Дело № 45-АПУ14-59

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 ноября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Таратута Игорь Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 45-АПУ14-59

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 6 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейКлимова А.Н. и Таратуты И.В.,
при секретареБарченковой М.А.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Прониной Е.Н., осужденного Широкшина В.Ю., его защитника - адвоката Шаповаловой Н.Ю., осужденного Непейвода А. С, его защитника - адвоката Чиглинцевой Л.А., рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Широкшина В.Ю. и его защитников - адвокатов Ляховицкого М.А. и Порошиной Т.И. на приговор Свердловского областного суда от 30 июля 2014 года, которым Широкшин В Ю , судимый 22 февраля 2012 года по ч.1 ст. 139 УК РФ к исправительным работам на срок 9 месяцев, отбывший наказание 12 января 2013 года; осужден: - по пп.«ж»,«з» ч.2 ст. 105 к лишению свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей; - по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 9 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 16 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей; Непейвода А С , несудимый, осужден: - по пп.«ж»,«з» ч.2 ст. 105 к лишению свободы на срок 14 лет с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей; - по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 9 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 17 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей.

Срок наказания Широкшину В.Ю. и Непейводе АС. исчислен с 26 августа 2013 года.

Постановлено взыскать с Широкшина В.Ю. и Непейводы АС.

солидарно в пользу Т в счет возмещения причиненного материального ущерба рублей, компенсацию морального вреда по рублей с каждого.

С осужденных также постановлено взыскать суммы процессуальных издержек, связанных с участием в судебном разбирательстве представителя потерпевшего и защитников осужденных.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Дело в отношении осужденного Непейводы АС. рассматривается в соответствии с ч.2 ст.389 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., выступления осужденного Широкшина В.Ю. и его защитника - адвоката Шаповаловой Н.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, осужденного Непейводы АС.

и его защитника - адвоката Чиглинцевой Л.А., согласившихся с доводами апелляционных жалоб, мнение прокурора Прониной Е.Н., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Широкшин В.Ю. и Непейвода АС. осуждены за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Т и за убийство последнего, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 27 июня 2013 года в окрестностях области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Широкшин считает приговор незаконным и несправедливым, просит его отменить.

Отрицая наличие предварительного сговора с Непейводой на совершение убийства, указывает на оговор и изменение последним своих показаний.

Признает, что брызнул в глаза потерпевшему газом из баллончика, чтобы похитить его имущество, что помог Непейводе в сокрытии трупа потерпевшего. Обращает внимание на то, что не все свидетели были допрошены в ходе судебного следствия. Оспаривает размер компенсации морального вреда, указывая, что судом не учтено, что ударов ножом потерпевшему он не наносил, что на его иждивении находятся малолетний ребенок и жена.

Адвокат Ляховицкий М.А. в апелляционной жалобе ставит вопрос о переквалификации действий осужденного Широкшина на ч.2 ст. 162 УК РФ, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела. Приводя заключение судебно-медицинской экспертизы, полагает, что выводы суда о причине смерти потерпевшего носят предположительный характер, что противоречит положениям п.4 ст. 14 УПК РФ. Указывает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства - явки с повинной осужденных, не подтвердивших в судебном заседании изложенные в них обстоятельства, поскольку данные явки были получены под принуждением сотрудников полиции. Обращает внимание суда на то, что Широкшин в судебном заседании отрицал предварительную договоренность с Непейводой об убийстве Т , признавая только хищение денег, принадлежавших потерпевшему, и оказанную Непейводе помощь в перемещении трупа на золоотвал. Считает наказание, назначенное Широкшину, чрезмерно суровым, назначенным без учета совокупности смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств.

В апелляционной жалобе адвокат Порошина Т.И. просит об отмене приговора, оправдании Широкшина по ч.2 ст. 105 УК РФ и о переквалификации его действий с части 4 на часть 2 статьи 162 УК РФ.

Ссылается на ошибочность выводов суда о том, что договоренность на совершение разбойного нападения и на убийство Т была достигнута между осужденными непосредственно до выполнения ими действий, направленных на лишение жизни потерпевшего. Указывает, что действия Непейводы по убийству Т были неожиданными для Широкшина, что свидетельствует об имевшем месте эксцессе исполнителя, что помощь Широкшина в сокрытии трупа, с учетом признания Широкшиным факта хищения имущества из садового домика, не может рассматриваться как соисполнительство в убийстве. Анализируя выводы комплексной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, считает, что Широкшин может быть подвержен чужому влиянию, на него можно воздействовать путем уговоров и угроз, что объясняет содержание его явки с повинной и показаний.

Государственный обвинитель Новосельцева Т.Н. в возражениях на апелляционные жалобы осужденного Широкшина и его защитников просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины Широкшина и Непейводы в совершении указанных выше преступлений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

При этом суд, вопреки доводам жалоб, обоснованно сослался в приговоре, как на достоверные и допустимые доказательства, на показания, данные Широкшиным в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и на очной ставке с Непейводой, а также на его явку с повинной, из которых следует, что он (Широкшин) совместно с Непейводой, вооружившись газовым баллончиком и ножом, находились на территории садоводческого товарищества « », где увидели потерпевшего Т , которого решили убить, чтобы похитить принадлежавшую ему машину. Для этого он (Широкшин) распылил в глаза Т газ из баллончика, а когда потерпевший начал убегать, Непейвода догнал его и нанес удары ножом. Труп Т они вывезли на золоотвал (т.6 л.д.185 - 186, 197 - 203). В ходе проведения очной ставки с Непейводой, Широкшин в присутствии защитника показал, что распылил газ из баллончика для того, чтобы Непейвода смог убить потерпевшего (т.6 л.д. 226 - 235).

Виновность Широкшина и Непейводы в совершении разбоя и в убийстве Т , помимо показаний Широкшина, признанных судом достоверными, подтверждается совокупностью других, исследованных в судебном заседании доказательств, подробно изложенных в приговоре, а именно: - показаниями потерпевшей Т о пропаже мужа и его автомобиля, об обнаружении на территории садового участка следов крови; - протоколом осмотра места происшествия - садового участка и дачного домика, на территории которых были обнаружены следы, похожие на кровь (л.д.205-206, 207-219, 220-227 т.1); - протоколом осмотра места происшествия с участием осужденных - участка местности, где был обнаружен труп мужчины, и протоколом его опознания Т (л.д.228-235, 241-245 т.1); - заключениями экспертиз вещественных доказательств, согласно которым на основе проведенного молекулярно-генетического исследования с большой вероятностью кровь, обнаруженная при осмотре месте происшествия - дачного участка, могла принадлежать Т (т.З л.д. 21- 23,34-44,101-113,137-146); - заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому на трупе были обнаружены многочисленные повреждения ребер, определить причину смерти Т не представилось возможным из-за гнилостных изменений трупа (л.д.122-125 т.З); - протоколом обыска жилища Непейводы, согласно которому был обнаружен нож с рукояткой из пластмассы белого цвета и водительское удостоверение на имя Т (л.д.26-27 т.2); - протоколом опознания Широкшиным изъятого ножа, как орудия преступления (т.7 л.д.19 - 23); - заключениями трассологических экспертиз, согласно которым на футболке, изъятой в ходе осмотра трупа, обнаружено восемь колото-резаных повреждений ткани, четыре из которых расположены на спинке футболки и четыре на ее передней части, которые могли быть образованы ножом, изъятым в ходе обыска (л.д.31-40,50-55 т.4); протоколом следственного эксперимента и заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы, согласно которым наличие повреждений на ребрах трупа, восьми колото-резаных повреждений футболки, позволяют предположить, что повреждения у потерпевшего Т образовались при погружении клинка ножа на всю его длину в проекции легких, сердца, правой почки, правой доли легкого, что обычно сопровождается развитием геморрагического шока и, как правило, при отсутствии квалифицированной медицинской помощи, влечет за собой смерть от кровопотери (т.2 л.д.205-207, т.4 л.д.79 - 83).

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах о том, что свои первоначальные показания осужденные давали под принуждением со стороны сотрудников правоохранительных органов, были тщательным образом проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку ничем не подтверждены и опровергаются самими протоколами как явки с повинной, так и допроса в качестве подозреваемого Широкшина, в которых прямо указано на добровольный характер сообщаемых им сведений, без оказания на него какого-либо давления со стороны сотрудников полиции; при этом допрос Широкшина и очная ставка его с Непейводой были проведены в присутствии адвокатов, с разъяснением Широкшину его прав; протоколы данных следственных действий подписаны Широкшиным и его защитником, после их личного прочтения, каких-либо замечаний от них по поводу записанного в протоколах или заявлений не поступило. Исходя из вышеизложенного, суд правильно пришел к выводу, что данные обстоятельства опровергают доводы Широкшина о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, что показания свидетеля Ш о якобы оказанном на ее мужа давлении обусловлены желанием облегчить положение последнего.

Каких-либо причин для оговора осужденными друг друга, Судебная коллегия не усматривает, поскольку ни Широкшин, ни Непейвода суду таких причин не назвали и доказательств тому не представили.

Доводы Широкшина и Непейводы о том, что они не договаривались об убийстве Т и о завладении его имуществом, что Широкшин не причастен к убийству Т , а виновен только в похищении принадлежавшего потерпевшему имущества, что Непейвода лишь боролся с потерпевшим, и в этот момент потерпевший случайно натыкался на клинок ножа, что от действий Непеводы потерпевший не мог умереть, - судом также были проверены надлежащим образом и обоснованно отвергнуты, поскольку, помимо показаний Широкшина, признанных судом достоверными, они опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных выше.

Судом правильно установлено и в достаточной степени мотивировано, что Широкшин и Непейвода, предварительно договорившись между собой, непосредственно участвовали в нападении на Т с целью завладения его имуществом и в лишении его жизни, что при этом оба осужденных являлись соисполнителями преступлений, поскольку Широкшин применил к потерпевшему насилие и распылил газ в его глаза, а Непейвода после этого, используя нож и нанеся им удары, причинил потерпевшему телесные повреждения, повлекшие его смерть.

Наличие между осужденными договоренности о лишении потерпевшего жизни, а также их совместные и согласованные действия по применению насилия к потерпевшему, завладению его имуществом, их дальнейшие действия, связанные с перемещением тела потерпевшего на золоотвал и его сокрытии, свидетельствуют об умысле осужденных на причинение потерпевшему смерти.

Как видно из протокола судебного заседания судебное следствие было проведено полно и объективно; ходатайства о вызове в судебное заседание и о допросе иных свидетелей стороной защиты не заявлялись, после исследования представленных суду доказательств дополнений к судебному следствию стороны не имели, судебное следствие было закончено с согласия сторон.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, о не установлении причины смерти потерпевшего Т , были предметом проверки суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты, поскольку опровергаются заключениями экспертиз и протоколом следственного эксперимента, полно и подробно приведенными в приговоре.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию, перечисленные в ст. 73 УПК РФ, были установлены судом и отражены в приговоре.

Действия Широкшина и Непейводы правильно квалифицированы судом по п.«в» ч. 4 ст. 162, п.п.«ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как следует из материалов дела и протокола судебного заседания, нарушений норм уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования, а также в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, по данному делу не установлено.

Вместе с тем, в соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, однако данное требование закона при рассмотрении настоящего уголовного дела судом нарушено.

Так, в обоснование своего вывода о виновности Широкшина и Непейводы в содеянном, суд в приговоре сослался, в том числе, на протокол дополнительного осмотра места происшествия - территории золоотвала (л.д.96-101 т.6) и на протокол осмотра места происшествия - гаража (л.д.102- 111 т.6). Между тем, как следует из протокола судебного заседания, данные документы в суде не исследовались, и суд не вправе был ссылаться на них в приговоре как на доказательства, поэтому эти доказательства подлежат исключению из приговора.

Допущенное судом данное нарушение уголовно-процессуального закона не является существенным и не влечет за собой отмену приговора.

Исключение из приговора данных доказательств не влияют на вывод суда о виновности Широкшина и Непейводы, поскольку к выводу о совершении ими инкриминируемых им преступлений суд пришел в результате исследования совокупности представленных сторонами других допустимых доказательств, их всесторонней оценки, и этот вывод суд подробно изложил в приговоре, а принятое решение надлежащим образом мотивировал.

Наказание Широкшину и Непейводе назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных об их личности, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, иных обстоятельств, влияющих на наказание. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал явки с повинной осужденных и наличие на иждивении обоих малолетних детей.

Оснований для признания назначенного Широкшину и Непейводе наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

Гражданские иски потерпевшей Т рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Гражданского кодекса РФ, решение суда надлежащим образом мотивировано. При вынесении решения судом были учтены размер причиненного ущерба, конкретные обстоятельства дела, причинение потерпевшей нравственных страданий, вызванных убийством близкого ей человека - мужа, соблюдены требования разумности, справедливости и соразмерности при определении размера компенсации. Оснований для отмены или изменения приговора в этой части Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

Приговор Свердловского областного суда от 30 июля 2014 года в отношении Широкшина В Ю и Непейводы А С изменить: исключить ссылку на доказательства - на протокол дополнительного осмотра места происшествия на л.д.96-101 т.6 и на протокол осмотра места происшествия на л.д. 102-111 т.6. В остальном этот же приговор в отношении Широкшина В.Ю. и Непейводы АС. оставить без изменения, апелляционные жалобы Широкшина, адвокатов Ляховицкого М.А. и Порошиной Т.И. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 45-АПУ14-59

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УПК РФ Статья 389.33. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционных определения, постановления и обращение их к исполнению
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх