Дело № 47-АПУ15-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 февраля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Кулябин Владимир Модестович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 47-АПУ15-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе в

председательствующегоКулябина В.М.
судейДубовика Н.П. и Зателепина О.К.,
при секретареВоронине М.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Наслдина А.А. и адвоката Турдакиной Н.Л. на приговор Оренбургского областного суда от 29 октября 2015 года, по которому Наслдин А А несудимый, осужден: по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу размере 20 в 000 рублей; по ч. 1 ст. 139 УК РФ к штрафу в размере 20 000 рублей; по пп. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 8 годам месяцам лишения свободы; 6 на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Постановлено взыскать с Наслдина А.А. в пользу потерпевшей П в счет компенсации морального вреда рублей и в счет возмещения материального ущерба рублей.

По данному делу осуждены также Чеботарев СВ., Поляков КВ., Павлюченков ВС. и Гильмутдинов А.Ф., приговор отношении в которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Наслдина А.А., Чеботарева СВ., адвокатов Турдакиной Н.Л. и Артеменко Л.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Савинова Н.В. об отмене приговора в части осуждения Наслдина по ст.ст. 116, 139 УК РФ и оставлении апелляционных жалоб без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

осужденный Наслдин А.А. признан виновным в нанесении побоев П причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, в незаконном проникновении в жилище П против его воли и в его убийстве в связи с выполнением им общественного долга, в группе лиц. Преступления совершены 24 сентября 2014 года.

В апелляционных жалобах, основной и дополнительных: осужденный Наслдин оспаривает приговор, считая его незаконным и необоснованным; указывает, что смерть потерпевшего П наступила в результате отравления окисью углерода, а не от причиненных ему травм; ссылается на показания Чеботарева о том, что дом поджег последний, а не он - Наслдин; полагает, что умысла на убийство П у него не было; указывает на наличие у него несовершеннолетнего брата - инвалида, нуждающегося в уходе, и просит учесть это обстоятельство в качестве смягчающего; просит приговор изменить и смягчить назначенное ему наказание, назначив его с применением ст.64 УК РФ; адвокат Турдакина Н.Л. в защиту интересов осужденного Наслдина оспаривает приговор, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Указывает, что из показаний Наслдина, положенных судом в основу приговора, следует, что у него отсутствовал умысел на убийство П дом поджег Чеботарев, Наслдин потушил огонь, когда Чеботарев поджег полиэтилен в доме П после того как Чеботарев сказал Наслдину, что поджег дом, последний надеялся, что П выйдет из дома и останется в живых, позднее Наслдин вызвал пожарных. Полагает, что выводы суда о наличии у Наслдина умысла на убийство П противоречат фактическим обстоятельствам дела и основаны на предположениях и догадках суда. Обращает внимание на то, что многочисленные удары по голове и другим частям тела П Наслдин наносил не с целью убийства, а чтобы заставить его отказаться от свидетельских показаний, изобличающих Наслдина в угоне автомашины.

Усматривает существенные противоречия в выводах суда фактическим обстоятельствам дела в том, что суд исключил из обвинения Наслдина квалифицирующий признак совершения убийства общеопасным способом, однако обстоятельства содеянного Наслдиным изложил таким образом, что они подпадают под признаки совершения преступления общеопасным способом. Просит приговор в отношении Наслдина изменить, переквалифицировать его действия с пп. «б, ж» ч.2 ст. 105 на п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ и смягчить назначенное осужденному наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Комин ВВ. и потерпевшая П просят приговор суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы без - удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор в части осуждения Наслдина А.А. по ч.1 ст. 116 и ч.1 ст. 139 УК РФ подлежащим отмене в связи с неправильным применением уголовного закона.

Так согласно положениям ст. 15 УК РФ преступления, предусмотренные ч.1 ст. 116 и ч.1 ст. 139 УК РФ отнесены законом к преступлениям небольшой Э тяжести. В соответствии статьями 78, 94 УК РФ лицо, не достигшее совершеннолетия, освобождается от уголовной ответственности за преступление небольшой тяжести, если со дня его совершения до вступления приговора в законную силу истек 1 год.

Однако указанный уголовный закон судом не был применен, хотя срок давности по указанным преступлениям, совершенным 24 сентября 2014 года, истек еще до назначения дела к слушанию судом первой инстанции.

В соответствии со статьей 389.15. 389.18 УПК РФ нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации признается неправильным применением уголовного закона и является основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке.

С учетом изложенного и на основании п.З ч. 1 ст.24 УПК РФ приговор в отношении Наслдина в части его осуждения по ст. 116 ч. 1 и ст. 139 ч. 1 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Соответственно подлежит исключению и указание о назначении Наслдину А.А. наказания по совокупности с указанными преступлениями.

В остальной части приговор следует признать законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности осуждённого Наслдина в совершении указанных в приговоре преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных судом доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Так, в судебном заседании исследовались показания осужденного Чеботарева о том, что по предложению Наслдина они пришли к П чтобы воздействовать на него по поводу данных им свидетельских показаний против Наслдина. Когда они зашли в дом потерпевшего, Наслдин начал его избивать. Бил руками, ногами, табуретом по голове и различным частям тела, наносил многочисленные удары лежавшему на полу П в область головы и лица. Он, Чеботарев, увидел, что у П идет кровь из головы и понял, что у него пробита голова, понимал, что П может умереть.

Наслдин говорил П , что убьет его. Он, Чеботарев, испугался и решил поджечь дом, чтобы скрыть улики. Когда совершал поджог, понимал, что в доме остаются П и К , однако отнесся к этому равнодушно.

После того, как он сказал Наслдину, что загорелась веранда и надо уходить, последний нанес еще три удара П и выбежал из дома.

Согласно протоколу явки с повинной Чеботарева, последний заявил, что вместе с Наслдиным совершил преступление в отношении П они избили его, а он, Чеботарев, поджег дом.

В ходе предварительного следствия при проверке показаний на месте, а также на очной ставке с Наслдиным Чеботарев подтвердил свои показания, настаивал на них, дополнил, что не помог П выбраться, так как испугался, что сам может пострадать.

Осужденный Наслдин в ходе предварительного следствия показывал, что П он избивал вместе с Чеботаревым ногами по голове и разным частям тела, затем вытащили его на улицу. Он, Наслдин, просил отказаться от своих показаний, тот согласился, говорил также, что если он не поменяет показания, то Чеботарев «спалит» ему дом. Затем они с Чеботаревым снова стали избивать П Чеботарев бросил в П набор с инструментами, опрокинул на него шкаф, надевал ведро на голову, нанес три удара сковородой по голове. Он, Наслдин, ударил П табуретом по голове. Через какое-то время Чеботарев сказал, что надо быстро уходить из дома, так как он поджег его, и они убежали.

Из протокола явки с повинной Наслдина усматривается, что он добровольно заявляет о том, что он и Чеботарев избили П затем Чеботарев поджег дом.

В ходе проверки показаний на месте Наслдин подтвердил свои показания и продемонстрировал свои действия, а также действия Чеботарева.

На очной ставке с Чеботаревым Наслдин настаивал на своих показаниях и уличал Чеботарева в совершении преступлений.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе применение к осужденным недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств, судом не установлено. При допросах осужденных им разъяснялись соответствующие положения уголовно- процессуального закона, их право не свидетельствовать против себя, а также то, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Кроме того, допросы Чеботарева и Наслдина проводились в присутствии адвокатов, осуществлявших их защиту. Каких-либо замечаний по ходу и содержанию допросов ни осужденные, ни их защитники не подавали. О применении недозволенных методов ведения следствия осужденные не заявляли.

Доводы осужденного Наслдина, заявившего в судебном заседании о непричастности к убийству П и отсутствии умысла на причинение ему смерти, проанализированы судом, получили надлежащую оценку и обоснованно признаны недостоверными, поскольку они опровергаются материалами дела, а его виновность в содеянном, помимо его собственных показаний и уличающих показаний осужденного Чеботарева, данных в ходе предварительного расследования, подтверждена также совокупностью других доказательств, в том числе показаниями свидетелей, заключениями экспертов и другими доказательствами.

I Так, потерпевший К показал, что они 23-24 сентября 2014 года вместе с П в доме последнего распивали спиртные напитки, около 24 часов легли спать. Он проснулся от того, что ему светили в глаза телефоном и от криков Наслдина и Чеботарева, которые вывели П на веранду поговорить на счет угона автомашины. Он слышал, как П кричал и просил не бить его. Он снова заснул, проснулся от запаха дыма, выбил оконную раму и выбрался через окно на улицу. Очаг возгорания был в прихожей у выхода, где находился мусор.

Из оглашенных в связи с противоречиями показаний свидетеля М следует, что вечером 24 сентября 2014 года во время распития спиртных напитков Наслдин рассказал ему о конфликте, произошедшем днем между ним и П , сказал, что попробует сходить к П и поговорить с ним, чтобы он изменил свои показания. Примерно в 23 часа 40 минут он - Миронов, Наслдин и Чеботарев пошли домой, затем Чеботарев и Наслдин свернули на другую улицу.

Свидетель М , участвовавшая в качестве понятой при проверке показаний Наслдина на месте преступления, подтвердила, что со слов последнего ей стало известно об обстоятельствах совершенных в отношении П преступлений, в том числе о том, что Наслдин и Чеботарев вдвоем избивали потерпевшего, били руками, ногами, табуретом, роняли на него шкаф, надевали ведро на голову, издевались над ним, П терял сознание. Со второй попытки Чеботарев поджег дом. Когда осужденные выбежали из горящего дома, там оставались П и спящий К .

Согласно показаниям свидетеля Осокина Н.Н., принимавшего участие в качестве понятого при проверке показаний Чеботарева на месте, последний рассказывал, как они вместе с Наслдиным избивали П а затем Чеботарев, чтобы скрыть следы преступления, поджег дом.

Свидетель М пояснил, что имелась вероятность распространения огня с горящего дома, принадлежащего П , на другие жилые строения, ближайшее из которых находилось на расстоянии 40 метров.

Не доверять показаниям допрошенных в судебном заседании лиц у суда оснований не было, так как они были последовательными, непротиворечивыми, согласующимися между собой. Причин для оговора осужденных у них не имелось.

Виновность осужденных подтверждается также показаниями свидетеля К , данными осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп П , а также и другими доказательствами, анализ и оценка которых содержится в приговоре.

По делу проведены необходимые экспертизы в установленном законом порядке компетентными экспертами. Объективность выводов экспертов сомнений не вызывает.

По заключению эксперта, на джинсовых брюках Наслдина и его правой кроссовке, а также на паре кроссовок Чеботарева обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от П .

Согласно заключению медико-криминалистической экспертизы, на толстовке и кроссовках Чеботарева, на джинсовых брюках и кроссовках Наслдина обнаружены следы крови в виде помарок, брызг и пятен. Помарки могли образоваться от контакта с предметами, содержащими на своей поверхности жидкую кровь, следы брызг - в результате падения крови из вышерасположенного источника кровотечения, от ударов по окровавленной поверхности.

Таким образом, выводы суда о доказанности и о квалификации содеянного осужденным Наслдиным, включая время, место, способ, мотивы и другие подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

При этом суд в соответствии со ст.87-88, 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, в том числе показания осужденных в судебном заседании. Эти выводы суда соответствуют материалам дела.

Для квалификации содеянного при убийстве, совершенном группой лиц, не имеет значения, кто из соисполнителей убийства явился непосредственным причинителем смерти. При установлении и оценке обстоятельств содеянного суд в приговоре подробно проанализировал совокупность исследованных доказательств и мотивированно признал доказанным факт совершения убийства Пастухова как осужденным Наслдиным, так и Чеботаревым. Судом установлено, что каждый из них являлся соисполнителем убийства и непосредственно участвовал для этого в применении насилия к П Оба осужденных наносили ему множественные удары по голове и телу руками, ногами и предметами, после чего оставили его в бессознательном состоянии в горящем доме, действуя с целью лишения жизни потерпевшего и сделав для этого все необходимое. При таких обстоятельствах доводы жалоб о неправильной квалификации действии осужденного, связанных с применением насилия к П , противоречат материалам дела.

Об умысле осужденного Наслдина на убийство потерпевшего свидетельствуют характер и интенсивность примененного насилия, количество нанесенных телесных повреждений, степень их тяжести, нанесение ударов в жизненно важные органы, применение табурета для нанесения ударов, а также его последующие действия, установленные судом: узнав от Чеботарева о поджоге дома, трижды ударил потерпевшего по голове, чтобы лишить его возможности покинуть дом и спастись.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть П наступила в результате острого отравления окисью углерода. На трупе потерпевшего обнаружены телесные повреждения в виде открытой непроникающей черепно-мозговой травмы с кровоизлияниями в мягких тканях головы, правой ушной раковины, под мягкую мозговую оболочку, которые образовались от ударных воздействий твердых тупых предметов, являются опасными для жизни, расцениваются как тяжкий вред здоровью.

Заключениями судебно-психиатрических комиссий экспертов установлено, что в момент инкриминированных деяний Наслдин мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 43, 60, 61, 63 УК РФ, соразмерно содеянному, и потому оно не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

При определении наказания Наслдину и Чеботареву суд, наряду с характером и степенью общественной опасности совершенных преступлений, учел конкретные обстоятельства содеянного осужденными, данные об их личности, роль каждого в совершении преступных действий, их возраст, состояние здоровья, наличие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление и достижение иных целей наказания.

Поскольку все преступления были совершены Наслдиным в несовершеннолетнем возрасте, суд обоснованно при назначении осужденным наказания учел это в качестве смягчающего обстоятельства и руководствовался требованиями ст. 88 УК РФ.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о том, что данные о личности осужденного, влияющие на наказание, судом учтены всесторонне и объективно, с учетом положений уголовного закона о его индивидуализации и справедливости.

Оснований для смягчения наказания Наслдину не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и в исследовании представленных суду доказательств. Ограничений осужденным в реализации их прав, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, не допускалось.

При таких обстоятельствах, доводы апелляционных жалоб следует признать несостоятельными.

20 28 33 Руководствуясь ст. ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 29 октября 2015 года в отношении Наслдина А А в части его осуждения по ст.116 ч.1 и ст. 139 ч.1 УК РФ отменить, производство по делу прекратить на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Исключить из приговора указание о назначении Наслдину А.А. наказания на основании ч.З ст.69 УК РФ.

Этот же приговор в части осуждения Наслдина по пп. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и его защитника адвоката Турдакиной Н.Л. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 47-АПУ15-20

УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание

Производство по делу

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Команда Договор-Юрист.Ру предлагает вашему вниманию набор актуальных юридических документов и договоров для работы с физическими и юридическими лицами.

Типовые договорыТиповые договоры

Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх