Дело № 45-О12-8

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №45-О12-8

от 20 февраля 2012 года

 

председательствующего Шмаленюка СИ., судей Безуглого Н.П. и Шалумова М.С.,

при секретаре Волкове A.A.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Шосмана СЛ. и его защитника Кайгородовой В.В. на приговор Свердловского областного суда от 26 декабря 2011 года, которым

осужден по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год и возложением на этот период определенных обязанностей и ограничений.

Шосман О

Л

[скрыто], не судимый,

Срок наказания постановлено исчислять с 19 апреля 2011 г.

Взыскано с осужденного в пользу потерпевшей [скрыто]

[скрыто] руб. в порядке компенсации морального вреда.

Этим же приговором Шосман оправдан по обвинению по ч. 3 ст. 30, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием состава преступления, за ним признано право на реабилитацию в указанной части. Постановлением суда от 26 декабря 2011 г. уголовное преследование Шосмана по ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 115 УК РФ прекращено на основании п. 2 ст. 254 УПК РФ. Данные судебные решения сторонами не обжалованы и проверке в кассационном порядке не подлежат.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения защитника осужденного - адвоката Баранова A.A., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Шосман СЛ. признан виновным в убийстве [скрыто] общеопасным способом, совершенном 19 апреля 2011 г. в

[скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Шосман СЛ., не оспаривая своей причастности к причинению смерти [скрыто] высказывает несогласие с

приговором в части квалификации содеянного и назначенного наказания, ссылаясь на то, что он не имел умысла на убийство потерпевшего или других лиц, ружье взял только чтобы напугать Соколовых, выстрел мог произойти по его неосторожности вследствие того, что он мог, поскользнувшись, задеть курок рукавом куртки. В подтверждение своих доводов полностью повторяет в жалобе показания, данные им в судебном заседании. Просит с учетом указанных обстоятельств дела, а также всех имеющихся по делу смягчающих обстоятельств и положительных сведений о его личности, переквалифицировать его действия на ст. 109 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции данной статьи.

В кассационной жалобе защитник Кайгородова В.В. приводит доводы о неосторожном причинении Шосманом смерти К (, аналогичные

доводам кассационной жалобы осужденного, и, кроме того, указывает, что вывод суда о выстреле с близкого расстояния опровергается результатами осмотра места происшествия, судебно-медицинской экспертизы трупа [скрыто] и показаниями [скрыто] в судебном заседании. По мнению

защитника, показания [скрыто] на предварительном следствии, данные

свидетелем в сильной степени алкогольного опьянения после проведенной

ему хирургической операции, т.е. около 3 часов, а не в 8 часов, как указано следователем в протоколе допроса, ставят под сомнение достоверность и объективность этих показаний. [скрыто] у Шосмана не было никаких

конфликтов, смерти потерпевшего он не желал, выстрел произошел из-за ненадлежащего обращения подсудимого с огнестрельным оружием, что также подтверждает неосторожный характер преступления.

Обращает внимание на то, что органами предварительного следствия Шосман обвинялся в том, что действуя общеопасным способом, с целью причинения смерти [скрыто] произвел выстрел в сторону группы

людей, в числе которых были браться [скрыто] и [скрыто] однако судом он оправдан в части обвинения в покушении на убийство

СЩ и осужден за умышленное убийство К , которое, как

полагает защитник, Шосману не вменялось, чем вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшив положение подсудимого и нарушив его право на защиту.

Считает, что наказание подсудимому назначено без учета всех установленных по делу смягчающих обстоятельств и сведений о положительном поведении Шосмана, и является чрезмерно суровым.

На основании приведенных доводов просит приговор изменить, переквалифицировать действия Шосмана на ст. 109 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции данной статьи.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Соколов И.Н. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов и просит оставить жалобы без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению.

Выводы суда о виновности Шосмана в совершении инкриминированного ему преступления подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре. Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Шосман в судебном заседании свою вину в предъявленном обвинении признал частично и показал, что за месяц до происшедшего у них произошел

словесный конфликт с [скрыто] 19 апреля 2011 г. он распивал

спиртные напитки с [скрыто] и [скрыто] в гараже

[скрыто] когда спиртное закончилось, пошел домой за деньгами.

Возвратившись, увидел у гаража группу людей, в их числе были братья

[скрыто] - [скрыто] и [скрыто], которые направились в его сторону, выражаясь в его адрес нецензурной бранью.

Он испугался, убежал к своему гаражу, в котором хранил найденные ранее обрез одноствольного охотничьего ружья с двумя патронами - одним стреляным латунным и одним заряженным патроном красного цвета, достал их, чтобы выстрелом в воздух испугать братьев С Щ, и направился к

гаражу [скрыто] через лес, спускаясь по склону. По дороге зарядил в ствол

заряженный патрон красного цвета. Метров за 30-40 крикнул сидящим около гаража [скрыто], [скрыто] еще кому-то, чтобы они «боялись»,

затем стал подходить ближе, держа обрез правой рукой за приклад. Не дойдя метров 15, оступился, поскользнулся и произошел выстрел, хотя он на курок не нажимал. Возможно, что он зацепил спусковой крючок рукавом куртки. После этого испугался и убежал, положив обрез под свой гараж. От родственников узнал, что ранил [скрыто], после чего явился с повинной в милицию и выдал обрез. Умысла на убийство [скрыто] не имел и среди

сидящих у гаража людей его не видел.

Несмотря на занятую подсудимым в судебном заседании позицию, суд правомерно признал его показания правдивыми лишь в той части, в которой они соответствуют другим достоверным доказательствам и протоколу явки с повинной, и пришел к обоснованному выводу о том, что доводы Шосмана о случайном характере выстрела полностью опровергаются показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертиз и другими материалами дела.

Так, согласно первоначальным показаниям потерпевшего [скрыто] на предварительном следствии, в тот момент, когда он, братья [скрыто] - [скрыто] и [скрыто], и [скрыто] распивали спиртные напитки у

гаражей, расположенных в 5 метрах от леса, из леса к ним вышел Шосман с ружьем, подошел на расстояние 3-4 метра и сказал им «лежать лицом в пол». Он сказал Шосману, что тот не должен так с ними разговаривать, однако Шосман без объяснения причин поднял ружье, прицелился в сторону, где сидели он и [скрыто] и произвел один выстрел, после которого он

почувствовал боль в груди, а [скрыто] упал на землю с кровью в области головы (т. 1 л.д. 201-212).

В ходе последующих следственных действий и в судебном заседании

[скрыто] изменил свои показания, и стал утверждать, что не видел, кто в

них стрелял. Однако суд, проверив доводы защиты об обстоятельствах, при которых были получены указанные показания [скрыто] и сопоставив их

с последующими показаниями потерпевшего, а также другими доказательствами, дал мотивированную оценку первоначальным показаниям [скрыто] как объективным, не вызывающим сомнений в достоверности, и

обоснованно положил их в основу обвинительного приговора.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника, показания [скрыто] о выстреле с близкого расстояния подтверждаются

заключениями баллистических экспертиз, согласно которым на куртке [скрыто] обнаружено 4 огнестрельных повреждения, образованных

снарядами диаметром до 4 мм, аналогичные повреждения обнаружены на

куртке (1) и футболке (3) [скрыто]. Из тела [скрыто] изъяты дробовые

заряды, являвшиеся составным целым в патроне к охотничьему гладкоствольному ружью и, вероятно, стреляны из такого ружья или обреза.

Опровергая доводы Шосмана о том, что он не знал о картечном заряде использованного им патрона, о случайном характере выстрела и о том, что выстрел произошел поверх пострадавших, суд обоснованно сослался на результаты экспертных исследований изъятого у Шосмана обреза, согласно которым обрез пригоден для производства выстрелов, без воздействия на спусковой крючок, в том числе при резком встряхивании ружья, ударе им о твердую поверхность, нанесении сильных ударов по цевью, спусковой скобе, корпусу колодки или резком запирании ствола, выстрел из него невозможен (т. 2 л.д. 159-163, 194-196); на результаты экспертного исследования и осмотра гильзы красного цвета, стреляной из указанного обреза, на которой имеется отчетливо видимая крупная надпись «картечь» (т. 2 л.д. 179-183, т. 5 л.д. 113); и на заключение судебно-медицинской экспертизы трупа К~ I установившей, что раневой канал в толще головного мозга

расположен горизонтально.

Обстоятельства дела установлены судом также на основании: показаний потерпевших [скрыто]

С

и других;

сведении, содержащихся в протоколах осмотра места происшествия и обнаруженных на нем предметов, изъятого обреза, выемки и осмотра одежды потерпевших, и других следственных действий, а также в иных исследованных судом документах; заключениях судебно-медицинских и баллистических экспертиз; приобщенных к делу вещественных доказательств.

Суд подробно отразил в приговоре результаты проверки доводов Шосмана в свою защиту, и мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных, и критически отнесся к показаниям Шосмана в судебном заседании об отсутствии умысла на убийство потерпевшего, и измененным показаниям потерпевшего [скрыто], указав, что они обусловлены желанием Шосмана

избежать ответственности за содеянное и, соответственно, стремлением потерпевшего, длительное время проживающего с подсудимым в одном населенном пункте, помочь в этом подсудимому.

Судебная коллегия находит приведенные судом первой инстанции мотивы убедительными, а принятые решения основанными на законе и материалах дела.

Квалификация действий осужденного является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела. С учетом доказанности умышленного характера действий Шосмана в отношении [скрыто] оснований для их переквалификации на закон о менее тяжком

преступлении Судебная коллегия не усматривает.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимому и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Доводы защитника Кайгородовой о нарушении судом пределов судебного разбирательства нельзя признать основанными на законе и материалах дела.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению, Шосман, помимо обвинения в покушении на убийство [скрыто] общеопасным способом, также обвинялся убийстве

[скрыто] общеопасным способом, а именно в том, что выстрелил с

близкого расстояния из обреза, заряженного патроном с дробовым зарядом, в сторону группы людей, в которой вместе с [скрыто] находились

[скрыто] и [скрыто] сознавая, что тем самым создает

угрозу жизни всем указанным лицам, то есть действовал умышленно, предвидя наступление общественно опасных последствий и желая их наступления.

В этой связи его оправдание в части обвинения в покушении на убийство [скрыто] никак не препятствовало осуждению за убийство

[скрыто] общеопасным способом, так как исходя из приведенной

формулировки обвинения, умыслом Шосмана полностью охватывалась возможность причинения смерти любому из указанных лиц.

Наказание Шосману назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений о его личности, в том числе и тех, на которые сторона защиты ссылается в кассационных жалобах, оно полностью отвечает требованиям ст. 6, 60, 62 ч. 3

УК РФ, и потому является справедливым, а доводы кассационных жалоб о его чрезмерной суровости нельзя признать обоснованными.

Гражданский иск разрешен судом в соответствии нормами материального и процессуального права. Размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу потерпевшей Ц [скрыто] определен с

учетом характера и степени причиненных ей нравственных страданий

вследствие убийства ее мужа [скрыто]

[скрыто], при соблюдении требований

разумности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 26 декабря 2011 года в отношении Шосмана СИ I Л

[скрыто] оставить без изменения, а

Статьи законов по Делу № 45-О12-8

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 254. Прекращение уголовного дела в судебном заседании

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх