Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 5-АПУ13-54

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 октября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Скрябин Константин Евгеньевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №5-АПУ13-54

от 7 октября 2013 года

 

председательствующего Магомедова М.М., судей Скрябина К.Е., Сабурова Д.Э., при секретаре Барченковой М.А.

Музалевская [скрыто] Ц ~Ш несудимая,

осуждена по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду в отношении [скрыто] к 9 годам

лишения свободы; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду в отношении [скрыто] к 9 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Оправдана по обвинению по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 30, п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в действиях состава преступления, с признанием права на реабилитацию. Приговор в этой части не обжалован.

Постановлено взыскать с Музалевской О.Л. в пользу [скрыто] и

[скрыто] по [скрыто] рублей в счет возмещения морального вреда.

Музалевская О.Л. признана виновной в совершении грабежа в отношении [скрыто] группой лиц по предварительному сговору; в совершении двух

разбоев, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью [скрыто] и

[скрыто]

Преступления совершены в г. [скрыто] при обстоятельствах,

изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Скрябина К.Е., выступления осужденной Музалевской О.Л. и адвоката Артеменко Л.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы, возражения государственного обвинителя Луканиной Я.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденная Музалевская О.Л. ставит вопрос об изменении приговора в связи с неправильным применением уголовного закона, допущенными нарушениями уголовно -процессуального законодательства и чрезмерной суровостью назначенного наказания. Оспаривает квалификацию действий по каждому эпизоду осуждения как исполнителя хищений, ссылается на наличие близорукости и физические недостатки, указывая на то, что оказывала ТИ I пособничество в совершении преступлений и ее роль сводилась к сопровождению Т " I в целях конспирации, в связи с чем считает, что ее действия должны быть квалифицированы с применением положений ч. 5 ст. 33 УК РФ. Анализирует доказательства каждого эпизода обвинений, оспаривая доказанность действий по наблюдению за обстановкой. По эпизоду в отношении 1й заявляет о недоказанности предварительного сговора

на грабеж, по эпизодам разбоев просит действия переквалифицировать на ч. 5 ст. 33, ч.2 ст. 162 УК РФ. По эпизоду в отношении I ссылается на

противоречия в своих показаниях в отношении инициативы при выборе места

нападения, заявляет о своей неосведомленности в применении Т [скрыто]

ножа и в характере насилия, а также об отказе от совершения преступления

ввиду ухудшения состояния здоровья. По эпизоду в отношении 5К,г [скрыто]

оспаривает доказанность действий по предоставлению орудия преступления, заявляет об изъятии другого ножа, разъясняет содержание показаний

потерпевшей [скрыто]и обвиняемого [скрыто]; указывает на отсутствие

протокола проверки ее показаний на месте 10.04.2012 г. Кроме того, обращает внимание на несоответствие дат в протоколах опознания предметов

потерпевшими [скрыто]и [скрыто] на ошибки при указании фамилии

нападавшего в обвинительном заключении и фальсификацию протоколов ее допросов. Оспаривает также решение суда о взыскании компенсации морального вреда в пользу потерпевших, ссылается на то, что не причиняла

вреда здоровью, была оправдана по обвинению в убийстве, и _не

признавалась гражданским истцом. При назначении наказания судом не учтены инвалидность отца, данные о том, что она является одинокой матерью, что с учетом признанных смягчающих обстоятельств и положительных характеризующих данных позволяло применить положения ст. 64, 82 УК РФ.

В своих возражениях государственный обвинитель Ремизов А.К. считает, что доводы апелляционной жалобы Музалевской О.Л. не подлежат удовлетворению.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит, что приговор подлежит изменению.

Виновность осужденной Музалевской О.Л. в совершении грабежа в

отношении [скрыто] и разбоев в отношении [скрыто] и [скрыто]

подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, анализ которых приведен в приговоре.

Доводы осужденной Музалевской о недоказанности предварительного сговора на грабеж в отношении [скрыто], действий при хищениях по наблюдению за обстановкой, о неосведомленности в применении [скрыто] ножа нельзя признать обоснованными.

В ходе предварительного следствия Музалевская показала о предварительном сговоре с [скрыто] и своей роли при совершении

нападений на женщин, которая заключалась в том, чтобы уменьшать бдительность потерпевших видом семейной пары и наблюдать за окружающей обстановкой, а также о действиях по приготовлению к преступлениям, выбору времени и мест нападений, об осведомленности в наличии у [скрыто] ножа,

который тот использовал при нападениях нам [скрыто] и [скрыто] действиях

при нападении на Ж I когда во время завладения сумкой она отвлекла

внимание проходившей женщины.

В ходе предварительного следствия [скрыто], уголовное дело в отношении которого было приостановлено и впоследствии прекращено в связи со смертью, показал об обстоятельствах нападений на [скрыто] и

Ж Щ, о действиях Музалевской, ее осведомленности в применении ножа и распоряжении похищенным.

Такие показания осужденных подтверждены другими уличающими доказательствами по делу:

по эпизоду в отношении [скрыто] показаниями потерпевшей [скрыто]

об обстоятельствах завладения ее имуществом по дороге на АЗС; протоколом опознания [скрыто] протоколом личного обыска Музалевской в

ходе которого были изъяты похищенные документы и имущество [скрыто],

протоколом опознания Н похищенного, заключением судебно -

медицинской экспертизы о характере причиненных [скрыто] телесных

повреждений;

по эпизоду в отношении [скрыто] данными протокола осмотра места

происшествия, в ходе которого труп [скрыто] обнаружен возле подъезда

дома; заключением судебно - медицинской экспертизы об обнаружении на

трупе [скрыто] проникающих в грудную и брюшную полости колото -

резаных ранений, причинивших тяжкий вред здоровью, опасный для жизни;

показаниями свидетеля [скрыто] об обстоятельствах применения насилия;

протоколом личного обыска Музалевской в ходе которого были изъяты карты и документы [скрыто] протоколами осмотра места происшествия и опознания

[скрыто] похищенного имущества; видеозаписью событий с места

происшествия о действиях Музалевской;

по эпизоду в отношении Ж (показаниями потерпевшей [скрыто]

об обстоятельствах нападения, нахождении женщины на месте происшествия, действиях [скрыто] который нанес ей удары ножом и завладел сумкой,

протоколом личного обыска Музалевской в ходе которого была изъяты сумка, которую опознала Ж I заключением судебно - медицинской экспертизы о

причинении ЖЩ [скрыто] тяжкого вреда здоровью, протоколу задержания [скрыто] и изъятия ножа.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, показания осужденной Музалевской, потерпевших и свидетелей, на которых основаны выводы суда, не содержат существенных противоречий относительно имеющих значение обстоятельств, соответствуют другим уличающим доказательствам, и обоснованно признаны достоверными.

Оценив исследованные доказательства в своей совокупности, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и роль Музалевской при совершении хищений, пришел к правильному выводу о доказанности вины Музалевской в совершенных преступлениях, подробно мотивировал такой вывод, обоснованно отвергая версию Музалевской об отсутствии предварительного сговора, о недоказанности ее действий по наблюдению за окружающей обстановкой и о неосведомленности относительно намерений [скрыто] на применение ножа при нападениях на

В силу совокупности уличающих доказательств Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы апелляционной жалобы Музалевской по

эпизоду в отношении М об отказе осужденной от совершения

преступления.

По тем же основаниям доводы апелляционной жалобы, оспаривающие источник приобретения ножа, изъятого у Т не влияют на оценку

действий Музалевской и не ставят под сомнение доказанность действий по применению предмета, используемого в качестве оружия и обоснованность

осуждения Музалевской за совершение разбойных нападений на [скрыто] и

Квалификация действий Музалевской О.Л. по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ

по эпизоду в отношении гщ [скрыто] является правильной.

Доводы апелляционной жалобы, оспаривающие юридическую оценку действий Музалевской как исполнителя хищений нельзя признать обоснованными. Исходя из смысла ч. 2 ст. 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенных группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления, содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ.

Вместе с тем, по эпизодам в отношении М I и [скрыто] Судебная

коллегия находит, что при квалификации действий Музалевской судом допущено неправильное применение уголовного закона в части наличия квалифицирующего признака разбоя, совершенного с причинением тяжкого вреда здоровью.

Суд правильно признал Музалевскую исполнителем разбойных нападений, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, однако из приговора не следует наличие предварительной договоренности их участников на причинение тяжкого вреда здоровью [скрыто] и [скрыто].

При этом судом первой инстанции установлено, что стороной обвинения не представлено достаточных доказательств, которые бы указывали на наличие предварительной договоренности на убийство [скрыто] и [скрыто] в

действиях [скрыто] по лишению жизни признан эксцесс исполнителя, и Музалевская была оправдана по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105, ч.З ст. 30, пп. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Поскольку действий, направленных на причинение потерпевшим тяжкого вреда здоровью, Музалевская не совершала и не оказывала в этом содействия, а достаточных данных, опровергающих доводы Музалевской об отсутствии умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшим в приговоре не приведено, Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать ее действия за два преступления в отношении [скрыто] и [скрыто] с п. «в» ч.

4 ст. 162 УК РФ по на ч. 2 ст. 162 УК РФ по каждому эпизоду.

Нарушений норм уголовно - процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено. Ссылки апелляционной жалобы на отсутствие сведений о проведении проверки ее показаний на месте, на технические опечатки при оформлении ряда процессуальных документов, на процедуру изъятия предметов, существо которой не оспаривается, не влияют на обоснованность приговора.

Наказание за совершение грабежа осужденной назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности Музалевской и всех имеющих значение обстоятельств, в том числе наличия малолетнего ребенка, явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступлений, признания вины, раскаяния в содеянном, состояния здоровья.

С учетом переквалификации действий осужденной Судебная коллегия назначает наказание за совершение разбойных нападений и по совокупности преступлений в соответствии с требованиями закона в более мягких его пределах. Оснований для применения положений ст. 64, 82 УК РФ по делу не имеется.

Поскольку решение о взыскании с Музалевской О.Л. компенсации морального вреда в пользу потерпевших М Щ. и Ж(

основано на причинении им нравственных и физических страданий в

результате тяжкого вреда здоровью, но участие Музалевской в причинении таких последствий признано недоказанным, Судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части разрешения гражданских исков [скрыто] и [скрыто] и отказать в удовлетворении таких исковых

требований.

Руководствуясь ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 5-АПУ13-54

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 389.13. Порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.14. Прения сторон
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УПК РФ Статья 389.33. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционных определения, постановления и обращение их к исполнению
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 34. Ответственность соучастников преступления
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 82. Отсрочка отбывания наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх