Дело № 44-О11-43

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Толкаченко Анатолий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 44-О11-43

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 июня 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.
судей Коваля ВС. и Колышницына А.С.
при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению прокурора отдела государственных обвинителей прокуратуры Пермского края Гаврилиди Н.Г., кассационным жалобам потерпевшего Г и возражениям адвокатов Андреевой Т.Р. и Минеева СИ.

на приговор Пермского краевого суда от 25 марта 2011 года, по которому Коняев А В не судимый, оправдан по ст.ЗЗ ч.З, 105 ч.2 п.«з» УК РФ на основании ст.302 ч.2 п.2 УПК РФ - в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. об обстоятельствах дела, доводах кассационного представления, жалоб потерпевшего Г и возражений адвокатов Андреевой Т.Р. и Минеева СИ., выступления поддержавшего доводы представления и жалоб прокурора Гулиева А.Г., адвоката Андреевой Т.Р. в защиту интересов Коняева А.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия установила: Коняев А.В. органами предварительного расследования обвинялся в организации убийства Г из корыстных побуждений, по найму при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Коняев А.В. виновным себя не признал как в стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании.

Суд, рассмотрев дело в судебном заседании, исследовав и оценив в совокупности собранные доказательства, пришел к выводу о непричастности Коняева А.В. к совершению преступления и постановил оправдательный приговор.

Прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Пермского края Гаврилиди Н.Г., не соглашаясь с решением суда, в представлении просит оправдательный приговор в отношении Коняева А.В. отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда.

При этом указывает о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, что повлияло на решение вопроса о виновности Коняева в совершении преступления; утверждает, что суд, в нарушение ст.380 УПК РФ не учел протокол о намерениях от 26.04.2004 года, наличие которого и его исследование могло повлиять на выводы суда, поскольку, данный документ позволяет взять за основу показания свидетеля Т в настоящем судебном заседании о том, что потерпевший Г имел непосредственное отношение к проекту земельного участка и должен был получить деньги за оказание посреднических услуг; ссылается на не исследование в судебном заседании документов переписки ГУВД области с различными организациями, которые, по мнению стороны обвинения, опровергают версию Коняева о том, что и после 2005 года Коняев вел активную работу по осуществлению проекта застройки земельного участка считает, что судом дана ненадлежащая оценка показаниям потерпевшего Г и свидетелей П Т С , Б Ю К К не дана оценка противоречиям в показаниях свидетеля Р что не приняты во внимание показания ряда свидетелей, которые подтверждают корыстные побуждения Коняева на убийство Г сопряженные с мотивом стойкой личной неприязни к потерпевшему; что не надлежащим образом были оценены показания В и свидетелей З и А ссылается на необоснованность признания судом ряда доказательств недопустимыми, а также на имеющиеся нарушения при исследовании доказательств, представленных участниками процесса. В кассационных жалобах (основной и дополнительной) потерпевший Г просит оправдательный приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушением уголовно-процессуального закона; полагает неисследованными показания свидетелей Б и С , которые прямо указывали на Коняева как на заказчика убийства; считает, что суд не учел ряд обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, что участие его отца в проекте с земельным участком по и, соответственно, получение им вознаграждения за посреднические услуги подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами; утверждает, что помимо Коняева, к убийству также причастны З и А Адвокаты Андреева Т.Р. и Минеев СИ. в возражениях указывают на законность и обоснованность приговора, который просят оставить без изменения, а представление и жалобы - без удовлетворения; считают, что выводы суда о непричастности Коняева А.В. к преступлению соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в оправдательном приговоре.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, жалоб и возражений, Судебная коллегия находит, что оправдательный приговор является законным и обоснованным, постановленным в соответствии с установленными по делу обстоятельствами.

В соответствии со ст.8,32,33,34, ч.2 ст. 105 УК РФ, ст.73 УПК РФ организатором убийства признается такой соучастник совершенного с прямым умыслом преступления, который организовал его или руководил его совершением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Фактических и правовых оснований для признания Коняева А.В. организатором убийства Г как указано органами обвинения в нарушение положений УК РФ одновременно из корыстных побуждений и по найму, по делу не имеется, что отражено в обжалуемом приговоре суда, соответствующем требованиям закона.

К выводу о непричастности Коняева к преступлению суд пришел на основании всестороннего исследования с участим сторон в состязательном процессе всех доказательств, подробный анализ и оценка которых даны в приговоре. При этом, как обоснованно суд указал со ссылкой на ст. 49 Конституции РФ и ст.302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постанавливается лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

По данному делу достоверных доказательств, на которых мог быть постановлен обвинительный приговор, стороной обвинения не представлено, а доводы Коняева о его непричастности к организации убийства потерпевшего Г следственными органами не опровергнуты. Более того, они подтверждены исследованными по делу доказательствами.

В этой связи Судебная коллегия не может согласиться с доводами представления и жалоб, в которых ставится вопрос об отмене оправдательного приговора со ссылкой на собственный анализ стороной обвинения тех же доказательства, которым судом дана надлежащая оценка в приговоре.

В представлении и жалобах не содержится каких-либо новых доводов, которые не были бы известны суду первой инстанции и которые остались без разрешения в ходе проведенного с участием сторон и в условиях их состязательности судебного разбирательства.

Так в кассационном представлении утверждается о не исследовании судом протокола о намерениях от 26.04.2004 года между ГУС УВД в лице Т и ЗАО « » об объединении совместных финансовых и технических усилий для строительства здания « », который, по мнению государственного обвинителя, подтверждает показания свидетеля Т о том, что Г имел непосредственное отношение к земельному проекту и его посреднические услуги исчислялись миллионами рублей.

Однако, как следует из материалов дела, включая надлежащий протокол судебного заседания, этот документ о намерениях исследовался в судебном заседании.

Согласно показаниям Т , данный протокол так и остался в стадии намерения. Потом аналогичное соглашение появилось с Г , поэтому этот протокол был аннулирован.

При этом из показаний свидетеля Т усматривается, что он никогда не слышал ни от Г ни от Коняева какая сумма вознаграждения может быть получена за посреднические услуги. Возможность получения суммы вознаграждения от инвесторов в несколько миллионов рублей за оформление земельного участка - это лишь его предположения.

Какие конкретно документы были оформлены Г , он не знает. Кроме договора о намерениях, других документов он не видел; в то время когда он работал, все было предположительно и с Г после 2004 года по данному вопросу он уже не встречался. О непричастности потерпевшего Г к проекту застройки, оформлению документов на земельный участок по и его последующей продажи дали показания свидетели Ю Л , В Г , Л , подтвердив, что с Г вопросы, касающиеся земельного участка, они не обсуждали.

Как показал свидетель Ю Г был представлен Коняевым как представитель ГУВД, который будет оказывать содействие в государственных органах как лицо, представляющее интересы ГУВД. Однако какой либо помощи от Г они не получили, и видел он его один лишь раз. Речи о том, что земельный участок по ул.

можно было продать после оформления документов, не заводилась никогда.

Сам Коняев только лишь оформлял документы и самостоятельно ничего сделать не мог. Договор о совместном участии составлялся между его компанией « » и ГУВД в лице Г , затем предполагалось этот договор оформить на создаваемую ими фирму ». Точную сумму прибыли от возможного строительства зданий на данном земельном участке, как показал свидетель, можно было исчислять от . рублей после строительства, но точно никто не мог определить прибыльность, все только предполагали.

Согласно материалам дела, Г никакого отношения к МВД и ГУВД не имел, хотя у него было обнаружено соответствующее служебное удостоверение.

Кроме того, по делу установлено, что обсуждаемый земельный участок является федеральной собственностью и поэтому не мог быть переведен в иную форму собственности без участия федеральных органов власти.

Свидетель Л также подтвердил, что первоначально в 2004 году при разговоре о земельном участке присутствовал Г который, якобы представляет ГУВД. Позже выяснилось, что Г не может решать вопросы с ГУВД, стало непонятно зачем он нужен. После этого Г перестал появляться. При этом из показаний свидетеля следует, что вопрос о не включении Г в состав учредителей ЗАО « » был решен коллегиально, а не конкретно Коняевым. Такое решение им, Ю и Коняевым было принято после того как выяснилось, что Г не является сотрудником МВД и не может оказать какой-либо реальной помощи в проекте.

Данные показания свидетеля опровергают доводы представления о том, что именно Коняев возражал против включения Г в состав учредителей, и эти его действия свидетельствуют о наличии у Коняева корыстного мотива совершения преступления.

Факт включения Р жены Коняева, в состав учредителей ЗАО « », также не может являться основанием для обвинения Коняева в совершении преступления из корыстных побуждений. На это обстоятельство суд сослался в приговоре, с учетом того, что в своих показаниях свидетель Р обосновала причину включения в состав учредителей именно ее, а не Коняева.

Вопреки доводам представления о противоречивости показаний свидетеля Р в судебном заседании были исследованы и надлежащим образом оценены ее показания о совместном бизнесе Г и Коняева.

Каких-либо противоречий в ее показаниях, данных в ходе следствия и в судебном заседании, не имеется, поскольку она последовательно говорила лишь о намерениях построить на площадке по ул. строение, однако о совместных действиях по данному проекту никогда не упоминала.

Помимо этого, суд исследовал и оценил показания свидетелей Т и К , на которые имеется ссылка в представлении и жалобах, о совместной разработке проекта по земельному участку и о получении вознаграждения.

Как усматривается из показаний данных свидетелей, они еще в 2004 году перестали интересоваться проектом и не знают, какое участие Г принимал в оформлении документов, у кого находились все документы, кто и сколько вложил денег в данный проект, а также какое участие Г принимал в этой сделке. О возможной сумме вознаграждения они знают лишь со слов Г Таким образом, исследовав изложенные доказательства и оценив их в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Г не являлся участником проекта застройки земельного участка по ул.

и не мог осуществить сделку по приобретению в собственность данного земельного участка. Не подтверждена приведенными показаниями свидетелей и возможность выплаты потерпевшему каких-либо денег за его посреднические услуги, которых фактически не было.

Показания других свидетелей, а именно П К Ю Б С Л на которые имеются ссылки в представлении и жалобах, также исследовались в судебном заседании с участием сторон и были оценены по правилам УПК РФ.

Как правильно указал суд в приговоре, эти показания производны от показаний и субъективных оценок заинтересованного лица - потерпевшего Г и по этим причинам не могут служить безусловным основанием для обвинения Коняева. Их недостаточно для признания факта совместного проекта застройки и продажи земельного участка между Коняевым и Г , получения от реализации данного проекта предполагаемого вознаграждения, а также для установления корыстного мотива действий Коняева и для отрицательных личностных характеристик подсудимого. Нельзя согласиться и с доводами представления о том, что исследованный в судебном заседании пакет документов, состоящий из переписки ГУВД области с различными организациями по согласованию данного проекта, опровергает версию Коняева о фактическом прекращении всех его попыток получить разрешение на застройку участка в конце 2005 года.

По мнению прокурора, из представленных документов, а также показаний свидетелей В Г , Л следует, что Коняев вел активную работу по обсуждению проекта застройки земельного участка и после 2005 года.

Однако все доказательства в этой части исследовались судом с участием сторон и были оценены как отдельно, так и в совокупности с другими доказательствами по делу. Согласно показаниям свидетелей, действия Коняева, связанные с получением документов, разрешающих строительство здания на ул. проводились им именно в 2005 году.

Как показал свидетель Л , с конца лета - начала осени 2005 года Коняев по вопросу строительства здания на перестал ему звонить, и он его больше не видел.

Свидетели Г и В также подтвердили, что невозможность постройки здания на данном земельном участке и, соответственно, бесперспективность дальнейшего оформления документов была установлена в 2005 году. При этом свидетель В указал, что встреча с Г по данному вопросу состоялась в конце декабря 2005 года.

Помимо этого, не подтверждают доводы стороны обвинения и показания свидетелей Ю и Н , на которые имеется ссылка в представлении.

Свидетели Ю и Н лишь подтвердили в судебном заседании факт передачи денег для оформления документов Коняеву в октябре-ноябре 2005 года.

Как показал Ю , ближе к зиме 2005 года у них наступил тупик, так как гаражный кооператив отказал в выдаче разрешения на строительство.

Позже они поняли, что техническая масса вопросов, мешающих застройке, осталась открытой. Каких-либо денег Коняеву он больше не давал и оставил попытки осуществления данного проекта, интерес к застройке данной площадки стал сводиться к нулю, они стали разрабатывать другой проект.

Таким образом, приведенные доказательства, вопреки доводам представления, не опровергают версию Коняева о том, что конкретные действия по оформлению документов на земельный участок были прекращены им в конце 2005 года.

Что же касается высказываний Коняева о том, что этот проект со временем можно продолжить, то они сами по себе не свидетельствуют о предпринимаемых Коняевым каких-либо конкретных действиях по оформлению документов на эту площадку. Необоснованной является и ссылка в представлении на имеющиеся в обвинительном заключении документы, которые, по мнению прокурора, подтверждают виновность Коняева в совершении преступления.

Данные документы исследовались в судебном заседании, суд надлежащим образом оценил их и пришел к выводу о том, что эти документы не подтверждают выводы органов следствия о совместном бизнесе Г и Коняева и об осуществлении ими сделки по приобретению в собственность земельного участка.

Также не нашли подтверждения доводы представления и жалоб о том, что в ходе мероприятий, направленных на подготовку к реализации сделки, между Коняевым и Г возникла стойкая личная неприязнь, в связи с взаимным недоверием друг к другу и разногласиями в части проведения сделки.

К такому выводу суд пришел на основании оценки совокупности исследованных показаний не только Коняева, но и потерпевшего Г , свидетелей Б П Т Л , Л Р М Доводы о нарушении судом при оценке личности Коняева принципа состязательности сторон также не соответствует материалам дела и необоснован. В судебном заседании должны исследоваться только те доказательства и обстоятельства, которые касаются конкретного обвинения подсудимого.

Как правильно указал суд в приговоре, со ссылкой на ст.252 УПК РС% судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. В показаниях же потерпевшего Г и свидетелей дается оценка правовым действиям Коняева и в отношении С Показания свидетелей, на которые имеются ссылки в представлении и жалобах^ оглашались в судебном заседании и были исследованы судом с учетом указанных положений закона .

Как видно из протокола судебного заседания, представленные суду сторонами доказательства, проверялись в судебном заседании и в их исследовании суд сторонам не препятствовал. Доказательства, представленные как стороной защиты, так и стороной обвинения, были проанализированы и получили оценку в приговоре с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Вопреки доводам представления и жалоб, показания В и свидетелей З А , данные ими как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, исследовались судом по правилам УПК РФ и также получили всестороннюю оценку в приговоре. При этом суд пришел к мотивированному выводу о том, что показания данных лиц нельзя признать достоверными в связи с их противоречивостью и непоследовательностью. Их показания не совпадают по месту, времени, а также другим деталям, в частности суммам предоплаты и обещанных денег за совершение преступления, места их передачи. Эти показания не подкреплены другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В целях опровержения выводов суда в кассационном представлении содержится субъективный анализ этих доказательств, надлежащая оценка которым была дана судом. Такой подход к оценке доказательств не основан на законе. Оснований для переоценки выводов суда в этой части не имеется.

Помимо этого, из материалов дела следует, что именно по основаниям имеющихся в показаниях непосредственного исполнителя убийства В свидетелей З и А противоречий Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации ранее был отменен обвинительный приговор в отношении Коняева.

При повторном рассмотрении дела судом выяснялись причины изменений в показаниях указанных лиц, однако противоречия фактически признаны судом неустранимыми, не нашедшими своего разрешения как в материалах дела, так и при исследовании их в судебном заседании.

Исходя из полномочий суда, не являющегося органом уголовного преследования, суд, вопреки жалобе потерпевшего, не вправе выяснять причастность иных лиц, в том числе свидетелей З и А к смерти Г В отношении указанных лиц органами предварительного расследования приняты процессуальные решения, которые не отменены.

По тем же основаниям, в том числе предусмотренным ст.252 УПК РФ, суд правомерно не дал правовой оценки действий Коняева в отношении свидетеля С Кроме того, суд в приговоре пришел к обоснованному выводу о том, что установленные органами следствия обстоятельства по делу Коняева отличаются от обстоятельств, которые признаны имевшими место судом по делу в отношении В а следователь К проводивший расследование в отношении Коняева, некритично подошел к показаниям В , а также свидетелей З и А В том числе и в этой связи судом на основе закона были признаны недопустимыми некоторые доказательства, представленные стороной обвинения, в частности протокол допроса В от 28.08.2008 года, протокол допроса подозреваемого А и протокол очной ставки между ним и З протоколы допроса свидетелей З и А Признавая данные доказательства полученными с нарушением уголовно-процессуального закона, суд в приговоре обосновал принятое им решение.

В судебном заседании исследованы и результаты оперативного эксперимента от 15 августа 2008 года, проводившегося в отношении защитника Коняева. При этом суд обоснованно пришел к выводу о том, что из этого эксперимента причастность Коняева к совершению преступления не усматривается.

С утверждениями представления и жалоб о том, что суд неполно и односторонне проверил показания Коняева во взаимосвязи с показаниями свидетелей его виновности в совершении преступления и необоснованно признал, что показания свидетелей обвинения носят предположительный характер, согласиться нельзя.

Так, оправданный Коняев как в ходе предварительного следствия, так и во всех судебных заседаниях последовательно отрицал свою причастность к организации убийства потерпевшего Г Приведенные им доводы об отсутствии у него мотивов для совершения преступления и о его непричастности к убийству собранными следственными органами доказательствами не опровергнуты.

Эта его позиция по делу соответствует результатам проведенной в его отношении и оцененной в приговоре стационарной судебно-психиатрической экспертизы, а также показаниям свидетелей в его защиту, опровергающих доводы стороны обвинения.

Из протокола судебного заседания и приговора следует, что судом принимались предусмотренные законом меры по всестороннему и полному исследованию материалов дела. Все они, в том числе показания потерпевшего и свидетелей, критически оценены в совокупности с иными материалами.

Судом выяснялись причины изменения показаний как потерпевшим, так и свидетелями; в приговоре подробно мотивировано, почему одни доказательства судом признаны допустимыми, а другие отклонены как недостоверные.

При этом судом обоснованно сделан вывод о том, что по делу не исключена возможность организации убийства Г но иными, неустановленными лицами, а доказательств, подтверждающих виновность Коняева в совершении преступления, не добыто.

При таких обстоятельствах, когда все возможные меры по сбору доказательств оказались исчерпаны, а виновность Коняева не нашла достаточного подтверждения представленными стороной обвинения доказательствами, в том числе в части предусмотренного ст.73 УПК РФ предмета доказывания, включая мотивы преступления, вывод суда о том, что обвинение носит предположительный характер, сделан судом обоснованно, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор.

Решения суда мотивированы и соответствуют требованиям ст. 6, 7, 14 УПК РФ о назначении состязательного уголовного судопроизводства, о законности при производстве по уголовному делу, о презумпции невиновности и о разрешении всех неустранимых сомнений в пользу оправданного. Исходя из принятого решения об оправдании подсудимого, судом правильно разрешены вопросы о гражданском иске, процессуальных издержках и признании за ним права на реабилитацию.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о том, что по делу не имеется фактических и правовых оснований для отмены или изменения оправдательного приговора по доводам кассационного представления и кассационных жалоб, которые удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

оправдательный приговор Пермского краевого суда от 25 марта 2011 года в отношении Коняева А В оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Гаврилиди Н.Г. и кассационные жалобы потерпевшего Г - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 44-О11-43

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 6. Назначение уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 7. Законность при производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

не в сети
Фото юриста
Дунькова Элла
г. Владикавказ
ответов за неделю: 7
Телефон: WhatsApp: +79627437356
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх