Дело № 45-О14-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 мая 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 45-О14-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 мая 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего- Ворожцова С.А.
судей- Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.
при секретаре- Вершило АН.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Самофалова М.Ю., адвокатов Касьянова В.И. и Кузьминых Л.А. на приговор Свердловского областного суда от 7 декабря 2005 года, которым Самофалов М Ю несудимый - осужден­ ие эпизоду с потерпевшим Степаняном по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы, по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде пожизненного лишения свободы; по эпизоду с потерпевшим Г по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы, по п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде пожизненного лишения свободы; по эпизоду с потерпевшим Б по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы, по п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде пожизненного лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Самофалову М.Ю. назначено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

По данному делу также осуждены Софронов В.А., Шакирзянов С.Х. и Максимов Е.А., приговор в отношении которых в кассационном порядке рассмотрен 19 июня 2006 года и вступил в законную силу.

Самофалов признан виновным и осужден за разбойное нападение на С группой лиц по предварительному сговору, с применением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за убийство С группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Кроме того Самофалов признан виновным и осужден за разбойное нападение на Г группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровья потерпевшему и за убийство последнего группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, а также за разбойное нападение на Б с причинением тяжкого вреда здоровья потерпевшему и за убийство последнего группой лиц, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 18 мая 2005 года в г.

области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., объяснение осужденного Самофалова М.Ю. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Кузьминых Л.А. и Артеменко Л.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей необходимым оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Самофалов просит приговор изменить. В первоначальных жалобах осужденный находит приговор чрезмерно суровым. Указывает, что вину в совершении преступлений, как на следствии, так и в судебном заседании признавал, активно помогал органам следствия по раскрытию преступлений, по событиям преступлений изначально давал правдивые показания, что свидетельствует о том, что он раскаялся в содеянном и сделал для себя должные выводы в дальнейшем такого не совершать.

Ранее он не судим, преступления совершил впервые, характеризуется положительно.

Убивать потерпевших не хотел, намерен был причинить им только боль, имел умысел на причинение вреда здоровью средней тяжести.

Осужденный просил заменить назначенное ему наказание на лишение свободы, в пределах 25 лет.

В дополнениях к жалобе Самофалов полагает, что потерпевшие С , Г и Б находились на территории незаконно, употребляли наркотические вещества, сами спровоцировали конфликтную ситуацию.

Он же занимался полезным трудом - был трудоустроен на завод, занимался спортом - самбо, спиртное и наркотические вещества не употреблял.

Убийство потерпевших совершить не мог.

В ходе предварительного следствия неверно занесены в протокол его допроса, факты о совершения им убийств, с целью хищения денег.

В действительности между ними (осужденными) и потерпевшими завязалась драка.

Считает, что имело место хулиганство, в результате которого произошли непреднамеренные убийства, денежные средства у потерпевших им были взяты уже после их убийств.

В ходе предварительного следствия Шакирзянов оговорил его, утверждая, что именно он (Самофалов) предложил убить потерпевших.

Шакирзянов пытался уйти от уголовной ответственности за совершенные преступления, поскольку он (Самофалов) дал правдивые показания о том, что Шакирзянов наносил удары С Г и Б являясь боксером первого разряда.

В тот вечер они (осужденные) не понравились потерпевшим армянской национальности, со стороны которых следовали «насмешки и угрозы нецензурного характера, а потому они (осужденные) по обоюдному согласию решили действовать на опережение и избили их».

Намерений завладеть деньгами у них не было. После избиений кто - то проверил карманы потерпевших и извлек незначительные суммы денег.

Самофалов в первоначальных жалобах просил переквалифицировать его действия со статей 105 ч.2 п.п. «ж», з», 162 ч.4 п. «в» УК РФ на статьи 111 ч.4 и 158 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание с учетом смягчающих обстоятельств, в пределах санкций этих статей; приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

В последующих дополнениях к жалобе осужденный считает, что был осужден незаконным составом суда, так как право рассмотрения его дела обладали только суд присяжных или коллегия из трех судей Федерального суда. Оспаривая назначенное наказание, осужденный полагает, что суд не имел права с учетом смягчающих обстоятельств назначить ему наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Самофалов также оспаривает правильность квалификации его действий по эпизодам убийства потерпевших, полагая, что убийство двух и более лиц не образует совокупности преступлений, так как данный состав предусмотрен п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Кроме того осужденный полагает, что суд незаконно его осудил за убийство и за разбой, считая, что его действия подлежат квалификации одной статьей - пп. «а, ж, з» чч. 2 ст. 105 УК РФ.

Осужденный просит не допустить нарушений требований ч. 1 ст. 50 Конституции РФ и ст. 4 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и прекратить в отношении него всякое уголовное преследование, считая, что он не может быть подвергнуть повторному осуждению и наказанию.

В кассационной жалобе адвокат Касьянов В.И. считает приговор в отношении Самофалова несправедливым, так как он не соответствует личности последнего, является чрезмерно суровым, просит изменить его подзащитному наказание на лишение свободы на определенный срок.

Адвокат Кузьминых Л.А., в кассационной жалобе в защиту осужденного Самофалова утверждает, что осужденные по делу умысла на убийство потерпевших не имели. У них был единственный умысел на хищение денег. Доказательств, подтверждающих умысел на совершение убийства, по мнению адвоката, в материалах дела нет. По мнению адвоката, Самофалов давал полные и правдивые показания «по совершению преступлений - избиению потерпевших и хищению». Других доказательств о совершении ее подзащитным преступлений не имеется; никто из свидетелей не видел совершения преступлений. Проведенные по делу экспертизы конкретно не указывают на совершение преступлений со стороны Самофалова. Автор жалобы полагает, что в материалах дела имеются обстоятельства, смягчающие наказание Самофалова, приводит их в жалобе.

В дополнениях к жалобе адвокат Кузьминых указывает, что осужденные не имели умысла на убийство потерпевших. По эпизоду в отношении Степаняна нанесение побоев со стороны Самофалова вызвано поведением самого потерпевшего. Умысел у последнего возник после нанесения С побоев, когда тот потерял сознание. Аналогичные обстоятельства имели место и в отношении Г В отношении Б у Самофалова возник умысел лишь на его избиение. Хищения, с точки зрения адвоката, Самофалов не совершал.

К показаниям Ханьжиной ОС. следует отнестись критически, поскольку она давала показания «о вещах», которые не соответствуют действительности.

Адвокат указывает, что на следствии Самофалов говорил об избиении С и Г из-за хищения у них денег. Однако это им было сделано по объяснению Самофалова, в связи с психологическим давлением на него работников следствия. Версия Самофалова на предварительном следствии в ходе судебного заседания подтверждения не нашла.

В материалах дела имеется ряд процессуальных нарушений: в постановлении о передаче вещественных доказательств на хранение нет подписи хранителя об ознакомлении с этим постановлением; дата и номер в поручении следователя о производстве оперативно-розыскных действий написаны от руки и нет входящего номера регистрации, подписи получателя; нарушены положения ст. 193 УПК РФ; с назначением и заключениями судебно-медицинских экспертиз Самофалов был ознакомлен несвоевременно и другие, указанные адвокатом в жалобе.

Адвокат просит приговор в отношении Самофалова изменить, квалификацию его действий со ст. 105 ч.2 п.п. «ж», «з», ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ изменить на ст. 111 ч. 4, ст. 158 ч.1, ст. 111 ч.4, ст. 158 ч.1 и ст. 111 ч.4 УК РФ и назначить ему наказание с учетом смягчающих вину обстоятельств, в пределах санкций этих статей.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Турыгина Д.Ю. просит оставить приговор без изменения, а жалобы осужденного и его адвокатов - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в совершении преступлений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Виновность Самофалова в совершении подтверждается показаниями самого осужденного в ходе предварительного следствия о том, что когда он увидел как двое мужчин в кафе « » сделали хороший заказ, решил, что у тех должны быть деньги. Предложил своим знакомым, с которыми сидел в кафе, забрать у мужчин деньги. Все выразили общее согласие. Предложил напасть на них при выходе их в туалет, расположенный за углом кафе. Минут через 15-20 один из тех мужчин пошел в туалет и выходил оттуда, он сразу же нанес ему 2 удара в челюсть. Софронов и Шакирзянов тоже нанесли потерпевшему по одному удару в область головы.

Мужчина упал. Втроем они оттащили потерпевшего за кафе на расстояние примерно 15 метров. Там он взял лежавший пеноблок размером в 4 кирпича и бросил его два раза в голову и один раз в область ребер потерпевшего, а остальные в это время наносили потерпевшему удары ногами по телу, не менее 8 ударов каждый, проверили все карманы потерпевшего. Он (Самофалов) в заднем кармане джинсов нашел рублей купюрами по рублей и несколько Купюр достоинством по рублей. По карманам «шарил» и В Вернувшись в кафе, сообщили М и К что деньги взяли, показал их и назвал сумму.

Решили избить и второго нерусского мужчину, отобрать у него деньги.

Когда тот выходил из туалета, он нанес ему серию из 2-х ударов кулаком в челюсть. Мужчина от ударов упал и потерял сознание. Он и Шакирзянов оттащили потерпевшего за кафе, где находился и первый пострадавший. Он (Самофалов) поднял пеноблок и бросил его дважды на тело второго мужчины, а Шакирзянов бил потерпевшего ногами по телу и голове. Он (Самофалов) проверил карманы одежды потерпевшего, забрал пачку сигарет.

Приехав на остановку « , решили избить проходившего мимо мужчину «кавказской национальности» и забрать у него деньги.

В лесочке они все его били. Он (Самофалов) нанес ему не менее 8 ударов в область лица. Максимов, Шакирзянов, Софронов били ногами по различным частям тела, в том числе по голове. До теплотрассы все они тащили потерпевшего по очереди, где сбросили его в люк одного из колодцев.

Пояснял, что все они хотели потерпевших «вырубить» и забрать у них деньги. Последствия им (осужденным) были безразличны.

Позже ему стало известно, что кто-то из ребят похитил у С сотовый телефон, который ему показывал Шакирзянов С Эти показания Самофалов подтверждал при их проверке на месте с его участием и при допросе в качестве обвиняемого. При этом Самофалов утверждал, что он предложил остальным совершить на мужчин в кафе нападение с целью завладения их деньгами. Все согласились с его предложением.

Суд обоснованно признал данные показания достоверными, поскольку они согласуются с другими доказательствами, в частности с показаниями других осужденных по этому делу лиц.

Так, Софронов на предварительном следствии показывал, что в кафе, решив, что у мужчин (С и Г ) много денег, Самофалов предложил им (осужденным) и Каракулову совершить на них нападение с целью хищения у них денег. Все они с этим предложением Самофалова согласились. По разработанному ими плану нападение они должны были совершить после того, как мужчины выйдут из кафе в туалет, вход в который находился с улицы.

Совершив нападение на первого потерпевшего, избив его кулаками и ногами, нанеся удары по голове и туловищу, он и Шакирзянов, чтобы не привлекать внимание прохожих и обезопасить себя от возможного сообщения в правоохранительные органы, переместили находившегося без сознания мужчину за здание кафе, обыскали одежду потерпевшего. Он (Софронов) нашел деньги, сотовый телефон, которые отдал Шакирзянову. В это время Самофалов наносил удары потерпевшему в область головы руками, в которых был какой-то предмет, возможно, камень.

Через некоторое время, когда они вновь находились в кафе, увидели, что на улицу пошел второй потерпевший. Он (Софронов) зашел за ним в туалет.

Услышал стук. Увидел мужчину лежащим на полу, а у дверей стоявших Самофалова и Шакирзянова. Он (Софронов) и Шакирзянов за руки оттащили мужчину за здание кафе.

У второго потерпевшего со слов Самофалова были похищены пачка сигарет » и деньги, сумму которых не помнит.

Потом Самофалов позвал их на улицу, сказал, что с Шакирзяновым убил двух мужчин; по его указанию он (Софронов) и Максимов перетащили трупы в лес.

У остановочного комплекса « й» от Самофалова поступило предложение напасть на проходившего мимо мужчину и похитить у него деньги, на что все согласились.

Затащив мужчину в лесопарковую зону, он (Софронов) и Шакирзянов обыскали одежду мужчины, но ничего не нашли. Стали его избивать. Он (Софронов) ударил Б около пяти раз ногой в область спины справа, а Шакирзянов столько же - слева. Максимов нанес ему не менее двух ударов ногой в голову. Самофалов поставил ногу на спину Бегояна и душил его за шею ремнем, который ему дал Максимов, дважды ударил потерпевшего по голове пряжкой ремня, что та погнулась.

В колодец Б вниз головой сбросили он (Софронов) и Максимов.

Осужденный Шакирзянов на предварительном следствии давал аналогичные показания, также показывая при этом, что Самофалов взял лежащий на земле шлакоблок и бросил его в одного из потерпевших.

Сколько раз он бросал в мужчин шлакоблок, он слышал звук хруста.

Софронов и Максимов в это время били мужчин ногами.

У Самофалова возникла неуверенность в том, что мужчины убиты.

Он (Шакирзянов) и Самофалов вышли из кафе, подошли к лежащим потерпевшим. Самофалов вновь взял шлакоблок и несколько раз кинул его в мужчин.

На остановке увидели одиноко идущего мужчину.

Самофалов, Софронов, Максимов стали смотреть на него, перешептываться.

Из их разговора понял, что того мужчину они тоже хотят избить и ограбить.

Самофалов, Софронов и Максимов побежали за мужчиной, догнали, и стали его избивать, нанося удары ногами по голове и телу.

Потом они потащили сопротивляющегося мужчину в лесок, расположенный у дороги. Там Софронов проверил карманы потерпевшего, ничего не нашел.

Самофалов взял у Максимова брючный ремень, накинул его на шею потерпевшего крестом и стал душить мужчину.

Мужчину Самофалов, Софронов и Максимов потащили к канализационному колодцу. Потерпевший уже не сопротивлялся.

Из показаний осужденного Максимова на предварительном следствии видно, что он видел как Шакирзянов, Самофалов и Софронов отлучались из кафе дважды. Второй раз он пошел их искать, но их не было. При возвращении в помещение кафе они его догнали, сказали ему, что «завалили» двух мужчин. Кто-то из них сказал, что тела нужно перетащить. Он (Максимов) подошел к лежащему на земле мужчине и с кем-то из ребят оттащил тело одного мужчины в кусты. Второго он перетащил с Шакирзяновым. Как ему показалось, мужчины хрипели. Помыв руки, они вернулись в кафе. Самофалов сказал, что у них (осужденных) появились деньги.

Признавал, что практически одновременно все они (осужденные) стали наносить Бегояну удары ногами по голове и туловищу, избивали все четверо.

Он нанес два удара ногой по ноге потерпевшего, после избиения мужчина был жив, так как хрипел. Они решили скинуть его в коллектор, чтобы его не нашли. Выживет он или нет ему (Максимову) было неинтересно. Когда он (Максимов) отвлекся, Бегоян был уже в люке.

Свидетель К в судебном заседании пояснил, что в ту ночь он, Самофалов, Софронов, Шакирзянов и Максимов приехали на такси в кафе « ». Находясь там, говорили о деньгах, что их у них мало.

Самофалов посчитал оставшиеся деньги и сказал, что денег на проезд не хватает. Потом Самофалов посмотрел на находившихся в кафе армян и сказал, что деньги сейчас будут. Через некоторое время один из армян вышел из кафе, за ним пошел Самофалов, потом по времени одной песни на улицу ушел Шакирзянов. Через некоторое время на улицу направился второй потерпевший. За ним пошел Софронов. К этому времени Самофалов и Шакирзянов в помещение кафе не возвращались. Примерно через 2 минуты Максимов тоже вышел на улицу. Он (Каракулов) танцевал в кафе, затем пошел в туалет. Возвращаясь оттуда, его окликнул Самофалов. Все осужденные вышли из-за угла здания кафе, Самофалов дал ему рублей и сообщил, что они только что убили двух армян, а потом сказал, что трупы надо перенести. Он (Каракулов) от этих слов Самофалова растерялся, испугался.

По дороге из кафе Шакирзянов сказал ему, что у него теперь есть сотовый телефон. Доехали они до улицы вышли на остановке из такси и увидели проходящего мимо мужчину. Кто-то из ребят крикнул: «Вот еще один идет». Все побежали за мужчиной, а он (Каракулов) пошел за ними. Он видел, как остальные догнали потерпевшего на проезжей части дороги, повалили на землю, стали бить мужчину руками и ногами; потерпевший просил не бить его, говорил, что он отдаст все деньги. Затем мужчину перетащили в лесополосу, при этом Софронов и Шакирзянов наносили тому удары ногами. Потерпевший заплакал, просил отпустить его, обещал все отдать. Он (Каракулов) стал заступаться за мужчину, спрашивал у остальных, что он такого сделал. Самофалов сказал ему (Каракулову), чтобы он «заткнулся». Кто-то из ребят «шарил» по карманам потерпевшего.

Потом он (Каракулов) видел, что Самофалову кто-то передал ремень; последний накинул ремень на шею мужчины, стал ногой на спину потерпевшего, хотел его задушить. Он (Каракулов) подбегал к ним, просил оставить мужчину, но Самофалов начал на него грубо ругаться.

Потерпевшего потащили к колодцу, решили сбросить его туда. Мужчина хрипел. Тащили потерпевшего волоком, с него «слетели» брюки. В люк колодца мужчину сбросили вниз головой.

После этого Самофалов предложил «отметить» три убийства и говорил, что если кто-то узнает о происшедшем, то того он тоже в колодец скинет.

Показаниям всех осужденных в судебном заседании суд дал правильную оценку.

Виновность Самофалова в содеянном подтверждается данными протоколов осмотров мест происшествия, заключениями судебно- медицинских экспертов о наличии повреждений у потерпевших и причинах их смерти.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Самофалова в совершении разбойного нападения на С группой лиц по предварительному сговору, с причинением ему тяжкого вреда здоровью; в убийстве С а группой лиц, сопряженном с разбоем; в совершении разбойного нападения на Г группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в убийстве Г группой лиц, сопряженном с разбоем, а также в совершении разбойного нападения на Б с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в убийстве Б группой лиц, сопряженное с разбоем.

Выводы суда в этой части обвинения осужденных мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинительного приговора в отношении осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Перед допросами на предварительном следствии Самофалову, Софронову, Максимову и Шакирзянову предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, положения ст. 51 Конституции РФ разъяснялись, они их знали, им они были понятны. Допрашивались на следствии осужденные с соблюдением уголовно-процессуального закона, их права на защиту, с участием защитников каждого в лице адвокатов. Они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при их последующем отказе от этих показаний. После допросов правильность отраженных в протоколах с их слов сведений осужденные и их защитники удостоверяли своими подписями. По поводу допросов, их объективности замечаний, заявлений, ходатайств осужденные и адвокаты не приносили.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, какого-либо влияния на показания осужденных со стороны работников органов расследования, материалами дела не установлено.

При исследовании в судебном заседании показаний осужденных на следствии каждый из них признал, что эти показания они давали, в протоколах с их слов все записано правильно.

Показания осужденных, которые они давали на предварительном следствии и в судебном заседании, проверялись, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им, а также другим доказательствам по делу, в том числе показаниям свидетелей К Х при постановлении приговора дана верная юридическая оценка. Вопреки доводам жалоб оснований не доверять показаниям свидетеля Х У суда не имелось.

Самооговора Самофалова, Софронова, Шакирзянова и Максимова, оговора их друг друга, а также со стороны свидетеля К судебная коллегия не усматривает.

Доводы в жалобах осужденного Самофалова и адвоката Кузьминых о том, что действия осужденных в отношении С и Григоряна были якобы вызваны поведением самих потерпевших, в ответ на угрозы и насмешки с их стороны, а не с целью завладения их имуществом, что умысла на убийство потерпевших (всех трех) осужденные, в том числе Самофалов, не имели, умысла у них на хищение у Б на имущество не было, что этому выводу суда отсутствуют доказательства; ссылки Самофалова на то, что имело место хулиганство, а не разбойные нападения и убийства несостоятельны, противоречат материалам дела.

Эти версии тщательно проверялись, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Материалами дела установлено, что потерпевших С Г и Б осужденные ранее не знали, никаких с ними отношений не имели. Ничего противоправного в отношении осужденных потерпевшие не допускали.

Доказательства, положенные судом в основу приговора, фактические данные по делу, обстоятельства происшедших событий, установленные в судебном заседании, позволили суду обоснованно признать, что Самофалов, Софронов, Шакирзянов заранее договорились совместно с применением насилия отобрать у С и Г деньги, а Максимов имел с ними предварительный сговор на завладение тем же способом деньгами Г Вывод суда о том, что Самофалов и другие напали на Б с целью хищения его имущества, является правильным. В целях реализации своего умысла на хищение денег у потерпевших, Самофалов, Софронов и Шакирзянов в отношении всех потерпевших, а Максимов с ними в отношении Г и Б применили насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевших. Действуя совместно, согласованно, осужденные причинили потерпевшим тяжкий вред здоровью.

Согласно заключений судебно-медицинского эксперта смерть С Г и Б наступила от указанной выше сочетанной травмы, осложнившейся у каждого развитием травматического и геморрагического шока, что явилось ее непосредственной причиной.

Как установлено материалами дела, телесные повреждения потерпевшим были причинены совместными действиями осужденных.

Приведя мотивы в приговоре, суд пришел к обоснованному выводу о наличии у Самофалова умысла на лишение жизни С , Г и Б .

Действуя совместно с умыслом, направленным на убийство потерпевших, применяя к ним установленное приговором насилие, Самофалов непосредственно участвовал в процессе лишения жизни всех потерпевших. Самофалов характер своих действий и действий других осужденных понимал; применяя насилие к потерпевшим, все они содействовали друг другу в достижении общего для них результата - хищения денег и смерти названных потерпевших.

Самофалов сознавал, что действует группой лиц.

Мотив действий осужденного в отношении потерпевших выяснялся, он установлен и указан в приговоре.

Психическое состояние осужденного исследовано.

Заключением судебно-психиатрической экспертизы установлено, что Самофалов какими-либо психическими заболеваниями не страдал и не страдает, не лишен способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими. В период времени, относящийся к инкриминируемым им деяниям, у него не было признаков временного болезненного расстройства психической деятельности, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить своими поступками.

С учетом заключений врачей-экспертов, данных о личности, всех обстоятельств по делу в отношении инкриминированных ему деяний Самофалов обоснованно признаны вменяемыми.

Для отмены приговора в целом, переквалификации действий Самофалова по эпизодам его обвинения на ч.4 ст. 111 и ч.1 ст. 158 УК РФ, для отмены приговора в части его осуждения по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ по эпизоду с потерпевшим Б , как о том ставятся вопросы в кассационных жалобах, Судебная коллегия оснований не находит.

Судебная коллегия считает, что действия Самофалова в части осуждения за убийство всех троих потерпевших по совокупности преступлений судом квалифицированы правильно.

Нарушений требований ст. 17 УК РФ судом не допущено.

Поэтому вопреки доводам жалобы осужденного оснований для переквалификации его действий как одного преступления, предусмотренного пп. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, не имеется.

Не находит Судебная коллегия и оснований для удовлетворения доводов жалобы осужденного о том, что суд его якобы незаконно осудил за убийство и за разбой, как за два самостоятельных преступления.

По смыслу закона, если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту «з» части второй статьи 105 УК РФ, а также по пункту «в» части четвертой статьи 162 УК РФ.

Судебная коллегия считает, что с учетом внесения судом кассационной инстанции 19 июня 2006 года изменений в приговор в отношении осужденных по этому же делу Максимова Е.А., Софронова В.А. и Шакирзянова С.Х., Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора в отношении Самофалова указания о совершении им убийства С и Г по предварительному сговору и считать, что убийство С Самофаловым М.Ю. и убийство Г совместно с другими лицами, совершены группой лиц.

В остальной части действия осужденного квалифицированы правильно и оснований для изменения квалификации его действий, Судебная коллегия не находит.

Нарушений норм УПК РФ, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Доводы жалобы осужденного о том, что дело рассмотрено незаконным составом суда Судебная коллегия находит не состоятельными.

Как видно из материалов дела по ознакомлении с материалами дела Самофалову разъяснялись права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ о возможности рассмотрения его дела судом присяжных или коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции. Самофалов заявил, что данными правами он воспользоваться не желает. В связи с этим дело рассмотрено в полном соответствии со ст. 30 УК РФ судьей единолично (т. 8 л. д. 139).

Несмотря на вносимые в приговор в отношении Самофалова изменения, судебная коллегия для смягчения ему наказания оснований не находит.

Выводы суда о наказании осужденному мотивированы.

При назначении Самофалову наказания требования закона судом не нарушены.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности, совершенных им преступлений, данных о его личности, обстоятельств, влияющих на смягчения ему наказания, влияния наказания на его исправление.

Оснований считать назначенное Самофалову наказание несправедливым Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 7 декабря 2005 года в отношении Самофалова М Ю изменить: исключить указание суда о совершении убийства Самофаловым М.Ю. С и Г по предварительному сговору; считать, что убийство С и убийство Г Самофаловым М.Ю. совершены группой лиц.

В остальном данный приговор в отношении Самофалова оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного адвокатов Касьянова В.И. и Кузьминых Л.А. - без удовлетворения.

Председательствующий судьи -

Статьи законов по Делу № 45-О14-6

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх