Дело № 48-АПУ15-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 мая 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Дубовик Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 48-АПУ15-15

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 мая 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе в

председательствующегоЗемскова Е.Ю.
судейДубовика Н.П., Колышницына А.С.
при секретареЧерниковой Ю.И.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Кислицына Г.Г. и в защиту его интересов адвоката Кузьмичевой Н.И. на приговор Челябинского областного суда от 5 февраля 2015 года, которым Кислицын Г Г ранее несудимый, осужден - по п.п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденному Кислицыну Г.Г. установлены ограничения из числа указанных в ч.1 ст. 53 УК РФ.

Постановлено взыскать с Кислицына Г.Г. пользу в А и В в счет компенсации морального вреда по рублей каждой.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Дубовика Н.П., выступления осужденного Кислицына Г.Г. и адвоката Поддубного СВ., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Киселевой М.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Кислицын Г.Г. осужден за умышленное причинение смерти двум лицам - А и В совершенное общеопасным способом.

Как следует из приговора, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

02 декабря 2013 около 17 часов находившийся в состоянии алкогольного опьянения Кислицын Г.Г вместе с К Т следовал в автомобиле , государственный регистрационный знак « » под управлением Т по автодороге областного значения « ». Автомобиль буксировал « без государственного регистрационного номера, в салоне которого находился С На расстоянии около 3,1 км от д. района области автомобиль, в котором находился Кислицын Г.Г., обогнал и остановил автомобиль государственный регистрационный знак « », в котором находились В и А После остановки транспортных средств на проезжей части автодороги между А а также Кислицыным ГГ., Т и С начался конфликт, инициированный А ., который находился в состоянии алкогольного опьянения.

В ходе конфликта Кислицын Г.Г. в связи с возникшими личными неприязненными отношениями к А а также к находившемуся вместе А решил причинить смерть обоим.

Из салона автомобиля государственный регистрационный знак « » он взял двуствольное охотничье ружье модели калибра, встал на проезжей части дороги под углом к указанному автомобилю, снарядив ружье имеющимися при нем двумя патронами с картечными зарядами.

Направив ствол ружья в направлении А и В ., стоявших в непосредственной близости от автомобиля государственный регистрационный знак « », в салоне которого находились Т К а также Т спавший на заднем сиденьи, Кислицын Г.Г. с расстояния от 5 до 20 метров умышленно, с целью лишения жизни А В произвел одновременно из обоих стволов ружья два прицельных выстрела.

Несмотря на то обстоятельство, что после выстрелов А противоправные действия прекратил, Кислицын Г.Г. извлек две гильзы из стволов указанного ружья, снарядил оба ствола ружья имевшимися при нем двумя патронами с пулевым и картечным зарядами, приблизился к А и В и,продолжая реализовывать умысел на причинение смерти двум лицам, произвел два прицельных выстрела одновременно из обоих стволов ружья в А и В после которых потерпевшие упали на землю. Производя выстрелы, Кислицын Г.Г. осознавал, что они создают опасность как для жизни потерпевших, в отношении которых он действовал с умыслом на лишение их жизни, так и для жизни Т , К а также С , находившихся по траектории выстрелов и в непосредственной близости от потерпевших.

Затем Кислицын Г.Г., доводя до конца умысел на причинение смерти двум лицам, извлек из стволов указанного ружья гильзы, снарядил ствол ружья одним патроном с картечным зарядом, приблизился к лежащему на земле В и произвел один прицельный выстрел из указанного ружья в голову потерпевшего с расстояния 50-80 см от дульного среза ружья.

От умышленных действий Кислицына Г.Г. потерпевшие скончались на месте происшествия, а автомобилю, в котором находились Т Т и были причинены повреждения.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Кислицын Г.Г. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с п.п. «а», «е» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 108 УК РФ. Утверждает, что действовал в состоянии необходимой обороны, но превысил её пределы. Первый выстрел произвел в воздух, полагая, что испугавшись, потерпевший А уедет. Умысла на лишение жизни не имел. Защищал от противоправных действий А не только себя и Т но и С К которых А подверг избиению. В процессе избиения А будучи физически сильнее, угрожал убийством, напал на них неожиданное поэтому не было реальной возможности объективно оценить обстановку. О том, что при производстве выстрелов попал в А и В узнал от сотрудников полиции. Судом в приговоре показания свидетелей Т и К о противоправных действиях А приведены не полностью. Выводы суда о возникновении конфликта на почве личных неприязненных отношений между ним и А являются необоснованными, ранее с А знаком не был. Расположение потерпевших в протоколе осмотра места происшествия не соответствует тому, о чем он говорил следователю. Оспаривает выводы экспертов о том, что выстрел в потерпевшего В был произведен с расстояния 30-80 см. Утверждает, что произвел всего 3 выстрела и использовал 3 патрона, а не менее 5 как указано в приговоре. В деле отсутствуют доказательства того, что 11 изъятых в его доме гильз 12 калибра принадлежат патронам,используемым при производстве выстрелов в А и В Настаивает на том, что все гильзы от патронов, примененных на месте происшествия, выбросил из окна автомобиля в пути следования домой. В потерпевшего В который находился рядом с А попал случайно. Просит квалифицировать его действия в отношении В по ч.1 ст. 109 УК РФ. Оспаривает наличие в его действиях квалифицирующего признака совершения убийства общеопасным способом.

От произведенных выстрелов никто кроме потерпевших не пострадал, выстрелы производились над автомобилями, повреждения крыши автомобиля незначительные. Заключения проведенных по делу экспертиз носят вероятностный характер. В качестве смягчающего наказание обстоятельства просит признать явку с повинной, которая была написана в полиции после получения информации о гибели потерпевших.

В апелляционной жалобе адвокат Кузьмичева Н.И. выражает несогласие с приговором и утверждает, что действия её подзащитного, совершенные в отношении А должны быть квалифицированы по ч.1 ст. 108 УК РФ, а в отношении В по ч.1 ст. 109 УК РФ. Выстрелы в потерпевших Кислицын Г.Г. произвел, обороняясь от неожиданного и беспричинного нападения более физически сильного А которое не было окончено и могло причинить вред здоровью не только осужденного, но и Т С К что в судебном заседании указанные свидетели подтвердили. Показания Кислицына Г.Г. судом оценены критически, а показания Т К фактически не учтены, поскольку в приговоре не отражены показания свидетелей относительно характера противоправных действий А Считает надуманной ссылку в приговоре на возникновение конфликта на почве личных неприязненных отношений. Из показаний Кислицына Г.Г. и свидетелей следует, что имело место внезапное и беспричинное нападение со стороны А Оспаривает выводы суда о том, что Кислицын Г.Г произвел в потерпевших не менее 5 выстрелов из ружья, а во В выстрелил с расстояния 30-80 см. По мнению адвоката, заключения баллистической и медико - криминалистической экспертиз, на которых базируется вывод суда, носят вероятностный характер.

Сопоставляя количество картечи в одном патроне 12 калибра с количеством картечи, обнаруженной у потерпевших, полагает, что в потерпевших было произведено не более 3 выстрелов, а В находился с А на одной линии огня, в одной зоне поражения. Обращает внимание на то обстоятельство, что А не реагировал на просьбу В покинуть место происшествия, провоцировал Кислицына Г.Г. на производство выстрелов, выкрикивая угрозы причинения смерти. Убийство А совершено в ситуации, когда Кислицын Г.Г. не мог дать оценку и понять, прекратил ли нападающий свои действия. При назначении наказания суд не в полной мере учел совокупность смягчающих обстоятельств и не признал в качестве смягчающего обстоятельства явку с повинной, которую органы предварительного расследования приняли у осужденного.

В возражении на апелляционные жалобы государственный обвинитель Супрунович Е.В. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующему.

В судебном заседании осужденный Кислицын Г.Г. виновным себя в умышленном убийстве двух лиц общеопасным способом не признал и пояснил, что действительно потерпевшие погибли в результате его действий, однако умысла на причинение смерти у него не было, огнестрельные ранения причинил, защищаясь от противоправных действий А которые представляли опасность для его жизни и здоровья, а также для жизни и здоровья Т С К Ружье и патроны, снаряженные картечью и пулями, взял из дома родителей.

После убийства ружье спрятал под полом в туалете, гильзы выбросил по дороге домой. О случившемся сразу не сообщил в правоохранительные органы, полагая, что потерпевшие живы.

Суд первой инстанции, исследовав собранные по делу доказательства, пришел к обоснованному выводу о виновности Кислицына Г.Г. в умышленном причинении смерти двум лицам, совершенном общеопасным способом.

В подтверждение своих выводов суд сослался в приговоре на показания самого Кислицына ГГ., показания свидетелей К Т , Л Б потерпевших В А протокол осмотра места происшествия, протокол обыска, в процессе которого изъяты гильзы и патроны разного калибра, протокол выемки ружья ИЖ-27Е с двумя вертикально расположенными стволами, заключения судебно - медицинской, баллистической, медико - криминалистической, психиатрической экспертиз, вещественные и другие доказательства, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Ссылка в апелляционных жалобах на то обстоятельство, что показания свидетелей К и Т о действиях потерпевшего А в приговоре приведены неполно, являются несостоятельными.

В судебном заседании свидетели К и Т подробно показали, какое насилие и в отношении каких лиц было совершено А после остановки автомобиля. Показания свидетелей подробно приведены в приговоре.

При этом К пояснил, что находясь в салоне автомобиля, видел, как стоя на обочине, осужденный целился из ружья в А и находившегося рядом парня, который ударов никому не наносил и пытался пресечь конфликт. Поскольку выстрелы производились в сторону автомобиля, он спрятался между сиденьями и происходящее не видел.

К отметил, что не воспринимал действия А как опасные для его жизни и здоровья, а также для жизни и здоровья других лиц.

Свидетель также подтвердил данные на предварительном следствии показания о том, что, сев в автомобиль Кислицын Г.Г. сказал: « Я же их э предупреждал, что убью».

Из показаний свидетеля Т следует, что несмотря на то обстоятельство, что А после первого выстрела взялся рукой за плечо, прекратил свои противоправные действия и спрятался за машину, Кислицын Г.Г. продолжал вести прицельную стрельбу по обоим потерпевшим. Перед отъездом с места происшествия в зеркало видел, что оба потерпевших лежат у обочины. При первом выстреле заряд попал в автомобиль, в котором находился он, Т К и повредил крышу.

Свидетель Л показал, что когда в декабря 2013 года ему днем звонил А и интересовался Кислицыным Г.Г., понял, что между данными лицами произошла ссора. Вечером на дороге около с. встретил под управлением Т в котором находился Кислицын Г.Г. На крыше автомобиля имелись повреждения. На вопрос о взаимоотношениях с А Кислицын Г.Г. ответил, что все нормально. Следов повреждений на лице Кислицина Г.Г. и Т он не заметил. Примерно в 12 км от места встречи с Кислицыным Г.Г. увидел , а недалеко от автомобиля лежащих А и В I Из показаний потерпевших А и В следует, что о смерти сыновей им стало известно 2 декабря 2013 года около 19 часов.

Свидетель Б пояснил, что в начале декабря 2013 года около 18 часов он вместе с сыном ехал на автомашине в с.

Навстречу попалась машина, буксировавшая другую машину. Следуя дальше, на обочине дороги увидел белого цвета, а за ней лежащих лицом вниз двух мужчин без признаков жизни. Не останавливаясь, по телефону вызвал «скорую помощь».

Из журнала записи вызовов скорой медицинской помощи центральной районной больницы следует, что сообщение принято 2 декабря 2013 года в 17 часов 30 минут (т.4 л.д. 220-222).

Согласно протокола осмотра места происшествия от 2 декабря 2013 года, на участке автодороги с сообщением в 3,1 км от д. района области на обочине дороги обнаружены два трупа, лежащие лицом вниз, головами в противоположных направлениях.

На трупе В находящемся ближе к проезжей части дороги, обнаружены раны в области головы, грудной клетки справа, правого надплечья, ладонной поверхности правой кисти.

На трупе А находящемся ближе к снежной бровке дороги, обнаружены: раны правого плеча, головы и шеи. В 11 метрах от трупов припаркован государственный регистрационный номер « » (т.1 л.д. 43-56).

При осмотре автомобиля государственный регистрационный номер « », в левой передней части крыши обнаружены повреждения в виде сквозного отверстия и вмятин (т.1 л.д. 141-143).

В домовладении родителей Кислицына ГГ., в туалете, под дощатым настилом, обнаружено и изъято двуствольное гладкоствольное ружье 12 калибра с вертикальным расположением стволов ИЖ-27Е № с двумя спусковыми крючками. В стволах пустые гильзы отсутствовали (т.1 л.д. 61- 70).

Из протокола обыска от 23 декабря 2013 года следует, что под полом домовладения по адресу: д. обнаружен и изъят полиэтиленовый пакет, в котором находилось 11 гильз 12 калибра, 3 гильзы 16 калибра, 2 снаряженных патрона 28 калибра (т.1 л.д. 124-130).

Выводы суда о виновности Кислицына Г.Г. в убийстве двух лиц общеопасным способом подтверждаются и заключениями судебно - медицинских экспертиз, из которых следует: смерть А наступила от совокупности опасных для жизни повреждений, относящихся к тяжкому вреду здоровья, в виде огнестрельных ранений головы с повреждением костей черепа, вещества головного мозга и правого плеча с повреждением, размозжением мягких тканей правого плеча, головки правой плечевой кости.

Огнестрельное прижизненное сквозное ранение мягких тканей правого плеча причинено монолитным снарядом (пулей), предположительно с расстояния более 1 метра.

Пять прижизненных, слепых, огнестрельных, дробовых ранений головы причинены из огнестрельного дробового оружия монолитными снарядами, предположительно с расстояния более 1 метра.

Кроме того, при исследовании трупа установлены шесть прижизненных, слепых, огнестрельных, дробовых ранений мягких тканей лица, шеи, сквозное огнестрельное дробовое ранение мягких тканей лица справа, огнестрельное дробовое ранение грудной клетки справа в проекции грудино-ключичного сочленения. Повреждения причинены из огнестрельного дробового оружия, патрон которого был снаряжён дробью, и имеют признаки легкого вреда здоровью. Выстрел был произведён с расстояния более 1 метра.

В соответствии с экспертным заключением, сначала было огнестрельное повреждение правого плеча, а затем огнестрельные ранения головы. В момент получения всех повреждений, потерпевший мог находиться в разнообразном положении тела. После получения огнестрельного ранения правого плеча, потерпевший мог пытаться совершать простые действия, после получения огнестрельных ранений головы смерть наступила мгновенно.

Смерть В наступила от совокупности опасных для жизни повреждений, характерных тяжкому вреду здоровья в виде огнестрельного дробового ранения головы, проникающего в полость черепа с разрушением костей мозгового и лицевого черепа и разрушением вещества головного мозга, огнестрельного дробового слепого ранения передней поверхности грудной клетки справа, проникающего в правую плевральную полость с повреждением мягких тканей, мышц, сквозного ранения ткани верхней доли правого легкого, межреберных мышц, костной части 5-ого ребра, осложнившегося кровотечением в правую плевральную полость.

Огнестрельное ранение головы причинено дробовым снарядом, характер повреждения свидетельствует о том, что выстрел был произведён с расстояния 30-5Осм, а характер ранения грудной клетки дает основания предполагать, что выстрел был произведён с расстояния более 1 метра.

» Кроме того, при исследовании трупа обнаружены прижизненные огнестрельные, слепые, дробовые ранения мягких тканей правого плеча в средней трети правого надплечья, 1-ого пальца правой кисти, имеющие признаки легкого вреда здоровью, 2-ого пальца правой кисти с повреждением мягких тканей, мышц, фаланги, имеющие признаки вреда здоровью средней тяжести.

Согласно выводам эксперта во В произведено не менее двух выстрелов. Сначала было причинено огнестрельное повреждение грудной клетки справа, а потом огнестрельное повреждение головы. В момент получения всех повреждений потерпевший мог находиться в самом разнообразном положении тела, в том числе стоя, сидя, лёжа.

После получения огнестрельного ранения грудной клетки справа потерпевший мог пытаться совершать простые, несложные действия, в частности, пытаться разговаривать, ползти, делать какие-либо движения руками, а после получения огнестрельного ранения в область головы смерть наступила мгновенно (т.2 л.д. 6-25, 34-50).

Приведенные выше экспертные заключения опровергают доводы апелляционных жалоб о количестве произведенных Кислицыным Г.Г. выстрелов, расстоянии, с которого выстрелы были произведены^ и свидетельствуют об умысле осужденного, направленном на лишение жизни А и В При судебно-химическом исследовании крови от трупа А обнаружен этиловый спирт в концентрации, которая при жизни могла соответствовать тяжёлой степени алкогольного опьянения (т. 2 л.д.6-25).

Данное экспертное заключение также опровергает утверждение стороны защиты о том, что безоружный, находящийся в тяжелой степени алкогольного опьянения А напал внезапно и представлял для пятерых мужчин реальную опасность.

Ружье, изъятое в месте, указанном Кислицыным Г.Г., является двуствольным охотничьим внутрикурковым ружьем модели ИЖ-27Е 12 калибра № и относится к категории гладкоствольного длинноствольного охотничьего огнестрельного оружия. Запирающий, ударно-спусковой и предохранительный механизмы ружья находятся в работоспособном состоянии, ружье пригодно для стрельбы из обоих стволов.

Выстрелы без нажатия на спусковые крючки не происходят (т.2 л.д. 151-163).

То обстоятельство, что смерть потерпевших наступила от выстрелов из ружья подтверждается и экспертным заключением, в соответствии с которым три раны кожи с области головы и правого плеча, а также два повреждения на костях свода черепа от трупа А по своему характеру являются огнестрельными входными отверстиями, причиненными монолитными свинцовосодержащими снарядами округлой формы диаметром не более 12 мм (т.2 л.д. 101-120), а рана кожи с области грудной клетки справа от трупа В по своему характеру является огнестрельным входным отверстием, причиненным монолитным свинцовосодержащим снарядом, округлой формы диаметром не более 13 мм (т.2 л.д.130-139).

Шесть металлических предметов, из которых два - изъятых экспертом в ходе проведения судебно-медицинских экспертиз из трупов потерпевших, один - из раны трупа А при осмотре места происшествия, три - из-под головы и около трупа В являются картечинами- элементами множественных снарядов, используемых для снаряжения охотничьих патронов, предназначенных для стрельбы из гладкоствольного охотничьего оружия различного калибра.

В соответствии с экспертным заключением, на поверхности двух из шести картечин имеются следы канала ствола (стволов) оружия, одна выстреляна из нижнего ствола ружья модели ИЖ-27Е 12 калибра № .

Идентифицировать другие картечины не представилось возможным (т.2 л.д. 151-163).

То обстоятельство, что в потерпевших было произведено не менее пяти выстрелов, в том числе образованных картечью, подтверждается и экспертными заключениями о количестве имеющихся огнестрельных повреждений на одежде потерпевших. При этом в экспертном заключении указано, что выстрел, в результате которого образованы повреждения на воротнике куртки, находящейся на В с одномоментным повреждением на капюшоне, а также повреждения на сотовом телефоне, произведен с расстояния 30-50 см (т.З л.д. 6-13, 41-65).

Объекты, изъятые 23 декабря 2013 года в доме по адресу д.

являются одиннадцатью неметаллическими гильзами, предназначенными для снаряжения охотничьих патронов, используемых для стрельбы из гладкоствольного оружия 12 калибра. Изъятые гильзы стреляны в двуствольном охотничьем ружье ИЖ-27Е 12 калибра № 7-в патроннике нижнего ствола, 4-в патроннике верхнего ствола. (т.З л.д. 96- 112).

Утверждения осужденного Кислицына Г.Г. о том, что гильзы от патронов, примененных на месте происшествия, он выбросил из окна автомобиля в пути следования домой, признаются Судебной коллегией надуманными, противоречащими собранным по делу доказательствам.

Повреждения на крыше автомобиля с государственным регистрационным знаком « » являются огнестрельными, образованными в результате одного выстрела с расстояния не менее 5 метров от дульного среза ружья: одно причинено картечиной диаметром не менее 7,55 мм; шесть являются огнестрельными касательными (следами рикошетов) и причинены элементами множественного снаряда, снаряженного картечью (т.З л.д.75-85).

Из заключения комплексной баллистической и медико- криминалистической судебной экспертизы следует: огнестрельные раны и повреждения на теле и одежде А были причинены в результате 3 или более выстрелов, 1 пулевым патроном и не менее 2 картечными патронами.

Огнестрельные ранения на теле и одежде В причинены одним компактным картечным снарядом и семью изолированными картечинами. Выстрел, в результате которого образовалось сквозное ранение головы В произведен картечью диаметром 6, 2 мм в тот момент, когда потерпевший находился в положении «лежа». Все огнестрельные повреждения на теле и одежде потерпевшего В образовались в результате не менее чем 2 выстрелов.

Причинение потерпевшему А пулевого ранения правого плеча и ранения задней поверхности шеи и головы слева, а потерпевшему В сквозного ранения головы одновременно с повреждениями на крыше автомобиля исключается.

Все огнестрельные ранения на телах и одежде потерпевших, а также огнестрельные повреждения на крыше автомобиля , как следует из экспертных заключений, образовались в результате 5 или более выстрелов.

Сделанные адвокатом Кузьмичевой Н.И. сопоставления данных о количестве и диаметре картечин, извлеченных из тел потерпевших, с данными о количестве картечин в одном патроне является неубедительными, научно необоснованными и не могут свидетельствовать о правдивости утверждений о производстве Кислицыным Г.Г. не более 3 выстрелов в потерпевших.

Таким образом, совокупность собранных по делу доказательств свидетельствует о том, что в потерпевших было произведено не менее 5 выстрелов, в связи с чем доводы осужденного Кислицына Г.Г. и адвоката Кузьмичевой Н.И. о производстве 3 выстрелов Судебной коллегией признаются несостоятельными.

Проанализировав полученные от Кислицына Г.Г. сведения об обстоятельствах совершенных им выстрелов в потерпевших и его местонахождении при производстве выстрелов, эксперты пришли к выводу о том, что возможность образования огнестрельных повреждений на автомобиле и причинения огнестрельных ранений потерпевшим при указанных Кислицыным Г.Г. обстоятельствах исключается (т.З л.д. 160-245).

В ходе проведения комплексной баллистической и медико - криминалистической (ситуационной) экспертизы были определены точки, с которых осужденным производились выстрелы. Расположение осужденного при производстве выстрелов свидетельствует о том, что у потерпевших отсутствовала возможность приблизиться к своему автомобилю и, воспользовавшись им, покинуть место происшествия (т.З л.д. 160-245) Вопреки доводам стороны защиты экспертизы по делу проведены в специализированных государственных экспертных учреждениях, компетентными лицами, имеющими высшее образование по соответствующей специальности и значительный стаж экспертной работы, обладающими специальными знаниями в области проводимых исследований.

Заключения экспертов отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, в них содержатся все необходимые сведения, в том числе подписка об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В распоряжение экспертов был предоставлен достаточный материал для разрешения поставленных перед ними вопросов. Оснований сомневаться в компетентности экспертов и достоверности сделанных ими выводов, которые содержат подробную аргументацию и научное обоснование, не имеется.

Доводы стороны защиты о причинении Кислицыным Г.Г. смерти А не умышленно, а при превышении пределов необходимой обороны, юридической квалификации действий осужденного в отношении А по ч. 1 ст. 108 УК РФ, а в отношении В по ч.1 ст. 109 УК РФ Судебная коллегия признает необоснованными.

Суд пришел к правильному выводу, сославшись на исследованные в судебном заседании доказательства, что в момент формирования умысла на убийство потерпевших у осужденного Кислицына Г.Г. не было каких-либо оснований опасаться за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье других лиц, находившихся вместе с ним.

Показаниями свидетелей Т К заключе­ ниями экспертиз, сведениями из протоколов осмотров места происшествия, обысков, выемок, осмотров предметов, которые суд обоснованно признал допустимыми доказательствами, достоверно установлено, что Кислицын Г.Г. для причинения смерти потерпевшим использовал огнестрельное оружие, снаряженное боеприпасами, тогда как у А отсутствовали какие - либо предметы, приспособленные для нанесения телесных повреждений.

Потерпевший В не применял какого-либо физического насилия ни к Кислицыну Г.Г., ни к другим лицам, находившимся вместе с Кислицыным Г.Г., не демонстрировал готовность применить физическое насилие и не высказывал угроз его применения.

Суд обоснованно отметил, что А спровоцировал конфликт своим противоправным поведением.

Вместе с тем вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката Кузьмичевой Н.И. потерпевший А в отношении К . никакого насилия не применял.

Как правильно указано в приговоре, действия А не создавали угрозы жизни и здоровью Кислицына Г.Г., Т Т С К Вместе с тем Кислицын Г.Г., имея при себе огнестрельное оружие, снаряженное боеприпасами, изначально стрелял на поражение, с умыслом на лишение жизни обоих потерпевших. После того как А как следует из показаний Т прекратил свои действия и спрятался за машину, Кислицын Г.Г. продолжал вести прицельную стрельбу по обоим потерпевшим, в том числе произвел выстрел с близкого расстоянии в голову лежавшего В Доводы осужденного Кислицына Г.Г. и адвоката Кузьмичевой Н.И. о лишении жизни потерпевшего А при превышении пределов необходимой обороны, а потерпевшего В по неосторожности опровергаются не только приведенными выше показаниями, но и количеством огнестрельных повреждений, обнаруженных на трупах потерпевших, поведением осужденного после причинения потерпевшим смерти, принятием Кислицыным Г.Г. активных мер по сокрытию преступления.

Исходя из обстоятельств, установленных судом, Кислицын Г.Г. производил выстрелы из ружья патронами, снаряженными, в том числе, картечью, в направлении потерпевших А В По траектории движения снарядов находились не только потерпевшие, но и другие лица: Т Т К С При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу, что Кислицын Г.Г., обладающий навыками обращения с огнестрельным оружием, осознавал, что его действия создают реальную угрозу жизни для лиц, находившихся в непосредственной близости от потерпевших.

Действия Кислицына Г.Г. по п.п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно как умышленное причинение смерти двум лицам, совершенное общеопасным способом.

Мотив убийства судом установлен правильно.

Согласно заключению комиссионной судебно - психиатрической экспертизы Кислицын Г.Г. обнаруживал в момент содеянного и обнаруживает в настоящее время признаки психических и поведенческих расстройств, вследствие употребления алкоголя. Указанные изменения психики выражены у Кислицына Г.Г. не столь значительно, не достигают степени слабоумия, не сопровождаются психотическими расстройствами, нарушением критических способностей. В период, относящийся к противоправному деянию, Кислицын Г.Г. не обнаруживал признаков какого- либо временного болезненного расстройства психической деятельности (бред, галлюцинации, помрачение сознания), не находился в состоянии аффекта, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в принудительных мерах медицинского характера не нуждается (т. 2 л.д.88-91).

С учетом выводов судебно-психиатрической экспертизы, сведений о личности Кислицына Г.Г. суд обоснованно признал осужденного вменяемым.

Оснований сомневаться во вменяемости Кислицына Г.Г. у Судебной коллегии не возникло.

Наказание осужденному Кислицыну Г.Г. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера, степени общественной опасности преступления и личности виновного, смягчающих наказание обстоятельств, а также отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного ч.1.1 ст. 63 УК РФ, - совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд в соответствии с п.п. «г», «з», «и» ч.1 ст. 61 УК РФ обоснованно признал наличие у Кислицына Г.Г. малолетних детей, противоправное поведение потерпевшего А явившегося поводом для преступления, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, выразившееся в добровольной выдаче Кислицыным Г.Г. ружья, с применением которого совершено преступление.

Принимая во внимание конкретные обстоятельства и мотивы совершенного Кислицыным Г.Г. преступления, сведения о личности виновного, суд не нашел оснований для назначения наказания с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ и для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Вопрос о размере компенсации морального вреда судом решен на основании ст.ст. 151, 1101 ГК РФ с учетом требований разумности и справедливости, а также материального положения осужденного.

Вид исправительного учреждения Кислицыну Г.Г. назначен правильно.

Что касается доводов апелляционных жалоб о необоснованном исключении из числа обстоятельств, смягчающих наказание, явки с повинной, то данные доводы Судебной коллегией признаются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Органы предварительного расследования в обвинительном заключении указали на явку с повинной как на обстоятельство, смягчающее наказание, однако суд первой инстанции явку с повинной из числа указанных выше обстоятельств исключил, мотивируя тем, что она написана Кислицыным Г.Г. лишь после задержания и допроса.

Вместе с тем в подтверждение виновности Кислицына Г.Г. в совершении убийства двух лиц общеопасным способом суд в приговоре сослался на явку с повинной, которая, вопреки изложенным в приговоре доводам, оформлена в соответствии с требованиями ст. 142 УПК РФ и признается Судебной коллегией в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Признание явки с повинной в качестве указанного выше обстоятельства влечет снижение назначенного Кислицыну Г.Г. наказания.

90 7Я 11 На основании изложенного, руководствуясь, 389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 5 февраля 2015 года в отношении Кислицына Г Г изменить, признать в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной.

Снизить назначенное Кислицыну Г.Г. наказание за совершение преступления, предусмотренного п.п. «а», «е» ч.2 ст. 105 УК РФ, до 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

В остальной части приговор суда оставить без апелляционные жалобы осужденного Кислицына Г.Г./ Кузьмичевой Н.И. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 48-АПУ15-15

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх