательствующим в судебном заседании была проявлена необъективность и заинтересованность в исходе дела, нарушены принципы равенства сторон и их состязательности в судебном процессе, не были разъяснены Томасу права гражданского ответчика, стороной защиты председательствующему было заявлено три отвода и последний отвод им был отвергнут без удаления в совещательную комнату. Также адвокатом приводятся доводы о недоказанности вины осужденного в убийстве потерпевших и отсутствии у него умысла на лишение их жизни. Указывает, что председательствующим перед присяжными заседателями не поставлены вопросы, отражающие позицию стороны защиты. Полагает, что председательствующий необоснованно не разрешил стороне защиты приводить сведения о личности потерпевшего В . Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Третьякова Е.А. и потерпевший С считают доводы жалоб несостоятельными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с требованиями закона, регламентирующими рассмотрение уголовных дел судом с участием присяжных заседателей и на основании обвинительного вердикта, вынесенного в отношении Томаса А.М. Нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст.389-17 УПК РФ отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не допущено.

Процессуальные права, вопреки доводам адвоката Бондарчука, подсудимому Томасу судом разъяснялись, то есть ему были разъяснены права, предусмотренные ст. 47, 54, 132 УПК РФ, ст.51 Конституции РФ, а также права, которыми он обладает при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст.ст.326-328 УПК РФ, при этом данных о том, что в состав коллегии присяжных заседателей вошли лица, которые в соответствии с Федеральным Законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 года (с последующими изменениями) не могли принимать участие в рассмотрении дела, не имеется. Кроме того, согласно положениям указанного Закона, внесение в списки кандидатов в присяжные заседатели данных об их образовании и социальном статусе не требуется. В случае если у какой-либо из сторон возникла бы необходимость выяснения данных сведений, она вправе была задать соответствующий вопрос в ходе опроса кандидатов в присяжные заседатели, данное право было предоставлено сторонам в полной мере. Также, вопреки доводам адвоката Чумак, кандидат в присяжные заседатели А на вопрос адвоката Бондарчука полностью привела данные о своей должности, то есть пояснила, что она работает заместителем начальника отдела законодательства, структурного подразделения Управления Министерства юстиции по краю, при этом суд обоснованно отказал в удовлетворении мотивированного отвода, заявленного стороной защиты данному кандидату, ввиду отсутствия законных оснований для этого.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями закона. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья, вопреки доводам жалоб, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Необоснованных отказов осужденному и его защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не допущено. Как видно из материалов дела, все заявленные осужденным и его защитником ходатайства председательствующим разрешены в установленном законом порядке, с учетом мнений сторон, в отдельных постановлениях или в протокольной форме, данные решения надлежащим и подробным образом председательствующим мотивированы, являются обоснованными и приняты в соответствии с требованиями закона.

Кроме того, не имеется в материалах дела и данных о том, что в судебном заседании исследовались доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона. Оснований для признания недопустимыми доказательствами заключений судебно-медицинских экспертиз, проведенных в отношении потерпевших, протоколов осмотра места происшествия, не имелось. Относительно доводов о том, что Томас и его защитник были ознакомлены с постановлениями о назначении судебно- медицинских экспертиз в отношении потерпевших после проведения экспертиз (в связи с проведением лечения Томаса), Судебная коллегия считает необходимым отметить, что при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы по трупу В Томас и его защитник Чумак заявили ходатайство о проведении дополнительной экспертизы, которое было полностью следователем удовлетворено. А при ознакомлении Томаса и его защитника как с постановлениями о назначении экспертиз по трупам К и С , так и при ознакомлении их с заключениями экспертиз в отношении данных потерпевших, а также и в дальнейшем ходатайств о назначении дополнительной или повторной экспертиз ими заявлено не было, при этом они не заявляли и отводов каким-либо экспертам.

При таких обстоятельствах, оснований считать, что Томас был лишен права реализовать свои процессуальные права, в том числе на назначение дополнительной или повторной экспертиз, не имеется.

Несостоятельными являются и доводы о непредоставлении Томасу достаточного времени для подготовки к его допросу в судебном заседании.

Как видно из протокола судебного заседания, Томас 11 ноября 2013 года заявил, что ему необходимо дополнительное время для подготовки к даче показаний - один день, в связи с чем председательствующий объявил перерыв до 13 ноября. 13 ноября в связи с заявленным адвокатом Чумак ходатайством о предоставлении дополнительного времени Томасу, поскольку он не готов давать показания, был объявлен перерыв до 15 ноября.

15 ноября Томас заявил, что он отказывается от дачи показаний, просит огласить его показания, данные на предварительном следствии, поскольку он «там все подробно рассказал, добавить ему больше нечего», то есть Томас и его защитник не заявляли о том, что отказ от показаний связан с каким-либо ограничением его во времени для подготовки к допросу. Ссылка Чумак на то, что отказ Томаса от дачи показаний связан с его состоянием здоровья, также является надуманной, поскольку, как видно из материалов дела, начиная с 30 октября 2013 года суду ежедневно предоставлялись из Сизо сведения о состоянии здоровья Томаса, при этом вплоть до провозглашения приговора Томас на состояние здоровья не жаловался.

Доводы адвокатов о том, что председательствующий неоднократно и необоснованно прерывал их, не давая возможности задавать вопросы, в том числе и в прениях, запрещал стороне защиты говорить о недоказанности вины подсудимого вследствие «недоброкачественности» или отсутствия доказательств, являются необоснованными.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий прерывал адвокатов лишь в случаях нарушения ими требований ст. 335, 252 УПК РФ, в соответствии с которыми, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей могут быть исследованы только доказательства, относящиеся к установлению фактических обстоятельств дела, а также судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и только по предъявленному обвинению.

Также и прения сторон проведены в соответствии с требованиями закона, то есть ст.336 УПК РФ, при этом председательствующий, вопреки доводам жалоб, останавливал адвокатов на основании ч.2 ст.336 УПК РФ, поскольку они касались обстоятельств, которые не подлежали разрешению присяжными заседателями, после чего разъяснял последним о том, что они не должны принимать данные обстоятельства во внимание при вынесении вердикта, и об этом же председательствующий также напомнил им в своем напутственном слове.

В соответствии с вышеуказанными нормами закона, председательствующий прерывал адвокатов и в случаях, когда они, говоря о недоказанности вины Томаса в совершении какого-либо преступления, обосновывали это допущенными, по их мнению, недостатками проведенного предварительного следствия или связывали это с вопросами организации предварительного расследования, при этом Судебная коллегия отмечает, что само по себе выражение «вина подсудимого в совершении преступления является недоказанной» со ссылкой на исследованные в судебном заседании доказательства и их оценку является допустимым и приемлемым в выступлении перед присяжными заседателями, как соответствующее требованиям закона. Как видно из протокола судебного заседания, в таких случаях речь как адвоката Чумак, так и адвоката Бондарчука, в частности во время их выступлений в прениях в присутствии присяжных заседателей, председательствующим не прерывалась. По вышеизложенным основаниям незаконным является и приведение перед присяжными сведений о личностях потерпевших и подсудимого.

Заявленные стороной защиты отводы председательствующему по делу судье последним разрешены в соответствии с требованиями закона, и в их удовлетворении обоснованно отказано, как не основанным на законе.

Как видно из вердикта, при постановке вопросов перед присяжными заседателями председательствующим соблюдены требования ст.ст. 338, 339 УПК РФ, вопросы сформулированы в соответствии с предъявленным обвинением, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, в понятных для присяжных заседателей формулировках и не требовали от них юридической оценки содеянного.

Доводы жалоб о том, что председательствующий необоснованно отклонил предложения стороны защиты в постановке вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление, являются несостоятельными, поскольку с учетом позиции подсудимого, полностью отрицавшего свою причастность к совершению преступлений на предварительном и судебном следствии и отказавшегося от дачи показаний в судебном заседании, частные вопросы, указанные в ч.З ст.339 УПК РФ, председательствующий не был вправе ставить в вопросный лист, при этом предложенные в замечаниях стороны защиты формулировки вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление, таковыми не являлись, а содержали лишь позицию, доводы подсудимого о его невиновности, недоказанности вины относительно предъявленного ему обвинения, что противоречит требованиям ст.ст.338,339УПКРФ.

Доводы Томаса о том, что председательствующий неправильно поставил в вопрос о доказанности совершения Томасом убийства В такое обстоятельство, как совершение данного убийства с целью скрыть другие преступления, являются необоснованными, поскольку вопрос о мотиве совершенного преступления ставится применительно к конкретному подсудимому.

Кроме того, председательствующий в напутственном слове разъяснил присяжным заседателям, что если в ходе обсуждения они признают недоказанным какую-либо часть действий, то есть фактических обстоятельств дела, указанных в вопросах, они могут исключить эти обстоятельства. То есть в случае несогласия с мотивом совершения Томасом убийства В присяжные заседатели в ответе могли исключить данное обстоятельство.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме его мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, правильно приведено содержание обвинения и правильно изложены позиции государственного обвинителя и защиты, приведено содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвинялся подсудимый, разъяснены основные правила оценки доказательств, сущность принципа презумпции невиновности, положение о том, что вердикт может быть основан лишь на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании, и их выводы не могут основываться на предположениях, и оснований считать, что напутственное слово по своему содержанию нарушало принцип объективности и беспристрастности, не имеется. При этом возражений в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности участниками судебного разбирательства заявлено не было.

Принятый присяжными заседателями вердикт является ясным и непротиворечивым и в соответствии со ст.348 ч.2 УПК РФ обязателен для председательствующего судьи. Приговор основан на вердикте присяжных заседателей и составлен в соответствии с правилами, установленными ст.351 УПК РФ.

К обстоятельствам дела, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Доводы Томаса о необоснованном его осуждении по п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ являются несостоятельными, поскольку присяжные заседатели признали доказанным то, что убийство В совершил Томас, опасаясь, что В , зная о совершенных им преступлениях, сообщит о его причастности к причинению смерти С К , завладению автомобилем последнего и уничтожению его имущества. При этом для квалификации действий виновного лица по п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ не имеет правового значения такое обстоятельство, как то, что было или не было известно правоохранительным органам на момент убийства - о совершении виновным лицом другого преступления, с целью сокрытия которого им и совершается данное убийство.

Доводы жалоб о невиновности осужденного и недоказанности его вины не могут быть приняты во внимание, поскольку, в соответствии с требованиями закона (ст.347 УПК РФ), сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта.

Наказание Томасу назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельств, отягчающих наказание, а также данных, характеризующих его личность.

Назначенное осужденному Томасу наказание является справедливым, и оснований для смягчения наказания не имеется.

Гражданские иски судом также разрешены в соответствии с требованиями закона. При этом, вопреки доводам адвоката Бондарчука, права гражданского ответчика Томасу судом разъяснялись, а также в судебном заседании объявлялся перерыв для ознакомления сторон с исковыми заявлениями и копиями документов, ходатайство о предоставлении дополнительного времени для ознакомления с данными документами стороной защиты не заявлялось.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 28 ноября 2013 года в отношении Томаса А М оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и адвокатов - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 44-АПУ14-6СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 54. Гражданский ответчик
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх