Дело № 46-О07-30

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Мезенцев Александр Карпович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №46-О07-30

от 14 июня 2007 года

 

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей: Коваля B.C. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Шамшудинова Н.С. и Бормотова A.B., адвокатов Гончаровой H.A. и Святковского И.Т. на приговор Самарского областного суда от 12 февраля 2007 года, которым

ШАМШУДИНОВ [скрыто] Р

осуждён по ст. 105 ч.2 п.«ж» УК РФ к 16 годам лишения свободы; БОРМОТОВ [скрыто] В

осуждён по ст. 105 ч.2 п.«ж» УК РФ к 14 годам лишения свободы.

Отбывание наказания Бормотову A.B. и Шамшудинову Н.Р. назначено в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Шамшудинова Н.Р. и Бормотова A.B. в

солидарном порядке в пользу [скрыто] в возмещение ущерба

[скрыто] рублей, компенсацию морального вреда с Шамшудинова Н.Р. [скрыто] рублей, с Бормотова A.B. [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление осужденных Шамшудинова Н.Р. и Бормотова A.B., просивших о снижении наказания, прокурора Химченковой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Шамшудинов Н.Р. и Бормотов A.B. признаны виновными и осуждены за убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему [скрыто] группой лиц по предварительному сговору, на почве ссоры.

Преступление совершено 22 октября 2006 года [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Шамшудинов свою вину признал частично, Бормотов виновным себя не признал.

В кассационной жалобе Шамшудинов просит учесть смягчающие обстоятельства, активное способствование следствию в расследовании дела, положительные характеристики, то, что ранее он к уголовной ответственности не привлекался, полагая, что приговор является необоснованным и несправедливым.

В дополнениях Шамшудинов утверждает, что преступление совершил один, предварительного сговора с Бормотовым у них не было, первые показания Шамшудинов давал в связи с применением недозволенных методов, под давлением.

Права Шамшудинову не разъяснялись и адвокат не был предоставлен.

В ходе следственного эксперимента показания Шамшудинова не записывались и не фиксировались, адвокат отсутствовал. Потерпевшего в лес никто не заманивал, он пошёл сам. Свою вину Шамшудинов не отрицает, ссылается на то, что характеризуется положительно, помогал следствию, на учёте у нарколога не состоял, просит наказание снизить.

Адвокат Святковский И.Т. просит приговор в отношении Шамшудинова изменить, переквалифицировать содеянное им на ст. 105 ч. 1 УК РФ и наказание снизить.

В жалобе утверждается, что убийство потерпевшего [скрыто] Шамшудинов совершил один, умысел на убийство возник именно у Шамшудинова, последний был вооружен ножом. Бормотов оказался свидетелем указанного преступления.

Ссылки в приговоре на первоначальные показания осужденных о предварительном сговоре на убийство адвокат считает ошибочными. На следствии и в суде осужденные поясняли, что договорились «брать вину на обоих, чтобы разделить ответственность и наказание».

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы следует, что Бормотов обнаруживает скудность мышления, рассеянность внимания, у него слабо развита речь, показания его непоследовательны.

Адвокат полагает, что суд не учёл положительные характеристики Шамшудинова, частичное возмещение ущерба, считает, что наказание осужденному назначено чрезмерно суровое.

Бормотов в кассационной жалобе свою вину в убийстве отрицает, утверждая, что никакой договоренности с Шамшудиновым о совершении убийства они не имели, он не знал, что Шамшудинов ведёт потерпевшего в лесной массив, не осознавал этого в силу опьянения.

Об умысле Шамшудинова совершить убийство Бормотов не предполагал, за руку СЯ Щ Бормотов не держал, так как стоял в

стороне. Увидев, что [скрыто] лежит, попытался его поднять, а когда

Шамшудинов показал нож, понял, что потерпевший мёртв.

Протокол проверки показаний на месте преступления Бормотов не читал. Причастность к убийству признавал, полагая, что Шамшудинову назначат условное наказание, а Бормотов от уголовной ответственности будет освобожден.

В последующих дополнениях Бормотов утверждает, что преступления не

совершал и в убийстве [скрыто] участия не принимал, за руку не держал,

стоял в это время в стороне.

Подошёл, когда потерпевший уже лежал, попытался его поднять, но тот не вставал. Бормотов утверждает, что у него из носа в доме Шамшудинова капала кровь.

Адвокат Гончарова H.A. просит приговор в отношении Бормотова A.B. отменить, полагая, что осужденный подлежал оправданию.

В жалобе утверждается, что вина Бормотова в убийстве не установлена, последний в момент преступления стоял в стороне, смерть потерпевшему причинил Шамшудинов, перерезав тому горло ножом.

Умысел на убийство возник у Шамшудинова, именно последний был вооружен ножом.

О намерениях Шамшудинова совершить убийство Бормотов не был осведомлен, узнал об этом, когда преступление уже было совершено.

Положив в основу приговора первоначальные показания осужденных, суд не учёл их идентичность, что ставит под сомнение объективность протоколов допросов. Не учтены данные и о психических особенностях личности Бормотова: скудность мышления, слабая память, слабо развитая речь. В момент преступления осужденные находились в состоянии опьянения и не могли адекватно воспринимать ситуацию. Кроме того, у Бормотова определена олигофрения в стадии легкой дебильности, что также следовало учесть, Шамшудинов старше и опытнее Бормотова, который утверждал, что они с Шамшудиновым договорились «разделить» наказание. По мнению адвоката, ни субъективная, ни объективная сторона участия Бормотова в убийстве своего подтверждения не нашла.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Махаров А.Ш. просит приговор оставить без изменения, жалобы отклонить.

В ходе расследования Шамшудинов и Бормотов давали взаимоуличающие показания, из которых следует, что потерпевшего они

убивали вдвоём, насильно утащив в лес, где Бормотов удерживал [скрыто]

а Шамшудинов перерезал ему горло.

Эти показания осужденные давали в присутствии адвокатов, подтвердили в последующих показаниях.

В возражениях приводятся развернутые доводы о несостоятельности

последующих утверждений осужденных о том, что убийство С

совершил один Шамшудинов.

Прокурор полагает, что квалификация содеянного является правильной, наказание Шамшудинову и Бормотову назначено с учётом общественной опасности содеянного и данных о личности.

Потерпевшая [скрыто] в возражениях на кассационные

жалобы считает, что в убийстве потерпевшего осужденные участие принимали оба. Просит оставить им меру наказания, назначенную судом, взыскать компенсацию морального вреда, жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и возражениях, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Шамшудинова и Бормотова в убийстве

потерпевшего [скрыто] подтверждаются совокупностью доказательств:

показаниями осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевшей и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы в жалобах о том, что Бормотов только избивал потерпевшего

совместно с Шамшудиновым, который совершил убийство [скрыто] один,

судебная коллегия находит не состоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложены в приговоре.

В судебном заседании Шамшудинов показал, что в указанное время они втроём распивали спиртное.

На почве ссоры он решил СЩ [скрыто] убить. Под предлогом распития спиртного они пришли в безлюдное место в лесном массиве за заброшенным домом, где ножом Шамшудинов перерезал потерпевшему горло. После этого с Бормотовым, который ожидал неподалёку, осужденные ушли домой.

Бормотов в суде дал аналогичные показания, подтвердив, что во время распития спиртного у них возник конфликт со [скрыто]. после ухода из

дома Шамшудинова они продолжили распивать спиртное, а затем ушли в лес, где Шамшудинов убил потерпевшего.

Вместе с тем, вина осужденных в полном объёме подтверждается совокупностью следующих доказательств.

В частности, допрошенные в ходе расследования после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, с участием адвокатов Шамшудинов и Бормотов давали неоднократные показания, из которых следует, что они втроём распивали спиртное. В ходе ссоры осужденные избили потерпевшего, наносили удары по голове и различным частям тела.

После этого Шамшудинов предложил Бормотову зарезать потерпевшего, которого они увели в лес. В лесу Бормотов стал удерживать потерпевшего за

руку, а Шамшудинов, схватив

левой рукой за подбородок, правой

рукой перерезал ему горло. Нож Шамшудинов закопал.

Так, Шамшудинов показал, что действительно во время совместного распития спиртного СЩ ( стал их оскорблять, после чего осужденные

его избили. Затем Шамшудинов отвёл Бормотова в сторону и предложил потерпевшего убить, Бормотов согласился.

В лесу Бормотов стал удерживать потерпевшего за левую руку а Шамшудинов, предварительно сняв куртку, левой рукой обхватил [скрыто] сзади за подбородок, правой рукой перерезал горло потерпевшему ножом. Потерпевший упал, было слышно, как текла кровь (т.1 л.д.45-48, 128-131, 162-168). Аналогичные показания давались и Бормотовым, который как и Шамшудинов в ходе проверки его показаний на месте преступления подтвердил, что после того, как они договорились потерпевшего зарезать, они увели его в лесной массив, где Бормотов удерживал потерпевшего, а Шамшудинов перерезал ему горло ножом (т.1 л.д.39-44, 122-127). Бормотов слышал звук вытекающей крови.

В последующих показаниях Бормотов подтвердил, что после распития спиртного они избили потерпевшего. Затем Шамшудинов предложил

Из показаний Бормотова следует, что он удерживал потерпевшего за руку, а Шамшудинов перерезал ему горло. Услышав хрип и булькание крови, Бормотов руку потерпевшего отпустил (т.1 л.д.152-159).

В соответствии со ст.307 УПК РФ суд правильно положил в основу приговора изложенные показания осужденных, поскольку они являются последовательными, согласуются между собой, с фактическими обстоятельствами дела, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

Убедительных аргументов в связи с последующим изменением своих показаний в судебном заседании Шамшудинов и Бормотов не представили, их объяснения в этой связи являются противоречивыми и надуманными.

Кроме того, в судебном заседании Шамшудинов подтвердил, что он говорил Бормотову о своих намерениях совершить убийство, после чего последний молча пошёл рядом (т.З л.д.56).

Бормотов не отрицал, что видел, как Шамшудинов снял куртку, подошёл к [скрыто] производил движения руками. После этого [скрыто] упал на

землю и захрипел. Подтвердил Бормотов и то, что в его присутствии Шамшудинов закопал нож.

зарезать.

На руках Шамшудинова была кровь (т.З л.д.63-64).

Утверждения в жалобах о том, что осужденные в ходе расследования оговорили себя, решили «разделить наказание», в связи с чем показывали о наличии предварительной договоренности на совершение убийства и о том, что когда Шамшудинов наносил потерпевшему ножом ранения шеи, Бормотов

удерживал СЩ Щ за руку, судебная коллегия находит

несостоятельными.

Вина осужденных подтверждена потерпевшей показавшей, что в указанное время осужденные распивали с её сыном спиртное, а затем ушли, после этого живым сына она не видела.

Свидетели [скрыто] и [скрыто] показали, что вечером

21.10.06 г. осужденные и потерпевший распивали спиртное, после их ухода они обнаружили пропажу ножа.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп [скрыто] со следами насильственной смерти обнаружен в районе, о

котором показывали и осужденные.

Установлено, что смерть потерпевшего наступила от острой массивной кровопотери, вследствие повреждения крупных сосудов шеи: яремной вены и общих сонных артерий.

В указанном осужденными месте обнаружено орудие убийства - нож, который опознан [скрыто] и Ш [скрыто]

На куртке Шамшудинова Н. обнаружена кровь, которая может происходить от СЩ Щ Щ, следы крови обнаружены и на клинке

указанного ножа.

Статьи законов по Делу № 46-О07-30

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры




Лучшие юристыЛучшие юристы

онлайн
Фото юриста
Степанова Татьяна
г. Санкт-Петербург
рейтинг: 15
Телефон: +79213445674
онлайн
Фото юриста
Коломиец Валерий Юрьевич
г. Анадырь, Санкт-Петербург
рейтинг: 0

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх