Дело № 46-АПУ16-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Кулябин Владимир Модестович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 46-АПУ16-2

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе в

председательствующегоКулябина В.М.,
судейЗателепинаОК. и Шмотиковой С.А.,
при секретареВоронине М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Ананского Н.В., Капранова А.С, Чернова Д.Г., адвокатов Дурникова А.И., Семенкина А.А. и Якубенко М.В. на приговор Самарского областного суда от 18 ноября 2015 года, по которому Ананский Н В несудимый, осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ 3 месяцам исправительных работ к по месту работы с удержанием 5% заработной платы в доход государства; по ч.2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч.2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по пп. «д», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Ананскому Н.В. 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ; Капранов А С , несудимый, осужден по ч.2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч.2 ст. 162 УК РФ к годам 5 лишения свободы; по пп. «д», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Капранову А.С. 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ; Чернов Д Г , судимый: 12 ноября 2013 года по п. «а» ч.2 ст. 161, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осужден: по ч.1 ст. 119 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы; по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; по ч.2 ст. 167 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч.2 ст. 162 УК РФ к годам 5 лишения свободы; по пп. «д», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Чернову Д.Г. 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ; в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 12 ноября 2013 года окончательно назначено Чернову Д.Г. 19 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Постановлено взыскать со всех осужденных солидарно в пользу потерпевших С 14000 рублей и А 154637 рублей, а также по 500000 рублей с каждого в пользу потерпевшей А для компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Ананского Н.В., Капранова А.С, Чернова Д.Г., адвокатов Шевченко А.М., Пригодина ВВ. поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда признаны виновными и осуждены: Чернов Д.Г., Капранов А.С. и Ананский Н.В. - за совершение убийства Б группой лиц, с особой жестокостью; за разбой с целью хищения имущества С группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия; за умышленное уничтожение и повреждение имущества Б путем поджога, повлекшие причинение значительного ущерба; Ананский Н.В. - за нанесение побоев Н не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ; Чернов Д.Г. - за угрозу убийством Н а также кражу имущества Б с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены 10 октября 2014 года при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах ( основных дополнительных): и осужденный Чернов Д.Г. оспаривает приговор, считая его незаконным и необоснованным; указывает, что Б не убивал, признал свою вину по совету адвоката, в момент убийства находился в магазине вместе со С и Ананским; разбой в отношении С не совершал и с ним знаком не был, поэтому повода требовать деньги у него не было; пожар в доме произошел от оставленного на диване окурка. Считает показания потерпевшего Н о том, что он угрожал ему убийством недостоверными, а выводы органов следствия необоснованными, показания Н являются противоречивыми. Просит приговор отменить и оправдать его по пп. «д, ж» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 162, ч.2 ст. 167, ч.1 ст. 119 УК РФ; осужденный Капранов А.С. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, следователь необоснованно переквалифицировал его действия на ч.2 ст. 105 УК РФ, а судебное следствие велось с обвинительным уклоном. Ссылается на то, что вреда здоровью потерпевшего С не причинялось, деньги с карточки потерпевший снимал сам, сам купил спиртное и продолжил распивать его с Ананским и Н суд не устранил противоречия в показаниях С и необоснованно осудил его - Капранова - за разбойное нападение. Указывает, что заключение эксперта Д не соответствует требованиям проведения психологических исследований, закона об экспертной деятельности и УПК РФ. Считает, что этот эксперт не обладает полномочиями на проведение таких экспертиз и его личное мнение не является доказательством. Просит отменить приговор либо переквалифицировать его действия на ч.4 ст. 111 УК РФ и прекратить уголовное дело по ч.2 ст. 162 и ч.2 ст. 167 УК РФ; осужденный Ананский Н.В. считает приговор необоснованным и подлежащим отмене. Указывает, что суд не учел показания Н о том, что в момент причинения смерти Б он, Ананский, находился с Черновым и С в магазине; с потерпевшим Б не знаком и личной неприязни к нему не имел; суд сделал ошибочный вывод о наличии на его джинсовых брюках крови потерпевшего Б его отпечатки пальцев в квартире потерпевшего не найдены; о смерти Б он узнал 11 октября 2014 года от Н и Чернова; его виновность в убийстве Б не доказана. Показания потерпевшего С являются противоречивыми и недостоверными, со С он не знаком и оснований требовать у него деньги не имел, действия и поведение С противоречит логике произошедших событий, за помощью тот ни к кому не обращался и продолжал совместный отдых, выводы суда о его причастности к совершению преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 УК РФ, необоснованны.

Указывает, что психофизические экспертизы с применением полиграфа в отношении С и Н нельзя использовать в качестве доказательств; в заключении эксперта Д допущены существенные нарушения закона, выводы эксперта не относятся к его компетенции, не подтверждаются результатами исследований и носят характер предположений, нарушены методики экспертного исследования, поэтому экспертное заключение является незаконным; заключения экспертов от 28.10.2014 и от 23.04.2015 года не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона. Считает, что показания потерпевшего Н являются противоречивыми и не соответствуют действительности. Обращает внимание на то, что в резолютивной части приговора не отражено решение суда о вещественных доказательствах. Полагает, что выводы суда о признании отягчающим обстоятельством факта совершения им преступлений в состоянии алкогольного опьянения являются необоснованными, что суд назначил ему несправедливое и чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить и его оправдать; адвокат Якубенко М.В. в защиту интересов осужденного Чернова Д.Г. считает приговор незаконным, необоснованным, чрезмерно суровым и подлежащим отмене. Указывает, что Чернов избивал Б на почве личных неприязненных отношений, его действия не были согласованы с действиями остальных осужденных и не были направлены на убийство потерпевшего. Полагает, что показания С и Н являются недостоверными. Ссылается на то что, когда Чернов и остальные лица покидали дом Б последний был жив и сидел на полу в коридоре, а когда на место возгорания дома приехал пожарный инспектор, он сообщил, что труп Б находился в спальне на полу и рядом с ним лежала сломанная гитара. Считает, что обвинение Чернова в угрозе убийством Н , а также в поджоге дома Б не нашло своего подтверждения; по факту совершения разбоя Чернов насилия к С не применял, угроз не высказывал, момента передачи денег не видел. Просит приговор в отношении Чернова отменить, переквалифицировать его действия на ч.4 ст. 111 УК РФ и ч.2 ст. 116 УК РФ; уголовное преследование по ч.1 ст. 119 и ч.2 ст. 167 УК РФ прекратить за отсутствием состава преступлений; адвокат Дурников А.И. считает приговор в части осуждения Ананского по пп. «д, ж» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 162 и ч.2 ст. 167 УК РФ незаконным, необоснованным и несправедливым, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что обвинение Ананского в убийстве Б основано только на показаниях потерпевшего Н которые вызывают сомнение, так как он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и мог ошибаться в событиях, о которых дал показания. Анализирует показания свидетелей и заключение экспертиз, делает вывод о том, что смерть Б причинил Капранов, а поскольку Ананский, исходя из показаний Н , наносил потерпевшему удары ручкой от швабры, то не мог причинить смертельные ранения. Обращает внимание на то, что в момент нанесения Капрановым удара гитарой по голове Б , Ананский, Чернов и С уехали в банкомат снимать деньги, что свидетельствует об эксцессе исполнителя и невиновности Ананского и других осужденных в убийстве группой лиц по предварительному сговору, а также о необходимости квалификации их действий как причинение легкого вреда здоровью потерпевшего либо побоев. Указывает на то, что умысла на причинение смерти Б у Ананского не было. Полагает, что в части осуждения Ананского за разбойное нападение на С его вина не доказана, так как нанесение ударов С не было связано с завладением его имуществом, Ананский ему не угрожал, нож к горлу потерпевшего приставил Чернов, а деньги требовал Капранов, угрожая убийством.

Показания С об этом являются противоречивыми. Виновность Ананского, по мнению адвоката, в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 167 УК РФ, также не доказана, так как он вышел из дома Буслаева одним из первых, Чернов сам решил поджечь диван в доме потерпевшего, эксперт не смог определить был ли поджог или неосторожное обращение с огнем от непотушенной сигареты. Указывает, что из числа доказательств подлежат исключению заключения психолого-лингвистических экспертиз в отношении потерпевших Н и С а также показания Д . Полагает, что Ананскому назначено чрезмерно суровое наказание, без учета смягчающих обстоятельств и данных о его личности, а также суд несправедливо взыскал слишком большую сумму компенсации морального вреда в пользу потерпевшей А не учел материальное положение семьи Ананского, наличие иждивенцев и непогашенных кредитов.

Просит приговор изменить и прекратить уголовное дело в отношении Ананского в части его осуждения по пп. «д, ж» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 162 и ч.2 ст. 167 УК РФ, смягчив назначенное наказание; адвокат Семенкин А.А. в защиту осужденного Капранова считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Указывает, что выводы суда о виновности Капранова сделаны на основе предположений Н однако когда осужденные покинули дом Б последний был жив и мог совершать осмысленные действия; вина Капранова в убийстве Б не доказана. Полагает, что виновность Капранова в совершении поджога дома Б не доказана и возможен эксцесс исполнителя со стороны Чернова; вывод суда о виновности Капранова в совершении разбоя опровергается показаниями потерпевшего С а также тем, что осужденные не знали о том, что к Б в гости придет С показания Н противоречат показаниям не только осужденных, но и потерпевшего С Просит приговор в отношении Капранова отменить и оправдать его в совершении преступлений, предусмотренных пп. «д, ж» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 162 и ч.2 ст. 167 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Снигирь Е.А. просит приговор суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор суда в части осуждения Ананского и Капранова по ч.2 ст. 167 УК РФ подлежащим отмене в связи с существенным нарушением уголовно - процессуального закона.

Так, в соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Если преступление совершено группой лиц, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления.

В нарушение указанных требований закона приговор в части осуждения Ананского и Капранова по ч.2 ст. 167 УК РФ не содержит сведений о совершении ими конкретных действий, направленных на уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога. Такое нарушение уголовно- процессуального закона следует признать существенным.

Кроме того, приговор в отношении всех осужденных следует изменить, исключив из числа доказательств заключение комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 12.11.2014 года № , заключения психолого - лингвинистического эксперта от 22.05.2015 года № и от 20.05.2015 года № в связи с их недопустимостью.

Так, в нарушение положений статей 199, 204 УПК РФ член экспертой комиссии эксперт А согласно заключению комплексной судебной психолого-психиатрической комиссии экспертов от 12.11.2014 года не предупреждалась об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ, права и обязанности экспертов, предусмотренные ст.57 УПК РФ, ей не разъяснялись (т.З л.д.56).

Согласно заключениям психолого - лингвинистического эксперта от 22.05.2015 года № и от 20.05.2015 года № (т.4 л.д. 153-160,182-188) эксперт Д исследовав представленные ей материалы дела, сделала вывод о достоверности показаний потерпевших Н и С Вместе с тем эти выводы противоречат положениям статей 87, 88 УПК РФ о том, что суждения о достоверности того или иного доказательства относятся к исключительной компетенции суда и не подлежат установлению путем проведения экспертного исследования.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона также являются существенными.

Согласно положениям статьи 389.15 УПК РФ существенное нарушение уголовно-процессуального закона является основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке.

В остальной части приговор следует признать законным, обоснованным и справедливым, а внесенные изменения, связанные с исключением указанных доказательств, не влекут отмены приговора.

Исключение из числа доказательств указанных экспертных заключений не ставит под сомнение выводы суда о виновности осуждённых Ананского, Капранова и Чернова в совершении установленных приговором преступлений, которые соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных судом доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Так, в судебном заседании исследовались показания осужденного Чернова, который на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого в присутствии адвоката показал, что между ним и Б в доме последнего возник конфликт, переросший в драку, в ходе которого он нанес Б не менее трех ударов кулаком в область лица. Через некоторое время пришли Н , Ананский, Капранов и С . Находясь под воздействием алкоголя, а также из личных неприязненных отношений он нанес Б несколько ударов ножом, а также удары по голове различными предметами. Затем он пытался привести Б в чувство, но тот не реагировал, он понял, что убил Б При этом осужденный Чернов подробно описал свои действия, в том числе о поджоге дивана.

Согласно протоколу явки с повинной Чернова, последний собственноручно написал, что, находясь в доме Б , нанес потерпевшему телесные повреждения, от которых тот скончался.

В судебном заседании Чернов пояснил, что ничего не говорил о действиях других лиц, так как знал, что за групповое преступление предусмотрено более строгое наказание.

Осужденный Ананский в ходе предварительного следствия показал, что Чернов избивал Б руками и ногами, нанося удары по различным частям I тела, ударов было много, потом взял Б за шиворот и потащил в спальню. При дополнительном допросе в качестве обвиняемого Ананский признал вину в том, что он также избивал Н .

При допросе в качестве подозреваемого осужденный Капранов показал, что во дворе дома Б он и Ананский встретили Н , которому Ананский нанес 1-2 удара по голове. После этого они втроем зашли в дом Б , где находился также Чернов, Б был уже избит. Чернов сказал, что Б угрожал ему избиением. Во время распития спиртного Чернов нанес Б не менее двух ударов рукой в туловище и область груди, от которых он упал, а затем дважды ударил рукой по голове. Ананский нанес Б не менее трех ударов руками по туловищу. Выйдя во двор дома, они увидели С , который пояснил, что пришел к Б в гости, Чернов и Ананский начали избивать его, затем все зашли в дом и стали распивать спиртное. С дважды ударил Б табуретом по голове, а он, Капранов, нанес Б 2-3 удара ногой в область бедра.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе применение к осужденным недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств, судом не установлено. При допросах осужденных им разъяснялись соответствующие положения уголовно- процессуального закона, их право не свидетельствовать против себя, а также то, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Кроме того, допросы осужденных проводились в присутствии адвокатов.

Каких-либо замечаний по ходу и содержанию допросов ни осужденные, ни их защитники не подавали. О применении недозволенных методов ведения следствия осужденные не заявляли. Доводы осужденного Чернова о том, что он признавал свою вину под воздействием своего защитника следует признать безосновательными, поскольку они противоречат материалам дела. Как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании Чернов каких - либо заявлении об этом не делал.

Показания осужденных Ананского, Чернова и Капранова о непричастности к убийству Б и отсутствии у них умысла на причинение смерти потерпевшему получили надлежащую оценку и обоснованно признаны судом недостоверными, поскольку опровергаются материалами дела, а их виновность в содеянном, помимо их собственных показаний, подтверждена совокупностью других доказательств, в том числе показаниями свидетелей, заключениями экспертов, анализ и существо которых подробно приведены в приговоре.

Так, потерпевший Н , уличая осужденных в содеянном, показал, что в доме Б он разнял дерущихся Чернова и Б Минут через пять он вышел во двор дома, туда забежали Капранов и Ананский, последний ударил его в лоб, и он упал, после чего Капранов и Ананский забежали в дом, откуда послышались звуки борьбы, драки и просьбы Б не избивать его. Когда зашел в дом, увидел лежавшего на полу Б которого избивали ногами Ананский, Капранов и Чернов, нанося удары по различным частям тела, в том числе по грудной клетке и голове. Ананский дважды ударил его, Никитина, в область грудной клетки, схватил за одежду, затащил в зал и бросил на диван, после чего присоединился к Чернову и Капранову, продолжавших избивать Б Капранов и Ананский поочередно наносили удары шваброй и ногами в область головы Б . Б был весь в крови, терял сознание. Чернов стал наносить удары Б ножом, лезвие ножа согнулось. Он, Н испугавшись, выбежал из дома, Ананский и Чернов догнали его, и Чернов, демонстрируя нож, высказал ему угрозу «вспороть брюхо», если он еще раз убежит. После этого Ананский взял его за шиворот, и они вернулись обратно в дом. Капранов ударил Б стулом по голове, затем поднял отлетевшую от стула ножку и стал ею наносить удары по голове Б Он, Н , услышал звук удара гитарой, обернувшись, увидел, что на голове Б находится разбитая гитара. После угроз расправой, высказанной Черновым в адрес С , в случае, если тот не ударит Б табуретом по голове, он, Н услышал звук удара и треск сломавшегося дерева. Затем он увидел, как Капранов и Ананский по очереди разбили стеклянные бутылки из-под пива об голову Б . На следующий день Чернов сказал, что Б умер, а Ананский говорил, что выкинул всю свою одежду, которая была в крови.

Потерпевший С также подтвердил, что все трое осужденных избивали Б который просил их прекратить избиение, Чернов объяснял другим осужденным, что не может убить Б ножом, так как нож плохо наточен. Капранов и Ананский избивали Б стеклянными бутылками. Осужденные говорили также о поджоге, кто-то из них предлагал отнести Б в баню и там сжечь.

Не доверять показаниям потерпевших Н и С у суда оснований не было, так как они были в целом последовательными, непротиворечивыми, согласующимися с другими доказательствами. Причин для оговора осужденных у них не имелось. Свои показания Н подтвердил на очной ставке с осужденным Капрановым.

Кроме того, достоверность показаний потерпевших Н и С подтверждена заключениями ситуационной и психолого- лингвистических судебных экспертиз, свидетельствующих о том, что воспроизведенные Н и С условия, при которых были причинены повреждения Б соответствуют судебно-медицинским данным, характеризующим имевшиеся на трупе потерпевшего повреждения.

Доводы осужденного Ананского и его защитника - адвоката Дурникова о недопустимости указанных экспертиз и об исключении их, а также показаний эксперта Д из числа доказательств являются несостоятельными, поскольку показания эксперта Д , данные им в ходе предварительного следствия, а также выводы эксперта о результатах применения полиграфа в отношении С и Н не использовались в качестве доказательств вины осужденных.

Свидетель С подтвердила, что слышала разговор Чернова, Ананского, Капранова и Н , в ходе которого Чернов говорил, что ночью он был в кафе с мобильным телефоном убитого человека, на этот телефон кто-то позвонил, он ответил на звонок, после чего приехали сотрудники милиции и задержали его. Чернов рассказал также, что ударял кого-то ножом. Капранов порекомендовал ей, С , уехать из поселка, после чего они сами сели в такси и уехали в неизвестном направлении.

Виновность осужденных подтверждается также данными осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп Б с множественными телесными повреждениями на голове, туловище и конечностях; установлено, что внутренняя отделка дома потерпевшего имеет следы воздействия пламенем, мебель повреждена, на диване полностью сгорела обивка, обнаружены множественные следы вещества бурого цвета в виде брызг и потеков, на полу обнаружены осколки стеклянных бутылок, сломанные гитара, швабра, стул, табуретки со следами вещества бурого цвета, а также рукоятка и клинок ножа.

По делу проведены необходимые экспертизы в установленном законом порядке компетентными экспертами. Объективность выводов экспертов сомнений не вызывает.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, Б были причинены не менее 113 травматических воздействий с повреждениями в виде многочисленных царапин, ссадин, кровоподтеков; резаных ран на задней поверхности шеи, левой щеке, левом предплечье; открытого перелома носа; ран в затылочной, теменно-затылочной, теменной областях головы; открытого перелома костей свода и основания черепа с травматическими кровоизлияниями под твердую мозговую оболочку, сопровождавшихся развитием отека, сдавления головного мозга, повлекшие смерть Б на месте преступления.

По заключению комплексной судебно-медицинской-трассологической- генетической экспертизы, на брюках, куртке и правом кроссовке Чернова, джинсовых брюках Ананского, а также на деревянной рукоятке ножа, фрагменте стекла, щетке, четырех частях гитары и металлической ручке от швабры обнаружена кровь потерпевшего Б На брюках Ананского обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от С На кожном препарате от трупа Б имеется ушибленная рана, которая причинена твердым тупым предметом с узкоограниченной контактирующей поверхностью, вероятно, ударным воздействием ребром грифа представленной гитары.

Согласно заключению дактилоскопической экспертизы, на стеклянных бутылках, изъятых с места преступления, обнаружены следы ладони руки Капранова.

По заключению эксперта, потерпевшему Н были причинены телесные повреждения в виде ссадин в лобной и лобно-теменной областях, не повлекшие вреда его здоровью.

Таким образом, выводы суда о доказанности содеянного осужденными Ананским, Капрановым и Черновым в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

При этом суд в соответствии со ст.87-88, 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, в том числе показания осужденных в судебном заседании.

Вопреки доводам жалоб осужденного Ананского и адвоката Дурникова о невиновности в причинении смерти Б суд обоснованно не принял их во внимание, правомерно указав в приговоре, что убийство признается совершенным группой лиц, когда два и более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в лишении жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них.

При установлении и оценке обстоятельств содеянного суд в приговоре подробно проанализировал совокупность исследованных доказательств и мотивированно признал доказанным факт совершения убийства Б совместными действиями осужденных Ананского, Капранова и Чернова.

Судом установлено, что каждый из них являлся исполнителем преступления, непосредственно участвовал в избиении Б наносил ему множественные удары по голове и телу руками, ногами и различными предметами.

Доводы осужденных и их защитников о том, что когда все уходили из дома Б тот был жив и передвигался по дому, также не основаны на материалах дела, поскольку потерпевшие Н , С поясняли, что I Б после избиения не подавал признаков жизни. Осужденный Чернов в своих показаниях на предварительном следствии также показывал об этом.

Несостоятельными являются доводы осужденных Чернова и Ананского, а также адвоката Дурникова о том, что в момент убийства Б Чернов, Ананский и С находились в магазине, поскольку судом установлено, что после возращения из магазина все осужденные продолжили избиение Б , в том числе наносили удары бутылками по голове потерпевшего.

Смерть Б согласно заключению эксперта, наступила от открытого перелома костей свода и основания черепа, данному перелому соответствуют раны в лобно-теменной области слева, в лобной области слева и в проекции левой брови. Вопреки утверждениям адвоката Дурникова, в ходе проведения экспертизы был взят только один кожный лоскут потерпевшего с раной теменно-затылочной области справа. Данная рана, как указал эксперт, возможно причинена представленной на исследование гитарой.

Таким образом, доводы адвоката Дурникова о наступлении смерти потерпевшего в результате одного удара, нанесенного грифом гитары, не основаны на материалах уголовного дела и противоречат перечисленным выше доказательствам.

С учетом характера действий осужденных суд правомерно пришел к мотивированному выводу о доказанности виновности Ананского, Капранова и Чернова в содеянном и о квалификации их действий в части лишения жизни Б по пп. «д», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Вывод суда о совершении убийства Б с особой жестокостью мотивирован в приговоре. Приведенные мотивы основаны на материалах дела.

Ссылка адвокатов на заключение эксперта и показания свидетеля К свидетельствующего, по их мнению, о том, что пожар мог произойти по неосторожности от непогашенной сигареты, необоснованна, поскольку вопрос о наличии либо отсутствии в действиях лица состава преступления, в том числе и его субъективной стороны, находится в исключительной компетенции суда и не может быть разрешен путем проведения экспертного исследования.

Действия осужденного Ананского в отношении потерпевшего Н правильно квалифицированы судом по ч.1 ст. 116 УК РФ как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.! !5 УК РФ.

Факт совершения осужденным Черновым преступления в отношении потерпевшего Н , предусмотренного ч.1 ст. 119 УК РФ, судом также установлен на основе показаний потерпевшего, в том числе и тем, что у Н имелись основания опасаться осуществления высказанной Черновым в его адрес угрозы убийством с применением ножа, поскольку Н был свидетелем избиения Б и у Чернова в руках был нож.

Действия Чернова в этой части судом квалифицированы правильно.

По факту совершения разбойного нападения на С виновность осужденных также судом установлена, а их доводы о невиновности опровергаются их же показаниями на предварительном следствии, в которых они признавали факт избиения С и требования у него денег под угрозой насилия и ножа, а также показаниями потерпевших С и Н , подтвердивших участие всех осужденных в разбойном нападении.

Оценив в совокупности исследованные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Ананского, Капранова и Чернова в совершении этого преступления и правильно квалифицировал их действия в этой части по ч.2 ст. 162 УК РФ, мотивировав свой вывод в приговоре, не согласиться с которым оснований не имеется.

По факту совершения Черновым кражи имущества Б его действия обоснованно квалифицированы по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ как кража с причинением значительного ущерба гражданину.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких-либо ограничений осужденным в реализации их прав, предусмотренных уголовно- процессуальным законом, не допускалось.

Заключениями комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз установлено, что ни в момент инкриминированных деяний, ни в настоящее время Ананский и Чернов не страдали и не страдают хроническими и временными психическими расстройствами либо иными болезненными состояниями психики, могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. С учетом установленных судом обстоятельств дела и имеющихся в них данных о личности осужденного Капранова, Судебная коллегия также не находит оснований сомневаться в том, что он осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и мог руководить ими.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60, 61, 62, 63 УК РФ, соразмерно содеянному, и потому оно не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

При определении наказания Ананскому, Капранову и Чернову суд, наряду с характером и степенью общественной опасности совершенных преступлений, учел конкретные обстоятельства содеянного осужденными, данные об их личности, роль каждого в совершении преступных действий, наличие смягчающих и отягчающего их наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление и достижение иных целей наказания.

Судом установлено, что осужденные совершили все преступления в состоянии алкогольного опьянения, и это обстоятельство, вопреки доводам жалоб, обоснованно признано в качестве отягчающего наказание, поскольку характер и степень общественной опасности содеянного, обстоятельства его совершения свидетельствуют о влиянии состояния опьянения на поведение осужденных при совершении преступлений.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о том, что данные о личности осужденных, влияющие на наказание, судом учтены всесторонне и объективно, с учетом положений уголовного закона о его индивидуализации и справедливости.

Вместе с тем, в связи с отменой приговора в части осуждения Ананского и Капранова по ч.2 ст. 167 УК РФ наказание этим осужденным, назначенное на основании ч.З ст.69 УК РФ, подлежит снижению. Других оснований для смягчения наказания Ананскому, Капранову и Чернову не имеется.

Вопреки доводам жалоб, гражданский иск потерпевших разрешен правильно, в соответствии с требованиями ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определен с учетом фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины каждого из причинителей вреда, индивидуальных особенностей потерпевшей и характера причиненных ей нравственных страданий.

Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с осужденных, в приговоре приведены. Они полностью основаны на материалах дела.

Оснований для снижения размера имущественного вреда, подлежащего возмещению, у суда также не имелось. В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Довод жалоб о необходимости учета имущественного положения осужденного не основаны на законе, поскольку согласно ст. 1083 ГК РФ суд не вправе уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, когда вред причинен умышленными действиями.

При таких обстоятельствах доводы апелляционных жалоб следует признать несостоятельными.

20 28 33 Руководствуясь ст. ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 18 ноября 2015 года в отношении Ананского Н В Капранова А С и Чернова Д Г изменить, исключив из числа доказательств заключение комплексной судебной психолого- психиатрической комиссии экспертов от 12.11.2014 года № , заключения психолого - лингвинистического эксперта от 22.05.2015 года № и от 20.05.2015 года№ Этот же приговор в отношении Ананского Н.В. и Капранова А.С. в части осуждения по ст. 167 ч.2 УК РФ отменить, производство по делу прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, признав за ними право на реабилитацию.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 116, ч.2 ст. 162, пп. «д», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ананскому Н.В. 17 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ, - не выезжать за пределы территории соответствующего территориального муниципального образования и не менять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, являться туда дважды в месяц для регистрации.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 162, пп. «д», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Капранову А.С. 17 лет 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст. 53 УК РФ, - не выезжать за пределы территории соответствующего территориального муниципального образования и не менять место жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, являться туда дважды в месяц для регистрации.

В остальном приговор в отношении Ананского Н.В., Капранова А.С, Чернова Д.Г. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных и их защитников, адвокатов Дурникова А.И., Якубенко М.В. и Семенкина А.А. - без удовлетворения.

Председательствующий: Судьи:

Статьи законов по Делу № 46-АПУ16-2

УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод
ГК РФ Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда
ГК РФ Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред
УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 57. Эксперт
УПК РФ Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 8 916 783 71 75
Телефон: +7 952 292-75-45
Телефон: +7 (950) 783-58-69

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх