Дело № 48-О11-51

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бондаренко Олег Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 48-О11-51

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 мая 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.
судей Бондаренко О.М. и Талдыкиной Т.Т.
при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы осужденного СОЛОДКОВА С.Г., адвоката ПЕЩЕРОВА В.Л. на приговор Челябинского областного суда от 10 марта 2011 года, по которому СОЛОДКОВ С Г ранее не судимый; осужден: по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ к 18 годам лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования и не менять постоянного места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего 2 надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; по ст. 158 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы; по ст. 167 ч.2 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание СОЛОДКОВУ С.Г. назначено в виде лишения свободы сроком на 19 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования и не менять постоянного места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы.

Наказание осужденному СОЛОДКОВУ С.Г. постановлено отбывать в исправительной колонии строгого режима, исчисляя начало его срока со дня его фактического взятия под стражу, с зачетом времени содержания под стражей в период с 4 февраля по 2 июля 2010 года.

Постановлено взыскать с осужденного СОЛОДКОВА С.Г.: в пользу потерпевшей М в счет возмещения материального ущерба - рублей; в качестве компенсации морального вреда - рублей; в пользу потерпевшей М в счет возмещения материального ущерба - рублей; в пользу потерпевшего Ч в счет возмещения материального ущерба - рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб; выслушав осужденного СОЛОДКОВА С.Г., адвоката САЧКОВСКОГО А.И.„ поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора ШИХОВОЙ Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения. Судебная коллегия 3

определила:

СОЛОДКОВ С.Г. осужден за убийство Б - и Р тайное хищение имущества Р умышленное уничтожение и повреждение имущества Ч и М совершенное путем поджога.

Преступления были совершены 4 февраля 2010 года в г.

области при обстоятельствах, установленных приговором суда.

Осужденный СОЛОДКОВ С.Г. в кассационной жалобе (т.6 лд.14-15) и дополнениях к ней (т.6 лд. 23-41), оспаривая обоснованность своего осуждения, ставит вопрос об отмене приговора и утверждает, что обстоятельства, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам совершенных преступлений и материалам уголовного дела, а судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона.

Осужденный СОЛОДКОВ С.Г. в жалобе указывает, что явку с повинной он писал под диктовку оперативных работников, и она не является объективной.

По утверждениям осужденного, приобщенные им к жалобе сведения о «детализации телефонных звонков» опровергают выводы суда о том, что он в 6 часов 02 минуты 4 февраля 2010 года находился на месте преступления; опровергают показания потерпевшей М о времени его телефонных разговоров с Р и с ней, ставят под сомнение достоверность показаний М В кассационной жалобе осужденный, комментируя показания потерпевшей С свидетелей Р С С Л В К результаты опознания свидетелем С ножа, приводит собственные оценки достоверности этих доказательств.

По мнению осужденного, суд, занимая обвинительную позицию, не дал объективной оценки его психологическому состоянию, т.е. состоянию аффекта, которое было спровоцировано изменой его сожительницы.

Ходатайства о проведении дополнительных судебно-психологических 4 экспертиз судом необоснованно были отклонены, а заключение специалиста- психиатра М были судом игнорированы.

В связи с этим, в жалобе ставится вопрос, при отмене приговора и проведении нового судебного разбирательства, о назначении новой судебно- психиатрической экспертизы.

Кроме того, в жалобе отмечается, что суд при назначении наказания не учел смягчающие обстоятельства и назначил несправедливо суровое наказание.

Адвокат ПЕЩЕРОВ В.Л., защищающий интересы осужденного СОЛОДКОВА С.Г. в своей кассационной жалобе (т.6 лд.6-12 - названной «предварительной кассационной жалобой») ставит вопрос об изменении приговора: переквалификации действий осужденного со ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ на ст. 107 ч.2 УК РФ, как убийство двух лиц, совершенное в состоянии аффекта; отмене приговора и прекращении уголовного дела в части, касающейся осуждения СОЛОДКОВА С.Г. по ст.ст.158 ч.2 п. «в»; 167 ч.2 УК РФ.

В жалобе отмечается, что суд, установив факт интимной близости между потерпевшими Б и Р признав аморальное поведение потерпевших обстоятельством смягчающим наказание, ошибочно не учел этих обстоятельств, как спровоцировавших внезапное возникновение у СОЛОДКОВА С.Г. сильного душевного волнения - аффекта.

По мнению защиты, выводы суда о том, что умысел СОЛОДКОВА С.Г. лишить потерпевших жизни возник заранее, а также то, что он для этой цели заранее вооружился ножом, не подтверждены достоверными доказательствами.

Предъявление свидетелю С для опознания ножа было проведено, по утверждению адвоката, с нарушениями уголовно- процессуального закона и протокол этого следственного действия не может быть признан допустимым доказательством, сам указанный нож, обнаруженный при дополнительном осмотре места происшествия, не мог являться орудием преступления.

В кассационной жалобе отмечается, что комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза была проведена на недостаточно полных материалах дела и недостаточно изученных данных о личности 5 СОЛОДКОВА С.Г., заключение специалиста, врача-психиатра М было оставлено судом без объективной оценки. Ходатайства защиты о проведении повторной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы было, по мнению адвоката, необоснованно отклонено.

По утверждениям адвоката, временное использование СОЛОДКОВЫМ С.Г. сотового телефона, который он взял в доме Р не имея при этом корыстной цели, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ.

В связи с отсутствием документальных или иных достоверных доказательств стоимости поврежденного и уничтоженного пожаром имущества М выводы суда о причинении ей «значительного ущерба», обязательного юридического признака состава преступления ч.2 ст. 167 УК РФ, нельзя признать обоснованными.

Кроме того, по мнению защиты, назначенное СОЛОДКОВУ С.Г. наказание является несправедливо суровым, объективно не оценивает: его явку с повинной, данные о его личности: положительные характеристики, участие в боевых действиях, наличие хронических заболеваний, а также аморальное поведение потерпевших.

В своих возражениях на поступившие кассационные жалобы, государственный обвинитель ЧЕБЛАКОВА Г.Н. просит Судебную коллегию оставить приговор без изменения, признав доводы жалоб необоснованными.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения приведенных в них доводов, оснований для отмены либо изменения приговора.

Виновность осужденного СОЛОДКОВА С.Г. в совершении преступления, при установленных приговором обстоятельствах, полностью подтверждена доказательствами, которые были получены в период предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.

Допрошенный в качестве подсудимого СОЛОДКОВ С.Г. свою виновность не признал: он показал, заподозрив, что сожительница Б . ему изменяет? утром 4 февраля 2010 года приехал к Р 6 и, войдя в дом, застал сожительницу и Р во время их интимной близости. Б нецензурно оскорбила его, после чего у него произошел «провал памяти». Когда он очнулся, обнаружил трупы Р и Б , ему стало плохо, и вновь произошел «провал памяти». Очнувшись, он почувствовал запах дыма и понял, что дом горит, Позвонив Р он сообщил, что убил жену и поджог дом, После этого он отвечал на телефонные звонки, поступавшие на сотовый телефон Р В своей явке с повинной от 4 февраля 2010 года СОЛОДКОВ С.Г. сообщал, что рано утром приехал к дому Р и застал его, занимавшегося сексом с его гражданской женой. Он вышел из дома на улицу, взял лежавший рядом с дровами топор, вернулся в дом. Топором он нанес Б лежавшей на кровати, несколько ударов по голове, а затем, в другой комнате несколько раз ударил топором Р Потом он разлил спирт, который потерпевшие до этого пили, и поджог дом.

Виновность осужденного, помимо приведенных выше доказательств, подтверждается: показаниями потерпевших М Ч М С показаниями свидетелей С С Л Ш Ш Ш Ч , В Р К К К С Д П материалами уголовного дела: рапортом сотрудника ОВД о том, что во время пожара дома по ул. г. обнаружены мужской и женский трупы; протоколом осмотра места происшествия от 4 февраля 2010 года зафиксировано обнаружение трупов Б и Р со следами насильственной смерти, топора со следами крови, иных следов преступления; протоколом дополнительного осмотра места происшествия и обнаружения рядом с диваном клинка ножа и металлических фрагментов рукояти ножа; 7 протоколами детализации телефонных соединений утром 4 февраля 2010 года между СОЛОДКОВЫМ С.Г. и Р между М и С (2 звонка), между М и Р протоколом опознания свидетелем СЕРЕБРЯКОВЫМ А.В. клинка ножа, как похожего на нож, который С ночью 4 февраля 2010 года спрятал в карман своей одежды; протоколом выемки у П телефона « » и его осмотра, согласно справки ООО « среднерыночная цена изъятого телефона « », с учетом его физического и функционального износа, составляет - рублей; заключением ОГНИ зоны УГПН ГУ МЧС РФ от 5 февраля 2010 года о том, что очаг пожара в доме № по ул.

находился в северо-восточной части зала, а причиной пожара послужило внесение источника зажигания на сгораемые предметы и мебель в зале; заключением пожарно-технической экспертизы №675-1 от 30 июля 2010 года, которой установлено наличие объективных признаков поджога, ускоренной динамики развития пожара; заключением судебно-медицинской экспертизы №180, которой установлено, что смерть Б наступила от открытой черепно-мозговой травмы, с вдавленными оскольчатыми переломами левой височной, левой теменной кости, переломом лобной кости слева, сквозным повреждением оболочек головного мозга и повреждениями вещества височной и теменной доли левого полушария головного мозга, кровоизлияниями под оболочки головного мозга, отека головного мозга.

Черепно-мозговая травма проявилась пятью ушибленными и двумя рубленными ранами. Ушибленные раны мягких покровов головы образовались от не менее 5 воздействий в голову тупого твердого предмета.

Рубленные раны головы образовались от 2-х воздействий предмета, обладающего рубящими свойствами. Слепые колото-резаные раны правой верхней конечности и левой нижней конечности образовались от воздействия предмета, обладающего колюще-режущими свойствами; заключением судебно-медицинской экспертизы №179 смерть Р наступила от открытой черепно-мозговой травмы, проявившейся множественными вдавленными оскольчатыми переломами 8 костей свода черепа, линейными переломами костей свода черепа с повреждением оболочек головного мозга, кровоизлияниями под оболочки головного мозга, повреждением вещества левого полушария головного мозга и отеком головного мозга. Указанные повреждения, по механизму образования, являются рубленными, образовались от не менее 5-ти воздействий предмета, имеющего узкую грань или ребро. При исследовании трупа Р обнаружены две колото-резаные раны груди, проникающие в плевральные полости, осложнившиеся двусторонним гемотораксом. Данные колото-резаные раны образовались от не менее 2-х воздействий предмета, обладающего колото-режущими свойствами. Кроме того, на теле Р обнаружены колото-резаные раны правой верхней конечности, которые образовались от не менее 3 воздействий плоского клинкового объекта; заключением №174 от 14 апреля 2010 года установлено, что раны лобной области слева, теменной области слева трупа Б причинены разными орудиями. Рана лобной области слева причинена не топором, не клинком ножа и не гвоздодером, представленными на экспертизу, а объектом толщиной 3-4 мм с острыми краями и затупленным концом. Рана теменной области слева могла быть причинена топором, представленным на экспертизу; заключением №175 от 14 апреля 2010 года установлено, что раны правого плеча и повреждения черепа трупа Р были причинены разными предметами. Рана правого плеча причинена не топором и не гвоздодером, представленными на экспертизу, а плоским клинковым объектом. Повреждения на черепе трупа Р могли быть причинены топором, представленным на экспертизу; заключением судебно-медицинского эксперта № 46 от 9 февраля 2010 года установлено, что у С при его осмотре знаков телесных повреждений не обнаружено; протоколом выемки от 4 февраля у С куртки, джинсов, мастерки, футболки и валенок; заключениями судебно-биологических экспертиз установлено, что на топоре, клинке ножа, изъятых с места происшествия; на куртке, валенках, джинсах и футболке, обнаружена кровь человека. Кровь на перечисленных объектах могла произойти от потерпевшего Р либо от смешения крови нескольких человек. Кровь на футболке могла произойти от 9 Б происхождение этой крови от потерпевшего Р исключается.

Судебная коллегия отмечает, что все доказательства, приведенные судом в обоснование виновности СОЛОДКОВА С.Г., были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства, получили в приговоре объективную и мотивированную оценку.

Предусмотренные законом процессуальные права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого СОЛОДКОВА С.Г., в том числе и его право на защиту от обвинения и право на квалифицированную юридическую помощь были реально обеспечены.

В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности СОЛОДКОВА С.Г., отразиться на правильности квалификации его действий, допущено не было.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного СОЛОДКОВА С.Г.: по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ, как совершение убийства, т.е. умышленного причинения смерти двум лицам; по ст. 158 ч.1 УК РФ, как совершение кражи, т.е. тайного хищения чужого имущества; по ст. 167 ч.2 УК РФ, умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога.

Судебная коллегия признает необоснованными доводы кассационных жалоб, оспаривающих допустимость приведенных судом доказательств: явки с повинной СОЛОДКОВА С.Г., сведений о детализации телефонных звонков, результатов опознания свидетелем С ножа; объективности оценок исследованных в суде доказательств, отрицающих признание осужденного виновным в совершении умышленного заранее спланированного убийства.

Содержание заявления СОЛОДКОВА С.Г. на имя прокурора города от 4 февраля 2010 года и достоверность сведений сообщенных им в своей 10 собственноручно написанной явке с повинной от 4 февраля 2010 года свидетельствуют о сохранности им памяти и его способности воспроизвести детали совершенного им преступления. При этом, содержание «явки» отражает такие особенности и детали, как место нахождения топора, подобранного для совершения убийства, передвижения внутри дома, примерное количество и локализацию наносимым обоим потерпевшим ударов, последовательность действий до и после убийства, которые могли быть известны лишь исполнителю преступления. В период предварительного следствия ни СОЛОДКОВЫМ С.Г., ни его защитником заявлений о недостоверности сведений сообщенных в явке с повинной, о недопустимости «явки с повинной» как доказательства, не делалось. Последующие утверждения СОЛОДКОВА С.Г. в судебном заседании о том, что он, якобы, написал «явку» со слов сотрудников милиции, обосновано, оценены судом первой инстанции как попытка уменьшить свою ответственность, избежать справедливого наказания. Оснований подвергать сомнению правильность и объективность указанной оценки суда первой инстанции у Судебной коллегии не имеется.

Последовательность телефонных соединений со стороны СОЛОДКОВА С.Г., данные о его собеседниках и данные фиксирующие соединение с базовыми станциями, также как и содержание осуществленных разговоров, полностью подтверждаются показаниями допрошенных свидетелей С Р и М Показания указанных свидетелей опровергают утверждения СОЛОДКОВА С.Г. и его защитника о том, что осужденный находился в состоянии «какой-то астении», поскольку речь СОЛОДКОВА С.Г., сообщившего Р о совершенном убийстве, а М о том, что он собирается «в бега», была вполне ясной и адекватной.

Из показаний свидетеля С следует, что он, увидев, как СОЛОДКОВ С.Г. перед поездкой в дом Р взял нож и положил его в карман своей одежды, рассказал об этом матери.

С пыталась обыскать одежду СОЛОДКОВА С.Г., но ножа не нашла. На предварительном следствии свидетель С , среди представленных ему для осмотра клинков, опознал клинок, обнаруженный на месте происшествия, как клинок - сходный с тем, который СОЛОДКОВ С.Г. взял в своем доме. Опознание свидетелем С указанного клинка было осуществлено в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 193 УПК РФ. 11 Мотивом совершенных убийств явилась ревность осужденного СОЛОДКОВА С.Г. к своей сожительнице Б . и своему приятелю Р наличие обоснованных подозрений в существовании между ними интимной связи.

Вывод суда о наличии у СОЛОДКОВА С.Г. умысла на совершение убийства основан на объективном анализе достоверно установленных фактов: приготовлении им в своем доме, заранее, ножа - орудия преступления; переезд на такси из своего дома в дом Р подыскание там опасного орудия убийства - топора; нанесение топором каждому из потерпевших неоднократных ударов, ориентированных в жизненно-важную область, в голову, и ножом в туловище, принятие мер к сокрытию преступления путем поджога дома.

Судебная коллегия находит несостоятельными версии кассационных жалоб о совершении СОЛДКОВЫМ С.Г. убийства Р и Б в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, аффекта; переквалификации его действий на ст.107ч.2УКРФ.

Психическое состояние в период предварительного следствия и судебного заседания исследовалось с достаточной полнотой и объективностью. По заключению комплексной психолого-психиатической экспертизы №880 следует, что СОЛОДКОВ С.Г. каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, лишающим его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал в период инкриминируемых ему деяний и не страдает в настоящее время. По психическому состоянию СОЛОДКОВ С.Г. мог в период инкриминируемых деяний и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическом у состоянию он может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания.

Экспертом-психологом в акте экспертизы отмечено, что у СОЛОДКОВА С.Г. были выявлены такие индивидуально-психологические особенности: как достаточная активность и общительность, упорство и настойчивость, самостоятельность, независимость, склонность к риску, чувство соперничества, тенденции к доминантности и к фиксации на эмоционально-значимых переживаниях, черты эмоциональной 12 неустойчивости, склонность к обидчивости, раздражительности и вспыльчивости, склонность к алкоголизации в ситуациях эмоционального напряжения, тенденциям к внешнеобвиняющим реакциям в виде осуждения, порицания других участников конфликта. СОЛОДКОВ С.Г. в экспертам категорически отказался дать объективные сведения о ситуации правонарушения. В момент совершения правонарушения СОЛОДКОВ С.Г. находился в состоянии выраженного алкогольного опьянения, что исключает квалификацию состояния аффекта. Выраженный характер алкогольного опьянения СОЛОДКОВА С.Г. подтвержден показаниями свидетелей Л С С Судом в приговоре дана подробная и мотивированная оценка заключения приглашенного защитой «специалиста психиатра» М По объективной оценке суда указанное заключение, не отвечающее требованиям ст.80 УПК РФ, не может быть признано достоверным и допустимым. Специалист М непосредственного обследования СОЛОДКОВА С.Г. не проводил. Не соблюдение специалистом М правил «Протокола ведения больных. Судебно- психиатрическая экспертиза» утвержденного Министерством здравоохранения и социального развития РФ от 23 мая 2005 года, не позволяет рассматривать его «заключение» как результат объективно и квалифицированно проведенного исследования.

Необоснованными признаются доводы кассационных жалоб, в которых оспаривается обоснованность осуждения СОЛОДКОВА С.Г. по ст. 158 ч.1 УК РФ, по тем мотивам, что судом не установлен корыстный мотив действий осужденного. Приведенными в приговоре доказательствами подтвержден тот факт, что СОЛОДКОВ С.Г. после совершения убийства завладел принадлежащим убитому Р сотовым телефоном « », вынес его из дома потерпевшего, пользовался им в течении 4 февраля 2010 года, распорядился им по своему усмотрению, передав телефон К и С которыми этот телефон позднее был продан. Среднерыночная стоимость телефона - рублей, документально определена судом с учетом его физического и функционального износа.

Также нельзя признать обоснованными доводы жалобы адвоката ПЕЩЕРОВА В.Л., утверждавшего, что суду не предоставлено достоверных доказательств того, что ущерб от совершенного СОЛОДКОВЫМ С.Г. поджога дома, уничтожения и повреждения принадлежавшего потерпевшим 13 имущества не является «значительным», т.е. достаточным для признания его соответствующим квалифицирующему признаку, предусмотренному ст. 167 ч.2 УК РФ. Материалы уголовного дела содержат достаточные и достоверные доказательства рыночной стоимости и оценки поврежденной части дома по ул. - рубля и имущества принадлежавшего потерпевшей М на сумму рубля. По объективной оценки суда указанный размер ущерба обоснованно признан как причинивший «значительный ущерб» потерпевшим.

При назначении СОЛОДКОВУ С.Г. наказания суд, в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, отсутствие обстоятельств отягчающих наказание, обстоятельства смягчающие наказание: явку с повинной (относящейся к обвинению в совершении убийства), аморальность поведения потерпевших. Кроме того, судом при назначении наказания учитывалось: участие СОЛОДКОВА С.Г. в боевых действиях на Северном Кавказе, положительные характеристики, наличие ряда тяжких заболеваний.

Судебная коллегия отмечает, что назначенное СОЛОДКОВУ С.Г. наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, а доводы кассационных жалоб, оспаривающих наказание по мотиву его суровости, является необоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 10 марта 2011 года в отношении СОЛОДКОВА С Г оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката ПЕЩЕРОВА В.Л. оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 48-О11-51

УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 80. Заключение и показания эксперта и специалиста
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх